0
3001
Газета Вооружения Интернет-версия

11.03.2011

Большие желания и скромные возможности

Тэги: опк, заказы, минобороны


опк, заказы, минобороны Военные хотели бы увеличить количество ОТРК «Искандер» в несколько раз.
Фото Виктора Литовкина

Российское Минобороны, как было заявлено недавно первым заместителем министра обороны Владимиром Поповкиным, приступило к практической реализации новой Государственной программы вооружений (ГПВ), рассчитанной на период 2011–2020 годов и подписанной, по его словам, президентом Дмитрием Медведевым в последний день ушедшего года. Предыдущую программу – на период 2006–2015 годов – военное ведомство при «активном содействии» других участников программы благополучно провалило, но его руководство вновь верит в «светлое будущее», готово тратить триллионы рублей и намерено к 2020 году повысить долю современных вооружений, военной и специальной техники в войсках в 3,5–7 раз.

СОТНИ КОРАБЛЕЙ И ТЫСЯЧИ ВЕРТОЛЕТОВ

Согласно озвученным в конце февраля с.г. первым заместителем министра обороны Владимиром Поповкиным данным, в рамках теперь уже действующей ГПВ в период до 2020 года намечается поставить в войска:

– 600 новых, с заводов самолетов (включая истребители Т-50, Су-35С и МиГ-35, фронтовые бомбардировщики Су-34 и штурмовики Су-25СМ – последние военачальник почему-то считает «перспективными», а также военно-транспортные самолеты Ил-76МД-90А и Ан-70);

– около 1000 вертолетов различного назначения (включая боевые Ми-28НМ и Ка-52, транспортные и многоцелевые Ми-26, Ми-8МВТ-5 и Ми-8АМТШ, а также «специальные вертолеты»), причем на 2011 год заявлено о намерении закупить порядка 100 вертолетов;

– около 100 кораблей различных классов, включая восемь стратегических подводных ракетоносцев семейства «Борей» (впрочем, боеготовым пока – в отсутствие ракетного комплекса «Булава» – нельзя считать даже головной корабль серии «Юрий Долгорукий», не говоря уже о других кораблях, строящихся по усовершенствованному проекту), 35 корветов (вероятно, в большинстве своем семейства «Стерегущий», хотя Минобороны уже объявило конкурс на разработку еще одного проекта корвета – непонятно зачем? Вновь возникло желание создать, как в советское время, типовой «разнобой», не сопрягаемый друг с другом?) и 15 фрегатов (9 проекта 22350 и 6 проекта 11356М), а также 20 многоцелевых подводных лодок (при этом Владимир Поповкин заявляет о том, что «ведется проектирование┘ многоцелевой АПЛ проекта 885 типа «Ясень», фрегата 22350, корвета 20380М», хотя головные подлодка типа «Ясень» и фрегат проекта 22350 уже спущены на воду);

– соединения и части ПВО/ПРО должны пополниться 10 дивизионами ЗРС С-500 (их, правда, еще надо разработать – создание «пятисотки» планируется завершить к 2013 году, а в 2015 году ЗРС должны получить первые части), а также 56 дивизионами ЗРК С-400 (28 зенитных ракетных полков по 2 дивизиона в каждом), которыми предполагается заменить около 50% имеющихся сегодня в войсках ЗРК семейства С-300;

– завершить к 2016 году разработку, а к 2018 году принять на вооружение и начать поставки в войска новой жидкостной МБР шахтного базирования, которой предполагается заменить выслуживающие «последние сроки» аналогичные по классу ракеты «Воевода» (новая МБР будет, как заявлено, иметь до 10 боевых блоков индивидуального наведения мощностью по 1 мегатонне и обладать способностью преодолевать существующие и перспективные – на период до середины текущего столетия – системы ПРО противника);

– приобрести 10 бригад ОТРК «Искандер», создать для флота ракетный комплекс с гиперзвуковой ракетой «Циркон-С» и другое ВВСТ, а также

– провести модернизацию воздушной компоненты СЯС России – дальних бомбардировщиков Ту-95 и Ту-160 (вообще СЯС в целом определены приоритетным направлением ГПВ – по словам Владимира Поповкина, только на модернизацию наземной компоненты сил намечается израсходовать около 10% от всего бюджета ГПВ-2011–2020) и системы предупреждения о ракетном нападении (по словам Владимир Поповкина, наземный эшелон СПРН намечено модернизировать до 2018 года – для «обеспечения сплошного наземного радиолокационного поля на всех ракетоопасных направлениях», что несколько непонятно – а полностью прикрыть страну этим полем, выходит, не планируется или же не получается? – включая развертывание перспективных систем космического базирования, которые, как отмечается, будут заниматься обнаружением стартов баллистических ракет).

В рамках же НИОКР, стоимость которых, по заявлению руководства Минобороны, достигнет 10% совокупного объема ГПВ, то есть порядка 2 трлн. руб., планируется осуществить работы по созданию различных образцов авиационной, военно-морской, бронетанковой, ракетно-космической и другой техники. В числе прочих к 2013–2014 годам, по словам Владимира Поповкина, намечается сформировать технический облик перспективного российского стратегического бомбардировщика, и тогда же будет принято решение по его дальнейшей судьбе. Причем, как заявил первый замминистра обороны в интервью одной из российских газет, «перспективный авиационный комплекс дальней авиации прежде всего должен быть многофункциональным», а его отличительной особенностью при этом должна стать, кроме всего прочего, «возможность эффективных действий по поражению как воздушных, так и наземных целей с применением высокоточного оружия».

Не совсем ясно: то ли в интервью закралась ошибка, то ли в Минобороны отвечающие за разработку тактико-технических требований к перспективным образцам ВВСТ специалисты полностью утратили связь с реальностью, но совершенно непонятно, как в первую очередь стратегический бомбардировщик должен предназначаться для поражения воздушных целей, а также – целей наземных, да и вообще как можно на современном уровне развития науки и техники создать стратегический авиационный комплекс «многофункционального» типа? Тем более – силами российской оборонки, которая, как неустанно не перестают повторять в том же нашем Минобороны, начинает сдавать позиции Западу? Те же американцы, приступившие к поисковым работам в направлении создания стратегического бомбардировщика следующего поколения, не планируют придавать ему характер «многофункциональности» – разве что в набор его вооружения намечается добавлять специализированные БЛА. Попытки российского военно-политического руководства создать «недорогое вундер-ваффен», способное «закрыть» сразу несколько направлений, уже начинают вызывать беспокойство.


Только истребители стали регулярно поступать в войска.
Фото из книги «Вооруженные силы Российской Федерации»

КРЕДИТЫ И ПРОЦЕНТЫ

Озвученная стоимость новой программы, которая, как заявлено руководством Минобороны, уже утверждена в самой последней инстанции, на 10 лет по всем силовым ведомствам составляет 20,7 трлн. руб., из которых Минобороны предполагается выделить 19 трлн. руб. Для сравнения: на ГПВ-2006-15 намечалось потратить около 5 трлн. руб. Есть от чего захватить дух и чем питать гордость за национальные Вооруженные силы, которые, может, хоть теперь смогут существенно обновить парк своих ВВСТ и повысить боевой потенциал.

По идее получается, что ежегодно Минобороны в среднем может тратить на закупки ВВСТ не менее 2 трлн. руб., однако на этот год, исходя из обнародованных данных, на эти цели предусмотрено выделить из бюджета лишь 1,5 трлн. руб., а повышение расходов по данной статье до 2 трлн. руб. намечено только с 2013 года. Таким образом, получается, что основная часть расходов по действующей ГПВ намечена ближе к ее середине – но ведь именно такое распределение средств, с упором на вторую половину назначенного срока, было объявлено одной из основных причин провала предыдущей ГПВ.

Впрочем, Владимир Поповкин заявил недавно в интервью, что принято беспрецедентное решение: «Министерству обороны разрешено уже в первую пятилетку заключить контрактов на 700 миллиардов рублей». Вроде того, что под эти деньги предприятия смогут взять кредиты – под правительственные гарантии, а сами кредиты уже будут гаситься во вторую пятилетку. Во-первых, не совсем понятно, как может спасти предприятия и ГПВ сумма в размере чуть более 4% от суммарной стоимости программы (даже без расходов на НИОКР), а во-вторых, хотелось бы напомнить ситуацию совсем из недавнего прошлого – времен «кризиса в российской экономике».

Выступая в ноябре 2008 года на Межведомственной комиссии по поддержке ОПК России, вице-премьер Сергей Иванов заявил, что уже заключенным кредитным договорам банки подняли ставки с 9–12 до 16–18%, а «новые денежные заимствования предоставляются максимум на один месяц и по необоснованно завышенным процентным ставкам: от 18% – в банках с госучастием и более 20% – в коммерческих банках». Причем, как сообщил тогда Сергей Иванов, поднимали ставки и ужесточали условия ранее заключенных договоров – тоже под гарантии российского правительства – даже те банки, которые получили бюджетные деньги на кредитование предприятий ОПК и должны были и по закону, и по «понятиям» всемерно поддерживать оборонку и снижать те же, например, ставки.

Где гарантия того, что в годы новой ГПВ не получится такая же, мягко говоря, «странная» ситуация? Нет такой гарантии, поскольку государство у нас сегодня как не может побороть гидру коррупции, так и не может урегулировать процесс распределения в нужных направлениях тех бюджетных средств, которые выдает банкам. И не надо делать вид, что кто-то этого не понимает. Системный кризис, как любят говорить некоторые аналитики, наступил не в отдельно взятой российской оборонке, он наступил уже во всем государстве российском.

Хотя, казалось бы, уже устранена главная проблема – низкая зарплата: по опубликованным совсем недавно данным Росстата о численности и зарплатах госслужащих федеральных органов в 2010 году, самые большие зарплаты – как раз у чиновников в Федеральном агентстве по поставкам вооружения, военной, специальной техники и материальных средств: средняя зарплата служащего там составляет 134 964 руб. в месяц (даже страшно представить, какова же зарплата там начальников – среднего и, тем более, высшего звена). Причем по данному показателю – «средней месячной зарплате» – они обогнали даже чиновников из аппарата правительства, чья среднея зарплата составила 103 914 руб., и администрации президента с зарплатой в 85 881 руб. в месяц┘


Морской зенитно-ракетный комплекс «Форт».
Фото Леонида Якутина

ВНОВЬ НА ТЕ ЖЕ ГРАБЛИ?

ГПВ-2006–2015 – не первая программа, заваленная в России. Фактически ни одна из предыдущих госпрограмм вооружения так и не была выполнена – хотя бы «в подавляющем большинстве». Провалились по тем или иным причинам все они. Вот лишь несколько примеров из последней ГПВ-2006–2015:

– из запланированных к поставке 7 подводных ракетоносцев проекта 955 на вооружение пока не принят ни один: корабль, конечно, готов к походу, но┘ без своего главного комплекса оружия – БРПЛ «Булава», и удастся ли принять последнюю на вооружение в этом году, не готов прогнозировать даже постоянно излучающий оптимизм Владимир Поповкин. Зато в новую ГПВ уже забиты 8 ракетоносцев;

– в течение 2006–2015 годов намечалось поставить 6 многоцелевых подлодок – на выходе пока «ноль», но даже при том, что, как заявил тот же Владимир Поповкин, «отечественные верфи не реконструировались чуть ли не со времен царя Гороха» и, как говорят различные российские военные чины и разного рода эксперты, уже не могут даже построить такой простой с конструктивной точки зрения корабль, как «Мистраль», на период до 2020 года запланировано построить на этих самых «отсталых» верфях 20 многоцелевых ПЛ, и, что еще более «впечатляет», – «прорабатывается облик новой многоцелевой АПЛ 5-го поколения»;

– планировалось поставить 24 надводных корабля – планы не выполнены даже на 10%, но на следующие 10 лет запланировано сдать силами этих же якобы отсталых верфей аж 35 корветов и 15 фрегатов, а также перспективных эсминцев, проектирование которых ведется.

Недопоставлены почти сотня самолетов и столько же вертолетов, полтора десятка дивизионов ЗРК С-400 и даже 80% планировавшихся к закупке бригад ОТРК «Искандер» – нашего «ответа Чемберлену» на размещение американского ПРО в Восточной Европе или другие «выпады» НАТО. С другой стороны, конечно, до 2015 года, вполне вероятно, российский ОПК смог бы решить все вышеозначенные задачи и выполнить поставки в полном объеме. Хотя, если рассматривать ситуацию в призме гособоронзаказа (ГОЗ) на 2010 год, то ситуация не кажется такой уж радужной: по данным высокопоставленного чиновника департамента вооружений Министерства обороны РФ Бориса Наконечного, по причине «слабой организации работы головных исполнителей, а также малоэффективной работы института федеральных конструкторов гособоронзаказ на 2010 год сорван». Кроме того, как мы помним, Сергей Иванов, в свою очередь, подверг серьезной критике Роскосмос, по вине которого ГОЗ также был сорван – вместо 11 запланированных космических аппаратов было поставлено только 5, под угрозой очередного срыва оказалась высокоприоритетная программа ГЛОНАСС (хотя Сергей Иванов уже подвергал разгромной критике и обвинял Роскосмос в срыве важных госпрограмм и даже иностранных контрактов по итогам 2007 года, и что толку?).

Причем финансирование ГОЗ, по данным официальных источников, было в прошлом году выполнено в полном объеме. Однако, по экспертным оценкам (оценить все открыто нам мешает секретность вокруг отдельных статей ГОЗ и ГПВ), запланированный на 2010 год гособоронзаказ был выполнен не более чем на 70%, а годом ранее, напомним, Счетная палата выявила, что ГОЗ выполнен по объему заданий на 41,9%, по объему работ – на 64,9%. С другой стороны, руководители предприятий ОПК выдвигают свои претензии – по непогашению со стороны Минобороны России набранной за прошлые годы весьма значительной задолженности за выполненную исполнителями работу. «Независимая газета» уже приводила оценку президента Союза предприятий оборонных отраслей промышленности Свердловской области Сергея Максина по данной задолженности – для предприятий Урала она составляет на сегодня 228 млн. руб.

В чем причина такого положения дел? Ответ, думается, всем известен еще со времен Карамзина.

СКАЧКООБРАЗНЫЙ РОСТ – БЛАГО ИЛИ БЕДА?

Взрывной рост объема ГПВ не может не радовать любого патриотически настроенного гражданина, однако настораживает сам факт разработки и принятия новой программы, когда предыдущая не прошла и половины срока, а по закупкам, судя по оценочным данным, в целом едва дотянула до трети. Причина – в возросших потребностях Минобороны и появившихся дополнительных средствах?

Но не грамотнее ли было в этом случае бросить «свалившиеся на голову военных» средства на досрочное завершение текущей ГПВ? «Докупив» на появившиеся в бюджете деньги по сотне недополученных самолетов и вертолетов, два десятка надводных кораблей и десяток подводных лодок, а также бригады ОТРК «Искандер», дивизионы ЗРК С-400 и другие образцы ВВСТ┘ А одновременно разработать новую ГПВ на период 2016–2025 годов? Ведь ясно же, что в течение ближайших пяти лет даже при активной закупке зарубежных ВВСТ, к чему так устремилось наше военно-политическое руководство в последнее время, исполнителям – кто бы они ни были – будет чрезвычайно трудно поставить в войска 1000 вертолетов, 600 самолетов, 100 кораблей, 10 бригад «Искандеров», 56 дивизионов ЗРК С-400, а тем более еще и создать и поставить в войска ЗРС С-500, новые подлодки, корветы, эсминцы и другие образцы ВВСТ, предусмотренные новой ГПВ. Кстати, а куда делись «обещанные» нам не так давно 4–6 авианосцев – о них уже и не вспоминают теперь? Отказались от идеи создания в среднесрочной перспективе авианосных сил? А действиями чего тогда, спрашивается, намереваются управлять наши военачальники с закупаемых десантно-командных кораблей типа «Мистраль»? Парой десятков вертолетов, двумя-тремя фрегатами и тральщиками, да миротворцами ООН?

Как представляется, в подобном внеплановом, скачкообразном подходе российского военно-политического руководства к процессу военного строительства и кроется главная проблема в сфере повышения боевого потенциала отечественных Вооруженных сил. То принимается решение уволить полторы сотни тысяч офицеров, то вдруг, опомнившись, что создается новое командование, решают набрать 70 тыс. офицеров; то увольняют генералов и старших офицеров, имеющих богатый опыт в области боевой подготовки, а потом вдруг, поняв, что передавать молодым опыт некому – решают «нанять» уволенных в качестве своего рода консультантов. Впрочем, это традиционный сегодня в России «рыночный подход»: есть деньги – все купим!

Мировой опыт показывает, что в области национальной безопасности такой подход не то что неэффективен, он просто недопустим. Что же касается ОПК России в целом, то правительству, как представляется, пора серьезно и централизованно, то есть на федеральном, а не отраслевом или региональном уровнях, заняться оборонкой. Иначе пострадает не только сам ОПК, но и система военно-технического сотрудничества с зарубежными странами, а также будет нанесен серьезный урон промышленной, технологической и военной независимости государства.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Расследование гибели рейса MH17 пошло  по ложному следу

Расследование гибели рейса MH17 пошло по ложному следу

Александр Шарковский

Минобороны РФ представило новые данные по делу крушения "Боинга" над Донбассом

0
3691
Пока не похоронен последний солдат…

Пока не похоронен последний солдат…

Владимир Щербаков

В Минобороны РФ и Российском военно-историческом обществе рассказали о результатах последних поисковых экспедиций

0
2195
Нефть и оборона – главные драйверы российской экономики

Нефть и оборона – главные драйверы российской экономики

Анастасия Башкатова

Провалы в образовании тормозят инновационное развитие

1
1750
Главный храм Минобороны замаскирован от небес

Главный храм Минобороны замаскирован от небес

Артур Приймак

Политруков в рясах будут готовить возле танкового полигона

0
1543

Другие новости

Загрузка...
24smi.org