6
23260
Газета Вооружения Интернет-версия

08.11.2013 00:01:00

Российский флот уходит под воду

Антиавианосный колосс на трех ногах

Александр Никольский

Об авторе: Александр Владиславович Никольский – инженер-кораблестроитель, старший лейтенант запаса.

Тэги: вмф, флот, авианосец, судостроение, опк


вмф, флот, авианосец, судостроение, опк Авианосец «Джеральд Р. Форд» на верфи «Ньюпорт-Ньюс Шипбилдинг». Фото со страницы USS Gerald R. Ford в социальной сети Facebook

Обычно так называются статьи, посвященные бедственному положению нашего флота. Однако сегодня – о другом. Из программы военного кораблестроения до 2020 года вычеркнули авианосец, зато оставили атомные подводные лодки (АПЛ) проекта 885. Так что российский флот идет знакомой дорогой советского флота. Вновь главной ударной силой будут АПЛ с крылатыми ракетами (КР), которые еще называют атомными подводными ракетными крейсерами (АПРК). Подводный флот не подведет, а авианосец, как говаривал Леонид Ильич, – оружие капиталистической агрессии и потому, как подпевал ему Сергей Горшков, чужд советской военно-морской доктрине. Вот и получается, что главная ударная сила нашего флота уходит под воду. Виноват – погружается. Отсюда и название статьи.
Нет необходимости объяснять, что авианосец крайне ценен при так называемых асимметричных угрозах, то есть в тех конфликтах, в перспективе которых в XXI веке сомневаться не приходится. В противоположность авианосцу, АПРК в подобных конфликтах не эффективен. Он не может поддержать высадку досмотровой группы, освобождение заложников или высадку десанта на берег, не может столь же эффективно, как палубная авиация, осуществлять контроль судоходства и не в состоянии защитить наши суда от вылазок пиратов или бомбардировок с воздуха.
Это прописные истины, поэтому отечественные борцы с авианосцами, засевшие в руководстве ВМФ, применяют иную аргументацию. А именно: слабая боевая устойчивость авианосца и относительная дешевизна АПРК.
Они убеждают, что авианосец эффективен только в борьбе со слабым противником, в серьезной же войне авианосец представляет собой слишком крупную мишень и будет потоплен в начале конфликта. Все, как во времена СССР, тогда главком ВМФ Сергей Горшков тоже считал, что в третьей мировой войне авианосцы бесполезны, а в локальных конфликтах ВМФ СССР участвовать не будет. Вот и выходило, авианосец – оружие капиталистической агрессии против слабых стран, бесполезное в борьбе с первым в мире государством рабочих и крестьян. А самым эффективным средством сдерживания авианосных ударных группировок (АУГ) по критерию эффективность–стоимость являются АПРК. Вот на этих аргументах-ногах и стоит колосс, сокрушающий любые авианосные поползновения в российском флоте. Только вот не глиняные ли у него ноги?
НОГА № 1
Посмотрим, сколько надо АПРК проекта 885, чтобы убить «Нимиц». Поскольку расчеты боевой эффективности проекта 885 скрыты под грифом «секретно», нам остается лишь путь самостоятельного расчета этой эффективности. За отправную точку нашего расчета возьмем боевую эффективность проекта 949, предка проекта 885. Итак, нырнем в историю…
Широкие исследования по эффективности начали проводиться в ВМФ СССР только в конце 70-х годов, когда появились электронно-вычислительные машины (ЭВМ). Проводимые несколькими организациями исследования показали, что для гарантированного уничтожения одного авианосца из АУГ необходимо было в залпе выпустить 100–150 ракет типа «Гранит». Если все ракеты имели бы ядерные боевые части, то количество ракет уменьшалось бы почти в 1,5 раза. Таким образом, для решения задачи одними АПРК проекта 949 их требовалось в среднем шесть.
Пусть не удивляет большое количество ракет с ядерными боевыми частями. Для того чтобы хоть одна ядерная ракета прорвалась к авианосцу, надо «принести в жертву» столько ракет, сколько сможет сбить ПВО АУГ. А ПВО АУГ в начале 80-х годов в зависимости от тактической обстановки могла сбить 70–120 ракет «Гранит» или Х-22. Отсюда же следует, что для потопления американского авианосца требовалось до 30 попаданий ракет «Гранит» или 10 – 12 для выведения его из строя.
Теперь обратимся к «Ониксу». У «Оникса», как и у «Гранита», проникающая БЧ (ПБЧ), но в три раза меньшая по массе, однако при этом масса ракеты (ее тоже надо учитывать при расчете поражающего потенциала сверхзвуковой ракеты) меньше лишь вдвое. Поэтому «Ониксов» для поражения авианосца необходимо примерно в два – два с половиной раза больше – примем как среднее значение 25 попаданий «Ониксов» для выведения авианосца из строя. Конечно, тут же появятся критики, которые обвинят автора в незнании того, что «Оникс» снабжен более совершенной головкой самонаведения (ГСН), и, следовательно, ракеты будут поражать авианосец точечно: одна – в помещение аэрофинишеров и еще четыре – по катапультам. Итого: всего пять «Ониксов» – и «Нимиц» безоружен. Что ж, если вы стреляете по китайскому фрегату, а еще лучше по афганскому аулу, то можно не то что в аэрофинишер попасть, можно и в окно, и даже в конкретную кровать, где мирно похрапывает международный террорист, и прямо его ударным ядром, чтобы никто из его жен и наложниц не пострадал. Ух, аж дух захватывает, что может современное высокоточное оружие! Но есть загвоздка. Все эти чудеса высокоточности до стигаются только в отсутствие радиоэлектронного противодействия (РЭП). Авианосец – это вам не аул, тут не до аэрофинишера, в корабль попасть бы.
Теперь определим величину «жертвы», то есть сколько «Ониксов» может сбить ПВО современной АУГ. Противовоздушная оборона состоит из двух компонентов: первый – истребительная авиация, второй – зенитно-ракетные комплексы (ЗРК) кораблей.
Рассмотрим первый компонент. С 2006 года авиакрыло американского авианосца включает в себя до 60 F/A-18E «Супер Хорнет», выполняющих одинаково успешно роль штурмовика и истребителя. АУГ может постоянно прикрываться четырьмя барражирующими F/A-18E. Каждый «Супер Хорнет» несет 10 ракет AIM-120 AMRAAM и способен сбить 5–6 «Ониксов». Итого: воздушный патруль АУГ собьет 22 «Оникса».
Теперь второй компонент. И здесь, конечно, речь пойдет об «Иджисе». Ах, знаем, знаем, он и «Москит» сбить не может, и Х-15 ему не по зубам, и «Гранит» с трудом бьет, да куда ему до «Оникса»! Действительно, не сбивает… Если вы все еще живете в 80-х, а если, как и я, в 2013-м, то сбивает, да еще как сбивает! Про «Иджис» у нас как-то мало пишут, а зря. Придется немного восполнить пробел. Поскольку газета – не журнал и тем более не книга, рассказ будет краток и посвящен только ЗРК компоненту «Иджис».
Комплекс «Иджис» имеет два РЛС: SPY-1 (общее обнаружение и «черновое» наведение) и SPG-62 (конечное наведение). Радиолокационная станция SPY-1 (четыре фазированные антенны) постоянно работает в режиме общего обнаружения и отслеживает от 250 до 300 воздушных целей. Этими целями могут быть как вражеские ракеты, так и собственные ракеты «Стандарт-2». Полет «Стандарта-2» отслеживается и периодически корректируется с корабля. Когда «Стандарт-2» оказывается на расстоянии 10 км от цели, в дело вступают SPG-62 (на «Тикондероге» их четыре, на «Арли Берке» – три), они облучают цель, и полуактивная ГСН «Стандарт-2», захватив ее, дальше летит уже на отраженный сигнал без корректировки «Иджиса». Поскольку сопровождение собственных ракет и общее обнаружение целей осуществляет одна и та же станция, то «Иджис» имеет возможность, уменьшая количество сопровождаемых целей, увеличивать количество сопровождаемых «Стандартов-2» и наоборот. Отсюда и разительная «многоканальность», теоретически до 100 обстреливаемых целей.
Атомный подводный ракетный крейсер проекта 949А «Антей». 	Фото с официального сайта Министерства обороны РФ
Атомный подводный ракетный крейсер проекта 949А «Антей».
    Фото с официального сайта Министерства обороны РФ
Но идеальных решений, конечно, не бывает. Элементная база начала 80-х не позволила создать из «Иджиса» совершенный ЗРК. Совмещая общее обнаружение и наведение в одной РЛС, американцы были вынуждены поступиться как дальностью обнаружения, так и точностью наведения. В результате «Иджис» не мог сбивать маловысотные сверхзвуковые («Москит») или аэробаллистические (Х-15) цели. Но ради чего американцы пошли таким путем? Ради перспективы. Время шло, «Иджис» совершенствовался, в 90-е он научился бить и «Москиты», и Х-15, а в 2000-е дотянулся до космоса, превратившись в первый в мире корабельный комплекс ПВО/ПРО. Отечественные же корабельные ЗРК, созданные по идеологии 80-х, как ни модернизируй, а «Иджисом» не станут. Поэтому у нас один путь – создать свой «Иджис». А пока «Иджис» царствует в гордом одиночестве и бьет все мыслимые рекорды долголетия.
Но вернемся к главной теме этой статьи. Я не случайно написал – теоретически может одновременно обстреливать 100 целей. В жизни все упирается в скорострельность универсальной вертикального пуска установки (УВПУ) Мк41. Она и будет определяющей в нашем расчете. Поскольку «Тикондероги» постепенно уходят в историю, далее будем рассматривать только «Арли Берк». В носовом погребе «Арли Берка» 4 МК41 (32 ячейки), в кормовом – 8 Мк41 (64 ячейки). Темп пуска ракеты из погреба 1 сек., итого с двух погребов – две ракеты в секунду. Получается, что за первые 32 сек. «Арли Берк» выпустит 64 «Стандарта-2», а оставшиеся 32 ракеты – еще за 32 сек. Определить, сколько американцы загрузят зенитных ракет, а сколько ударных – невозможно. На то она и универсальная ВПУ, чтобы не связывать адмиралам руки. В отличие от нас американцы могут как хотят менять номенклатуру ракетного боезапаса. Поэтому придется принять следующее допущение: поскольку конфликт начнется в угрожающий период, американцы, заблаговременно опасаясь наших противокорабельных ракет (ПКР), увеличат свой зенитный боезапас, отсюда примем, что в носовом погребе находится 32 «Стандарта-2», в кормовом – 48 «Стандартов-2» и 16 «Томагавков». Получается, что за 48 секунд «Арли Берк» выпустит 80 «Стандартов-2».
Теперь определим время отражения атаки. Если АПЛ проекта 885 сможет подкрасться к АУГ на 100 км, то «Ониксы» пойдут на малой высоте. Тогда «Иджис» обнаружит их на дистанции 35–32 минус 2 км – мертвая зона для «Стандартов-2», и получается, что «Ониксы» будут под обстрелом на протяжении 28 км. «Оникс» пройдет это расстояние за 37 сек., а «Арли Берк» за это время выпустит 69 «Стандартов-2». Но и это еще не все. Вряд ли темп стрельбы у АПЛ проекта 885 выше, чем у АПЛ проекта 949, то есть менее одной секунды, тогда АПЛ проекта 885 потребуется еще 31 сек., чтобы выпустить оставшиеся ракеты, что, в свою очередь, позволит «Арли Берку» выпустить оставшиеся «Стандарты-2».
Получается, что один «Арли Берк» выпустит 80 «Стандартов-2» и при вероятности поражения 0,7 (пример среднее 0,65) собьет 52 «Оникса». А сколько «Арли Берков» в составе АУГ? В состав АУГ ВМС США обычно входит 5–6 «Тикондерогов» и «Арли Берков». Значит, будем считать, что в атакуемом АУГ 5 «Арли Берков». Если атака будет производиться с дистанции 100 км, то есть по малой высоте, и с одного направления, то в отражении атаки смогут принять участие только 3 «Арли Берка». В этом случае корабли охранения собьют 156 «Ониксов». Но этот сценарий маловероятен.
Еще в конце 70-х руководству ВМФ СССР стало ясно, что гарантировать выход нескольких АПРК на дистанцию 50–60 миль от АУГ невозможно. Поэтому на смену АПРК проекта 661 и 670М пришли АПРК проекта 949 с дальнобойными (оперативного назначения) ПКР. Да, конечно, лодки проекта 885 значительно скрытнее лодок проекта 949, но и американская противолодочная оборона (ПЛО) не стоит на месте. Поэтому будем честны и признаем, что атаку придется начинать с предельной дистанции стрельбы и, значит, «Ониксы» полетят по большой высоте (5–6 тыс. метров). В этом случае «Иджисы» начнут отражение атаки с дистанции 250 км, и «Арли Берки», стреляя вверх, не будут стеснены соседними кораблями и смогут все без исключения принять участие в отражении удара. В этом случае они собьют 260 «Ониксов».
Теперь суммируем полученное количество «Ониксов», необходимое для выведения авианосца из строя: 25 + количество, сбиваемое воздушным патрулем, 22 + количество, сбиваемое кораблями охранения (260), итого: 307. Следовательно, для гарантированного выведения из строя авианосца из состава АУГ необходим совместный залп 10 АПРК проекта 855. Не малое количество, а даже большее, чем раньше требовалось АПРК проекта 949. Мне могут возразить, что уже создаются новые гиперзвуковые ПКР и ими вооружат лодки проекта 885. Скоро пиар сказывается, да не скоро изделие делается. То, что принято сейчас называть гиперзвуковым ПКР, еще не гиперзвук. Обещаемые 4-5М (М – число Маха, или отношение скорости течения в данной точке газового потока к местной скорости распространения звука в движущейся среде) – это только порог, за которым и начинается настоящая гиперзвуковая скорость. А пока нам обещают лишь подойти, а не перейти порог. Но такие «гиперзвуковые» цели и наш «Форт-М» и «Иджис» сбивают уже сейчас. Чтобы побороть «Иджис», нужны 10М, а еще и маневрировать во время атаки, иначе «Стандарт-3» собьет цель и на 10М. А до такой ПКР еще о-о-очень далеко. Так что предполагаемые к постройке 10 АПРК проекта 885 могут быть страшны лишь одному из десяти американских АУГов. Но и этой опасности американцы легко могут избежать. Им лишь надо сдвоить свои АУГи, и 10 АПРК проекта 885 ничего уже не сделают такому соединению.
НОГА № 2
Итак, первую ногу – слабая боевая устойчивость авианосца – мы сокрушили. Теперь обратимся ко второй ноге – относительная дешевизна АПРК. В отечественной печати, в том числе электронной, по-прежнему бытует расхожее мнение, что лодка проекта 949 дешевле авианосца «Нимиц» в 10 раз. Классическим примером доказательной базы является следующее: «По состоянию на середину 80-х годов стоимость одной лодки проекта 949А составляла 226 млн. руб., что по номиналу равнялось лишь 10% стоимости многоцелевого авианосца «Рузвельт» (2,3 млрд. долл. без учета стоимости его авиационного крыла)».
Что за номинал? Откуда он – поди разбери. К примеру, если пересчитывать по средней заработной плате, то в США в 1986 году она была 1444 долл., а в СССР – 206 руб. Тогда получается, курс доллара к рублю по покупательной способности может быть 7 к 1. В этом случае «Рузвельт» всего в 1,5 раза дороже проекта 949А. Но это тоже неверно, потому что доллар – свободно конвертируемая валюта, а рубль нет, и реального рынка в СССР не было, и мало было иметь деньги на машину или квартиру, нужно было иметь еще и право их приобрести. Ну и как в таком случае считать «номинал»? Если же не учитывать социально-экономическую модель государства, то получится, что самый эффективный в мире ВПК – в КНДР, где вам за мешок риса соберут АК-47. Но я твердо уверен, что и те, кто с восхищением читает, и те, кто пишет о «дешевизне» проекта 949, ни за мешок риса, ни за 100 долл. не будут даже дворником работать.
Но это статья не о прелестях социализма или капитализма, поэтому остановимся на том, что таким способом относительную стоимость проекта 949 и «Нимица» не определишь. И даже теперь, когда в Росси худо-бедно, но капитализм, и рубль свободно конвертируется в доллар, соотношения стоимости не выведешь. Пример: стоимость последнего «Нимица» – «Джордж Буш» 6,2 млрд. долл. (2009 год), а стоимость, согласно контракту, второй лодки проекта 885 «Казань» – 47 млрд. руб., или 1,45 млрд. долл. Вроде бы в четыре раза дешевле, но за счет чего? Не за счет ли заработной платы? Так, средняя заработная плата рабочего, за вычетом налогов, на «Севмаше» 1100 долл., а на Newport News, после выплаты налогов, 3250 долл. Почувствовали разницу? Конечно, мне могут сказать, что, дескать, у них зато медицина дороже, а я скажу, что у них еда, одежда и жилье дешевле, и вообще «Севмаш» – это ведь север, а Newport News – теплый юг. Что-то я не слышал, чтобы со всей России на «Севмаш» ехали работать, а вот Newport News – американская «рабочая Мекка».
Мечта российских моряков – атомный авианосец. Проект тяжелого авианесущего крейсера «Ульяновск».
Мечта российских моряков – атомный авианосец. Проект тяжелого авианесущего крейсера «Ульяновск».
Так как же тогда определить относительную стоимость АПРК и атомного многоцелевого авианосца? Есть единственный верный способ – сравнивать относительную стоимость атомной лодки и авианосца в одной и той же стране, и тем самым получим искомое соотношение. Например, стоимость авианосца проекта 11437 «Ульяновск» в 1989 году оценивалась в 750 млн. руб., а лодки проекта 949А в этом же году – в 300–320 млн. руб. То есть в СССР по стоимости атомный авианосец был равен 2,4 АПРК.
Теперь американский пример. Только надо подыскать правильные аналоги. «Нимиц» сопоставим с «Ульяновском», первый, правда, больше по водоизмещению, но зато у второго более сложное радиоэлектронное и ракетное вооружение. А вот подыскать аналог проекта 885 или проекта 949 сложнее. «Виржиния» явно маловата и проще, и ее следует сравнивать с лодкой проекта 971, а вот «Сифулф» вполне сопоставим по сложности с лодкой проекта 885. Итак, постройка второго корпуса «Сифулфа» («Коннектикут») в 1998 году обошлась в 2,4 млрд. долл., а стоимость постройки «Гари Трумэна» (восьмой «Нимиц») в том же году составила 4,5 млрд. долл. Получается, 1,9 «Сифульфа» равны одному «Нимицу». И здесь следует учесть, что если бы «Ульяновск» проектировался как настоящий многоцелевой авианосец, а не как тяжелый авианесущий крейсер (ТАКР), то есть на нем не было бы сложного радиоэлектронного и тем более ударного ракетного вооружения, то его постройка подешевела бы примерно на 100 млн. руб. И корабль проекта 11437 стоил бы два АПРК. Итак, соотношение, что два АПРК равны по стоимости одному атомному авианосцу, можно считать доказанным.
Предвижу возмущение, дескать – авианосец сам по себе еще не оружие, ему нужны самолеты и корабли охранения, а это и есть главная статья расходов. Но этот «антиавианосный» аргумент как раз самый слабый. Ни один современный корабль и даже АПЛ не могут быть «одним воином в поле». ВМФ СССР имел подводную направленность, но был вынужден развивать и надводный флот, и к 1991 году в его составе было более 100 кораблей 1 и 2 ранга, чего с лихвой хватило бы на 15 АУГов. Так и у нынешней России есть порядка 30 таких кораблей, что хватит на 5 АУГов. И это не считая строящихся 12 корветов и фрегатов.
И на палубную авиацию дополнительно тратиться не придется. Наши корабельные самолеты – это лишь модернизированные сухопутные. И Т-50 пятого поколения, как объявлено, будут делаться как в сухопутном, так и в палубном исполнении. А это значит, что нужно просто перераспределить заказ на новые самолеты до 2020 года. Надо сократить заказ на сухопутные варианты МиГ-29, Су-35, Т-50 и ввести заказ на корабельные. Летный и технический состав можно взять из ВВС. При таком перераспределении ресурса ПВО России не пострадает, так как в отличие от крылатых ракет АПРК палубный самолет может действовать не только с палубы, но и с аэродрома. И если понадобится, то палубные самолеты немедленно перебазируются на береговые аэродромы и, перейдя в подчинение ВВС, превратятся во фронтовую авиацию.
Из вышесказанного вытекает, что вместо 10 АПРК Россия может построить пять полноценных авианосцев и сформировать из них пять АУГа.
НОГА № 3
Итак, вторую ногу – относительная дешевизна АПРК по сравнению с авианосцем, мы тоже сокрушили. Но о, чудо! Колосс не падает, почему? Дело в том, что пока мы сокрушали его ноги, к нему подставили третью ногу, которой ранее по идейным соображением и быть не могло. И нога эта крепче предыдущих, ибо ставили ее не только антиавианосное лобби, но и сторонники авианосца. Суть ноги в том, что Россия не обладает ни местом для постройки авианосца, ни соответствующими технологиями. И, следовательно, само обсуждение, что лучше – строить АПРК или авианосец, теряет всякий смысл. Разберем и эту ногу.
Откуда взялось мнение, что у нас негде строить авианосец? Найдите в Интернете телефон приемной директора «Балтийского завода» и насмешите его этим утверждением. Да, спускной вес «Нимица» для завода великоват, но корпус авианосца, сопоставимого с «Энтерпрайзом», реален. И спускать такие корпуса завод может каждые 2,5 года. Не хватит мощности завода для быстрой достройки и строительство головного авианосца затянется? А кто мешает устроить кооперацию и передавать спущенные корпуса другим заводам? Китайцы «Варяг» через весь мир на буксире провели, чем мы хуже? Как раз, если прекратить строительство серии лодок проекта 855, освободятся мощности «Севмаша», и тогда «Балтийский завод» будет собирать корпуса, а достраивать будет «Севмаш». Так что место для строительства у нас есть, было бы желание.
Предвижу, конечно, возмущения, дескать, кадры утеряны – вон, «Викрамадитью» сколько мурыжили, и здесь ничего путного не выйдет. А где у нас не утеряны? Эпопею с «Булавой» забыли? А «Казань», которую уже больше года не могут сдать? А между прочим, «Казань», напомню, «Севмаш» строит – главный специалист по постройке АПЛ, и все равно одни муки. Да что там новые типы вооружения, вы вспомните алжирский позор с МиГ-29, а с каким позором ОСК, сторожевик проекта 1159, для того же Алжира в прошлом году ремонтировал!  Список можно продолжать. У нас куда ни кинь – везде клин, и что теперь – сидеть сложа руки? Да, головной авианосец мы будем строить в муках лет 10, но на то он и головной, и бояться тут нечего.
Какие такие ключевые технологии, необходимые авианосцу, у нас отсутствуют? Получается, мы уже и от Китая с Индией отстали, раз там авианосцы строить могут, а мы нет? Но это же очевидная глупость. За ответом обратимся к руководству. В 2011-м главком ВМФ РФ Владимир Высоцкий заявил, что отечественная судостроительная отрасль может предложить только устаревший вариант авианосца 90-х годов, в то время как США строит принципиально новый авианосец «Джеральд Р. Форд». То есть если для Индии и Китая авианосец уровня 90-х – достижение, то для России – позор. А что России нужно? И на этот вопрос ответ можно найти все у того же главкома. России нужен «многосредный» МАК! Что за зверь? Пороемся в прессе, обратимся к информаторам. Информатор АРМС-ТАСС из ВПК сказал, что МАК будет атомным в 80 тыс. тонн с мощным ракетным комплексом, с комплексом управления соединением и 80 боевыми самолетами. Интересно, как это все на нем поместится? Информатор из ОСК объяснил, что МАК по требованию ВМФ не будет иметь мощного ракетного комплекса, зато у него будет полное электродвижение, электрокатапульта и мощное РЛС для контроля ближнего космоса. Есть и другая информация, из чего можно заключить, что руководство ВМФ и само не знает, чего хочет.
Но в чем сходятся все источники, так в том, что МАК должен превзойти «Джеральд Р. Форд», на меньшее ВМФ не согласен! Наши флотоводцы никак не могут понять, что авианосец – прежде всего плавучий аэродром, и во вторую, и в третью очередь – плавучий аэродром. Современность авианосца определяется только его способностью обеспечить базирование современного авиакрыла. Отказ от «Нимица» и переход на «Джеральд Р. Форд» связан только с внедрением новых технологий и, как следствие, удешевлением эксплуатации. Если же оценивать по возможностям базирования авиации, то «Джеральд Р. Форд» не сильно отличается от «Нимица». И раз нет у нас пока новых технологий, сгодится и авианосец 90-х, главное, чтобы на нем Т-50 базироваться могли, остальное шелуха. Почему наши адмиралы этого не понимают? Это требует отдельного повествования.
МЕЧТАНИЯ
Ах, если бы я был царем, ну, или хотя бы президентом, то вместо программы строительства АПРК начал бы строить авианосцы. Я не против АПЛ, но у России и сейчас есть 24 многоцелевые АПЛ (проекты: 949, 945, 971), которые по главному критерию – скрытности – превосходят все построенные, а также строящиеся и планирующиеся к постройке АПЛ Франции, Китая и Индии. Наш подводный флот второй в мире и уступает лишь американскому. Строительство 10 «Ясеней» не выведет нас на первую позицию. Зато наш надводный флот совершенно лишен авианосцев, способен бороться лишь с сомалийскими пиратами и не способен защитить наших туристов от очередной арабской весны. Надо наложить временный мораторий на строительство АПЛ и высвободившийся ресурс направить на авианосцы. Этих средств хватит на постройку четырех авианосцев и превращение «Кузнецова» из ТАВКРа в авианосец.
Только авианосцы надо строить без «излишеств», свойственных ТАКР. Обязательным должно быть наличие катапульт. О трамплине надо забыть как о страшном сне. Для начала пусть это будут паровые, потом заменим на электромагнитные. Также обязательно полное электродвижение, что даст неисчерпаемый резерв для модернизации на ближайшие 50 лет. Будут авианосцы газотурбинными, атомными или дизельными – непринципиально. При наличии катапульт высокая скорость хода не обязательна, и можно ограничиться 25–27 узлами, как это сделали французы и англичане, что значительно удешевит постройку и эксплуатацию авианосца и позволит использовать в электродвижении уже освоенные в ОСК технологии. Пять авианосцев, это пять АУГов, из которых четыре в угрожающий период могут быть в боевом составе. Четыре АУГа – это 250–270 многоцелевых истребителей. Такого количества достаточно для завоевания господства в воздухе над большинством стран мира. Лишь ограниченный круг великих стран и Израиль могут не бояться такой мощи.
И к этой части статьи найдутся критики, притом самые жесткие – скептики. «Какие 10 «Ясеней», какой оборонзаказ на 2020 год, все разворуют, так что ни 10 АПРК, ни пяти авианосцев России не видать как своих ушей». Вот что я им скажу: прежде чем начинать перекраивать оборонзаказ, я назначу на должность председателя Счетной палаты особого человека. Теперь верите, что все получится?   


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(6)


Вячеслав Рыбалко 11:30 08.11.2013

Автор фантаст какой-то. Так быстро сокрушил первую ногу и перешел ко второй и третьей...Такие допущения произвел нереальные. Откуда правда такая информация, наверное, от господа Бога? Т.к. даже американцы не проводили испытания Иджиса по множественным целям в узком секторе. А с учетом того, что Яхонт заблаговременно снижатеся с целью ухода за радиогоризонт относительно обстреливаемой цели это обеспечивает срыв сопровождения ПКР стрельбовыми комплексами ПВО, что наряду с высокой сверхзвуковой скоростью и предельно малой высотой полета на участке самонаведения резко снижает возможности по перехвату ПКР "Яхонт" даже самой развитой корабельной ПВО. Также, в статье сделаны элементарные арифметические ошибке при расчете времени нахождения под обстрелом, с учетом пролета 28 км до цели. Время нахождения под обстрелом учитывает время от обнаружения до столкновения противокоробельной ракеты с зенитной ракетой. Таким образом, при самых лучших обстоятельствах для Иджис, расстояние перехвата 14 км. А с учетом возможности перехвата Иджиса 1,3 ракеты на одиночную цель, возможности Яхонта по преодалению системы ПРО, группового запуска Яхонта одиночной подводной лодкой, все выкладки автора превращаются в плохо написанный научно-фантастический роман.

Владимир Степанов 14:00 09.11.2013

Не нападайте на Никольского, главное в его большом материале в самом конце, когда он признает необходимость строгого контроля средств, которые на что ни выдели все равно разворуют. Спорить о чем? Еще не было ни Иджисов, ни Ониксов, а было известно, авианосец поразить не так просто. Кстати, если бы не Горшков, не имели бы мы сейчас и атомных подлодок. А то ведь Хрущеву авиация и флот не были нужны, одними ракетами все проблемы хотел решить. Также и по стоимости АПРК не столь дешевы естественно, только задачи у них с авианосцами разные. Подводный флот - часть наших СЯС и основа стратегической стабильности (как носители МБР, так и - крылатых). А вот сторонников НБГУ и прочих афер авианосцы увы не отрезвят. Но авианосцы строить нужно, еще и для общего подъема судостроения, так у нас пока и современного эсминца нет. Авианосцы нужны и для защиты поводного флота, только, чтобы их защитить, потребуется свой Иджис. И то правда, что Иджис пока в высшей степени экспериментальная система, а что и как он сможет на деле, дай бог, чтоб никогда не пришлось проверять. Заниматься глупостями, таская корабль по верфям, несерьезно. В Николаеве надо строить (заодно и дружбу с Украиной укрепим) под нашим авторским надзором. Никаких паровых катапульт, только атомные авианосцы не ниже классом Нимиц, а можно и Форд.Замахиваться сразу на 4 авианосца и не дешевую модернизацию ТАКР не следует. Нужно начинать разработку и проектирование головного корабля и иметь в виду после успешного прохождения критических этапов (по головному кораблю) развертывание работ по второму авианосцу. Только затем , не спеша, можно строить 3 и 4. Между прочим современные программные средства управления сверхсложными проектами давно перевели кораблестростроительные сложности в иную плоскость, хотя технологических проблем вовсе они не решают. А адмиральскую глупость о том, не знамо о чем - нужно позабыть как страшный сон.

Ar Ab 21:03 09.11.2013

Про Украину забудьте, мало таких стран которые нанесли столько вреда сколько нанесла Украина. Автор действительно хватил лишку, насчет неуязвимости авианосца: всей АУГ хватит и одного термоядерного боезаряда. Для начала бы один атомный построить, и его полностью укомплектовать авиацией. Пусть в Баренцево ходит, охраняет и воевать учится. В целом автор прав, порядок в стране необходимо наводить. И авианосцы нужны. Но только в составе АУГ, а не сам по себе.

владимир пейсин 18:46 10.11.2013

и автор и комментаторы никак не могут забыть курс марксизма ленинизма из высших учебных заведений и гражданских и военных что россия должна противостоять сша забудьте как кошмарный сон это во первых не нужно я не пойму зачем по моему тут дело пахнет палатой №6 а во вторых россия просто напросто не способна на это и из экономических и из за технологических и из кадровых причин

Иван Иванов 21:48 13.11.2013

Прочитал статью. Выскажу, что я думаю об этом. Во-первых, Никольский Александр Владиславович — сказочник. Во-вторых, Никольский Александр Владиславович - провокатор. В-третьих, полагаю, что нужно ввести заново в Уголовный кодекс России статью за осуществление провокации. Я также полагаю, что, если бы была статья в Уголовном кодексе за провокацию, то таких, с позволения сказать «инженеров-кораблестроителей» необходимо было привлекать к ответственности за провокацию. Такие вот провокаторы вбивают молотком детали в космические ракеты, чтобы ракета не смогла полететь, а потом сбегают в США, видимо, к своим защитникам или хозяевам. Если этот Никольский А.В. предлагает бросить постройку подлодок на стадии строительства на стапелях, то возникает вопрос у людей, а не является ли он таким же диверсантом, как и тот «инженер», который намерено забил деталь в ракету, зная к чему могут привести последствия этого шага? Если этот «инженер-кораблестроитель» против достройки подлодок, можно ли быть уверенным, что он не совершит диверсию в отношении строящихся подлодок? А это статья не является ли такой идеологической диверсией и провокацией? Автор статьи в своём «учёном» писании ни слова не пишет о тех целях и задачах, которым предназначен российский авианесущий флот. Об этом в статье нет ни слова. А именно с разъяснения задач и целей авианесущего флота России и нужно было начинать статью, чтобы всем было понятно нужен нам такой флот или нет. Вместо этого, этот горе-патриот ссылается на то, что все сильные, в военном отношении, страны имеют авианесущие флоты. То есть его логика сводится к тому, что у всех сильных стран есть авианесущий флот, стало быть и у нас он должен быть. Но не разъясняя цели и задачи российского авианесущего флота, логика автора похожа на логику обиженного ребёнка: у всех есть, а у меня нет, обидно. Но Никольский А.В. не говорит какие тактические и стратегические задачи будет выполнять российский авианесущий флот на театрах военных действий. Никольский А.В. просто не может привести те цели и задачи, под которые России необходимо иметь авианесущий флот. Вместо этого, автор грубо использует приёмы манипуляции. Именно из-за того, что автор использует приёмы манипуляции сознанием, он и является провокатором. Какие это приёмы? Большая часть статьи посвящена техническим особенностям и сравнительным цифрам. Манипуляция цифрами — один из сильнейших способов манипуляции, так как люди по своей природе доверяют числу незыблемо, и не многие возьмутся за труд все цифры перепроверить и пересчитать. Эта сила манипуляции многократно возрастает, когда числа связаны в математические формулы и уравнения — здравый смысл против них бессилен. Никольский А.В. прибегает к приёмам эконометрии, когда по известному выражению: «хороший учёный может математически доказать, что слон может висеть, уцепившись за соломинку. Но есть здравый смысл». Из манипуляций цифрами в статье автор пытается убедить читателя, что авианосцы стоят ненамного дороже подлодок. Но если даже поверить этим сказкам, то всё равно разумно задать вопрос: разве стоимость постройки авианосцев каким-то образом влияет на то, что нужно отказаться от уже заложенных на стапелях подлодок? Разумный ответ очевиден: нет. Это неразумно разрушать то, на что потрачены силы и средства государства, на что потрачен труд рабочих и инженеров. Если следовать логике слов автора, который утверждает, что время, за которое будет построен головной авианосец примерно ровняется десяти годам, и что для приращения сил и средств для этого необходимо отказаться от строительства подлодок, то из этой логики следует, что в течение этих десяти лет наша кораблестроительная промышленность не спустит на воду ни одной подлодки классом ракетный крейсер и в то же время - ни одного авианосца. Вот к каким выводам приходишь, когда читаешь эту статью, ратующую за отмену строительства подводных ракетных крейсеров. А если в течение декады государство не получит ни одного подводного ракетного крейсера и ни одного авианосца, а значит обороноспособность не усилится, то это и есть информационная диверсия. Я не считаю также, что «предложение» Никольского А.В. есть человеческая глупость. Нет, это не верно. Это «предложение» пустить под нож начатое строительство сделано им сознательно. Именно поэтому Никольский А.В. избегает в статье ответа на вопрос для каких задач нужен России авианесущий флот. Единственное, что, пожалуй, верно сказано Никольским А.В. это то, что авианосец — это плавающий аэродром. Но более ни слова у автора статьи о том для чего вообще нужны аэродромы. Вместо этого мы читаем эмоциональные замечания Никольского А.В. про опору на какие-то там ноги. А вот если знать для чего нужен плавающий аэродром, то становится ясно, что в данный исторический момент России не нужен авианесущий флот. Возможно, дело строительства авианосцев недалекого будущего, но никак не сегодняшнего дня. О чем я говорю? Я говорю о том, для чего же всё таки нужен плавающий аэродром. Он нужен для того, чтобы иметь возможность для боевой авиации нести свои задачи вдали от государства, к которой принадлежит в данном случае палубная авиация. Если сказать точнее, то плавающий аэродром нужен не просто для того, чтобы иметь авиацию вдали от государства, плавающий аэродром нужен, чтобы иметь плавающую базу на море, вдали от суши. Если посмотреть для каких задач нужна палубная авиация ВМФ России, то мы увидим, что задачи палубной авиации ВМФ России это борьба не с флотом как таковым, а со средствами воздушного нападения противника, разведка с воздуха. Такие средства могут размещаться как на суше, так и на кораблях. Если посмотреть для каких задач нужная палубная авиация ВМС США, то мы увидим, что она, призвана решать следующие основные задачи: нанесение ударов по наземным объектам; обеспечение непосредственной авиационной поддержки сухопутных войск и десантных сил; ведение разведки на приморском направлении. То есть основные задачи ВМС США это работа по суши, а проще говоря это оружие нападения на сушу. Совпадают ли задачи палубной авиации ВМС США с задачами палубной авиации ВМФ России? Очевидно, что нет. Здесь следует задать еще один вопрос: а собирается ли Россия наращивать свою боевую группировку морских сил вдали от России до такого количества, что её нужно поддерживать не только средствами ПВО-ПРО корабельного базирования, но и средствами поражения палубной авиации? Ответ очевиден: нет, не сегодня. Возможно, это дело ближайшего будущего, когда будет построен большой надводный флот, но его ещё нужно построить, вложить громадные средства и ресурсы. Лишь после постройки большого надводного флота можно решать задачи, при которых мы сможем направлять крупные соединения ВМФ России в дальние моря. А пока Россия не собирается направлять армады своих кораблей к чужим берегам. Спросим, где России сегодня необходимо иметь возможность наносить удары с моря по суше? Россия не собирается никого атаковать с плавающих аэродром по чужим берегам. Собственно и группировка надводных кораблей России не настолько значительна, хотя это и печальный факт, чтобы для её защиты был необходим авианесущий флот. Главные задачи ВС России на сегодня состоят в том, чтобы защитить свои берега и в ближайшие годы не быть втянутой ни в какие крупные военные конфликты ни на суше, ни на море. Слова Никольского А.В. о том, что России авианосцы нужны для поддержки торговых морских путей не выдерживают критики. Торговые суда проходят тысячи и десятки тысяч морских миль по океанам и морям. И только ради безопасности российских торговых судов не разместить авианосцы по всем точкам мирового океана. Известно, что для защиты морских торговых путей используется надводный военно-морской флот. Авиация для этих целей совершенно не годится, так как единственное на что способна авиация, примирительно к надводному судну, — это уничтожение надводного судна. Авиация не сможет остановить вражеское или пиратское судно, досмотреть его или обезвредить и передать правоохранительным органам. Теперь посмотрим как же применялась палубная авиация ВМС США и их союзников, Франции и Великобритании, за последние десятилетия. Мы видим, что их палубная авиация применялась для ударов по берегу. США и их союзники использовали самолеты палубной авиации ВМС для нанесения ударов по Югославии, Ираку и Ливии. Эти авиационные атаки Россией и другими странами расцениваются как агрессия против суверенных стран. Применял ли ВМФ СССР силу ударами палубной авиацией по берегам противника? Нет, не применял. И такое применение силы палубной авиацией ВМФ России неприемлемо и сейчас. России нужно охранять свои берега, свою территорию и своих ближайших соседей. Совершенно очевидно, что для этих целей нужно иметь береговую авиацию, авиацию ВВС, армейскую авиацию. Чтобы охранять свою береговую линию, свою территорию и своих ближайших соседей, плавающие аэродромы не подходят. Отсюда возникает закономерное мнение, что России в её нынешней ослабленном состоянии в военном и экономическом плане, нужно как можно дольше держать нейтралитет и не ввязываться в войны. Для чего России необходимо наращивать флот для охраны своих рубежей, военных кораблей, гражданских судов. Такие задачи со стороны моря выполняются с помощью подводного и надводного флотов.

Dmitry Ananenko 22:27 14.11.2013

Хааа-хааа, автор, пиши есчо! Еще пара таких статей и получится глава к целому роману в стиле Клэнси))) Даже не знаю какая часть самая классная, про сбивание сотен сверхзувуковых ПКР в узком секторе силами 1 крейсера или про то что десять ПЛАРК массовым залпом ПКР не смогут НИЧЕГО сделать двум авианосным группам) Но этот отрывок пожалуй лучший: Каждый «Супер Хорнет» несет 10 ракет AIM-120 AMRAAM и способен сбить 5–6 «Ониксов» Мне только неясно почему автор не принемает учитывает в своих рассчетах боекомплект 20 мм пушки М61А1 Вулкан - без малого 570 патронов! ДАже если каждый сверхзвуковой ПКР нашпиговать 10 патронами, получится что помимо 5 ПКР сбитых ракетами, хорнет сможет уложить еще 57! итого 62! И это только 1 самолет патруля. Считаю что Автор сильно недооценил мощ АУГов.



Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Тульский Токарев и тульский Шипунов

Тульский Токарев и тульский Шипунов

Николай Поросков

КБП – 90 лет

0
5797
Американские моряки оказались слабаками

Американские моряки оказались слабаками

Андрей Рискин

Похоже, боевой дух в ВМС США несколько не соответствует предстоящей "битве за Северную Корею"

7
43672
Американские "Томагавки" стали ближе к Северной Корее

Американские "Томагавки" стали ближе к Северной Корее

Андрей Рискин

Эксперт: межконтинентальная ракета появится у КНДР не ранее, чем через 10 лет

0
2064
Какие тайны ищет российский корабль-разведчик "Янтарь" на дне Средиземного моря?

Какие тайны ищет российский корабль-разведчик "Янтарь" на дне Средиземного моря?

Андрей Рискин

0
8035

Другие новости

Загрузка...
24smi.org