0
2884
Газета Вооружения Интернет-версия

07.12.2012

Боевым дельфинам грозит отставка

Владимир Щербаков

Об авторе: Владимир Леонидович Щербаков - независимый военный журналист.


Разминка перед боевым заданием. Аравийское море.
Фото с сайта www.navy.mil

В начале ноября 2012 года представители ВМС США сообщили, что начиная с 2017 года специально тренированные на поиск морских мин дельфины и морские львы уступят место в строю необитаемым подводным и надводным аппаратам и роботам. Более чем полувековая история службы в американском флоте морских животных в погонах теперь, похоже, близка к завершению.

МЕНЯЕМ МЛЕКОПИТАЮЩИХ НА РОБОТОВ

Одна из главных причин такого решения – финансовая. В условиях постоянной оптимизации военных расходов специалисты ВМС США, проанализировавшие фактические и расчетные данные по стоимости эксплуатации «животной» и «бездушной» систем, пришли к выводу, что полный жизненный цикл противоминной системы на основе автономных необитаемых подводных аппаратов (АНПА), безэкипажных катеров и роботов-саперов обойдется флоту дешевле, чем применение аналогичной системы, построенной на базе морских животных – дельфинов и калифорнийских морских львов. По данным открытых зарубежных источников, ежегодно на поддержание в боеготовом состоянии отряда морских животных – 24 «противоминных» дельфина, около 50 дельфинов для других задач и 30 морских львов, американский флот тратит не менее 20 млн долл.

В частности, любая командировка животных сопровождается массой обеспечивающих мероприятий: транспортировать дельфинов и морских львов необходимо в специальных контейнерах с морской водой, каждая группа боевых животных сопровождается группой медиков и специалистов обслуживающего персонала и пр. Нельзя забывать и о том, что ушедшие в отставку боевые животные также требуют расходов на их содержание до самой смерти. Кроме того, по мнению военно-морских экспертов, подводные аппараты и роботы позволят проводить операции в более широком диапазоне, без ограничений, накладываемых особенностями физиологии морских животных.

«В настоящее время мы находимся в процессе реорганизации и в целом планируем в 2017 финансовом году приступить к постепенному завершению программы (использования морских животных для поиска и, в ряде случаев, уничтожения морских мин и взрывоопасных объектов под водой. – В.Щ.), – подчеркнул в интервью «Би-би-си» кэптен Фрэнк Линкус, глава отдела противоминной войны управления интеграции возможностей и ресурсов штаба ВМС США. – Морская биологическая система имеет фантастические возможности, но роботизированные системы уже способны решать аналогичные задачи быстрее и дешевле. Может быть, не на все 100%, но близко к этому».

Заменить своих животных в погонах, равно как и снизить численность привлекаемых к противоминной обороне (ПМО) военнослужащих, американские адмиралы планируют на флот из надводных безэкипажных катеров – искателей мин, противоминную систему на базе немецкого АНПА типа «Си Фокс», а также АНПА типа «Найффиш» («Рыба-нож»). Торпедообразный АНПА «Найффиш», известный также под обозначением Surface Mine Countermeasure Unmanned Undersea Vehicle или SMCM UUV, разработан компанией «Дженерал Дайнэмикс» и получил свое название в честь одной из рыб отряда гимнотообразных, отличающихся угреобразным телом и способных генерировать электрические разряды.

Впрочем, в интервью американской газете «Нэйви Таймс» заместитель начальника управления обеспечения экспедиционных сил штаба ВМС США Эд Эбингер, отметивший, что высокие расходы, характерные для начального этапа эксплуатации противоминных безэкипажных катеров и АНПА, постепенно будут существенно снижаться и в среднем окажутся более привлекательными по сравнению с расходами на поддержание в боевой готовности морской биологической системы, подчеркнул: «Возможности дельфинов – феноменальны, и даже с применением самых последних технологий мы пока вряд ли сможем приблизиться к тому уровню, чтобы полностью отказаться от них».

АМЕРИКАНЦЫ ОКАЗАЛИСЬ ПЕРВЫМИ

«Китообразные могут быть полезны при поиске боеголовок ракет, спутников и всего прочего, что усилиями человека раз за разом обрушивается в океан с неба, – заявил в 1958 году на специально организованном для высокопоставленных сотрудников Пентагона семинаре известный американский нейрофизиолог Джон Каннингэм Лилли. – Их, например, можно натренировать на поиск мин, торпед, субмарин и других объектов, изобретенных человеком для военно-морских операций… Их можно обучить ведению разведки и несению патрульной службы при кораблях и подводных лодках, их также можно перевозить в разные места и использовать в гаванях в качестве подрывников, взрывать ядерными зарядами подводные лодки, подводные ракетные установки и надводные корабли».

Темой подготовленного Лилли доклада были результаты исследования, проведенного под его руководством и имевшего целью изучение возможности использования в интересах ВМС США дельфинов и отдельных видов китов. Джон Лилли был уверен, что отдельных, наиболее «умных» морских млекопитающих – к примеру, дельфинов – можно с высокой эффективностью использовать даже в качестве «самонаводящегося оружия против человека». Ученый считал, что особым образом подготовленные дельфины могут «по ночам выходить в гавань и ловить шпионов, забрасываемых противником при помощи подлодок или самолетов».

За такую идею не могли не ухватиться американские спецслужбы и командование ВМС. Были отданы соответствующие распоряжения, и в 1960 году у лос-анджелесского аквариума был приобретен тихоокеанский белобокий дельфин, точнее дельфиниха по имени Нотти. Она поступила в распоряжение принадлежавшего Научно-исследовательскому управлению ВМС США (Сан-Диего) отдела испытаний военно-морского оружия. Первым направлением работ, к которым была подключена Нотти, было не диверсионное. Разработчиков подводного торпедного и ракетного оружия интересовали уникальные особенности эхолокационного аппарата и гидродинамика дельфина. В частности, для повышения гидродинамического КПД движения в воде торпед и ракет. Однако вскоре стало ясно – в рамках небольшого бассейна, где обитала Нотти, полностью «раскрыть ее возможности» не представляется возможным.

Работы решили продолжить в местечке Пойнт-Мугу, в районе которого располагались Тихоокеанский полигон и Военно-морской центр испытания ракетного оружия. Там, в бухте Мугу – удобной естественной почти закрытой лагуне, и была создана военно-морская биологическая станция. Впоследствии был создан филиал на Гавайях – в Канеохе-Бей, остров Оаху. В июле 1962 года туда доставили первых трех дельфинов и продолжили испытания, которые быстро приобрели специальную, диверсионную и противодиверсионную «окраску». Ответственность за проведение работ была возложена на отдел изучения морской фауны указанного центра, который, что интересно, был создан в рамках космической программы США и занимался системами жизнеобеспечения в замкнутом пространстве, но после передачи всех работ по космосу в ВВС его переориентировали на изучение морской фауны для ВМС.

Специалисты отдела предпринимали попытки изучения «способности к решению боевых задач» у акул, черепах и других обитателей моря. Но результатов опыты не дали. После длительного перерыва в 2008 году работы с акулами возобновились под эгидой Агентства по оборонным исследованиям и разработкам МО США. Основной их целью стало изучение возможностей акул по наблюдению за морским пространством и передаче информации о возможных угрозах при помощи специальных датчиков (руководитель работ – Джелл Атима, профессор биологии из Бостонского университета).

Знаменитый американский дельфинолог Форрест Гленн Вуд, на протяжении длительного времени работавший на биологической станции Научно-исследовательского управления ВМС США, писал в своем труде «Морские млекопитающие и человек»: «Наиболее осуществимой показалась нам идея сделать из них (дельфинов) помощников водолазов. И в ответ на вопросы о том, почему именно флот должен взять на себя расходы по изучению морских млекопитающих, мы обычно говорили: «Потому что они могут стать помощниками военных водолазов». Никто и никогда не обучал дельфинов исполнению команд в открытом море, и поэтому сама идея выглядела попросту спекулятивной. И прежде чем ее осуществить, нам предстояло разработать методы и аппаратуру».

Работы с морскими млекопитающими по «боевой тематике» держались Пентагоном в тайне, однако зарубежные эксперты – в том числе и в Советском Союзе – могли судить о них, используя данные о различных открытых опытах. Так, например, в 1965 году в ходе проводившегося в Ла-Холье эксперимента «SEALAB-2» дельфин Таф Гай (более известен как Таффи), «учебно» спасал акванавта, имитировавшего потерю ориентировки на глубине. Водолаз приводил в действие специальный сигнализатор с записанным сигналом. Дельфин «протягивал» акванавту конец нейлонового шнура, по которому «попавший в беду» водолаз мог подниматься на поверхность. Также дельфин доставлял с поверхности водолазам и обратно различные инструменты, контейнеры с сообщениями и другие небольшие предметы.

Однако пока весь мир с увлечением следил за уникальным экспериментом, в то же самое время в Пойнт-Мугу на военно-морской биологической станции ВМС США шли более серьезные работы. Дельфинов и морских львов активно пытались научить военному делу. Эти виды морских животных были выбраны американскими специалистами по причине их выдающихся гидродинамических качеств и исключительных биосонарных способностей. Например, дельфины «видят» предмет размером с боевого пловца в воде в средних по сложности условиях на дальности до 500 метров.

На волне поднятой в американских СМИ «шумихи вокруг боевых дельфинов» в газете «Нью Сайентист» 11 августа 1966 года даже вышел фельетон на тему дельфинов-камикадзе, которых готовили для самоубийственных атак вражеских подводных лодок: «Враг, несомненно, преуспеет в дрессировке других рыб и заведет себе дельфинов противодельфиньей обороны, но ведь и мы на этом не остановимся. Против подводных лодок мы можем придумать кое-что и похлеще, например разослать мобилизационные повестки электрическим скатам. Полноценный и хорошо заряженный скат способен своим разрядом повалить лошадь. Мы обучим в Чайна-Лейк несколько тысяч скатов двигаться цепочкой, прижавшись отрицательно заряженной головой к положительно заряженному хвосту впереди плывущего. Такая батарея прожжет электрической дугой любой подводный корабль, к которому приложится. А сотни две гигантских спрутов, хватая друг друга за щупальца, как только запахнет китайским рагу или русской черной икрой, образуют высокоэффективную подвижную сеть для ловли подводных лодок-малюток».

БОРЬБА С ДИВЕРСАНТАМИ

Один из отечественных исследователей морских животных Николай Барышников отмечал: «Дельфины – далеко не миролюбивые звери. Кажущаяся безобидность их во взаимоотношениях с людьми довольно относительна. Во взаимоотношениях этих имеется некая грань, переступив которую человек вызывает у животного вначале пассивную оборонительную реакцию, которая постепенно – если человек систематически переступает эту грань – может перейти в агрессивную… Так, неоднократно отмечалось, что наиболее солидные самцы в первые дни содержания в неволе принимали позу угрозы по отношению к пловцам. До нападения на человека дело, правда, не доходило – дельфины предпочитали сами отойти в сторону».

Именно эта «относительная доброжелательность» дельфинов была использована военными специалистами в процессе обучения уничтожению вражеских боевых пловцов. Правильность такого подхода была подтверждена в ходе сверхсекретной операции «Шорт Тайм» (1971–1972). В ее рамках противодиверсионную оборону базы «Камрань» во Вьетнаме в течение 15 месяцев несла группа из шести боевых дельфинов. По неофициальным данным, боевые дельфины уничтожили при обороне военно-морской базы «Камрань» не менее 50 подводных разведчиков и диверсантов.

Официальная информация о результатах операции не обнародована, а появляющиеся периодически сведения – крайне скудны и противоречивы. Одним из источников информации по операции «Шорт Тайм» является статья, появившаяся в 1972 году в газете «Нэйви Таймс». В ней утверждалось, что для охраны базы «Камрань» использовалась «группа специально обученных дельфинов». Они действовали по следующему алгоритму: обнаружив диверсанта, дельфин подавал сигнал своему «тренеру». Получив приказ «атаковать», он выходил в атаку, тыкая во врага прикрепленной на роструме (нос дельфина) специальной иглой-шприцем. Таким образом, в тело пловца вводился яд нервно-паралитического действия. Есть и другое мнение, принадлежащее советской разведке, – о вводимом через иглу углекислом газе. От газодинамического удара внутренности человека «разрывались», и диверсант шел на дно.

Что касается методов подготовки боевых дельфинов для таких действий, то американцы приучали животных выпрашивать рыбу ударами рострума по туловищу тренера. В боевой обстановке подготовленного таким образом дельфина вооружали баллончиком с газом и длинной титановой иглой. Когда «противодиверсионный» дельфин встречал на своем пути плывущего человека, то приближался к нему и, «выпрашивая рыбу», ударял его носом с иглой.

Следует подчеркнуть, что командование ВМС США отказывалось комментировать даже сам факт наличия «программы нейтрализации боевых пловцов». Но в 1972 году на слушаниях Комитета по делам разведки Сената США один из бывших специалистов Научно-исследовательского управления ВМС зоопсихолог Майкл Гринвуд подтвердил факт дрессировки в Центре подводной войны морских млекопитающих специально для «охоты» на людей.

Зато есть детально описанный опыт использования дельфинов и морских львов в ходе испытаний ВМС США новейшего оружия. Боевые животные искали и маркировали объекты, а морские львы непосредственно участвовали в подъеме со дна ракет и торпед. Впервые такая операция была проведена в 1966 году, а в ноябре 1970 года в испытаниях у острова Сан-Николас боевой части противолодочной ракеты комплекса АСРОК были задействованы три морских льва. Первоначально морским львам не удавалось найти на глубине 60 метров боевую часть. Затем возникли проблемы с креплением спецзахвата. Наконец самка морского льва Тёрк со второго раза закрепила захват на объекте. После чего боевую часть подняли на поверхность.


На охране американской военно-морской базы – «противодиверсионный» калифорнийский морской лев.
Фото с сайта www.navy.mil

Данный способ поиска и подъема затонувших образцов морского оружия стал стандартным. Для этого на вооружение ВМС принята так называемая морская биологическая система «быстрого обнаружения» Mk5 мод.1. Она «предназначена для поиска и подъема на поверхность практических торпед, мин и других объектов, заблаговременно снабженных гидроакустическими маячками, с глубин до 150 метров».

В ее состав входят две команды по четыре морских льва, которые выполняют непродолжительное погружение и затем «сообщают» оператору о сигнале маячка, установленного на объекте. Если услышали – возвращаются к лодке и нажимают носом специальную резиновую подушечку. После чего к наморднику морского льва крепится захват с длинным линем, который они закрепляют при погружении на обнаруженном объекте. Морской лев должен опуститься на дно, приблизиться к объекту под прямым углом к его продольной оси и толкнуть его захватом. Кривые лапы захвата защелкиваются вокруг корпуса объекта, а сам захват отделяется от намордника (сегодня используется зажим без намордника – морской лев просто берет его в зубы.) После контрольной проверки правильности крепления зажима животное всплывает и получает «приз». Объект поднимают на поверхность. За время своего существования «усатые бойцы» успешно выполнили 95% заданий. А вот использование для глубоководных работ касаток и гринд широкого распространения не получило. Хотя в первой половине 1970-х годов был достигнут интересный результат: дрессированная гринда обнаружила затонувший объект и закрепила на нем спецзажим подъемного оборудования на глубине 504 метра.

Сегодня на вооружении ВМС США, согласно официальным данным, состоят пять биотехнических систем с боевыми морскими млекопитающими. В ВМС США данные системы обозначаются как «морские биологические», но более правильным будет применение к ним классификации, введенной советскими специалистами – биотехническая система, поскольку в их состав входят не только животные, но и различные технические средства.

ПРИОРИТЕТ – БОРЬБА С МИНАМИ

Самые востребованные в настоящее время – противоминные биотехнические системы. Первая из них – Mk4 мод.0 – включает в себя несколько групп по четыре бутылконосых дельфина. Она предназначена для обнаружения и нейтрализации якорных мин. Система была испытана в 1991 году, а в 1993 году принята на вооружение.

При поиске мин в заданном районе дельфины периодически подплывают к обеспечивающей операцию лодке. Они сигнализируют операторам о результатах поиска, касаясь сигнального диска в носовой («цель обнаружена») или в кормовой («цель не обнаружена») ее части. При положительном результате дельфину передается подрывной заряд Mk98, который крепится на минрепе якорной мины. Затем дельфин освобождается от него, возвращается к лодке и выпрыгивает из воды на специальную подстилку. Оператор с помощью акустического устройства подрывает заряд. В ряде случаев дельфины ставят в месте нахождения мины буй. Ее классифицируют и уничтожают другими средствами.

Другая морская биотехническая противоминная система – Mk7 мод.1 – предназначена для поиска донных мин на глубинах 30–100 метров. В ее составе «служат» две группы дельфинов по четыре особи. Единственные в ВМС США, способные обнаруживать заглубленные в слой песка или ила мины. Первые испытания данной системы прошли в 1976 году.

Дельфины доставляются в район операции на быстроходных катерах. Когда обнаруженный объект идентифицируется как мина, там оставляется маркер Mk86 для ориентира водолазам или противоминным подводным роботам. Система используется для расчистки фарватеров, подходов к портам, а также для контрольных проверок результатов траления небольших участков моря.

Система применялась в Персидском заливе. Две группы по четыре дельфина в 2003 году были переброшены туда на десантном корабле-доке «Ганстон Холл», в специальных надувных пулах. Недавно система прошла «модернизацию». Теперь дельфины могут проводить операции по поиску и уничтожению противодесантных минных заграждений в мелководных районах и полосе прибоя на глубинах 3–12 метров.

В состав еще одной противоминной системы с обученными морскими животными – Mk8 – входят четыре дельфина и подразделения сил спецопераций. Эта система предназначена для поиска и проделывания проходов в системе противодесантных заграждений в районе побережья противника для успешной высадки передовой группы морского десанта. В состав сводного отряда входят разведывательно-диверсионные группы, разведывательные группы морской пехоты и боевые пловцы отряда обезвреживания неразорвавшихся боеприпасов с автономными подводными аппаратами.

Система принята на вооружение 1-го отряда расчистки минных заграждений в 2003 году и сразу же была переброшена в Ирак. В заданный район дельфины переходят, плывя рядом со специальными лодками – каяками, в которых находятся боевые пловцы и водолазы-минеры. Наиболее известной операцией стала расчистка гавани порта Умм-Каср для обеспечения безопасного подхода к пирсу британского десантного корабля «Сэр Галахед». Две группы по два дельфина были переброшены вертолетами из Кувейта. Всего же американские хвостатые «спецназовцы» вместе со своими «тренерами» отработали в ходе войны до 913 миль водных путей, обследовали 237 объектов и обнаружили почти сотню различных мин.

Mk6 – противодиверсионная биотехническая система, предназначенная для борьбы с вражескими боевыми пловцами и разведчиками, а также террористами. Информация по данной системе всегда была достаточно закрытой, причем вначале систем было две – Mk6 (дельфины) и Mk7 (морские львы), но затем они, как утверждается, были расформированы. В 1976 году группа в составе шести дельфинов, обученных обнаруживать вражеских боевых пловцов и водолазов, была воссоздана в ВМС США и получила обозначение Mk6 мод.1. По данным американских открытых источников, используемые в этой системе дельфины и морские львы после обнаружения вражеского боевого пловца заходят к нему со спины и крепят к нему специальный зажим с буйком, всплывающим на поверхность и обозначающим место нахождения противника.

В октябре 1987 года, во время ирано-иракской войны, группа из шести дельфинов и 25 моряков была направлена в Персидский залив, где восемь месяцев обеспечивала безопасность судоходства (операция Earnest Will). Тогда же впервые была обнародована информация о потерях в «личном составе» хвостатого спецназа – дельфин по кличке Скиппи погиб от легочной инфекции. Дельфины и присоединившиеся к ним морские львы несли службу в Бахрейне с октября 1987 года по июнь 1988 года.

В 1991 году под давлением защитников прав животных ВМС США объявили о закрытии программы подготовки «противодиверсионных животных». Впрочем, уже через четыре года систему Mk6 MMS пришлось воссоздать. Дельфинов бросили на защиту южнокорейской базы Пхохан (операция Freedom Banner), а в 1996 году – для охраны ВМБ Сан-Диего.

С той поры о дельфинах – борцах с «людьми-лягушками» информации нет. Зато «засветилась» биотехническая система борьбы с подводными диверсантами Mk7, на базе морских львов. Именно она в 2003 году была переброшена в Бахрейн для охраны якорных стоянок кораблей и судов ВМС США. Тогда СМИ наводнили снимки зевающих усатых «спецназовцев», позирующих на фоне бахрейнской базы. В отличие от дельфинов морских львов тренировали прикреплять к ногам диверсантов специальный зажим с тросом, который крепился к лодке с бойцами противодиверсионного подразделения. Получив от своего питомца условный сигнал, спецназовцы просто выбирали трос вместе с болтающимся на нем пленником.

В США существует пять центров ВМС, работающих с морскими млекопитающими: главный центр – на мысе Пойнт-Лома (Сан-Диего); в зоне Панамского канала; на Гавайях (принимают участие в исследованиях, проводимых Институтом морской биологии Гавайского университета); на озере Панд-Орей (Айдахо) и на мысе Принца Уэльского (Аляска). Руководство программой осуществляет расположенный в Сан-Диего Центр космических и боевых военно-морских систем. Всего ВМС США, по официальным данным, содержат не менее 110–115 «специальных» дельфинов и морских львов. В ходе исследования, проведенного в 1988–1990 годах, выяснилось – принятые в ВМС дельфины «имеют самый высокий уровень выживаемости» среди всех дельфинов, содержащихся в неволе, и превышает естественный уровень: в природе – в среднем 92–95%, а в ВМС США – 95–97%.

ИСКУССТВЕННАЯ «РЫБА»

АНПА типа «Найффиш» предназначен для поиска плавающих, якорных и донных морских мин и различных миноподобных и взрывоопасных объектов и впервые был представлен его разработчиком и заказчиком, руководством программы необитаемых морских систем для литоральных боевых кораблей ВМС США, в виде модели – в масштабе 1:4 – на выставке-конференции Sea Air Space Convention, проводившейся в апреле 2012 года. Выставка организуется ежегодно Военно-морской лигой США и проводилась в расположенном около Вашингтона отеле и конференц-центре Gaylord National Resort & Convention Center.

Согласно обнародованным в зарубежных источниках данным, АНПА типа «Найффиш» имеет калибр 533 см, длину 5,8 метра и автономность до 16 часов, будет развивать скорость хода до 20–25 узлов. Аппарат оснащается целым набором различных сенсоров, включая работающий на низких частотах эхолот, а в состав его бортовой системы включен накопитель данных емкостью до 12 Тб. При этом следует особо отметить – съем данных с АНПА предусматривается пока только после его возвращения с задания и подъема на борт корабля-носителя.

В качестве второстепенной задачи для АНПА типа «Найффиш», который является одной из подсистем модуля противоминной обороны литоральных боевых кораблей (каждый корабль получит два АНПА), планируется возложить ведение разведки и наблюдения, в том числе в интересах других сил ПМО.

«Найффиш» представляет собой значительный шаг вперед в области развития необитаемых подводных систем и сможет стать универсальным, безопасным и экономичным средством противоминной борьбы, которого в настоящее время не хватает ВМС. Благодаря применению системы открытой архитектуры «Найффиш» будет обладать способностью к постоянному совершенствованию», – подчеркнула на выставке вице-президент подразделения «Перспективные информационные системы» корпорации «Дженерал Дайнэмикс» по вопросам стратегии и развития бизнеса Надя Шорт.

Предварительная оценка проекта успешно прошла в мае 2012 года, однако до окончательного завершения работ по созданию АНПА, которые проводятся на предприятиях и конструкторских бюро в Гринсборо, Фэрфаксе, Квинсе, Брейнтри и Панама Сити, пока еще далеко. Начальной оперативной готовности он должен достичь в 2017 году. В случае задержки с разработкой нового противоминного средства «дембельский аккорд» дельфинов и морских львов, находящихся на службе ВМС США, может затянуться. Представители ВМС США, имеющие отношение к программе подготовки «противоминных» дельфинов и морских львов, не исключают, что для них найдется работа в ходе решения отдельных специальных задач. Да и Эд Эбингер в беседе с корреспондентом газеты «Нэйви Таймс» подчеркнул – пока речь идет об отставке с 2017 года только боевых морских животных, применяемых в рамках ведения противоминной войны.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Террористы нанесли новый удар по Европе

Террористы нанесли новый удар по Европе

Евгений Пудовкин

Атаки джихадистов в Барселоне обострили миграционный вопрос

0
552
В Татарстане главными коррупционерами оказались граждане, а не чиновники

В Татарстане главными коррупционерами оказались граждане, а не чиновники

Денис Беляков

0
430
Константин Ремчуков: Либеральные СМИ попали в политтехнологическую ловушку Трампа

Константин Ремчуков: Либеральные СМИ попали в политтехнологическую ловушку Трампа

Константин Ремчуков

0
3430
Россия становится участником американо-северокорейского кризиса

Россия становится участником американо-северокорейского кризиса

Александр Шарковский

В том, что Украина передала ракетные технологии КНДР, Вашингтон обвиняет Москву

0
9024

Другие новости

24smi.org
Загрузка...