0
1316
Газета Вооружения Интернет-версия

15.07.2011

Кулуарные баталии океанского флота

Тэги: вмф, флот, авианосец


вмф, флот, авианосец Три советских авианосца класса "Киев" были списаны в один день.
Фото из книги "Энциклопедия авианосцев"

В ходе событий, имевших место во время работы очередного санкт-петербургского Международного военно-морского салона и произошедших сразу после него, как нельзя ярко проявилась тяжелая, можно даже сказать, опасная с точки зрения национальной безопасности России ситуация в области текущего и перспективного военно-морского строительства. Причем лакмусовой бумажкой стала не получившая достаточно широкое освещение проблема с закупкой отечественным флотом ДВКД типа «Мистраль», а разногласия по вопросу проектирования и постройки для ВМФ России кораблей класса «авианосец».

О НАМЕРЕНИЯХ И ВОЗМОЖНОСТЯХ

Помните один из тостов из бессмертной «Кавказской пленницы»: «Имею желание купить дом, но не имею возможности. Имею возможность купить козу, но... не имею желания. Так выпьем за то, чтобы наши желания всегда совпадали с нашими возможностями».

Ничего более путного на ум после анализа выступлений двух высокопоставленных российских чиновников, самым непосредственным образом связанных с вопросами национального военно-морского строительства, не приходит. Судите сами.

В рамках работы Международного военно-морского салона президент Объединенной судостроительной корпорации (ОСК) Роман Троценко заявляет, что в 2016 году специалисты возглавляемой им компании приступят к проектированию – заметьте, именно проектированию, а не изучению облика или тому подобным поисковым работам – перспективного российского авианосца, а в 2018 году ОСК будет готова начать работы по непосредственной постройке корабля данного класса и сдать его заказчику примерно через пять лет. При этом президент ОСК подчеркнул, что авианосец будет иметь атомную энергоустановку, а его водоизмещение составит порядка 85 тыс. тонн.

Заявления весьма громкие и основополагающие, а обнародование отдельных параметров перспективного корабля может говорить о том, что определенные проработки уже по данному вопросу выполнялись. Причем ранее высокопоставленные российские руководители отвергали наличие строчки о проектировании и постройке авианосцев в очередной амбициозной госпрограмме вооружений ГПВ-2011–2020. Казалось, что военно-политическое руководство России все же поняло ошибочность намерения строить океанский флот, в котором будут «корабли проецирования силы» в виде ДВКД типа «Мистраль», но не будет авианосцев, которые призваны поддерживать это самое проецирование силы. Что авианосные силы – это жизненно необходимый атрибут, без которого российский Военно-морской флот по большому счету так никогда в Мировой океан по-настоящему и не вернется. Достаточно вспомнить слова легендарного летчика-палубника, Героя России генерал-майора Тимура Апакидзе, который как-то сказал, что «страна мучительно долго шла к созданию авианосцев, без которых в наше время ВМФ просто теряет смысл».

НО НЕ ТУТ-ТО БЫЛО

Уже 1 июля во время общения с представителями ведущих российских СМИ министр обороны РФ Анатолий Сердюков, отвечая на вопрос об авианосцах, поднятый президентом ОСК на Военно-морском салоне, ответил: «По строительству авианосцев планов нет. Мы задали работы только по концептуальному аванпроекту, чтобы понять, как может вообще выглядеть современный авианосец. После этого Генеральный штаб совместно с главкоматом ВМФ оценит, насколько он необходим. Но пока планов по строительству авианосцев, повторю, нет».

Левая рука – в лице исполнителя кораблестроительной программы, получается, так и не ведает, что творит правая рука – в лице заказчика военно-морской техники. Причина этого по-прежнему кроется в отсутствии реальной, подчеркну, реальной, хорошо просчитанной и обоснованной, как говорится, со всех сторон программы военно-морского строительства на ближнесрочную, среднесрочную и долгосрочную перспективы, которая будет известна не только военно-политическому руководству России и главам организаций и предприятий отечественного оборонно-промышленного комплекса (ОПК), но и всей российской общественности – естественно, что в общем виде, без секретных подробностей. Ну что-то вроде американских программ «Вперед┘ С моря» или «Флот в 1000 вымпелов», где в общем виде прописаны те задачи, которые будут решать ВМС, КМП и Береговая охрана США, а также те силы и вооружения, которые им для этого понадобятся. А что в России? А у нас опять бардак!

Казалось бы, с принятием в 2000 году документа, озаглавленного «Основы политики Российской Федерации в области военно-морской деятельности на период до 2010 года», такая программа в общих чертах появилась. Как появилось и понимание важности наличия авианосных сил для флота, претендующего на роль океанского. Ведь именно в «Основах» фактически впервые открыто, четко и ясно была провозглашена необходимость наличия в боевом составе ВМФ РФ кораблей класса «авианосец». В разделе «Меры по реализации приоритетных направлений политики Российской Федерации в области военно-морской деятельности» специально оговаривается вопрос о «поддержании в боевой готовности и совершенствовании морской техники и вооружения, включая... строительство... надводных кораблей, в том числе авианосцев, с повышенными боевыми возможностями, оснащенных... эффективными авиационными комплексами различного назначения». Но нет – все пошло строго по крылатой фразе Виктора Черномырдина, в результате чего получилось – как всегда...

ЧТО В ОБЛИКЕ ТВОЕМ┘

В мае 2007 года на базе санкт-петербургского 1-го ЦНИИ МО РФ под непосредственным руководством тогдашнего главкома ВМФ РФ адмирала флота Владимира Масорина прошло совещание руководителей учреждений научного комплекса ВМФ России, в рамках которого проходило также обсуждение необходимости и возможности постройки в стране авианосцев. На совещании, в частности, было подчеркнуто: наличие авианосца в составе отечественного флота – «полностью обоснованная с теоретической, научной и практической точек зрения необходимость». Высказаны были и мнения относительно того, какой авианосец наилучшим образом подойдет именно для российского флота, исходя из тех задач, которые перед ним ставятся военно-политическим руководством. Причем уже через месяц после того совещания Владимир Масорин заявил, что на основе глубокой, всесторонней и тщательной проработки вопроса о перспективных направлениям военно-морского строительства сделан однозначный вывод о необходимости ввода в боевой состав ВМФ РФ авианосцев нового типа – до шести кораблей в течение ближайших 20–30 лет.

«Сейчас идет разработка облика будущего авианосца при активном участии науки и промышленности. Однако уже ясно, что это будет атомный авианосец водоизмещением порядка 50 тысяч тонн, – заявил адмирал флота Масорин. – Мы предполагаем, что на нем будут базироваться порядка 30 летательных аппаратов – самолетов и вертолетов. Громады, которые строят ВМС США, с базированием до 100–130 самолетов и вертолетов, мы строить не будем». Фактически речь шла о кораблях, основными задачами которых стали бы прикрытие районов развертывания своих подводных стратегических ракетоносцев и обеспечение авиационного прикрытия своих отрядов боевых кораблей, а не исполнение роли «плавучей военной базы», как это имеет место в отношении ВМС США. Вполне разумный и обоснованный подход, хотя насчет нежелания командования флота иметь в своем составе «плавучие военные базы» можно и подискутировать.

Пришедший на смену Владимиру Масорину на место главнокомандующего ВМФ России адмирал Владимир Высоцкий сначала вроде бы тоже занял активную позицию «за авианосцы» и, к примеру, в феврале 2010 года, когда в рамках проводившейся конференции, посвященной 100-летнему юбилею адмирала флота Советского Союза Сергея Горшкова, были подняты вопросы о перспективах развития авианосных сил российского ВМФ, адмирал Владимир Высоцкий заявил, что, согласно разработанному и утвержденному плану, к концу 2010 года Невское ПКБ должно представить технический проект будущего авианосца с основными тактико-техническими элементами. Конечно, технический проект – это было слишком громко сказано, но вот облик перспективного авианосца можно было уж точно «нарисовать», а заодно постараться проработать ответы на несколько ключевых вопросов, без которых двигаться дальше по «авианосной теме» было бы невозможно: выбрать схему самого авианосца; определить состав корабельной авиагруппы, а также разработать комплекс мероприятий по созданию соответствующей системы базирования новых кораблей и организации процесса подготовки экипажей авианосцев и летчиков палубной авиации.

И вот спустя год выясняется, что в Минобороны опять не знают, какой авианосец нужен. Комментарии излишни, разве что «совет постороннего»: если не знаете, что хотите, изучите зарубежные аналоги и выберите наиболее подходящий вариант – благо в мире сегодня на вооружении ВМС разных стран находятся фактически все возможные типы современного корабля класса «авианосец». Однако это вряд ли удастся сделать, поскольку российское военно-политическое руководство так до сих пор и не определилось, что оно хочет от флота, кроме «проецирования силы» – непонятно какой и неизвестно куда, и защиты Курильских островов при помощи ДВКД типа «Мистраль»┘

АВИАНОСЕЦ – КОРОЛЬ ОКЕАНОВ

Колебания российских политиков и, что особенно непонятно, военных по поводу роли и места авианосных сил в составе отечественного ВМФ кажутся тем более странными, что, скажем, военно-политическое руководство и командование военно-морских сил ряда стран мира, не являвшихся до того крупными морскими державами, это уже давно поняли.

К примеру, военно-политическое руководство Индии и командование национальных ВМС уделяют большое внимание вопросу создания мощных современных авианосных сил – в том числе и за счет постройки кораблей класса «авианосец» силами собственной кораблестроительной промышленности. Так, бывший командующий ВМС Индии адмирал Арун Пракаш заявлял, что авианосец «является чрезвычайно важным компонентом строящегося индийского океанского флота», поскольку именно наличие таких кораблей в боевом составе национальных ВМС позволяет устанавливать контроль над необходимыми районами океана и осуществлять так называемую проекцию силы в нужное время и в нужном направлении.

Другой небезызвестный наш партнер по военно-техническому сотрудничеству и, более того, наш непосредственный сосед – Китай – возвел программу создания авианосных сил в ранг важного государственного проекта общенационального масштаба. К примеру, в марте 2009 года газета Global Times процитировала слова командующего Восточным флотом ВМС НОАК адмирала Ху Хунмэна, который в рамках работы сессии Всекитайского собрания народных представителей заявил: «Китай обрел как техническую способность, так и мотивацию для того, чтобы наконец-то построить собственный авианосец. Китаю действительно очень нужен авианосец». Его поддержал и теперь уже бывший «политкомиссар» ВМС НОАК адмирал Ху Яньлинь, заявивший 6 марта 2009 года в интервью корреспонденту газеты China Daily, что «возможность строить авианосцы – это важный символ великого государства. Китай имеет все возможности строить авианосцы, и он должен сделать это».

Это и понятно, ведь в соответствии с ныне действующими в Поднебесной военно-доктринальными положениями, к 2050 году ВМС НОАК должны достичь способности эффективно решать поставленные задачи на удалении до так называемой третьей линии островов – вплоть до Гавайских островов и Австралии. Решить же задачу выхода на третью линию островов без наличия авианосных сил попросту невозможно, и в Пекине это прекрасно понимают. А что до конкретики, то 2 января 2009 года гонконгская газета South China Monitoring Post со ссылкой на «источник в военных кругах Китая» сообщила о намерении командования ВМС НОАК ввести в боевой состав флота до 2020 года четыре авианосца, последние два из которых – водоизмещением по 60 тыс. тонн – будут иметь уже атомную энергетическую установку.

«Мы рассчитываем сформировать четыре авианосные боевые группы потому, что нам необходимы «круглосуточные и всепогодные» силы, способные эффективно обеспечить безопасность наших путей поставок энергоресурсов и защитить наши территориальные воды в акватории Южно-Китайского моря», – приводит слова знакомого с ситуацией анонимного источника уже японская газета Asahi Shimbun.

Говорить об американском флоте и вовсе, наверное, не стоит. Авианосцы – это их все, что ярко охарактеризовал однажды председатель Объединенного комитета начальников штабов ВС США генерал Джон Шаликашвили, сказав в приветственной речи экипажу атомного авианосца «Дуайт Эйзенхауэр»: «Я чувствую себя спокойно каждый раз, когда на мой вопрос к оперативному офицеру «Где находится ближайший авианосец?» тот может ответить: «Он как раз в том самом месте!» Для интересов Соединенных Штатов это означает все».

Вот и получается, что Индии и Китаю, не говоря уже о США и ряде других стран мира, авианосцы – в той или иной «весовой категории» требуются, а наше военно-политическое руководство все еще пребывает в раздумьях по поводу того, нужны ли такие корабли и как они будут выглядеть┘


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


ВМС Украины все-таки победили ВМФ России

ВМС Украины все-таки победили ВМФ России

Андрей Рискин

Александр Турчинов обнаружил у Военно-морских сил Незалежной 1000-летнюю историю

1
7542
Украина купит «консервы» у Дании,  чтобы минировать Азовское море

Украина купит «консервы» у Дании, чтобы минировать Азовское море

Андрей Рискин

0
4095
Выход всегда есть

Выход всегда есть

Сергей Черных

Как спасти флотского офицера от разъяренной жены

0
1263
Почему «Адмирал Кузнецов» попал в рейтинг худших авианосцев мира

Почему «Адмирал Кузнецов» попал в рейтинг худших авианосцев мира

Андрей Рискин

0
2772

Другие новости

Загрузка...
24smi.org