0
4834
Газета Вооружения Интернет-версия

25.12.2015 00:01:00

Периодическая система Шипунова

В Туле открыта мемориальная доска выдающемуся оружейнику

Тэги: впк, кбп, тула, гкчп, панцирь, сирия, ран, шипунов


впк, кбп, тула, гкчп, панцирь, сирия, ран, шипунов Аркадия Шипунова многие называли еще и большим философом. Фото из семейного архива

В День героев Отечества, 9 декабря, в Туле на доме № 62 по проспекту Ленина торжественно открыли мемориальную доску выдающемуся конструктору-оружейнику, академику Российской академии наук, доктору технических наук, Герою Социалистического Труда Аркадию Георгиевичу Шипунову. Почтить память великого человека приехали представители руководства области, холдинга «Высокоточные комплексы», руководители многих тульских заводов, Союза машиностроителей, предприятий-смежников. Были руководители администрации города Ливны Орловской области, где родился оружейник.

Конструкторское бюро приборостроения, ведущее предприятие оборонно-промышленного комплекса России по разработке высокоточных комплексов вооружения, носит имя академика Аркадия Шипунова. КБП и Шипунов родились в один год – 1927-й. А возглавил предприятие Аркадий Георгиевич 29 марта 1962 года. За прошедшие с той даты годы коллектив предприятия создал и выпустил в серийное производство более 140 образцов уникальной военной техники и вооружения, превосходящих зарубежные образцы по научно-техническому уровню и эффективности. Часть их не имеет аналогов в мире.

Ни один военный парад не обходился без изобретений и разработок Шипунова. Во всех программах, которыми занимается КБП, российская оборонная отрасль превосходит Запад, тратя, что немаловажно, значительно меньше средств. Один пример. Для нового вооружения вертолетов американцы выделили своему ВПК 13 миллиардов долларов, Шипунов попросил 50 миллионов долларов и сделал систему лучше.

Под научным и техническим руководством Шипунова велась разработка специальных роботизированных систем с элементами искусственного интеллекта. Идеи не просто актуальны, они по-прежнему опережают время. Результаты научных исследований и наработок Аркадия Георгиевича сегодня широко применяются и в создании гражданской продукции – металлообрабатывающего и швейного оборудования, медицинских лазерных приборов, биотехнологических производств. Сотрудники предприятия иногда в шутку называют себя «подшипниками», отдавая должное его создателю. Это говорит о многом.

В доме, на котором теперь находится мемориальная доска, Аркадий Георгиевич прожил несколько жизней – ученого, организатора, основоположника научно-конструкторской школы системного проектирования высокоточного и стрелково-пушечного оружия. Один из выступавших на открытии мемориальной доски назвал Аркадия Георгиевича великим семьянином: он был, по сути, отцом и для тех, кто работал с ним, и конечно, очень любил свою семью.

Наш внештатный корреспондент Николай ПОРОСКОВ попросил рассказать о выдающемся конструкторе дочь ШИПУНОВА – Татьяну САКЛАКОВУ, кандидата технических наук, инженера по образованию, всю жизнь проработавшую на предприятиях оборонной отрасли в Москве.

– В этом доме мой отец жил с 1962 года, когда был направлен на работу сюда главным конструктором и начальником КБП, – рассказывает Татьяна Аркадьевна. – Из этого дома выходил он каждый день на работу в прекрасном настроении, часто напевая или насвистывая веселую песню. В этот дом возвращался с работы усталый, но довольный.

Я помню, как весной отец выходил на ежегодный субботник по уборке территории. Из инструментов он всегда выбирал лом и весело стучал им, разбивая большие куски оставшегося после зимы льда. Через какое-то время к нему подходил из соседнего дома создатель известного пистолета ПМ Николай Федорович Макаров – двор был общий. Начинались разговоры о работе, отец что-то весело рассказывал, вокруг собирался народ, через какое-то время инструмент оставляли, количество слушателей неизменно росло.

От этого дома вместе с Василием Петровичем Грязевым отец ходил пешком на работу, совершая вместо физзарядки свой знаменитый «марш-бросок» до комбайнового завода. А это 11 км. У завода их встречала машина, так как последние километры до КБП были не приспособлены для пешей ходьбы.

– Как два выдающихся ученых, конструктора ладили, находили общий язык, как два медведя уживались в одной берлоге?

– Факт удивительный, может быть, не имеющий аналога. Грязев – выдающийся конструктор, как называл его сам Шипунов. Аркадий Георгиевич – фигура более масштабная, он создатель нескольких направлений разработки высокоточного оружия в рамках КБП. С Грязевым они дали друг другу клятву посвятить свою жизнь разработке самого лучшего оружия. Клятва стала приоритетом в разных жизненных ситуациях, а их было немало.

Вместе с Василием Петровичем отец находил в стрелково-пушечном направлении оригинальные решения там, где, казалось, все уже сделано до них. Сколько было воплощенных этими двумя подвижниками идей, по которым известные конструкторы давали заключение: этого не может быть! А у них получалось! В трудные 90-е они не уехали за рубеж, остались верны КБП. Аркадий Георгиевич предпринял огромные усилия для сохранения КБ.

Отец был гражданским человеком, но вслед за заказом военных, как правило, инициативно выдвигал свои предложения, объясняя и убеждая заказчика в том, что именно такая система вооружения будет нужна в ближайшем будущем.

Мысль его шла впереди возможностей техники. Вот знаменитая пушка ГШ-23 – равных ей не будет еще полвека. Если бы они с Грязевым сделали только ее, они бы уже стали великими, считались оружейными гениями. Один из соратников отца академик Российской академии ракетно-артиллерийских наук Станислав Иванович Аверин считает, что Шипунов и Грязев создали «периодическую систему» стрелково-пушечного вооружения – по аналогии с системой Менделеева. Создана и цельная система высокоточного вооружения различного назначения. Надеюсь, еще одну клеточку в ней займет «управляемая пуля системы Шипунова», как назвал ее отец. Это работа под названием «Фломастер».

– Однажды прочитал фразу Аркадия Георгиевича: «Во всем я опираюсь на Стародубцева»…

– Василий Александрович ценил отца и, где мог, помогал. Они дружили, несмотря на тянущийся за Стародубцевым след ГКЧП… Как говорят все, кто знал моего отца, он никогда и никого не предавал и не продавал.

– Русский ум силен в сфере вооружений. А это, что ни говори, оружие уничтожения. И Михаил Тимофеевич Калашников, как бы в оправдание, говорил: «Я создавал оружие защиты». У Шипунова было что-то подобное?

– Отец часто вспоминал бомбардировки в годы войны, когда немецкие штурмовики безнаказанно расстреливали беженцев. Тогда возникло у него желание стрельнуть. Это желание защитить нашу страну от любого врага, как мне видится, стало одним из побуждающих мотивов при выборе профессии.

– У Шипунова 772 изобретения, 548 научных трудов. Какие качества Аркадия Георгиевича помогли ему сделать это?

– Исключительное чувство новизны и умение выбрать направление «главного удара», развитое (в лучшем смысле этого слова) честолюбие, желание и умение доводить работу до конца. Отец не мог быть вторым – только первым.

Интеллектуальные способности отец проявил, еще учась в институте. Работы по физике и теоретической механике он выполнял своим оригинальным способом, не принимая во внимание методические разработки. А когда преподаватели интересовались, почему он не руководствовался методичками, удивлялся тому, что такие рекомендации вообще существуют. Отец был уверен: на то такая работа и дается, чтобы выполнять ее самостоятельно. Путь, которым он достигал результата, был всегда его собственным, часто оригинальным. Не на последнем плане была у него инженерная эстетика. Любил говорить: «Какое красивое, изящное решение!»

Во время празднования 85-летия его спросили, есть ли у него новые проекты. «Беда, что их много», – был ответ.

– Отличительная сторона любого великого человека – создание систем, правил, канонов. Были ли они у вашего отца?

– Аркадий Георгиевич – разработчик многочисленных образцов и комплексов вооружения и одновременно создатель яркого стиля инженерной работы с использованием методов научного и комплексного подхода к вопросам системного проектирования. Он превратил сочетание этих методов в настоящий рабочий инструмент Конструкторского бюро приборостроения, в эстетику инженерного труда. Они стали философией и религией КБП, богатством предприятия.

Отец всегда говорил, что любой продукт, выходящий из стен КБП – отчет, аналитические материалы и технические предложения для заказчика, научные диссертации, – это всегда знак качества, как подпись мастера на картине. Отец видел в этой стороне творчества особую эстетику, умел ее создавать, восхищаться ею и привлекать к этому способных исполнителей.

– Но даже этих качеств оказывалось порой недостаточно во времена перестройки и лихих 90-х…

– В эти годы отцу благодаря его авторитету, технической эрудиции и деловым качествам удалось получить от Объединенных Арабских Эмиратов финансирование на разработку зенитного ракетно-пушечного комплекса «Панцирь». Это был, без преувеличения, подвиг. Заказ позволил не только сохранить головное предприятие и десятки смежников, но и придать мощный импульс для их дальнейшего развития.

В связи с этим уместна одна интересная историческая аналогия. В 30-х годах прошлого столетия в Москве широко отмечался юбилей МХАТа. Речь перед правительством держал Константин Сергеевич Станиславский. Он сказал: «Сегодня, в день нашего юбилея, я обращаюсь мысленно к памяти человека, которому МХАТ обязан тем, что не закрыл свои двери задолго до установления советской власти, который помог выжить театру в самые тяжелые времена, благодаря которому театр и дожил до наших дней. Имя этого человека – Савва Морозов. Я предлагаю всем встать и почтить его память». И весь зал встал. Встал и товарищ Сталин, находящийся в ложе, и члены правительства. Это был смелый поступок со стороны Станиславского, ибо имя Саввы Морозова не входило в списки официальных героев, но такова была сила исторической правды.

– Насколько мне известно, был еще один сложный период в жизни Аркадия Георгиевича – снятие с должности в 2006 году.

– Это был страшный период в жизни отца, отстранение от работы выбило у него почву из-под ног. В конце концов, этим он был убит и физически, многие его соратники об этом говорят открыто. Разве не убивают людей слова и поступки? При его могучем здоровье он мог бы еще жить и жить. Человек сдержанный, отец все переживал в себе, не позволял проявления чувств, эмоций, всплесков, сохранял достоинство.

Снятие с должности не было для него неожиданностью. История тянулась несколько месяцев. До него окольными путями доходили разговоры о необходимости смены руководства. Главный аргумент – возраст. В центр вызывали его замов: видимо, настраивали на нужную тональность и просили подготовить Шипунова. Аркадий Георгиевич не соглашался, говорил: предприятие работает рентабельно, эффективно, что еще нужно?

Был использован иезуитский прием с конкурсом, в котором участвовали два кандидата – Шипунов и «варяг» из центра. Судьи – работники министерства, чиновники. Для претендентов на должность приготовили около сотни вопросов. Конечно, это крайне унизительно для человека, трудами которого и создана фирма. К этому моменту предприятие имело очень большие заказы на поставку военной техники для зарубежных заказчиков. Финансирование использовалось весьма эффективно, в том числе на развитие производственных мощностей и, конечно, на проведение опытно-конструкторских работ и реализацию самых смелых новых идей. Теперь его детище собирались у него отнять, перекроить его на свое усмотрение.

На конкурс Аркадий Георгиевич все же поехал скрепя сердце. И там узнал: конкурент на конкурс не явился. И конкурс объявили несостоявшимся, перенесли на более поздний срок. Через неделю процедуру повторили. В этот раз Шипунов не поехал. Он просто по привычке просчитал схему: и во второй раз конкурент не явится, и в третий, пока там будет Шипунов. Собственно, организаторы этого и добивались. Конкурент победил.

– А руководство оборонно-промышленного комплекса?

– Шипунов, человек с обоснованным самолюбием, хотел встретиться с высшим руководством страны и ОПК. Пусть не с президентом, но близким по уровню власти человеком, который мог бы быть посредником. Отец часто говорил, что готовился к такому разговору, имел хорошие аргументы, мог дать любые пояснения – «не корысти ради», а для пользы отечества. «Штучный» специалист, он, как Пушкин (я читала письма поэта), хотел покровительства высших властей, он имел право рассчитывать на это, он это заслужил. Но не случилось. Военные, для которых он столько сделал, дал такую перспективу, тоже не вступились.

На место Шипунова был поставлен «чистый» менеджер, против чего всегда был отец. «Скажите на милость, зачем симфоническому оркестру нужен небритый Гергиев? Он же не менеджер! Он музыкант», – задавался вопросом Аркадий Георгиевич и сам отвечал: «Но именно его оркестр известен во всем мире. Вспомните, что случилось, когда из Государственного академического симфонического оркестра выгнали Евгения Светланова и поставили на его место менеджера. Оркестр развалился. Когда деньги становятся самоцелью, хорошего ждать не приходится».

И он в очередной раз оказался прав: первое, чем занялся сменщик, был финансовый блок. Возможно, нового руководителя и использовали для контроля денежных потоков. Отец не раз потом говорил, что «в кассе» оставались сотни миллионов долларов, которые очень быстро исчезли.

Самоходный зенитный ракетно-пушечный комплекс «Панцирь-С1» показывает высочайшую боевую эффективность в любых климатических условиях. 	Фото предоставлено КБП
Самоходный зенитный ракетно-пушечный комплекс «Панцирь-С1» показывает высочайшую боевую эффективность в любых климатических условиях. Фото предоставлено КБП

Любопытно, что едва пришедший на должность руководителя КБП сменщик получил среди прочих премию правительства России за разработку самого легкого пистолета в мире (всего 450 г) ГШ-18. Его можно носить уже с патроном в патроннике, значит – использовать очень быстро. Пистолет принят на вооружение во всех силовых структурах России. Многие зарубежные аналоги подобными характеристиками похвастаться не могут. После появления ГШ-18 некоторые западные разработчики стали использовать при производстве своего оружия определенные схемы, разработанные Шипуновым и Грязевым. А говорят, что российские конструкторы занимаются копированием западных концепций.

В аббревиатуре пистолета, как известно, заключены фамилии Грязева и Шипунова, однако в списке получивших премию Аркадия Георгиевича не было. Объясняли так: премия не за пистолет, а за патрон к нему. Но и в этом случае могли отметить Шипунова. Не отметили, нанеся еще один удар и по самолюбию, и по здоровью человека. На несколько месяцев отец вообще уходил с предприятия, но вернулся, не мог без этой работы и своей фирмы.

– Знавшие вашего отца люди не без основания утверждают: он был человеком энциклопедических знаний не только в технике, но и в философии, литературе, искусстве, истории, и ставят Шипунова в один ряд с великими русскими философами. Откуда такая образованность?

– Первые прочитанные молодым Аркадием Шипуновым книги были из библиотеки жившей по соседству племянницы писателя Николая Лескова. Того самого, что написал сказ о тульском Левше. Это в своем роде символичный факт.

Отец мог бы быть прекрасным писателем, рассказчиком со сцены, как Ираклий Андроников, даже проповедником.

– На одной из фотографий я видел за спиной Аркадия Георгиевича икону с ликом Христа. Отец был верующим человеком?

– Станислав Аверин поражался знаниям Шипунова основ различных религий, тому, как свободно он цитирует Библию. Станислав Иванович вспоминал, как однажды они были на приеме в Кремле и оказались рядом с тогда еще митрополитом, а ныне патриархом Кириллом. Разговорились. Беседа оказалась столь насыщенной различными цитатами, что Кирилл спросил Аркадия Георгиевича, верующий ли он. «Я православный атеист», – ответил Шипунов. Митрополит засмеялся и поблагодарил за душевную беседу. Этот эпизод еще раз подтверждает парадоксальное мышление отца.

В церковь он не ходил. Однажды за границей, кажется в Сирии, заходил в православный храм. Но это было сделано «по политическим мотивам». Оценивал Библию как книгу, сотканную из противоречий, находил в ней много неувязок, безответных вопросов. Комментарии к «книге книг» давал с юмором. Говорил, например, что Моисей 40 лет водил евреев по пустыне в поисках чистой воды и нашел, наконец, место, где совершенно нет нефти и вода не имеет запаха, – Израиль. Здесь и повелел жить народу.

– У Аркадия Георгиевича множество высоких наград. Есть даже  Мальтийский орден, которым наградил его Императорский дом. Как он относился к наградам?

– Спокойно, даже снисходительно. Цитировал Пушкина: награда – это «яркая заплата на бедном рубище певца». Орден «Знак Почета» называл «веселые ребята» – за нарисованные две фигурки. Носил только звезду героя и значок академика РАН.

– Сам создатель оружия любил пострелять?

– Да, особенно в тире. Однажды в Аргентине отцу предложили опробовать новый пистолет-пулемет. Он снял рубашку, чтобы не запачкать оружейным маслом, и в полуголом виде стал стрелять от бедра. И все цели поразил, хотя пистолет был ему незнаком. Шипунов «познакомился» с ним в процессе стрельбы.

– Как Аркадий Георгиевич относился к мужским слабостям – алкоголю, табаку?

– Спиртного не чурался, трезвенником не был. При столь большой нагрузке надо было снимать стресс. Делал это с толком, пониманием. Он никогда не ходил по ресторанам. Да и времени на это не было. Возвращаются на машине из Москвы, у реки Оки расставят на капоте рюмки, закуску. Поводов выпить было много. Аркадий Георгиевич говорил, что существует алкогольный тест, характеризующий состояние здоровья человека: сколько он может выпить, как «держит удар», как меняется при этом. Я никогда не видела отца пьяным. Свое состояние и поведение он контролировал исключительно хорошо. Думаю, мог бы запросто быть разведчиком. Иногда он сам удивлялся, что жена не заметила, что он изрядно выпил. Курил эпизодически, на работе, но дома – нет. Зависимости у него от табака и алкоголя не было.

Пищу предпочитал здоровую, натуральную, на первое место ставил китайскую кухню – припущенные тушеные овощи. Гостей на предприятии бывало много, из разных стран. Всякий раз Аркадий Георгиевич интересовался в столовой предприятия, чем их собираются кормить. Настаивал на русской кухне, без импортных ингредиентов.

– У Аркадия Георгиевича внуки, уже шесть правнуков, хотя я видел только пятерых. Он успевал с ними заниматься?

– С внуками – главным образом на каникулах. Спрашивал, что читают, цитировал русскую классику, советовал изучать иностранные языки. Сам прекрасно знал английский, выучил еще студентом самостоятельно за два лета – в противовес немецкому, который тогда массово изучали. Он чувствовал, что английский в будущем понадобится. Читал в оригинале газеты, научные издания, даже Джека Лондона – он его очень любил.

– В родословной Шипунова упоминается, что его мать из крестьянской семьи, об отце же – ни слова.

– Его мама действительно из крестьянской семьи, однако окончила медицинский институт. Отец, Чумаков Георгий Петрович, ушел из семьи до рождения сына. Но Аркадий Георгиевич отзывался об отце уважительно. Тот занимался землеустроительными работами, имел каллиграфический почерк. И у Аркадия Георгиевича был такой же, по крайней мере очень четкий. Видимо, наследственное.

– На торжественном открытии мемориальной доски не раз звучало слово «великий». Как отец при жизни относился к такой оценке своей личности?

– Слово «великий» он не любил. Во всем любил точность. «Великий конструктор Стечкин», – повторял он чью-то похвалу и протестовал: «Не великий, а известный, у него один пистолет». У отца была своя градация на этот счет. Знаменитый конструктор – это Николай Макаров. И пистолет изобрел, и пушку, и управляемыми снарядами занимался. Выдающиеся конструкторы (к таким относил и себя) – Сергей Непобедимый, Михаил Калашников (в меньшей степени, поскольку узкая направленность работы). Великих соперников у него не было.

Он все структурировал. Спорить с ним было очень сложно. Он всегда был прав.

– Почему отец сам вернулся в Тулу из клиники в Москве? Плохо лечили?

– Нет, просто ощущал близость смерти. «Как повезло нашей мамуле, – говорил, – она умерла дома». Мозг его до конца был ясен.

– Вы уже выпустили книгу об отце под названием «Я был свободным человеком». О чем будет вторая книга, которую вы готовите?

– В семье знали, что у него за работа. Я наблюдала отца на протяжении всей его творческой жизни. Первая книга посвящена в основном событиям переломного периода 2006 года. Теперь мне захотелось более полно передать знание о нем, рассказать о детстве, юности, изложить его воспоминания, осветить климовский период (а это 11 лет), работу в тульский период, последние годы. Будет раздел «Истории и байки от Шипунова» и другие. Пока не могу сказать, где будет печататься книга, каким тиражом. Но книга, конечно, будет. Это мой долг. Надеюсь на помощь руководства КБП и холдинга «Высокоточные комплексы», я ценю их понимание в деле сохранения памяти об Аркадии Георгиевиче.

– Как в городах, с которыми связано имя Шипунова, сохраняют память о выдающемся земляке?

– В Ливнах установлена мемориальная доска на доме, где родился Аркадий Георгиевич, проводятся ежегодные научно-практические конференции его имени для студентов и школьников. Интересно, что в родном городе о Шипунове узнали всего лишь семь-восемь лет назад – во время чествования 50-летия его трудовой деятельности в КБП.

Многое делают КБП, город Тула для сохранения памяти об отце. Установлен бюст на Аллее Славы около Музея оружия, его именем названа улица в одном из новых районов Тулы. Теперь открыта памятная доска на доме, в котором он прожил более 40 лет.

Под тульским небом зарождалась слава Шипунова как выдающегося инженера и ученого, впоследствии значительно оторвавшая его от примитивного и безликого понятия «начальник». На Тульской земле нашел он для себя крепкий фундамент – традиции тульской научной и конструкторской школы. Опираясь на этот фундамент, он поднял тульскую оружейную науку до академических высот.

Мне отрадно сознавать, что в настоящее время специалистами КБП ведется большая работа по сбору и подготовке к изданию материалов творческого научного наследия Шипунова. Диапазон охватываемых вопросов выходит далеко за рамки интересов только технических специалистов – материалы отражают и историю развития военной техники, производственные, экономические аспекты, поэтому издание будет иметь общекультурное значение. Это трудная и благородная работа. Я благодарю руководство КБП за внимание к ней и поддержку.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


КС России принял к рассмотрению запрос Евкурова о границе между Ингушетией и Чечней

КС России принял к рассмотрению запрос Евкурова о границе между Ингушетией и Чечней

0
408
Пейзаж перед научно-технологическим  прорывом

Пейзаж перед научно-технологическим прорывом

Андрей Ваганов

Правительство так и не придумало, зачем этот прорыв нужен и куда прыгать будем

0
1423
Полет гигантского химического бутерброда

Полет гигантского химического бутерброда

Рейган намекнул, что проект «Буран» надо закрыть – он плохо влияет на окружающую среду

0
1076
Евгений Гонтмахер: "Проблема – межпоколенческая мобильность"

Евгений Гонтмахер: "Проблема – межпоколенческая мобильность"

Ада Горбачева

Система здравоохранения и соцзащиты не приспособлена к старению населения

0
1059

Другие новости

Загрузка...
24smi.org