0
9120
Газета Вооружения Интернет-версия

19.02.2010

Диагноз: отечественная ПВО в развале

Александр Храмчихин

Об авторе: Александр Храмчихин - заместитель директора Института политического и военного анализа.

Тэги: пво, армия, оборона


пво, армия, оборона Пока в Российской армии только два дивизиона оснащены ЗРС С-400.
Фото Григория Тамбулова (НГ-фото)

В последние дни из различных источников как в Москве, так и Вашингтоне косяком пошли сообщения о том, что новый договор о стратегических наступательных вооружениях на 95% готов и нынешней весной его обязательно подпишут. Говорят также, что Россия уступила по телеметрии (она будет и дальше), а США – по инспекции в Воткинске (ее не возобновят). При этом неизвестно, как решится принципиальнейший вопрос с зачетом боевых частей (БЧ). И, наоборот, вполне очевидно, что проблему противоракетной обороны выведут за рамки договора.

ЗАБЫЛИ О ВАЖНЕЙШЕЙ ПРОБЛЕМЕ

Подробное обсуждение аспектов нового документа о СНВ пока невозможно, он же еще не подписан. Но несколько вещей принципиального характера ясны изначально. Если забыть о глупостях с «оперативно развернутыми» носителями и БЧ, Соединенные Штаты сегодня имеют около 900 носителей (не считая 70 бомбардировщиков В-1В, которые якобы переориентированы на решение неядерных нестратегических задач) и 5,7 тыс. боевых частей.

Последняя цифра верна, если каждый бомбардировщик В-2 считать за одну БЧ и поверить, что на 100 из 450 межконтинентальных баллистических ракет «Минитмен-3» стоит одна БЧ. Но если предположить, что не все «Минитмены» оснащены тремя БЧ, то получается 5,9 тыс. боевых частей.

У России же на 1 июля 2009 года оставалось 608 носителей с 2683 БЧ. Напомню, что на 1 января 2000 года, когда в Кремль въехал Владимир Путин, в составе стратегических ядерных сил РФ насчитывалось 1165 носителей с 5842 боевыми частями. Так что «возрождение мощи» армии и флота родной державы, а также ее «подъем с колен» даром не прошли.

Парадокс в том, что в течение первого десятилетия ХХI века американцы не производили никаких стратегических вооружений. А у нас их выпуск не останавливался никогда – ни в 1990-е, ни в нулевые годы. При этом, однако, в конце девяностых налицо был вполне реальный паритет, теперь же по носителям у США полуторное превосходство и по боевым частям – более чем двойное.

Вместе с тем российские СЯС, как, впрочем, и все наши Вооруженные силы в целом, уже находятся в состоянии коллапса. Морская составляющая, по сути, умерла (не будем лишний раз всуе поминать «Булаву», которая скончалась, не родившись). Наземная также стремительно исчезает: с 1 января 2000 по 1 июля 2009 года из Ракетных войск стратегического назначения было списано 431 межконтинентальная баллистическая ракета с 2334 боевыми частями, а получено 42 МБР с 42 БЧ. Авиационная составляющая пока стабильна, но новых бомбардировщиков нет даже в проекте, поэтому и она умрет, причем – довольно скоро.

Таким образом, говоря объективно, новый договор о СНВ, если он будет подписан, станет соглашением об одностороннем добровольном сокращении стратегических ядерных сил Соединенных Штатов. Увы, нас это не спасет, потому что «ужимание» российских СЯС продолжится и в дальнейшем, независимо ни от каких договоров. И американское преимущество в будущем еще более возрастет даже после добровольных сокращений.

Здесь надо отметить еще один важнейший аспект. Зациклившись на развертывании противоракетной обороны, в Москве как-то забыли о полном развале российской ПВО. Что самым непосредственным образом влияет на устойчивость стратегических ядерных сил, а также всех остальных ВС РФ, а также на функционирование органов административного и военного управления и промышленности страны. Об этом уже говорилось достаточно подробно в статье «Самообман охватил ПВО» (см. номер «НВО» от 30.05.08). Как несложно догадаться, с тех пор ситуация не улучшилась.

В процессе придания Вооруженным силам РФ «нового облика» произошла обсуждавшаяся в той почти двухгодичной давности публикации передача большей части войсковой противовоздушной обороны в состав ВВС и ПВО. Туда переданы все оставшиеся бригады ЗРС С-300В и четыре бригады ЗРК «Бук». Таким образом, Сухопутным войскам оставлено от 7 до 9 зенитно-ракетных бригад с ЗРК «Бук», разбросанных по всей необъятной России от Ленинградской области до Приморского края. Это лишний раз подтверждает тот факт, что теперь наши Сухопутные войска не способны вести операции не только фронтового, но даже армейского масштаба, поскольку воздушного прикрытия у них, по сути, больше нет. Что сие означает применительно к современным войнам, объяснять не нужно, пожалуй, даже дилетанту. Впрочем, автор в статье «А на всё про всё – всего 85 бригад постоянной боевой готовности» («НВО» от 16.10.09) уже отмечал, что в рамках нынешней реформы построены идеально бессмысленные СВ, неспособные отразить никакую угрозу.

Что касается «большой» ПВО (бывшие Войска ПВО страны, ныне часть ВВС), то сегодня, судя по открытым данным, в них имеется 31 полк ЗРС С-300П и С-400, четыре или пять полков ЗРС С-300В и четыре полка ЗРК «Бук» (С-300В и «Буки», как уже было сказано, переданы из ПВО СВ). Чего категорически недостаточно для отражения воздушной угрозы.

ПОДСЧИТАЕМ – ПРОСЛЕЗИМСЯ

Ныне относительно адекватно прикрыты лишь Москва и Петербург с Подмосковьем и Ленинградской областью, а также районы базирования Северного (Мурманск, Североморск, Полярный), Балтийского (Балтийск и вся Калининградская область, очень маленькая по территории) и Тихоокеанского (Владивосток) флотов. Более или менее приемлемые группировки ПВО дислоцируются также в Краснодарском и Хабаровском краях. Вся остальная гигантская территория страны, по сути, открыта настежь, это относится даже к тем 12 регионам, где ПВО формально есть. В 62 субъектах РФ ПВО «блистательно отсутствует». Не обеспечены воздушным прикрытием даже некоторые дивизии РВСН и ряд важнейших промышленных центров.

Более того, ЗРК «Бук», четыре бригады которых переданы в ВВС и ПВО, на самом деле не могут обеспечивать ПВО страны, потому что они не для этого создавались. Это чисто армейский комплекс с дальностью стрельбы всего 32 км, что для задач ПВО страны неприемлемо мало. А из полков «трехсоток» не менее 16 (то есть более половины) оснащены системами модификации С-300ПС, принятой на вооружение в середине 1980-х годов и уже далеко не в полной мере отвечающей современным требованиям.

Что касается широко разрекламированной С-400, то до сего дня на вооружение принято всего два дивизиона этой ЗРС. Столь низкий темп объясняется, по-видимому, как крайне ограниченными возможностями нашего ОПК, так и серьезными проблемами, возникшими в ходе эксплуатации «четырехсотки». Государственная программа вооружений 2006–2015 годов обещала, что к 2015 году у нас будет 18 дивизионов С-400. Однако, во-первых, эта программа уже сорвана по всем параметрам и, безусловно, ее выполнить не удастся. Во-вторых, даже если бы она была выполнена, 18 дивизионов никоим образом не обеспечивают ПВО не то что всей страны, но даже основных важнейших объектов. Заявления о том, что С-400 в три раза эффективнее С-300, поэтому ее и нужно в три раза меньше, являются прямой ложью.

Во-первых, эффективность ЗРС С-300 по аэродинамическим целям составляет примерно 0,7–0,8 (следовательно, вероятность поражения цели одной ЗУР составляет 70–80%). Вполне очевидно, что эффективность не может быть выше 1 (нельзя одной ракетой сбить более одной цели). Соответственно эффективность С-300 невозможно увеличить не то что в три, но даже в полтора раза. Более того, эффективность, равная 1, это примерно то же, что в физике «идеальный газ» или «абсолютно черное тело». Данными понятиями уместно оперировать для создания разнообразных моделей, но в реальной жизни их не существует. И стопроцентная эффективность в современном бою недостижима (если только противником не являются ВВС какой-нибудь африканской страны). С-400 превосходит С-300 по дальности и высоте поражения, видимо, по помехоустойчивости, но сбивать одной ЗУР один самолет или ракету даже ей не удастся.

Во-вторых, никакое качество не отменяет количества. Немыслимо сбить больше целей, чем имеется готовых к пуску ЗУР. Если пусковые установки пусты, то даже дедушка «Фантом» беспрепятственно преодолеет ПВО. Для С-300 и С-400 эта проблема принципиальна потому, что обе ЗРС имеют крайне низкий темп перезарядки ПУ. Короче, если боекомплект исчерпан, остается только «завернуться в простыню и следовать в направлении ближайшего кладбища». Даже в том случае, если на стартовой позиции есть запасные ЗУР, а в дивизионе имеются транспортно-заряжающие машины. В реальной жизни в полках нет ни того, ни другого.

В идеале данная проблема решается в том случае, если в полку ЗРС С-300П насчитывается максимально возможное количество дивизионов – шесть с 288 готовыми к пуску ЗУР. К сожалению, судя по открытым источникам, сегодня в нашей ПВО нет ни одного 6-дивизионного полка, да и 5-дивизионных всего два. Подавляющее большинство ЗРП состоит из двух-трех дивизионов (96–144 ЗУР). Соответственно любой потенциальный противник сегодня без труда задавит нашу ПВО массой.


Пуск крылатой ракеты с крейсера типа «Тикондерога».
Фото из книги «Военно-морская разведка»

КАТАСТРОФИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ

Сейчас Москва начинает очередную ритуальную истерику по поводу планов по развертыванию ПРО США в Румынии и Болгарии, хотя несколько лет назад доказывала, что именно там, на юго-востоке Европы, противоракетная оборона и нужна, если речь идет об отражении иранской угрозы. А ведь с учетом географии эта ПРО ни при каких обстоятельствах создать нам проблем не сможет (если только Россия не собирается атаковать Румынию или Болгарию).

Между тем, похоже, игнорируются заявления о том, что в Черном море будет развернута противоракетная оборона морского базирования. То есть в нем появятся крейсера типа «Тикондерога» и эсминцы типа «Орли Бёрк» с системами ПРО «Иджис». Вот это-то и будет настоящей угрозой. Но она – отнюдь не в ЗУР «Стандарт-SM3», коих на каждом корабле будет, очевидно, по нескольку штук, а в крылатых ракетах «Томагавк».

Хочется напомнить, что названные крейсера и эсминцы имеют по две установки вертикального пуска (УВП) Мк41. Всего они содержат суммарно по 122 ячейки на каждом из 22 крейсеров, по 90 – на первых 33 эсминцах и по 96 – на следующих (более 20 кораблей, строительство серии продолжается). В каждой ячейке может находиться либо КР «Томагавк», либо ЗУР «Стандарт», либо ПЛУР «Асрок». Последние на Черном море американцам явно не нужны, поскольку единственная подлодка российского ЧФ, находящаяся в перманентном ремонте, проблем им не создаст. Кроме того, не надо забывать, что американские атомные субмарины, которые сегодня могут действовать в Черном море абсолютно беспрепятственно, тоже несут «Томагавки».

Не создаст ВМС США больших проблем ни наша авиация, ни немногочисленные надводные корабли ЧФ, поэтому и много зенитных ракет ставить в УВП тоже будет не нужно. Большую часть ячеек можно загрузить «Томагавками», которые из юго-восточной части Черного моря достанут до шести ракетных дивизий, на вооружении которых – до 60% российских МБР. Причем четыре дивизии не прикрыты никакой ПВО, крупнейшую в РВСН дивизию в Татищево (четверть всех наших МБР) защищает от удара с воздуха двухдивизионный полк устаревших С-300ПС, а дивизию в Домбаровском, которая включает больше половины оставшихся у нас Р-36 (МБР, более известная как «Сатана») – двухдивизионный полк С-300В. Максимальное количество боеготовых ракет в одном дивизионе и той и другой ЗРС – 48.

Таким образом, американцы могут «отгрузить» по целям больше «Томагавков», чем у нас есть ЗУР на пусковых установках. Надо понимать, что выпущенный по цели «Томагавк» в любом случае будет потерян, вопрос только в том, поразит он намеченный к уничтожению объект или нет. При описываемом сценарии, однако, эффективность КР окажется 100-процентной. Каждая из них либо попадет цель, либо отвлечет на себя одну-две зенитные ракеты, поспособствовав тем самым истощению ПВО. Поскольку в реальных боевых условиях эффективность ЗРС С-300 по низколетящим малозаметным целям составит хорошо если 0,4–0,5 (а в случае применения РЭБ – 0,3–0,4), никаких шансов обеспечить безопасность объектов у нашей ПВО при ее нынешнем состоянии нет. В ближайшие годы ВМС США получат на вооружение еще и малозаметные палубные боевые беспилотники Х-47, которые внесут дополнительный вклад в решение задачи подавления и истощения ПВО без риска потери дорогостоящих боевых самолетов и их еще более дорогостоящих пилотов.

Именно поэтому американцы могут добровольно и односторонне сокращать свои СЯС, они им, по сути, не нужны. Наши стратегические ядерные силы они подавят с помощью неядерного высокоточного оружия, уцелевшие единичные МБР и БРПЛ будут добиты той самой ПРО США, о которой мы так волнуемся. Массированный удар она отразить не способна, а единичные пуски – вполне (речь идет ни в коем случае ни о какой Румынии, а о ПРО на территории самих США и на кораблях в Арктике). «Схлопывание» как самих СЯС, так и ПВО РФ делает эту задачу вполне решаемой в очень обозримом будущем.

Не менее катастрофическая ситуация у нас на востоке, где Китай открыто отрабатывает проведение широкомасштабной агрессии против России (см. статью «Миллионы солдат плюс современное вооружение» в номере «НВО» от 09.10.09).

«Точечную» ПВО Хабаровска, Комсомольска-на-Амуре и Владивостока–Находки китайцы могут также задавить массой только не крылатых, а баллистических тактических и оперативно-тактических ракет. Таковых Поднебесная имеет, видимо, больше, чем все остальные армии мира, вместе взятые. Вдобавок для подавления и истощения ПВО могут использоваться устаревшие самолеты типов Q-5, J-6, J-7 и J-8, которые не жалко (они не отвечают современным требованиям). К тому же все наши дальневосточные полки (кроме 1530-го зенитно-ракетного около Комсомольска-на-Амуре) находятся настолько близко к границе, что китайцы могут достать их даже артиллерией.

А поскольку на огромном пространстве между Хабаровском и Иркутском дислоцируются лишь три бригады ЗРК «Бук», ВВС НОАК с 4 тыс. боевых самолетов становятся безраздельными хозяевами дальневосточного неба. Ведь у нас сегодня от Камчатки до Енисея – всего около 180 истребителей. Точнее, от Камчатки до Урала, поскольку в Западной Сибири, где, кстати, находятся почти все наши нефтегазовые сокровища, нет ни одного боевого самолета и лишь один трехдивизионный полк С-300ПС расположен под Новосибирском. Если же вычесть не предназначенные для маневренного воздушного боя МиГ-31 (тем более что большинство их базируется достаточно далеко от потенциального ТВД – в Красноярском и Камчатском краях) и учебно-боевые машины, то истребителей (Су-27 и МиГ-29) к востоку от Байкала у нас сегодня меньше сотни. ВВС НОАК будут обладать как минимум десятикратным численным превосходством только за счет авиации приграничных Шэньянского, Пекинского и Цзиннаньского округов.

За последние 10 лет политическая система страны стала абсолютно закрытой и непрозрачной, власть совершенно не зависит от мнения народа и может делать всё, что ей заблагорассудится. Возможно, именно поэтому таким открытым и прозрачным стало российское небо.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


"Булава" боевой полуготовности

"Булава" боевой полуготовности

Олег Одноколенко

Морской баллистической ракете с подмоченной репутацией срочно готовят замену

1
2788
Лондон тормозит создание европейской армии

Лондон тормозит создание европейской армии

Евгений Пудовкин

Даже решив покинуть ЕС, Великобритания никак не смирится с идеей наднациональной обороны

0
884
Волгоградские оборонщики разработали новую самоходку для десантников

Волгоградские оборонщики разработали новую самоходку для десантников

Андрей Серенко

0
2702
"Премьер" готовится к взлету

"Премьер" готовится к взлету

Филипп Маурин

Международный военно-технический форум "Армия-2016" продемонстрировал достижения отечественного ОПК

0
5886

Другие новости

24smi.org