0
7625
Газета Вооружения Интернет-версия

06.10.2017 00:01:00

Рассекреченные разработки инженерных войск

Армия СССР первой в мире применила в боевых условиях радиоуправляемые минно-взрывные заграждения

Виктор Миркискин

Об авторе: Виктор Александрович Миркискин – начальник отдела ЦНИИИ ИВ, полковник запаса, кандидат исторических наук, профессор Академии военных наук.

Тэги: цниии ив, минобороны, инженерные войска, великая отечественная, ф 10, фтд, красная армия, радиоуправляемые мины, фугасы


цниии ив, минобороны, инженерные войска, великая отечественная, ф 10, фтд, красная армия, радиоуправляемые мины, фугасы Сотрудники института, которые продолжили после войны разработки приборов и средств специального минирования по радио. Во втором ряду, в центре – Владимир Иванович Котельников. Фотографии предоставлены автором

К своему вековому юбилею приближается Центральный научно-исследовательский испытательный институт инженерных войск Министерства обороны РФ. Правда, в этом году 6 октября отмечается пока еще 98-я годовщина со дня образования ФГБУ «ЦНИИИ ИВ» МО РФ (далее Институт), который является одной из старейших научно-исследовательских организаций страны. Располагается Институт в подмосковном Нахабино.

Первый начальник электротехнического отдела (в последующем генерал-лейтенант) Михаил Фадеевич Иоффе.
Первый начальник электротехнического отдела (в последующем генерал-лейтенант) Михаил Фадеевич Иоффе.

История Института – это история создания средств инженерного вооружения, которыми оснащались инженерные войска Вооруженных сил на всех этапах их развития. Данная статья раскрывает одну из страниц многогранной деятельности института накануне и в годы Великой Отечественной войны.

Многие события Великой Отечественной войны до сих пор полны загадок. Однако сегодня стало возможным рассказать о людях, которые разрабатывали и эффективно использовали средства инженерного вооружения в суровые для нашей страны годы. Так, в начале Великой Отечественной войны в качестве нового средства эффективно применялись секретные специальные комплекты приборов и оборудования, обеспечивающих управление минно-взрывными заграждениями по радио. Такими приборами, при помощи которых осуществлялось дистанционное управление радиофугасами, были Ф-10 и ФТД.

Средства специального минирования позволяли осуществлять взрывы на расстоянии до 1000 км в любое время, в пределах срока службы источников питания. Идея создания этого принципиально нового боевого средства принадлежит талантливому изобретателю Владимиру Ивановичу Бекаури. В 1924 году были изготовлены и испытаны первые образцы приборов для управления взрывами на расстоянии с помощью радиоволн. После ряда испытаний приборы «Беми» (по начальным буквам фамилий Бекаури и его ближайшего помощника Владимира Федоровича Миткевича – впоследствии академика) в 1929 году были приняты на вооружение Красной армии.

Существует мнение, что дальнейшими разработками и усовершенствованием в этой сфере занимались специалисты электротехнической и судостроительной промышленности. Для читателя впервые открываем завесу тайны. В действительности в 30-е годы исследования по разработке и использованию устройств для Красной армии по управлению взрывами мин (фугасов) на расстоянии, а также подготовка специалистов по спецминированию, проводились в научно-исследовательском институте инженерной техники РККА, переименованном в мае 1941 года в Научно-исследовательский военно-инженерный институт Красной Армии.

По понятным обстоятельствам эти работы имели гриф «совершенно секретно».

РАЗРАБОТКИ

Владимир Иванович Котельников – один из разработчиков и специалист по использованию радиомин в годы войны, сотрудник института.
Владимир Иванович Котельников – один из разработчиков и специалист по использованию радиомин в годы войны, сотрудник института.

Во второй половине 30-х годов в Институте широко развернулись работы по созданию электротехнических и минно-взрывных средств. Для решения важной государственной задачи был создан электротехнический отдел, начальником отдела был назначен военинженер Михаил Фадеевич Иоффе.

Разработки и испытания в этом направлении особенно интенсивно проходили после советско-финской войны в 1939–1940 годы. Именно ученые и специалисты лаборатории спецминирования электротехнического отдела Института и, в частности, начальник лаборатории майор В.П. Ястребов, научный сотрудник полковник Н.И. Зудин, майор В.К. Кучеров, инженеры В.А. Матлин, А.М. Тарасов, В.И. Котельников и другие, принимали самое активное и непосредственное участие в разработке приборов и средств, обеспечивающих управление минно-взрывными заграждениями по радио.

В это время Институт, учитывая важность данного исследовательского, испытательного направления, устанавливает более тесную связь с научно-исследовательскими и промышленными организациями: с Военно-электротехнической академией связи имени С.М. Буденного, Военно-инженерной академией имени В.В. Куйбышева, Всесоюзным электротехническим институтом (г. Москва), Харьковским электротехническим институтом и НИИИ-9 (г. Москва), что позволило привлечь к исследованиям квалифицированные кадры. Ряды Института пополнила большая группа молодых военных специалистов, окончивших Военно-инженерную академию. Все это способствовало повышению уровня научно-исследовательских и испытательных работ, проводимых в Институте в этом направлении.

Указанные обстоятельства становятся особенно ясными при изучении архивных документов, которые хранятся в музее Института. В частности, большое количество приказов начальника научно-исследовательского военно-инженерного института Красной армии за периоды 1940–1941 годов касается организации многочисленных полигонных испытаний, которые проводились сотрудниками Института. Эти испытания Институт проводил как самостоятельно, так и с участием представителей Главного военно-инженерного управления Красной Армии и промышленности.

Во время испытаний особое внимание уделялось сохранению секретности и охраны образцов.

Испытания являлись для командования Института приоритетными. При этом стимулирование сотрудников было важным моментом работы. Так, в приказе начальника Института от 12 июня 1941 года за номером 147 отмечается: «За успешно проведенную в течении января–мая месяцев текущего года работу по полигонным и войсковым испытаниям весьма ценного для Красной Армии… награждаю работников лаборатории № 1 отдела специальной техники и командиров и красноармейцев: начальника лаборатории № 1 военинженера 2 ранга Ястребова В. П…» Всего было награждено 10 сотрудников.

ПОДГОТОВКА СПЕЦИАЛИСТОВ

Разновидность прибора Ф-10 для многократного взрыва. Позволяет одной командой взрывать 12 фугасов. Фото публикуется впервые.
Разновидность прибора Ф-10 для многократного взрыва. Позволяет одной командой взрывать 12 фугасов. Фото публикуется впервые.

С первых дней Великой Отечественной войны перед инженерными войсками была поставлена задача всеми имеющимися инженерными средствами задержать наступление немецко-фашистских войск, для чего применить технику «ТОС» (технику особой секретности), которая включала в себя приборы Ф-10 и ФТД, способные управлять взрывами мощных фугасов на больших расстояниях по радио.

Необходимо отметить, что на вооружении приборы типа Ф-10, ФТД состояли только в Красной армии и предназначались для разрушения стратегически важных объектов: мостов, дорог, плотин, электростанций, аэродромов и т.д. Применять это инженерное средство могли только инженерные подразделения, занимающиеся специальным минированием. Поэтому одним из важных моментов являлась подготовка специалистов в области радиоминирования.

Поиски в архивах не дали никакой информации о существовании военного училища, готовящего таких специалистов. В начале войны подготовка кадров для инженерных войск была оперативно развернута в Военно-инженерной академии, пяти военных училищах и на трех курсах усовершенствования. Сведения о подготовке специалистов в области радиоминирования не обнаружены ни в перечне военных училищ инженерных войск, ни в перечне военно-учебных заведений системы НКВД или НКГБ. Не было столь значительной потребности в офицерских кадрах спецминирования, чтобы для этого создавать целое военное училище.

Пожелтевшие страницы приказов, находящиеся в музее Института, подтверждают, что подготовка таких специалистов проходила на базе Института. Уже в первую неделю войны были сформированы взводы (группы) специального назначения. Так, приказом начальника Института от 28 июня 1941 года № 168/а отмечается:

«1. Во исполнение директивы Управления Военно-Инженерной подготовки ГВИУ Красной Армии от 27 июня 1941 г. за № 433149-СС полагать сформированным взвод специального назначения.

2. С сего числа взвод специального назначения полагать убывшим в распоряжение полковника тов. Старинова».

Прибор для взрывов фугасов Ф-10. Вес прибора 4,75 кг. Фото публикуется впервые.
Прибор для взрывов фугасов Ф-10. Вес прибора 4,75 кг. Фото публикуется впервые.

Всего 32 красноармейца.

Одним из наиболее известных эпизодов применения «техники особой секретности» стал взрыв, произведенный в ноябре 1941 года в Харькове.

В середине октября 1941 года, когда передовые части 6-й гитлеровской армии уже вели бои на подступах к Харькову, в подвале большого административного здания на улице Дзержинского саперный взвод специального назначения из оперативно-инженерной группы Ильи Григорьевича Старинова, прошедший спецподготовку на базе Нахабинского института, куда входили сотрудники института, в том числе один из разработчиков военинженер 2-го ранга В.П. Ястребов, на глубине пяти метров установили мощный фугас с прибором Ф-10. А для того, чтобы ввести гитлеровцев в заблуждение, сверху, на глубине двух метров, поставили обычную мину замедленного действия.

Напомним читателям, что полковник И.Г. Старинов к НКВД никакого отношения не имел, поскольку служил в инженерном управлении РККА. Решение Ставки о минировании объектов Харькова было принято 19 сентября 1941 года. Задачу на минирование Харькова Старинову поставил 27 сентября 1941 года начальник инженерных войск РККА генерал-майор Л.З. Котляр по поручению Ставки. План минирования Харькова был утвержден 4 октября начальником инженерных войск Юго-Западного фронта генерал-майором Г.Г. Невским.

По сигналу Старинова из Воронежа в 3:30 ночи 14 ноября 1941 года на воздух взлетел немецкий штаб в Харькове вместе с командиром 68-й пехотной дивизии вермахта, начальником гарнизона и комендантом города генерал-лейтенантом Георгом фон Брауном (ул. Дзержинского, 17; бывший партийный особняк, в котором жили сначала С.В. Косиор, а затем Н.С. Хрущев).

Сапер инженер-капитан Гейден, под чьим руководством разминировали здание и обезвреживали ложную мину, заложенную под кучей угля в котельной особняка, был разжалован.

Хранящиеся в Институте уникальные документы – приказы, касающиеся деятельности Института по этому направлению, а также участия сотрудников во время войны в организации и проведении взрывов мин на расстоянии, все это документально подтверждает большую роль, которую сыграли сотрудники Института в срыве плана «блицкрига» против нашей страны.

Прибор тактического действия ФТД. Дальность управления с помощью радиостанции типа РБ на штыревую антенну – 1,5 км, на усовую – 3 км, с помощью радиостанции типа РСБ на земле – 15 км, с самолета – 20 км. Питание БАС-80. Срок службы в боевом положении 5 суток. Вес прибора 19 кг. Фото публикуется впервые. 	Фотографии предоставлены автором
Прибор тактического действия ФТД. Дальность управления с помощью радиостанции типа РБ на штыревую антенну – 1,5 км, на усовую – 3 км, с помощью радиостанции типа РСБ на земле – 15 км, с самолета – 20 км. Питание БАС-80. Срок службы в боевом положении 5 суток. Вес прибора 19 кг. Фото публикуется впервые. Фотографии предоставлены автором

Одним из самых квалифицированных и востребованных специалистов Института был военинженер 2 ранга В.П. Ястребов, которому поручались самые ответственные задания с использованием техники особой секретности. В качестве примера следует процитировать приказ начальника Института от 3 июля 1941 года № 175/А:

«1. Во исполнение директивы ГВИУ КА от 2 июля с.г. за № 413327С полагать сформированной группу специального назначения под командованием военинженера 2 ранга тов. Ястребова В.П.

2. С сего числа группу спецназначения полагать убывшей в распоряжение начальника инженерного Управления генерал-майора инженерных войск тов. Новикова для выполнения особого задания в составе: военинженера 2 ранга тов. Ястребова, военинженера 2 ранга тов. Зудина, военинженера 3 ранга тов. Кучерова, лейтенантов Прегамент, Белохвостова, Батурина. Срок командировки с 3 июля 1941 г. по 23 июля 1941 г.».

Всего в группу вошло 30 человек.

В первые месяцы войны на фронт было отправлено большое количество сотрудников и специалистов. Приказ начальника Института от 3 июля 1941 года № 175 предписывает отправить к новому месту службы 3 июля 1941 года 13 офицеров и 61 курсанта, прошедших обучение по использованию техники особой секретности.

Так, в состав Северо-Западного фронта было отправлено два взвода специального минирования, в каждом из которых было 20 приборов техники особой секретности. Эти специалисты также готовились на базе Института. Приказ начальника Института № 196/А от 17 июля 1941 года – тому подтверждение:

«1. Во исполнение приказания начальника Генерального штаба Красной Армии от 8 июля 1941 г. полагать сформированным 2 взвода специального назначения.

2. Спецвзвода полагать убывшими в распоряжении начальника Инженерного Управления Северо-Западного фронта генерал-майора инженерных войск тов. Зотова для выполнения спецзадания с 10 июля 1941 г.».

Всего 39 человек.

Им пришлось в тяжелых условиях заминировать радиоминами крупные здания, водонапорные башни и портовые сооружения. Было совершенно 17 взрывов на 12 объектах города.

Первый взрыв произошел в южной опоре моста у поселка Каменногорск (фин. Антреа, пролив Куукауппи). На мосту погибли три финских офицера и два чиновника. Один из погибших был майор Тапио Тарьяннэ, главный военный адвокат финского Генерального штаба. Следующим 31 августа 1941 года был взорван мост через Саименский канал.

Был заминирован и подготовлен к взрыву железнодорожный мост, но радиомину обнаружили финские саперы и смогли ее извлечь. Для них этот прибор был неизвестным. Разгадывать тайны прибора было поручено ученому, доктору технических наук Я. Похьяанпало. Но попытки открыть корпус прибора, исключая возможность взрыва, оказались безуспешными. Тогда прибор доставили в Хельсинки, и специалисты Генерального штаба смогли его разобрать. Финские специалисты отметили, что попавшее в их руки радиоприемное устройство представляло собой по тем временам «ноу-хау» в минном деле.

Действительно, ни одна армия мира к началу Великой Отечественной войны не имела реализованные разработки в данном направлении. Именно ученые и специалисты нашего института предопределили на десятилетия вперед развитие научной и технической мысли по созданию радиоуправляемых минно-взрывных средств.

Интерес представляет событие в Линнансилта, что у Выборгского замка. Специально для поиска мин туда был переброшен финский саперный взвод. Саперы ничего не обнаружили и попросили у офицера разрешения подняться на башню замка, чтобы осмотреть город. Когда они оказались наверху в башне, прогремел взрыв, в результате были взорваны опоры моста, который соединял замок с основной территорией.

Всего в Выборге было установлено 25 радиомин. Они содержали от 120 до 4500 кг тротила. Из них 17 мин взорвались, а 8 противнику удалось нейтрализовать и обезвредить, когда стало ясно, что мины приводятся в действие радиосигналом. Руководил работами капитан финской армии Лаури Сутела. Позже, с 1974 по 1983 год, был командующим Сил обороны Финляндии.

В связи с тяжелой ситуацией на юго-западном направлении в июле 1941 года 10 специалистов по применению техники особой секретности убыли из Института, как отмечалось в приказе начальника Института, «в распоряжение штаба маршала Советского Союза Буденного».

В связи с острой нехваткой специалистов по спецминированию приказом Народного комиссара обороны № 01706 от 14 июля 1941 года на Институт была возложена задача по организации дополнительной подготовки таких кадров.

В приказе начальника Института № 211–А от 27 июля 1941 года указано:

«Нижепоименованный начальствующий состав, прибывший в мое распоряжение на укомплектование инженерных курсов особой техники, зачислить в списки курсов с 17 июля 1941 г. …согласно аттестатов, с назначением на должности: подполковник Выходец П.А. –начальник курсов; капитан Глабай С.Г. – зам. нач. курсов по учебно-строевой части; лейтенант Мусин К.В. – допускается к временному исполнению обязанностей командира роты слушателей; лейтенант Денисюк В.А. – допускается к временному исполнению обязанностей командира электро-минного взвода; капитан Иволгин А.И. – преподаватель по подрывному делу и минным заграждениям; воентехник 1 ранга Свиреденко Ф.И. – преподаватель по силовым передвижным электростанциям; воентехник 1 ранга Захаров А.М. – преподаватель по радиотехнике; воентехник 2 ранга Барсуков Ф.А. – преподаватель по радиостанциям управления; воентехник 2 ранга Трегуб Я.О. – преподаватель по электро-минным заграждениям».

Еще одним подтверждением того, что в других военных училищах и учебных центрах специалистов по спецминированию не готовили, служат выдержки из приказов начальника Института:

«…курсантов Московского военно-инженерного училища, прибывших в мое распоряжение на укомплектование инженерных курсов особой техники, зачислить слушателями курсов».

Всего 50 человек.

«…курсантов Ленинградского училища связи, прибывших в мое распоряжение на укомплектование инженерных курсов особой техники, зачислить слушателями курсов».

Всего 50 человек.

Именно этим слушателям предстояло в кратчайший срок пройти курс подготовки по новой инженерной технике специального минирования с тем, чтобы они успешно могли применять ее на фронте.

Проходили специальную подготовку и офицеры Красной армии. Приказ начальника Института № 237 от 13 августа 1941 года:

«…Прибывших в мое распоряжение военинженеров 2 ранга Бондаренко П.Г., Марголина М.Н., Баранова Л.П., Гуреева И.Н. и военинженера 3 ранга Харченко В.К. из электротехнической Академии КА им. Буденного полагать прикомандированным к НИВИИ КА с 12.08.1941 г. по выполнению спецзадания по приказу ГВИУ КА 

№ 032–41 г.».

Интересно, что В.К. Харченко в 1951–1953 годы был начальником Института в Нахабино. С февраля 1965-го по 10 января 1975 года он был начальником инженерных войск Министерства обороны СССР. 16 декабря 1972 года ему было присвоено воинское звание маршала инженерных войск. Он трагически погиб при исполнении служебных обязанностей.

За короткий период в 1941 году на базе Института подготовлены специалисты специального минирования для Западного фронта – 4 отдельных взвода специального минирования. На Юго-Западном фронте действовали 3 взвода специального минирования. Инженерный батальон специального назначения был сформирован в Москве. Таким образом, Институтом в начале войны были подготовлены штучные специалисты по специальному минированию.

Ветеран Института В.И. Котельников, один из участников подразделения специального минирования, вспоминал: «Минирование проводилось ночью, скрытно, чтобы не видел посторонний глаз ни места минирования, ни самих приборов. Минирование часто приходилось выполнять в зоне, оставленной нашими войсками, куда вот-вот могли ворваться немецкие части. Поэтому автомашины с приборами и взрывчатое вещество (фугасы) на случай окружения и захвата в плен были подготовлены к взрыву, чтобы техника «ТОС» не попала в руки врага. При минировании выполнялся вручную очень большой объем земляных работ, устанавливались хитроумные сюрпризы для защиты приборов, была проведена тщательная маскировка мест установки фугасов».

В печати приведено много случаев использования техники «ТОС» против немецко-фашистских войск с такими названиями как «Таинственный взрыв», «Взрыв на Истре», «Взвод особого назначения». Все эти взрывы по радио проводились с помощью приборов специального минирования. Во всех случаях участвовали специалисты, подготовленные в стенах прославленного Инженерного института.

Немецкое военное командование было удивлено наличием в Красной Армии такого технически совершенного по тем временам инженерного вооружения. Оно даже отдало приказ захватить языка-сапера, знающего специальную инженерную технику, приказано было разыскать такого сапера среди военнопленных, но все эти попытки оказались тщетными.

В своих воспоминаниях бывший начальник Института маршал инженерных войск В.К. Харченко отмечал: «Управляемые по радио советские мины причиняли гитлеровцам немалые потери. Но дело было не только в этом. Приборы Ф-10, ФТД вместе с обычными минами замедленного действия создавали в стане врага нервозность, затрудняли использование и восстановление… важных объектов. Они заставляли противника терять время, столь драгоценное для наших войск суровым летом и осенью 1941 г.»

Мины, управляемые по радио, использовались до лета 1943 года. После разгрома немецко-фашистских войск на Курской дуге Красная Армия развернула наступление на всех фронтах. В этих условиях необходимость в использовании радиоуправляемых мин отпала.

После капитуляции Берлинского гарнизона, будучи заместителем командира 1-й гвардейской инженерно-саперной бригады, полковник В.К. Харченко спросил на допросе пленного, командующего обороной фашистской ставки генерала Г. Вейдлинга, где в Берлине установлены мины замедленного действия и есть ли среди них взрываемые по радио.

Плененный немецкий генерал скрывать ничего не стал: «Кроме обычных противотанковых и противопехотных мин, мы в городе ничего не использовали. Во-первых, времени не было, да и соответствующей техники не имели. А что касается радиофугасов, то ваши инженеры далеко опередили наших…»

Совершенствование сотрудниками Института приборов электротехнических и минно-взрывных средств инженерного вооружения, в том числе использование устройств по управлению взрывами мин на расстоянии, продолжалось все предвоенные и военные годы. Так, в 1942 году был принят на вооружение Красной Армии и освоен в серийном производстве прибор для управления по радио взрывом фугасов и мин типа ФТД-К. Технические характеристики нового прибора были значительно выше.

Многие сотрудники Института после войны продолжили эти разработки и добились эффективных результатов. Но начало развития радиоуправляемых боеприпасов берет с момента образования электротехнического отдела.

В настоящее время на вооружении инженерных войск находится большое количество минно-взрывных средств, разработанных учеными института. Совокупность конструктивных решений обеспечивают требуемую эффективность поражающего действия, в том числе с дистанционным управлением.



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также


Лукашенко признал наличие дедовщины в армии

Лукашенко признал наличие дедовщины в армии

Антон Ходасевич

Белорусы требуют отставки министра обороны

0
1618
Долетят ли российские ракеты  до Вашингтона

Долетят ли российские ракеты до Вашингтона

Олег Владыкин

3
107233
Испытание автотехники экстремальностью

Испытание автотехники экстремальностью

Олег Владыкин

Минобороны завершило специальную экспедицию по югу России

0
1115
Бородино-2

Бородино-2

Владимир Добрин

Или вторая попытка французов, опять закончившаяся провалом

0
2985

Другие новости

Загрузка...
24smi.org