0
3028
Газета Вооружения Интернет-версия

14.10.2011

Системные проблемы внедрения ЕСУ ТЗ

По итогам учения должна определиться перспектива развития ЕСУ ТЗ

Владимир Мухин
Обозреватель «Независимой газеты»

Об авторе: Беседовал Владимир Георгиевич Мухин - обозреватель "Независимой газеты".

Тэги: есу тз, войска, подготовка


есу тз, войска, подготовка Солдат без компьютера на поле боя – все равно, что без каски.
Фото с официального сайта Министерства обороны РФ

Сергей Иванович Скоков до недавнего времени был начальником Главного штаба Сухопутных войск. Помимо других задач отвечал в Минобороны за разработку, испытание и внедрение в практику Единой системы управления войсками (силами) и оружием (ЕСУ ТЗ). О том, как этот процесс реализуется сейчас, какие имеются проблемы и нерешенные вопросы, каковы перспективы внедрения – наша с ним беседа.

В то время как все усилия сосредотачиваются на автоматизации алгоритмов работы пунктов управления войсками, нужно определить, что машина может сделать за человека, и автоматизировать в первую очередь процесс подготовки войск.

– Сергей Иванович, в последнее время появились критические публикации в СМИ о том, что внедрение в войска ЕСУ ТЗ явно тормозится. Отмечалось, что мероприятия по созданию и внедрению Единой системы управления в войска уже значительно отстают от графика. Очень вяло идет подготовка к намеченному на октябрь 2011 года важному бригадному тактическому учению. Что вы можете сказать по этому поводу?

– Недостатки и недоработки действительно были. Но процесс разработки и испытания ЕСУ ТЗ наращивался. Насколько он продвинулся, мы сможем сделать вывод совсем скоро на учениях с отдельной мотострелковой бригадой, оснащенной ЕСУ ТЗ. Именно по итогам этого учения должна определиться перспектива развития ЕСУ ТЗ.

– Однако в экспертном сообществе есть мнение, что даже после принятия ЕСУ ТЗ на вооружение проблемы с ее внедрением и эксплуатацией в войсках все же останутся. Какие это проблемы и с чем они связаны?

– В основном ЕСУ ТЗ создана исходя из понимания военного дела работниками промышленности. В силу объективных причин, новизны задачи мы, военные, не смогли грамотно и всесторонне поставить разработчикам задачу. Даже самый великий ученый, если он практически не командовал танковым взводом, не сможет качественно описать задачи, решаемые этим взводом, функционал командира взвода и его подчиненных при решении этих задач. А без этого невозможно создание полноценной АСУ танкового взвода.

То есть в основе создания любой АСУ находится функциональная архитектура. Она должна определить цели, задачи, посредством которых будут достигаться цели, алгоритмы решения этих задач, функциональные обязанности должностных лиц. Все это нужно детально описывать. После этого можно уже вести речь и о разработке специального программного обеспечения (СПО). Эту работу должны делать эксперты – те специалисты, в чьих интересах создается АСУ.

После разработки функциональной архитектуры эксперты с аналитиками (их иногда еще называют инженерами по базе знаний) должны создать системную архитектуру, при этом увязать все процессы, которые будут обеспечивать достижение необходимых целей. И только после этого этапа аналитики совместно с программистами могут приступить к разработке технической архитектуры. Впоследствии эксперты должны дать оценку конечному результату. В случае с ЕСУ ТЗ мы, военные, при создании двух первых архитектур, мягко выражаясь, активного участия не приняли. Несмотря на это, основной упор делаем на оценку конечного результата, предварительно внятно не описав, что нужно в итоге. Поэтому система создана по пониманию промышленности, и упрекать ее в этом нельзя.

– Так создана работоспособная система?

– Альтернативы созданной в нашей стране ЕСУ ТЗ нет. Систему нужно принимать на вооружение, интенсивно эксплуатировать, при этом совершенствовать. Если будут созданы условия, это можно будет сделать в течение трех ближайших лет.

– О каких условиях вы говорите?

– В свое время я неоднократно докладывал предложения, в которых просил принять решение по трем позициям. Во-первых, подчинить Главкомату СВ, хотя бы временно, один из научно-исследовательских институтов, который бы занимался проблемами ЕСУ ТЗ. Во-вторых, так как речь идет о создании интеллектуальных продуктов, необходимо было разработать действенную систему мотивации для тех, кто должен творить эти продукты. Опыт показывает, что в данном случае одна и та же работа может делаться месяц, а может быть сделана и за неделю.

В-третьих, я предлагал «оградить» Главкомат СВ от огромного количества должностных лиц, которые по своим должностным полномочиям имели отношение к разработке ЕСУ ТЗ, но смутно понимали, о чем идет речь. Необходимость согласования с ними любых действий и документов, докладывая при этом необъяснимые для них вещи, – одна из причин потери значительного количества времени в частности. И в итоге – неполное удовлетворение результатами в целом. Когда я возглавлял эту работу, решение этих трех позиций считал достаточным условием, которое могло бы обеспечить оперативное развитие ЕСУ ТЗ.

– Эти предложения, конечно, выполнены не были? Может, здесь существуют и более глобальные проблемы, которые сейчас тормозят взаимодействие представителей оборонки и военного ведомства?

– Да, положительных решений принято не было. Стоит вспомнить опыт СССР, где чудеса технического прогресса творились по очень дееспособной схеме. Для реализации политического решения человеку или группе людей создавались необходимые условия. Если есть результат – герой, если его нет – остается обижаться только на самого себя. Сейчас считаю, что для развития АСУ, да и вообще для того, чтобы создавать что-то приличное, ВПК нужно вернуться к советской схеме, аналоги которой работают и дают результат во всем мире.

– Насколько наш военно-промышленный комплекс соответствует потребностям национальной обороны? Мы способны создать АСУ для войск на уровне мировых стандартов?

– Да, сможем. Я в этом уверен. Вспомните, когда американцы создали ядерную бомбу, сразу же в СССР была создана термоядерная, то есть мы обогнали американцев, не догоняя. Дальше, если есть объекты и средства поражения, нужны их носители. Когда промышленность это создала, для применения этого оружия в МО появились РВСН. Можно привести пример и из нашего времени. В ЕСУ ТЗ по похожей схеме внедрена система связи, в основе которой вместо аналоговых средств связи применяются цифровые, то есть получена совершенно иная, цифровая система связи. Это связь нового, пятого поколения. То есть мы уже совершаем прорыв.

– Бытует мнение, что вы не согласны с идеологией создания АСУ, которую предлагает в данный момент руководство Генштаба. Что, по вашему мнению, делается неверно?

– При создании АСУ в ГШ ВС РФ основные усилия сосредотачиваются на автоматизации алгоритмов работы (функциональных обязанностей) должностных лиц пунктов управления при организации боевых действий. Но данный функционал был актуален для алгоритмов решения задач в условиях, характерных периоду завершения Великой Отечественной войны. Сейчас совсем другая ситуация. Скажем, изменился характер военных угроз для России. К трем традиционным сферам вооруженной борьбы – к земле, воде и воздуху – добавились еще две: это космос и информационная сфера. Соответственно, необходимо уточнение целей, задач, решаемых ВС РФ, способов их решения. Как парировать эти новые угрозы.

На мой взгляд, первое, что нужно сделать на интеллектуальном уровне, прежде чем начинать процесс автоматизации, так это реализовать основную функцию управления – целеполагание (мы вели речь о создании функциональной архитектуры). Дальше нужно понять, что машина может сделать за человека (то есть построение системной архитектуры – второе действие). Помните пример с цифровой системой связи? Здесь аналогичная ситуация. Даже самый толковый эксперт, не зная возможности технологий, без грамотного аналитика эту задачу не решит.

Только третьим, когда мы заставим машину сделать часть работы за нас (создав необходимое программное обеспечение и исполнительные механизмы), будет понимание того, что останется сделать человеку, – только тогда будет понятен алгоритм работы должностных лиц при выполнении конкретной задачи, то есть их функционал. Четвертым действием после определения необходимого количества времени и должностных лиц для выполнения этой задачи будет решение вопроса об организационно-штатной структуре органа управления. То есть если в установленное нами время задача решается одним человеком, но при этом должна решаться или дублироваться на трех пунктах управления, то для этого понадобятся три человека. Если ее нужно решать круглосуточно, то уже необходимо привлекать девять человек. Это механизм создания АСУ и ее адаптации к деятельности человека объективен, и альтернативы ему быть не может. Конечно, если идти этим путем, то нужно понимать, что за один день, тем более факультативно, эту задачу не решить.

Например, созданный в рамках ОКР «Созвездие М2» макет СПО, в основу которого заложен вариант интеллектуальной системы поддержки военных действий (ИСПВД), позволил уточнить план перегруппировки омсбр в район боевого предназначения в течение 15 минут, а уточнение плана осуществляли четыре человека.

На выполнение этой задачи в бригаде в ходе КШУ при существующих средствах ЕСУ ТЗ было затрачено около 13 часов вместо нормативных 18 часов. К ее решению привлекались до 30 человек. То есть с помощью ИСПВД затрачен 1 человеко-час, а в бригаде около – 400 человеко-часов, при этом ИСПВД позволила сократить затраты на решение одной и той же задачи в сотни раз.

Второй, на мой взгляд, системной ошибкой при создании АСУ является то, что сейчас все внимание сконцентрировано на автоматизации управления в ходе ведения боевых действий. Хотя не секрет, что цели боевых действий достигаются выполнением мероприятий подготовки к боевым действиям и руководством в ходе их ведения. Подготовка к войне осуществляется в мирное время, в период нарастания угрозы и скорее всего будет завершаться с началом войны (вооруженного конфликта). В этом направлении по сей день никто ничего серьезного не пытается делать. Войска и органы управления решают задачи «подготовки» ежедневно, и автоматизация процесса подготовки необходима больше, чем самих боевых действий. Поэтому в первую очередь необходимо автоматизировать задачи, решаемые не только в рамках «Плана применения» (структуру и содержание которого нужно разрабатывать), но и в рамках «Плана подготовки», о котором сейчас вообще никто речь не ведет.

– Как вы считаете, что нужно сделать, чтобы получилась полноценная ЕСУ ТЗ?

– Думаю, никто не возразит, что победу в бою «добывают» экипажи боевых машин и пехота. Им в этом должны помогать огромное количество различных структур (воинских формирований) боевого обеспечения и обслуживания. При этом сейчас в рамках разработок автоматизировано управление войсками только на уровне общевойсковых бригад (Цифровая бригада – ЦБ). Для ликвидации этой проблемы, по-моему, необходимо принять несколько конструктивных и организационных решений.

Первое – полностью интегрировать ЦБ на оперативный уровень звена управления, автоматизация которого сейчас осуществляется в рамках начавшейся создаваться АСУ ВС РФ, и в дальнейшем развивать их в пределах одной технической «идеологии». Второе – автоматизировать управление тактического формирования (ТФ) боевого обеспечения и обслуживания. Сопрячь их с АСУ армии и ЦБ. Этим сейчас пока никто не занимается.

При этом нужно помнить, что цели при выполнении любой задачи достигаются реализацией мероприятий двух блоков. Первый – качественная подготовка всех, кто ее будет выполнять, и всего, что может повлиять на ее выполнение. Второй – достаточный уровень управления всеми субъектами при решении этой задачи. Соответственно, необходимо создать и автоматизировать работу двух систем: первая – комплектование и подготовка ТФ к выполнению задач по предназначению; и вторая – организация и управление ТФ в ходе решения поставленных задач.

Кроме того, для обеспечения функционирования этих систем должна быть создана техническая основа – комплекс систем обеспечения. Единое разведывательно-информационное пространство (ЕРИП), способное выдать необходимую информацию всем в части их касающейся, с точностью, в том числе обеспечивающей применение высокоточного оружия (ВТО). Цифровая система связи (ЦСС) должна своевременно, гарантированно, в полном объеме доводить достоверную информацию до всех субъектов ЕРИП. Комплекс средств автоматизации управлением войсками и оружием, информационное обеспечение всех субъектов боя должны обеспечить максимальную реализацию потенциала людей, техники и в целом воинских формирований в бою. Для этого система поражения противника должна строиться с учетом возможностей АСУ ТФ и оружия. Существующие подходы должны быть пересмотрены.

– Что конкретно необходимо изменить?

– В системе комплектования и подготовки ТФ предстоит определить требования к специалистам, должностным лицам и в целом к ТФ. Кроме того, способы изучения, сбора, хранения и использования информации о них (индивидуальные электронные паспорта). Также должны быть определены принципы комплектования образовательных учреждений, порядок подготовки специалистов в них как в мирное, так и военное время. Помимо всего прочего в связи с переходом ВС РФ на бригадную структуру необходимо определить содержание, порядок разработки и уточнения «Плана подготовки бригады», а также разработать совершенно новую систему, обеспечивающую ее выполнение.

Создавая АСУ организации и управления ТФ, в ходе выполнения задач по предназначению необходимо будет определить:

– порядок формирования целей и задач, решаемых ТФ как в мирное, так и в военное время;

– перечень мероприятий, которые должны обеспечить решение каждой из этих задач, требования к ним и порядок выполнения, функциональные обязанности специалистов и должностных лиц ТФ при выполнении этих мероприятий;

– оптимальную структуру системы управления и в целом организационно-штатную структуру ТФ;

– структуру, содержание, порядок разработки и уточнения «Плана применения ТФ».

– Как вы думаете, какой будет результат?

– Если верить военным ученым, то перевооружение ТФ современным вооружением, военной, специальной техникой может увеличить их боевой потенциал на 25–30%, а автоматизация управления – до 200%.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Министр обороны Молдавии: Главная проблема для страны - незаконное пребывание российских войск в Приднестровье

Министр обороны Молдавии: Главная проблема для страны - незаконное пребывание российских войск в Приднестровье

2
1652
Россия готовит НАТО сетецентрический ответ

Россия готовит НАТО сетецентрический ответ

Владимир Мухин

В Подмосковье начались исследовательские учения по применению бронетехники в качестве боевых роботов

0
9324
РВСН дали шесть лет на перевооружение

РВСН дали шесть лет на перевооружение

Олег Андреев

Москва корректирует планы повышения боеготовности Вооруженных сил

1
6224
"Признали мы за благо…"

"Признали мы за благо…"

Николай Сысоев

Внутренняя стража, или Как создавалась национальная гвардия Александра I

0
1927

Другие новости

24smi.org