0
1875
Газета Вооружения Интернет-версия

17.04.2009

Беспилотная лихорадка, или Cюрприз от Mинобороны

Тэги: бпла, израиль


бпла, израиль Беспилотный летательный аппарат Searcher MkII.
Фото с сайта wikipedia org

На прошлой неделе интрига с закупкой иностранных беспилотников для Российской армии наконец-то разрешилась. Заместитель министра обороны РФ Владимир Поповкин сообщил информагентствам, что с израильской компанией подписан контракт на поставку партии беспилотных летательных аппаратов.

Ни компанию, ни типы БПЛА он не назвал, но экспертное сообщество вскоре выяснило, что речь идет о Israel Aerospace Industries (IAI) и о выпускаемых ею трех типах «бесчеловечных солдат»: переносном Bird Eye 400, среднем I-View Mk150 и более тяжелом тактическом Searcher MkII. Однако после недолгой эйфории по поводу того, что российские военные скоро приблизятся по уровню технического оснащения к армиям развитых стран мира, возникает масса вопросов и даже некоторое недоумение в отношении выбора наших генералов.

ИЗРАИЛЬСКИЙ «ИСКАТЕЛЬ»

Searcher MkII (в переводе с английского – «Искатель») разработан компанией IAI в 1990-х годах. Этот БПЛА предназначен для ведения разведки на тактическую глубину, а также для выдачи целеуказаний на различные комплексы ударного оружия (например, может действовать как артиллерийский корректировщик).

Аппарат является усовершенствованной модификацией БПЛА Searcher (длиннее его на 0,7 м, на 1,33 м больше в размахе крыла и тяжелее на 60 кг), который, в свою очередь, выполнен на основе таких проектов беспилотников, как Pioneer и Scout, но превосходит их по массо-габаритным показателям. Searcher был показан широкому кругу специалистов в начале 1990-х годов, а состояния «начальной оперативной готовности» в ЦАХАЛ достиг в июле 1992 года (израильтяне имеют на вооружении, вероятно, 22 комплекса). При этом годом ранее четыре таких аппарата и наземную станцию управления за 10 млн. долл. приобрел Таиланд. Затем покупателями Searcher стали ВС Сингапура (40 БПЛА), Индии (февраль 1996 года, 12 БПЛА на сумму 18 млн. долл.) и Испании (эти БПЛА были направлены вместе с испанским воинским контингентом в Афганистан). Правда, согласно данным Израильского института по экспорту и международному сотрудничеству (IEICI), Мадрид получил несколько модифицированный комплекс Searcher MkIII (на сайте компании IAI никакой информации по данной модели нет).

В феврале 1998 года на сингапурской Международной авиационной выставке компания IAI впервые продемонстрировала новый комплекс – Searcher MkII, а в 2000 году Минобороны Индии подписало с разработчиком контракт стоимостью 300 млн. долл. на поставку не менее чем 32 комплексов данного типа. Еще восемь таких БПЛА Дели закупил в 2003 году. Они активно используются для ведения разведки и наблюдения вдоль индо-пакистанской границы, особенно в таких районах, как Кашмир (один из аппаратов, по данным Минобороны Пакистана, был сбит в глубине пакистанской территории). Также БПЛА семейства Searcher применяются в ходе различных поисково-спасательных операций.

Взлетная масса Searcher MkII, имеющего длину 5,85 м и размах крыла 8,55 м, составляет 436 кг (у БПЛА Searcher – 376,5 кг), из которых 120 кг (90,7 кг) приходится на полезную нагрузку. В таком снаряжении аппарат, утверждает компания-производитель, способен находиться в воздухе до 20 часов и действовать в радиусе 250–300 км при максимальной высоте полета 6100 м и наибольшей скорости 200 км/час. Уровень собственных шумов беспилотника достаточно мал, что обеспечивается в том числе и благодаря примененному на аппарате малошумному четырехцилиндровому двигателю и двухлопастному толкающему винту. При этом проектированием крыла аппарата занималась калифорнийская компания Scaled Composites.

В носовом отсеке выполненного из композитных материалов фюзеляжа располагаются центральный бортовой компьютер и радиоэлектронная аппаратура, а в грузовом отсеке в средней части фюзеляжа (полезная нагрузка массой 63,5 кг) размещено оборудование гиростабилизированной ТВ-камеры кругового обзора (угол склонения – минус 105 град., угол возвышения – плюс 5 град.), РЛС с синтезированной апертурой EL/M-2055, фотоаппаратура, лазерный целеуказатель для подсветки цели, средства РЭБ. За отсеком находится еще один – со средствами связи и аппаратурой обмена данными в пределах визуальной видимости и/или же за ее пределами.

БПЛА перевозятся в разобранном виде, запускаются с грузовика-ПУ при помощи пневматики или же взлетают самостоятельно с ВПП малой длины. Посадка – либо самостоятельно, либо при помощи сети-улавливателя. Боевой расчет комплекса – три-четыре человека: один управляет взлетом и посадкой аппарата (переносной пульт управления позволяет выполнять это на дальности до 40 км), второй оператор осуществляет управление беспилотником в полете (хотя большую часть маршрута БПЛА может действовать автономно), третий член расчета обслуживает разведывательную и иную аппаратуру, а четвертый – опционально – выполняет обязанности командира расчета.

Searcher MkII, в целом, является достаточно эффективным средством ведения воздушной разведки и способен составить конкуренцию беспилотникам аналогичной размерности, выпускаемым другими компаниями. Например, имея меньшую взлетную массу, чем у БПЛА Hunter, разработанного совместно израильской IAI и американской TRW, Searcher MkII имеет даже несколько большую полезную нагрузку и большую продолжительность полета, развивает сравнимую скорость и обладает почти такой же дальностью полета. Одним из преимуществ «Искателя» является то, что он выпускается уже достаточно длительное время (и при том большой серией) и прошел интенсивную эксплуатацию в различных климатических условиях в нескольких странах мира.

Закупка такого комплекса выглядит вполне объяснимо, особенно на фоне того, что работы российских компаний по БПЛА аналогичного класса на сегодня, мягко говоря, оставляют желать лучшего. Проще говоря, разведывательного беспилотника, аналогичного по размерности и возможностям израильскому Searcher MkII, у нас нет. Все аналоги, предлагаемые отечественными фирмами, находятся только в стадии разработки – даже не опытной эксплуатации. Для доводки любого из них потребуются финансовые вливания и, самое главное, время.

При этом если БПЛА «Аист» имеет сравнимые радиус действия, высоту и скорость полета, а БПЛА «Дозор-3», уступая в скорости и высоте полета, при использовании спутникового канала связи в восемь раз превосходит израильский аппарат по радиусу действия (до 2000 км), а самое главное – могут быть быстро доведены до серийного образца, то «Колибри», «Данэм» и «Дань» требуют проведения длительных работ по доводке. Кроме того, «Колибри» существенно уступает Searcher MkII практически по всем параметрам, «Аист», имея на 100 кг большую взлетную массу, несет полезную нагрузку на 15% меньше, а радиус действия у «Данэм» и «Дань-Барук» на 40% короче.

Таким образом, закупка БПЛА Searcher MkII, хотя и уже относительно не нового, выглядит в определенной мере оправданной. Как говорится, на безрыбье и карась щукой будет. Хотя, с другой стороны, поставка аппаратов Searcher MkII может окончательно поставить крест на развитии данного класса беспилотников в нашей стране – не имея потенциального заказчика и лишившись минимальных бюджетных ассигнований, разработчики больше не будут вкладывать собственные средства в это направление. Так, по словам главного редактора профильного издания UAV.RU Дениса Федутинова, ставится под вопрос будущее наиболее продвинутых разработок – «Аист» и «Дозор-3», в состав полезной нагрузки которых может входить разнообразная аппаратура. Тот же «Дозор-3» способен нести ТВ-, ИК-камеры и РЛС с синтезированной апертурой переднего и бокового обзора, тепловизор и пр. Кстати, «Аист» планируется показать на статической стоянке авиасалона МАКС этого года.

СРЕДНИЙ СЕРЕДНЯЧОК

Второй аппарат, который закупает Минобороны РФ, тактический разведывательный I-View Mk150, принадлежит к классу средних беспилотников. Он предназначен для ведения разведки в интересах боевых подразделений и наблюдения на поле боя в условиях огневого противодействия противника (управление осуществляется на дальности прямой видимости). БПЛА также может эффективно использоваться как артиллерийский корректировщик. Фактически это аппарат звена рота-батальон, поскольку для взводов, отделений или групп спецназа он слишком велик, а для полка или бригады, наоборот, слишком «слабоват».

В отличие от предыдущего беспилотника данный образец длиной 3,1 м и размахом крыла 5,7 м имеет тянущий винт и неубирающиеся шасси. При максимальной взлетной массе 160 кг аппарат может брать на борт до 20 кг полезной нагрузки, с которой способен выполнять полет на высоте около 5200 м продолжительностью до семи часов. Радиус действия I-View Mk150 – около 100 км. В состав полезной нагрузки БПЛА в штатном варианте входят комбинированная всесуточная оптико-электронная и ИК-система наблюдения POP300, но по требованию заказчика устанавливается и иная аппаратура.

Комплекс базируется на двух-трех легких грузовых автомобилях и приводится в боевое положение с марша в течение 30 минут. Боевой расчет – от двух до четырех человек (один-два оператора и один-два технических специалиста). Бортовая аппаратура позволяет беспилотнику выполнять полет в полуавтономном и полностью автоматическом режиме, а оператор может управлять БПЛА, используя для ориентировки его бортовую ТВ-камеру.

Российские аналоги данному продукту компании IAI существуют, но пока что не доведены до готовности, а значительная часть вообще представлена лишь на рекламных буклетов и в виде масштабных макетов. Например, разработка БПЛА Т04 (взлетная масса 150 кг, полезная нагрузка 20 кг, высота полета 3000 м, радиус действия 250 км при продолжительности полета пять часов) началась только в 2006 году, а беспилотники «Беркут» (радиус действия 1000 км, взлетная масса 180 кг, полезная нагрузка 40 кг, продолжительность полета восемь часов) и «Иркут-200» (радиус действия 200 км, взлетная масса 200 кг, полезная нагрузка 30 кг, продолжительность полета 12 часов) находятся только в стадии разработки. Хотя, например, специалисты, разработавшие два варианта БПЛА взлетной массой 120–130 кг, утверждают, что один из них уже проходит испытания в составе комплекса РЭБ.

Кстати, маркетинг комплекса I-View Mk150 идет не совсем удачно – из-за наличия более новых и эффективных аналогов у других разработчиков. Поэтому единственным пока получателем этого БПЛА является Минобороны Австралии: в декабре 2006 года Канберра подписала с IAI контракт стоимостью 145 млн. долл., по которому производитель обязался ввести беспилотники в эксплуатацию в 2009 году. Однако по ряду причин и вследствие «управленческих ошибок» эта дата отодвинута теперь на 2011 год. Не совсем понятно, почему Москва остановилась на этом образце – в отличие от Searcher MkII он не имеет подтвержденного опыта эксплуатации в войсках и на поле боя.

Конечно, закупка такого БПЛА, как I-View Mk150, выглядит на первый взгляд разумной как средство для затыкания дыры, образовавшейся в области армейских беспилотных средств разведки и корректировки огня в результате безответственного подхода к этой проблеме Минобороны России. Как утверждают разработчики и ряд экспертов, на протяжении последних почти двух десятков лет руководство военного ведомства и командование видами и родами войск ВС РФ вообще этой темой не занимались, отодвинув ее на задний план. Поэтому непонятно даже, кому и на какие программы был выделен тот миллиард рублей, о котором в недавнем интервью говорил Владимир Поповкин. Получается, что отечественные разработчики могут сегодня похвастаться только одним успехом – быстрым и сверхнеэффективным расходованием бюджетных средств. По словам Дениса Федутинова, именно это послужило едва ли не главной причиной дискредитации самой идеи создания беспилотных средств разведки в России.

Судите сами. Владимир Поповкин сказал: «┘надо учиться. Вот для этого и берем израильские аппараты. Будем пока жить по принципу китайцев: все фотографировать и дублировать. В общем-то, так же мы и нашу космонавтику начинали, и самолеты строили, и первые отечественные машины у нас были «Студебеккеры». С беспилотниками пойдем по тому же пути».

Подобное заявление высокопоставленного чиновника, «главного по вооружению» в МО, звучит просто кощунственно. Что, позвольте спросить, собираются копировать и изучать в Минобороны на аппаратах 90-х годов прошлого века, да еще и просто нулевых по уровню технологической сложности? Это ведь не Global Hawk и даже не Predator.

Одно дело – если надо оперативно снабдить войска средствами разведки и целеуказания в условиях, когда воевать надо, но свои предприятия не имеют готовой продукции того же назначения (отечественные «Пчела» и «Типчак» не в счет). И другое дело – пытаться копировать «вчерашний день». Что – наши институты и компании не смогут создать аппараты, аналогичные израильским Searchet MkII и I-View Mk150? Не смогут продуть их в аэродинамической трубе? Да это задачка даже не для кандидата наук – ничего сложного в конструкции указанных аппаратов фирмы IAI нет, а интерес представляет только разве что полезная нагрузка: компактная радиолокационная и телевизионная аппаратура, которую наши разработчики пока не производят.

Зато израильские СМИ прекрасно знают, что их страна продает Москве. Так, интернет-портал «Cursorinfo.co.il» в статье от 12 апреля, озаглавленной «Израиль рассчитывает на помощь России в обмен на устаревшие беспилотники», пишет, ссылаясь на местную газету «Маарив», следующее: «Сделка по продаже беспилотных самолетов России имеет гораздо более глубокий политический подтекст, нежели может показаться на первый взгляд┘ В службах безопасности Израиля выражают осторожный оптимизм, что сделка с Россией принесет не только 50 миллионов долларов, но и поможет блокировать поставку ракетных комплексов С-300 Ирану». Далее следует вполне обоснованное утверждение о том, что подобный контракт не мог быть подписан без согласия США, которые прежде уже накладывали вето на соглашения по продаже израильских беспилотников России, а напоследок говорится, что в израильском Министерстве обороны «не скрывают, что о поставках суперсовременных БПЛА речи не идет. «На всякий случай», – сказал источник в ведомстве.

ЗАЧЕМ НАМ «ПТИЧИЙ ГЛАЗ»?

Bird Eye 400 – типичный представитель класса легких аппаратов массой около 5 кг, предназначенных для ведения разведки и наблюдения в нижнем эшелоне и в радиусе 10–40 км от наземного поста управления. Основная задача таких беспилотников заключается в обеспечении подразделений данными разведки о ситуации «за ближайшим холмом (домом)» в реальном масштабе времени. Израильский аппарат – это классический легкий, носимый разведывательный БПЛА, предназначенный для действий в звене отделение-взвод. Этот беспилотник – весь комплекс укладывается всего в два носимых пехотинцами ранца – может эффективно использоваться и группами спецназа.


Запуск БПЛА Bird Eye 400.
Фото компании-производителя

Небольшой аппарат длиной всего 0,8 м и крылом размахом 2,2 м имеет максимальную взлетную массу 5,6 кг и несет полезную нагрузку 1,2 кг. Миниатюрный электродвигатель обеспечивает Bird Eye 400 продолжительность полета около одного часа, максимальный радиус действия 10 км и высоту полета около 3400 м.

Несмотря на малую величину полезной нагрузки, БПЛА несет весьма эффективную систему наблюдения и разведки «Micro POP» (она построена по принципу открытой архитектуры и позволяет в течение нескольких минут заменять один блок-сенсор на другой – либо дневная ТВ-камера, либо ИК-камера), а также оснащен аппаратурой связи и обмена данными – на расстоянии прямой видимости. При этом в состав такого «двухранцевого» комплекса, требующего боевого расчета из двух человек, входят три БПЛА, набор целевой оптико-электронной аппаратуры, переносной пульт управления, комплекс связи, источники питания и набор для ремонта.

Как видим, израильский аппарат является достаточно простым беспилотником, не блещущим какими-либо техническими или технологическими изысками, а его планер – это уровень членов студенческого клуба авиамоделистов. Подобных аппаратов и в мире, и в России – пруд пруди, причем многие имеют намного лучшие характеристики. Так, например, отечественные БПЛА позволяют вести разведку в радиусе от 25 до 40 км от станции управления, что в 2,5–4 раза превышает аналогичный параметр израильского комплекса. Конечно, они несут меньшую полезную нагрузку, но по причине того, что имеют меньшие размеры и взлетную массу. Зато комплекс на их базе намного компактнее и более удобен при переноске, а беспилотник имеет еще и большую продолжительность полета.

По словам Дениса Федутинова, мини-БПЛА – это тот сегмент беспилотной авиационной техники, где российские компании и научные организации не только не отстали от ведущих западных коллег, но кое-где даже и превзошли их. Основная причина этого – малый объем средств и времени, которые необходимо затратить на разработку комплекса разведки и наблюдения на основе БПЛА ближнего радиуса действия. Соответственно и поставки таких систем можно начать достаточно быстро, вернув затраченные средства и получив прибыль.

Часть отечественных аппаратов данного класса уже работают в ряде силовых ведомств и МЧС РФ. Есть достаточно перспективные образцы, такие как, например, беспилотный летательный аппарат Т23/25 «Элерон»: выполненный по схеме «летающее крыло» со складными консолями и электрическим двигателем с толкающим винтом. Он способен брать на борт в качестве полезной нагрузки стабилизированную ТВ-систему, ИК-камеру, фотокамеру и пр. Комплекс со взлетной массой 2,8–3,2 кг может транспортироваться в заплечных контейнерах и позволяет вести разведку и наблюдение в радиусе 10–30 км при продолжительности полета 60–75 минут. Разработка «Элерона» была завершена еще в 2003 году, с 2004 года БПЛА запущен в производство. Причем в прошлом году он прошел опытную эксплуатацию на полярной станции СП-35 и показал себя с наилучшей стороны. Кроме того, на основе «Элерона» создан другой мини-беспилотник – «Иркут-2М», поступивший в 2007 году в МЧС России.

Чем не угодили российским военным эти и другие аналогичные отечественные аппараты – не совсем понятно. Тем более, подчеркну это особенно, они уже используются государственными ведомствами, в том числе Погранслужбой и другими структурами ФСБ РФ, а расширение номенклатуры является не совсем верным шагом. Особенно в связи с тем, что у нас реализуется идея формирования единой заказывающей организации для всех силовых структур. Обеспечение всем необходимым нескольких типов БПЛА одного класса и предназначения неизбежно выйдет и дороже и требует больших временных затрат, чем это будет в отношении аппаратов одного образца.

ШИВОРОТ-НАВЫВОРОТ

Но еще больше вопросов возникает в связи с тем, как Минобороны России приобретало израильские БПЛА и как оно планирует использовать эти аппараты.

Напомню, что в ходе вооруженного конфликта в Южной Осетии российской авиации за неимением соответствующих беспилотных летательных аппаратов пришлось выполнять разведывательные полеты с использованием традиционных самолетов-разведчиков, которые – как и машины штурмовой авиации – понесли неоправданно высокие потери. Напротив, грузинские военные до начала конфликта и во время него широко использовали беспилотники, закупленные ранее в том же Израиле, но у другого производителя.

В адрес Минобороны РФ в этой связи неоднократно раздавалась вполне обоснованная критика – за отсталость в области беспилотной авиации, что, как представляется, переполнило чашу терпения военно-политического руководства России, в результате чего и была заключена сделка с компанией IAI. Но как же принималось решение о том, какие аппараты нам нужны?

Мировой опыт показывает – выбор системы оружия происходит несколько в ином порядке: сначала появляется концепция применения вооруженных сил, затем определяются виды вооружений и военной техники, которые необходимы для решения назначенных задач, а затем – на основе тендера – проводится сравнительное изучение различных образцов ВВТ одного класса. Только после этого и происходит окончательный выбор. В нашем же случае, как представляется, он был сделан не в результате конкурса, а скоропалительно.

Фактически, как следует из заявления Владимира Поповкина, решение о закупке данных БПЛА принималось сразу же после визита на компанию-изготовитель. Но ведь есть еще множество аппаратов, выпускаемых другими зарубежными фирмами и аналогичных закупаемым, зачастую имеющих более высокие характеристики. Почему не съездили к их производителям? Проводилось ли изучение технических предложений других иностранных компаний? Например, европейцы и американцы значительную часть потребностей своих вооруженных сил в беспилотниках покрывают за счет собственных разработок.

Теперь о том, что с новыми БПЛА собираются делать сами покупатели. Вот слова все того же Владимира Поповкина: «Мы их закупаем не столько для того, чтобы они воевали, а чтобы отработать принципы их применения». Небольшая фраза, переворачивающая ситуацию с ног на голову.

Получается, что никто в нашей армии просто не понимает саму идею беспилотной авиации и не знает, что с ними делать. И для того, чтобы разработать принципы применения БПЛА, наши военные решили прикупить некоторое их количество. А вот воевать ими оно и не собирается. Но тогда возникает вопрос: а не проще ли и дешевле купить у российских компаний по несколько экземпляров БПЛА со схожими характеристиками, чтобы посмотреть их в деле?

Утверждается, что-де закупленная техника – не просто беспилотники, коих и в России хватает, а компоненты разведывательно-ударных комплексов, в которых нуждается Российская армия. Разведывательно-ударный комплекс – это дело хорошее, в свое время в СССР именно такие комплексы и создавались. Но как ВС России могут закупить разведывательно-ударный комплекс в том же Израиле? Мы что – будем вместе с БПЛА приобретать центры боевого управления и ракетно-артиллерийские и авиационные ударные средства? Вряд ли, у нас и своих хватает, да и израильтяне такие вещи нам не продадут. А если мы берем только часть комплекса, то его надо будет интегрировать в наши контуры управления и огневые системы. А для этого нужны соответствующие коды доступа – никакой здравомыслящий иностранец нам их не даст, а мы не дадим такие коды тем технарям, которые будут налаживать проданную нам часть комплекса и интегрировать его в российские системы.

Еще один момент. Выходит, что во всех Вооруженных силах сегодня уже не осталось никого, кто помнит, как использовались беспилотные разведчики в Советской армии в 1970–1980-х годах и мог бы сегодня разработать методы и способы их боевого применения, если такие, конечно, отсутствуют.

И последнее. Три закупаемых аппарата не дадут полного представления о беспилотной авиации и ее роли в современной войне. Ведь есть такие БПЛА, как Predator взлетной массой около тонны, решающие совершенно иные, чем Searcher MkII, задачи, а также стратегические беспилотники типа Global Hawk, БПЛА вертолетного типа и, естественно, боевые – способные не только обнаруживать цели, но еще и уничтожать их с использованием различных типов ракетно-пушечного вооружения. Что, через годик-другой будем приобретать и такие аппараты, дабы подкорректировать свои уставы? Только вряд ли нам продадут самые новейшие средства – так, на всякий случай.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


В России ведутся испытания нового беспилотного летательного аппарата, оснащенного оружием

В России ведутся испытания нового беспилотного летательного аппарата, оснащенного оружием

0
470
Тегеран становится главным партнером Москвы на Ближнем Востоке

Тегеран становится главным партнером Москвы на Ближнем Востоке

Владимир Скосырев

Иран осложняет перспективы улучшения российско-американских отношений

0
1477
Новый план Трампа по Сирии уже реализуется

Новый план Трампа по Сирии уже реализуется

Владимир Мухин

Кроме курдов США негласно ставят на Анкару и Тель-Авив. Россия, похоже, не в счет

0
18778
Пример мужества и несгибаемой воли

Пример мужества и несгибаемой воли

Анатолий Исаенко

Миротворцев впервые отметили в приказе министра обороны

0
863

Другие новости

24smi.org
Рамблер/новости