0
2671
Газета Вооружения Интернет-версия

12.03.2010

Баллистические ракеты и ГЛОНАСС в "бардачке"

Андрей Кисляков

Об авторе: Андрей Львович Кисляков - журналист.

Тэги: ядерное оружие, вс, оружие


ядерное оружие, вс, оружие Ядерное оружие постепенно теряет значение и подлежит сокращению.
Фото из книги «Оружие России»

Пресс-служба правительства РФ распространила заявление премьер-министра о том, что в 2010 году Вооруженные силы получат более 30 баллистических ракет наземного и морского базирования, а также 11 космических комплексов. «Новейшая ракетная и космическая техника является основным, незаменимым элементом обеспечения обороны и безопасности государства, в том числе эффективным средством ядерного сдерживания», – напомнил Владимир Путин.

«ОТСЕЛЬ ГРОЗИТЬ МЫ БУДЕМ┘»

Затрудняюсь, правда, выделить из 30 обозначенных ракет именно число стратегических ядерных носителей, но что-то подсказывает, упор делается именно на эти средства. Еще в середине прошлого октября командующий РВСН генерал-лейтенант Андрей Швайченко сообщил, что в позиционном районе Тейковского ракетного соединения вот-вот начнется развертывание МБР РС-24 с разделяющейся головной частью. Президент Дмитрий Медведев обрисовал, в свою очередь, светлое ракетно-ядерное завтра. В сочельник в качестве бесплатного рождественского приложения к традиционной западной индейке «Рейтер» распространил заявление Дмитрия Медведева о том, что Россия будет разрабатывать ядерное оружие нового поколения, дабы укрепить потенциал сдерживания. По словам Медведева, Россия и США близки к новому соглашению о сокращении ядерных арсеналов, но разработки стратегических наступательных вооружений в России продолжатся. Без них Россию защитить невозможно, пояснил президент.

Заявления наших руководителей, на мой взгляд, венчают формировавшуюся последние годы систему взглядов на доминирование стратегических ядерных сил в отечественных Вооруженных силах. Иными словами, чуть что – мы им ядерно ответим. На семь бед – один ответ. Само собой, за счет всех остальных видов Вооруженных сил и родов войск.

Однако эти самые беды разные бывают. Причем определяются досконально точно и не кем-нибудь, а нашими главными военными командирами. Вот, скажем, мысли главкома ВВС генерал-полковника Александра Зелина о том, что нам «светит» в достаточно близком будущем, какие беды нас ожидают. К 2030 году, считает главком, на вооружение других государств поступят принципиально новые средства и системы. Это гиперзвуковые и воздушно-космические летательные аппараты, разведывательно-ударные беспилотные аппараты и оружие, основанное на новых физических принципах. «Военно-воздушные силы иностранных государств, в первую очередь США, получат возможность наносить скоординированные по времени высокоточные удары в глобальном масштабе практически по всем целям на территории Российской Федерации», – подчеркнул главком.

Оставим на совести генерала достоверность кровожадных планов американских «ястребов». Примечательно другое. А ведь прав Александр Зелин. Могут иные иностранные государства совершить то, о чем сказано выше. И не через 20 лет, а уже сегодня, судя по темпам развертывания у них высокоточного оружия и богатейшей его номенклатуре. Только нигде, ни в каких серьезных источниках и самой «желтой» прессе не найти и полслова о том, что современное вооружение, которое, условно говоря, Запад собирается использовать в перспективных военных операциях и вовсю использует сегодня, оснащается ядерным боезарядом.

Мне уже добрый десяток раз приходилось утверждать, в том числе и на страницах «НВО», что американцы практически свернули программу стратегических ядерных вооружений, довольствуясь лишь необходимыми мерами по поддержанию боеготовности имеющегося арсенала. Тем более, речи нет о разработках новых МБР и БРПЛ. Почему? Все очень просто.

Скажите на милость, все имеющееся ядерное оружие во все времена предотвратило хоть один конфликт в мире? Нет. Мало того, за последние 30 лет мы пережили не одну поистине мини-мировую войну. Чего стоят только советская эпопея в Афганистане и аргентино-британская фолклендская авантюра. А затем: Югославия, Израиль с Палестиной, Кавказ и, уж конечно, все тот же Афганистан с Заливом. На подходе Иран с Африканским Рогом. Растут и ширятся региональные конфликты, и конца им не видно. Лишь год от года возрастает опасность развязывания действительно глобальной военной катастрофы.

Скажут, именно благодаря паритету в ядерно-стратегической сфере между СССР-Россией и США удалось избежать новой мировой войны. Утверждение спорное, тем более что проверить достоверность этой «аксиомы» нет, слава Богу, никакой возможности. Кстати, можно ли всеми этими ракетами и бомбами разогнать хоть стайку воробьев, укокошить хоть одного комара? Нельзя, если не ставится задача прихлопнуть вместе с воробьями и комарами все остальное живое на Земле. Ведь страна, первой применившая ядерное оружие, моментально становится изгоем, на нее наваливаются все и вся. Причем никакие «благородные» мотивы и причины, побудившие ее ядерно «защищаться», никого интересовать уже не будут. Начнется попросту безудержная всеобщая атомная заваруха, реальные последствия которой не просчитать ни на одном суперкомпьютере.

Иными словами, воевать ядерным оружием ни при каких обстоятельствах невозможно. В современных условиях, потребовавших принципиально нового ведения боевых действий, это самое оружие есть наиболее бесполезное и затратное из того, что только можно придумать. С другой стороны, те, кто реально в наши дни представляет угрозу цивилизованному миру, уважают и понимают только силу, вернее, физически неотвратимую возможность ее использования. Решать оперативно-тактические и стратегические задачи по сохранению юридически закрепленных норм мирового порядка приходится порой с помощью военной силы. «Ноша» эта обременяет все развитые страны, а не только американцев, как можно себе представить. Последние между тем прекрасно понимают, что воевать уже не только приходится, но и неизвестно, сколько раз еще придется. Поэтому и разрабатывают и производят оружие, применение которого обеспечивает решение всего спектра задач, обусловленных вызовом времени. Само собой, весь этот ядерный «цирк» побоку: то здесь, то там нужна высокоточная, эффективная, а главное, реальная стрельба.

А ВЫ, ДРУЗЬЯ, КАК НИ САДИТЕСЬ┘

Коль скоро мы не собираемся отказываться от ядерного оружия, то, согласно простому здравому смыслу, это оружие должно быть «на высоте» во всех отношениях. Но в действительности даже этот стратегический «гарант» может что-то гарантировать лишь на бумаге и в хвалебных речах. О возможностях «Тополей» и так называемого нового комплекса на основе РС-24 я подробно говорил в «НВО» № 33 за 2009 год. Что касается «Булавы» – многострадального мутанта ракет наземного базирования, то тщетные потуги реанимировать это изделие явно лежат за порогом всяческого смысла. Теперь, правда, после 12 запусков в рамках летно-конструкторских испытаний (ЛКИ), 5 из которых с огромной натяжкой все-таки признали успешными, заговорили о «жестких и определяющих решениях» в отношении последующих испытаний летом сего года. А не поздно ли? Что изменится, если, возможно, будет пересмотрен сам порядок летно-конструкторских испытаний изделия. Пусков может быть не два (в текущем году), а гораздо больше.

Ничего не изменится при такой степени аварийности. И что же это за ЛКИ такие, предусматривающие пару-тройку годовых запусков? На минуточку вспомним, что американская БРПЛ «Трайдент-1» отстрелялась в рамках ЛКИ с 18 января 1977 года по 30 июля 1979 года аж 25 раз! При всего трех неудачах, причем первая случилась только на 11 запуске. Состоящую сегодня на вооружении ВМС США БРПЛ «Трайдент-2» испытывали чуть дольше – три года и один месяц. За это время, с 15 января 1987 по февраль 1990 года было осуществлено 28 запусков при пяти неудачах.

«Булаву» «гоняют» с 24 сентября 2004 года. Что же это за стрельба такая и какая может быть степень боеготовности, когда пять с лишним лет – явно псу под хвост, а в перспективе неясные годы испытаний с вполне ясными огромными затратами? Принимать же на вооружение неотработанную «сырость» – преступление. Не о жестких решениях теперь вспоминать надо и срочно верстать новый план ЛКИ, а призадуматься о печальной судьбе явно успешной, но почету-то закрытой программы «Барк». Давайте все же решим для себя раз и навсегда: что важнее, человеческие амбиции или действительно работающие программы?

Да и как с таким оружием наносить удары, согласно новой российской Военной доктрине, ума не приложу. Ведь, не ровен час, проломится ядерный щит Родины┘ Скромно надеюсь, что у нас хватит ума не делать того, что предполагается новой редакцией этого документа. «┘Кроме того, предусматривается вариантность возможности применения ядерного оружия в зависимости от условий обстановки и намерений вероятного противника┘ в критических для национальной безопасности ситуациях не исключается нанесение в том числе упреждающего (превентивного) ядерного удара по агрессору». Эти слова, касающиеся изменений российского подхода к применению своих ядерных средств, сказаны секретарем Совета безопасности РФ Николаем Патрушевым в Новосибирске. Кого товарищ Патрушев назначил в агрессоры, точнее, кто таковым, по сути, является в случае подобных «превентивных» мер, – на совести автора.

Давайте лучше попробуем найти более приятную тему. Вспомним слова главкома Зелина о возможностях недремлющего Запада. Может быть, готова Российская армия к этим вполне реальным угрозам или, на худой конец, титаническими усилиями делает все возможное, чтобы соответствовать уже в ближайшем будущем? Посмотрим.

Александр Зелин совершенно прав, говоря, что России требуется адекватный комплекс средств предотвращения воздушно-космических угроз, для чего отечественный оборонпром разрабатывает новые виды вооружений. Прежде всего речь идет (и далеко не первый год) о создании объединенной национальной системы воздушно-космической обороны (ВКО), оснащенной, в частности, комплексами С-400 «Триумф» и перспективным С-500 «Красная Звезда». Что ж, теоретически все правильно. Характер региональных конфликтов, коими пестрит новейшая история, требует не танковых клиньев и по орудию на каждый метр фронта, а способности быстро определить угрозу в любой точке планеты и отреагировать точным ударом с максимальной степенью поражения цели и с минимумом ущерба всему тому, что лежит за ее пределами. Следовательно, оборона собственной территории также должна осуществляться высокоточными средствами, способными одновременно эффективно реагировать на удары с воздушных и заатмосферных высот.

Это – теория. А вот и практика. На сегодняшний день на вооружении состоят всего два дивизиона ЗРК С-400. По словам Зелина, в нынешнем году «мы должны получить еще пять таких дивизионов, но все зависит от промышленности и финансирования». Все как прежде: якобы нехватка денег и слабая производственная база. Вот и главком ВВС говорит о необходимости второго завода по производству «Триумфов» – концерн «Алмаз-Антей» не может полностью удовлетворить потребности в С-400. Но на завод ведь тоже нужны деньги, и немалые. Хорошо, развернули мы достаточное количество этих ЗРК, то есть напряглись и запустили второй завод, а может быть, – и третий. А рембаза? По данным заместителя министра обороны, начальника вооружения наших ВС Владимира Поповкина, «она (сеть ремонтных предприятий) какой была в советское время, такой, к сожалению, и осталась┘ В ближайшие годы сеть ремонтных предприятий военного ведомства будет оптимизирована под задачи, которые стоят перед нами в настоящий момент».

Что такое «ближайшие годы» в нашем исполнении – известно. Главное, что на приведение в соответствие со временем всего и вся требуются большие и очень большие деньги, квалифицированная рабочая сила и соответствующее оборудование. С деньгами – ясно. Их постоянно не хватает. Вернее, хватает на все что угодно, только не на то, что действительно необходимо. О персонале оборонки, средний возраст которого уверенно перевалил за 50 и о станочном парке, на котором этот персонал, говорю без всякой иронии, героически трудится, сказано немало. Пока мы все «оптимизируем», С-400, который и сегодня далеко не первой свежести, устареет окончательно. Правда, обещан новый ЗРК С-500, действительно способный поражать не только аэродинамические, но и баллистические цели. Но это все в будущем.

В этой связи есть один философско-теоретический момент, который мне лично просто не дает покоя. Мы на всех углах не перестаем повторять о необходимости оснащения Вооруженных сил современным высокоточным оружием. К таким средствам, безусловно, относятся и уже упомянутые ЗРК С-400, С-500 и, будем надеяться, все, что придет им на смену. Эти вооружения предназначены для сведения в систему ВКО. Теперь скажите, разверни мы такую систему, то есть успешно закольцуй все ее силы и средства в единый интегрированный кулак, – не есть ли это в реальности та самая противоракетная оборона? Ведь уже доказано, что единичные комплексы, скажем, все тех же перехватчиков GBI, «Патриотов», С-400 и т.д., не будучи сведенными в единую систему с объединенным командованием представителей всех видов Вооруженных сил, абсолютно неэффективны. Не случайно американцы, вовсе не отказываясь от наземных перехватчиков GBI, представили миру тем не менее новую концепцию единой ПРО с равнозначными элементами наземного, морского и воздушного базирования. Не сегодня завтра соответствующие компоненты выведут и на околоземное пространство.


Срок службы и надежность спутника системы ГЛОНАСС прежде всего зависят от элементной базы.
Фото Reuters

Хочу подчеркнуть, что это естественный процесс трансформации задач ПВО-ПРО, продиктованный современными условиями. Если и мы на этом пути, то – ура. Однако. «Американские партнеры строят свою ПРО, а мы ее не строим... Не имея планов по развитию ПРО, эффективность которой еще не доказана, нам нужно развивать ударные наступательные системы». Это выдержки из выступления нашего премьера Владимира Путина во Владивостоке под занавес прошлого года. Не вдаваясь в проблему эффективности ПРО, хочу спросить: а опять-таки нашу ВКО и форсирование, во всяком случае, на бумаге создания упомянутых ЗРК, – их-то куда приписать? Точнее, для чего они в противном случае вообще нужны? Ответов, замечу, у меня нет.

И еще. Помните, Владимир Путин говорил о новейшей ракетной и космической технике как основных элементах обеспечения обороны и безопасности? 11 космических комплексов планируется вывести на орбиту в этом году. Так вот. Именно космическая составляющая, разрабатываемая в настоящее время, в частности США по программе ПРО, дает неограниченные возможности вести не только всеобъемлющую разведку, но и обеспечивает нанесение ударов в минимальные сроки по огромным территориям.

Без «космоса» все эти «Триумфы» и «Звезды», а это – ПРО и ничего другого, гроша ломаного не стоят. Получается, что, отказываясь от противоракетной обороны, мы хотим укрепить свою космическую составляющую для каких-то не вполне ясных целей. И хотим ли вообще, если на словах и на деле ставим на чисто наступательное стратегическое ядерное оружие?

АСТЕРОИДОМ – ПО БЕЗДОРОЖЬЮ И РАЗГИЛЬДЯЙСТВУ

Осенью прошлого года в продаже появился справочник Константина Чуприна «Вооруженные силы стран СНГ И Балтии». Книга во многом знаменательная. Мало того, что в ней собрана, на мой взгляд, наиболее полная информация о ВС указанных стран, автор еще не поленился и мужественно дал во вступительной статье оценку наших достижений в означенной области. Так, препарируя августовскую скоротечную войну с Грузией, он справедливо называет этот конфликт «индикатором реального состояния ВС России». Вот только одна выдержка: «Среди слабых мест ВС России, выпяченных этим конфликтом, надо назвать... крайне плохое информационно-разведывательное геопространственное обеспечение действий войск и сил, что обусловлено плачевным состоянием военной орбитальной группировки космических аппаратов разведки, управления и связи и соответственно практическим отсутствием в тактическом звене приемников навигационной системы типа ГЛОНАСС, что препятствует надежной топопривязке и целеуказанию, не позволяет эффективно использовать высокоточное оружие сухопутных войск и тактической авиации».

Может быть, сгущает краски Константин Чуприн? Отнюдь. Сам Владимир Поповкин в газете «Красная звезда» сказал, что недоволен ГЛОНАССом как главным звеном обеспечения применения высокоточного оружия. Говоря же в целом о задачах перевооружения Сухопутных войск, Поповкин признается, что «это, конечно, системы связи, системы управления. Особенно в тактическом звене. У нас было несколько неприятных моментов в динамике операции по принуждению Грузии к миру, мы извлекли уроки и в корне некоторые вопросы пересмотрели». Да, если такое говорит высокое официальное лицо, то дело и впрямь – дрянь, и еще неизвестно, кто кого и к чему принудил.

Однако, посмотрим, что «в корне удалось пересмотреть», хотя бы на примере навигационной системы ГЛОНАСС.

Согласно пресс-службе Роскосмоса, по состоянию на 25 января с.г. на орбите находилось 22 спутника. Это минимальное число аппаратов, необходимое, как заявлено, для покрытия всей территории России. Известно, что таким числом спутников много не наработаешь, и задержки в получении данных для потребителя будут составлять порой несколько часов. Причем если посмотреть на динамику ввода в эксплуатацию новых аппаратов и дезактивацию старых, то результат лишь слабоположительный. Не будем лишний раз бередить раны и вспоминать о качестве космической техники и кадровых проблемах ее создания. На правах анонимности весьма хорошо информированный источник сообщил совсем недавно, что в цехах Космического центра им. Лавочкина стоят «замороженные» полуготовые спутники – некому собирать. Ладно. Что есть – то есть. Тогда дело за малым. Отдать имеющиеся мощности военным, то есть тем, кто действительно нуждается в независимой спутниковой навигации. Ан нет. Из ГЛОНАССа, следуя нашей извечной порочной и неразрывной логике превратить любое начинание в этакий помпезно-грандиозный, рекламно-коммерческий, а значит, бесполезный продукт, сделали и впрямь глобальный российский национальный проект с утопической задачей окучить этим проектом все и вся.

Уже существует высшее государственное распоряжение, то бишь федеральный закон, предписывающий оснастить все, что ездит, летает и плавает в России, приемниками ГЛОНАСС. Это – при абсолютном доминировании заокеанской системы GPS «Навстар» на гражданском коммерческом рынке. Скажите, как назвать гордый рапорт администрации Свердловской области о том, что служебные автомобили сотрудников администрации с целью пресечения использования служебного транспорта в личных целях будут оснащены спутниковой навигацией? «Этот проект, заявляют чиновники, преследует единственную цель – сэкономить бюджетные средства, которые тратятся на ГСМ и ремонт автомобилей. В случае использования автомобилей в личных целях – это будет видно на мониторе».

Как ГЛОНАСС может улучшить работу городского общественного транспорта или повысить «оперативность», например «скорой помощи», для которой и нужна только слаженная работа подстанции с современными средствами радио и телесвязи, хорошие подъездные пути и качественная организация дорожного движения? ГЛОНАСС в решении этих задач – помощник слабый. Если мы хотим обеспечить тотальный контроль за всеми и во всех средах – давайте так и скажем. Если цель иная – по привычке кого-то удивить гигантизмом и пустить пыль в глаза, – пора бы и повзрослеть. Иначе, кроме дискредитации самой идеи, что, собственно, уже и происходит как результат рьяного внедрения, ничего не добьемся. Александр Борейко, исполнительный директор компании «М2М Телематика» в интернет-издании журнала «Эксперт» привел фразу одного из транспортников, которая как нельзя точно отражает реакцию на навязанный нам очередной «судьбоносный» проект: «Главное, чтобы написано было, а там мы его в бардачок положим┘»

Но ГЛОНАСС, к сожалению, лишь часть проблемы под названием «Российский космос сегодня». Создается впечатление, что Российское космическое агентство решило связать масштабность и перспективы своих проектов с необъятными физическими параметрами космоса напрямую. Уже многие космические чиновники, да и те, кто летал в космос, открыто говорят о катастрофическом положении отрасли как с точки зрения поставленных задач, так и оснащения. Если в данном случае появилось бы сообщение хоть в полстрочки о том, что Роскосмос обновляет станочный парк на том же «Лавочкине», – цены бы не было этой организации.

На самом деле в агентстве заняты проблемами куда более масштабными. Так, со слов руководства этой организации, планируется развернуть международную программу с разработкой и производством соответствующего космического аппарата для защиты Земли от астероида «Апофис». Между тем даже сам глава Роскосмоса не знает толком, когда может произойти сие печальное событие: «Я не помню точно, но, кажется, к 2032 году он врежется в Землю». Главное – обозначить бурную деятельность, да еще и партнеров оторвать от дел. Может, и денег удастся выбить: нам ведь спасать надо, в мировом масштабе┘ На самом деле, «Апофис» действительно может оказаться сравнительно близко от Земли в 2036 году. Но, по расчетам американцев, вероятность «аварии» составляет один к сотням тысяч.

Но бог с ним, с астероидом. Вот более конкретная тема. В середине января руководитель нашего главного космического производителя РКК «Энергии» Виталий Лопота заявил, что разработана концепция военного спутника с ядерной силовой установкой. Мало того, помимо ведения разведки, обеспечения связи и выдачи целеуказаний, этот 20-тонный монстр еще «будет способен решать задачи поражения». Согласно расчетам, срок активного существования спутника составит 10–15 лет.

Не было гроша, да вдруг алтын. Но так и тянет поинтересоваться: у нас есть хоть один пример устойчивой работы космического аппарата в течение хотя бы половины от данного срока? Можем ли мы создать элементную базу такого «разностороннего» спутника с учетом имеющихся мощностей и нашего уровня развития электроники? Сколько будет стоить подобный объект? Не говорю уже о том, что в настоящее время существует международный запрет на вывод в космос аппаратов с ядерными двигателями.

Можно подумать, что российские сухопутчики, моряки и летчики бесперебойно снабжаются спутниковыми данными на основе систем никак не хуже, чем американский «Флитсатком». Тогда, конечно, и в «звездные войны» поиграть можно. По моей же информации, на сегодняшний день нет ни одного устойчиво работающего спутника раннего предупреждения о ядерном нападении. Если и ошибаюсь, то на минимум.

И последнее. Журнал «Новое время» поместил статью о модной проблеме модернизации российской действительности. Вот маленькая выдержка из этого материала, которая ярко характеризует нынешний подход к вопросу: «Когда вместо поселкового газопровода обещают построить АЭС, а вместо хороших дорог предлагают полет на Марс, у людей, очевидно, возникает ощущение бесплодности любых усилий».

Сказанное до боли верно и в отношении Вооруженных сил. В результате действий, предпринимаемых сегодня якобы для их укрепления и повышения эффективности, нас еще не только Верхней Вольтой окрестят...


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Жириновский обнаружил в "Справедливой России" стахановцев

Жириновский обнаружил в "Справедливой России" стахановцев

Андрей Серенко

В Волгоградской области началась информационная война двух парламентских партий

0
608
Решение ЦБ о новом повышении резервов обойдется банковской системе почти в 400 млрд руб.

Решение ЦБ о новом повышении резервов обойдется банковской системе почти в 400 млрд руб.

0
492
К чему может привести "дело Белых"

К чему может привести "дело Белых"

Арест кировского губернатора оттолкнет общество от либералов, а либералов – от власти

0
5230
Брекзит посеял раздор между Западной и Восточной Европой

Брекзит посеял раздор между Западной и Восточной Европой

Евгений Медведев

Польша примеряет на себя роль лидера ЕС

1
3956

Другие новости

24smi.org