0
8173
Газета Вооружения Интернет-версия

21.09.2018 00:01:00

Крылатые истребители «зверинца» вермахта

Противотанковая артиллерия советской авиации в годы Великой Отечественной войны

Николай Якубович

Об авторе: Николай Васильевич Якубович – авиационный инженер, историк авиации.

Тэги: ВИТ, ШФК37, ВВС, Люфтваффе, авиационные пушки, Таубин, НИИ ВВС, БМА37, ЛаГГ3, Як9Т


В начале февраля 1936 года на одном из заседаний правительства состоялся разговор авиаконструктора Николая Николаевича Поликарпова и конструктора-оружейника Бориса Гавриловича Шпитального, сообщившего, что в его ОКБ-15 создана автоматическая 37-мм пушка с большой начальной скоростью снаряда. Поликарпов предложил разместить орудие на проектируемом воздушном истребителе танков ВИТ-1.

В итоге на заводе № 39 разработали три варианта ВИТ, основу вооружения которого составляли две расположенные в крыле 37-мм пушки, получившие обозначение ШФК-37 (Шпитальный фюзеляжно-крыльевая калибра 37 мм). Впоследствии в документах это орудие обозначалось как Ш-37.

Пушка конструктивно повторяла схему зенитного автомата 100-К, разработанного на артиллерийском заводе № 8 им. М.И. Калинина. В авиационном исполнении Ш-37 получила газоотводную автоматику, но сохранила магазин на пять патронов. При этом излишне мощный для авиапушки патрон 37х252 зенитного орудия укоротили, уменьшив пороховой заряд.

В результате при весе патрона в 1,28 кг вес снаряда пушки составлял 0,735 кг. В боекомплект входили патроны с бронебойно-зажигательно-трассирующими (БЗТ-37) и осколочно-зажигательно-трассирующими (ОЗТ-37) снарядами.

ИСПЫТАНИЯ

Полигонные испытания ШВК-37, проходившие летом 1939 года на ВИТ-1 на Научно-исследовательском полигоне авиационного вооружения (НИПАВ) ВВС, показали, что БЗТ-37 пробивал 30-мм танковую броню при углах встречи до 45 градусов с дистанций до 500 м, а броню толщиной 15–16 мм – при углах встречи не более 60 градусов на тех же дистанциях. 50-мм броня пробивалась снарядом БЗТ-37 с дистанций до 200 м при углах встречи, не превышающих 5 градусов. Осколочный же снаряд к пушке ШФК-37 ОЗТ-37 пробивал танковую броню толщиной не более 15 мм с дистанций, не превышающих 200 м при углах встречи, близких к нормали.

Стрельба из ШФК-37 производилась как на земле, так и в воздухе. Но поскольку ВИТ-1 требовалась доработка, дальнейшие испытания продолжили на машине ВИТ-2. Однако в 1939 году программу «истребителя танков» свернули, сосредоточив все усилия на пикирующем бомбардировщике.

К 1941 году пушку удалось облегчить, но не более чем до 300 кг. Пятизарядный барабанный магазин заменили открытым (до 40 патронов). В таком виде орудие установили на Ил-2 и ЛаГГ-3.

Поскольку прицельная стрельба из ШФК-37 на Ил-2 была в значительной степени затруднена сильной отдачей пушек, то для войсковых испытаний изготовили лишь девять машин. Все они были направлены под Сталинград в 228-ю штурмовую авиадивизию 16-й Воздушной армии Донского фронта.

За все время войсковых испытаний Ил-2 с ШФК-37 совершили 75 боевых самолето-вылетов с общим налетом 68 час. 42 мин., в ходе которых один Ил-2 был сбит над целью, второй – совершил вынужденную посадку на нейтральной полосе линии фронта и был уничтожен бомбами.

По донесениям летчиков, огнем ШФК-37 было уничтожено два танка, четыре самолета на аэродромах, около 50 автомашин, один склад с боеприпасами и две зенитные батареи.

ШФК-37 работали ненадежно – средний процент настрела боекомплекта, приходящийся на один отказ, составил всего 54%. В результате установка орудия на Ил-2 у большинства летчиков поддержки не нашла.

В «Докладе о войсковых испытаниях на боевое применение самолетов Ил-2 АМ-38, вооруженных 37-мм пушками конструкции ОКБ-15» отмечалось:

«…Испытания на боевое применение не дали должной эффективности в связи с недоработкой пушек, невозможностью ведения прицельного огня по точечным целям, большим рассеиванием снарядов и ухудшением маневренности самолета.

Считать необходимым иметь на вооружении ВВС КА самолеты Ил-2 с пушками 37 мм, обеспечивающими безотказную работу пушечных установок и ведение прицельного огня, не допуская ухудшения летных качеств серийного самолета Ил-2…»

ПУШКА ТАУБИНА

В 1937 году аналогичное орудие задумал и Яков Григорьевич Таубин, но до воплощения идеи в металл прошло три года. Создавалась пушка на основании уже октябрьского 1940 года постановления СНК и ЦК ВКП(б) № 1882-779 «Об изготовлении новых образцов вооружения для НКО», в котором, в частности, говорилось: «НКВ форсировать работы по пушке калибра 37 мм со сроком поставки к 25 декабря на полигонные испытания…»

Задание на это орудие выдали одновременно ОКБ-15 Б.Г. Шпитального и ОКБ-16 Я.Г. Таубина. Причем орудия имели разную автоматику. У первого перезарядка осуществлялась с помощью отката ствола, а у второго, как и у предыдущих разработок ОКБ-16 – его короткого хода. Пушку БМА-37 ОКБ-16 под этот патрон разработали оперативно и уже к концу 1940 года подготовили к заводским испытаниям.

В соответствии с постановлением правительства от 1 марта 1941 года на ЛаГГ-3 должны были смонтировать орудия обоих конструкторов (руководитель работ – М.И. Гудков). В первый противотанковый самолет переделали третий серийный ЛаГГ-3 завода № 23. Спеша предъявить машину военным, заводские испытания в полном объеме не провели. В итоге пушку и установку в целом пришлось дорабатывать в НИИ ВВС в ходе госиспытаний, начавшихся весной 1941 года. По отзывам испытателей техника пилотирования истребителя не изменилась. При стрельбе из Ш-37 как одиночными выстрелами, так очередями до 20 снарядов режим полета машины остался прежним.

В отчете по результатам испытаний, утвержденном за 16 дней до начала войны, говорилось: «После проведенных доводок... авиационная моторная пушка калибра 37 мм системы Б.Г. Шпитального, установленная на ЛаГГ-3 М-105П, государственные испытания выдержала.

Для отработки боевого применения... ЛаГГ-3 с 37-мм пушкой… и проверки надежности установки в условиях эксплуатации строевыми частями ВВС КА необходимо построить войсковую серию с 37-мм пушкой и двумя БС для укомплектования одного полка в количестве 70–75 самолетов».

Спустя почти месяц 3 июля нарком авиапромышленности подписал приказ № 609сс, где, в частности, говорилось:

«Обязать главного конструктора ОКБ завода № 301 М.И. Гудкова и директора завода № 293 В.Ф. Болховитинова перевооружить 15 серийных ЛаГГ-3 пушкой калибра 37 мм с запасом патронов по 20 штук с выпуском по пять самолетов в 10-дневный срок со дня получения пушек.

Директору завода № 21 Гостинцеву перегнать летом пять серийных… ЛаГГ-3 принятых и облетанных военным представительством на завод № 293к 6 июля 1941 года и остальные по 5 штук к 20 июля и 1 августа 1941 года».

При этом третий серийный самолет завода № 23 передали на госиспытания. До этого пушка на самолете полных заводских испытаний не проходила.

Испытания показали, что техника пилотирования самолета не изменилась. При стрельбе из пушки одиночными выстрелами и очередями до 20 снарядов режим полета не изменялся. В отчете НИИ ВВС указывалось:

«1. После произведенных доводок, выполненных в процессе испытаний авиационной моторной пушки калибра 37 мм системы В.Г. Шпитального, установленная на ЛаГГ-3 М-105П государственные испытания выдержала…

4. Для отработки боевого применения … ЛаГГ-3 … и проверки надежности установки в условиях эксплуатации строевыми частями ВВС КА необходимо построить войсковую серию с 37-мм пушкой и двумя БС для укомплектования одного полка в количестве 70–72 самолетов».

В связи с этим в апреле начальнику Главного управления ВВС КА Павлу Федоровичу Жигареву из НКАП сообщили, что «пушка 37-мм Таубина с М-105 не увязана и на серийный ЛаГГ-3 не вмещается. Пушка Шпитального 37-мм установлена на серийном ЛаГГ-3 с временным креплением к М-105 и 21 патрон. Боезапас в 50 патронов не умещается. За счет «БС» можно довести до 30».

В мае 1941 года Таубина репрессировали, но работу по самолету с его орудием, как ни странно, прекратили только в 1943 году. Отстранение Таубина способствовало продвижению пушки Шпитального, ибо других кандидатов на эту роль не было.

В соответствии с приказом НКАП № 609 от 3 июля Гудкова и Болховитинова обязали «перевооружить 15 серийных ЛаГГ-3 пушкой калибра 37 мм с запасом патронов по 20 штук с выпуском пяти самолетов в десятидневный срок со дня получения пушек. Директору завода № 21 т. Гостинцеву перегнать летом пять серийных… ЛаГГ-3, принятых и облетанных военным представительством на завод № 293 к 6 июля 1941 г. и остальные 10 по пять штук к 20 июля и 1 августа 1941 г.».

В сентябре 1941 года три «Лагга» с Ш-37 отправили на войсковые испытания в 33-й истребительный авиаполк (иап). Самолеты довольно успешно применили в боях под Москвой в октябре в составе 43-й авиадивизии. Тогда их мощное вооружение не удалось использовать в полной мере из-за многочисленных конструктивных и производственных дефектов пушечной установки. Тем не менее Б.Г. Шпитальный считал, что применение оружия прошло успешно, и доложил Сталину об уничтожении пяти средних танков, но промолчал, что в том же месяце звено истребителей перестало существовать.

До конца 1941 года 20 аналогичных ЛаГГ-3 поступили на войсковые испытания в 42-й истребительный авиаполк (с 9 октября 133-й гвардейский иап) подполковника Федора Ивановича Шинкаренко.

«Первое испытание в бою, – вспоминал Шинкаренко, – прошло вне предусмотренной программы. Когда мы еще только готовились начать боевую работу, над аэродромом появилось несколько фашистских бомбардировщиков. Два звена (восемь самолетов. – Н.Я.) «Лаггов» в воздушном бою сбили из пушек три самолета противника. Летчики, участвовавшие в этом бою, восторженно отзывались о пушке, снаряды которой оставляли большие пробоины в плоскостях и фюзеляже вражеских бомбардировщиков. Однако, несмотря на тренировки, некоторые летчики в первой же атаке израсходовали все патроны. Выяснилось также, что при ведении огня из пушки длинными очередями «ЛаГГ» терял скорость. Подобное мы замечали и раньше, когда тренировались в стрельбе по наземным целям, но в бою это проявилось особенно отчетливо».

Противник, узнав о появлении на фронте столь мощного оружия, буквально начал охоту за самолетами полка. В результате испытания пришлось прервать, а полк передислоцировали в Подмосковье, но ненадолго. В мае 1942 года 42-й истребительный авиаполк передислоцировали с Брянского на Западный фронт. Почти после каждого боевого вылета летчики докладывали о сбитых самолетах противника. По свидетельству Шинкаренко, командир эскадрильи капитан М.Г. Горбанев первым в полку сбил дальний бомбардировщик Не-111, причем с дистанции 400  м, а это в три с лишним раза больше, чем практиковалось в боях для надежного поражения воздушных целей.

Полной статистики боевых действий полка у автора нет, но известно, что только в августе 1942 года в воздушных боях из 37-мм пушек сбито 45 самолетов противника.

Кроме 42-го истребительного авиаполка, «Лаггами» с этим орудием укомплектовали часть самолетов 188-го истребительного авиаполка подполковника Георгия Ивановича Черепанова.

С 25 августа по 1 сентября 1942 года в НИИ ВВС проходил испытания «Истребитель танков» – самолет № 31213445 с Ш-37 (боезапас 20 патронов). Помимо пушки на самолете имелся «пристрелочный» синхронный пулемет УБС. Как показали испытания, стрельба из пушки не влияла на точность поражения цели. В общей сложности завод № 21 в 1941 и 1942 годах изготовил 85 самолетов ЛаГГ-3 с орудиями Ш-37.

«ПОЖИРАТЕЛЬ» БРОНЕТЕХНИКИ

Справедливости ради стоит сказать, что Ш-37 и Ш-57 (после войны) были единственными орудиями Б.Г. Шпитального, созданными им без соавторства, но удачными назвать их при всем желании нельзя, поскольку имелись более достойные конкуренты. Все же остальные пушки и пулеметы были разработаны им в содружестве с другими авторами.

Что касается пушки Таубина, то она не исчезла бесследно. Благодаря оперативности К.К. Глухарева опытный экземпляр орудия удалось сохранить. На нем «стерли» все надписи и номера, остававшиеся от конструктора, и после доводки приняли на вооружение под обозначением НС-37. Это орудие с магазином было на 92 кг легче Ш-37 и имело большую (как минимум на 65 выстр. /мин.) скорострельность при одинаковой скорости снаряда. Поэтому НС-37 и отдали приоритет.

2018-09-20_162544.jpg

К концу 1942 года на заводе в Горьком облетали 15 ЛаГГ-3 с пушкой НС-37 ОКБ-16, пять машин подготовили к летным испытаниям и пять – дорабатывал.

Войсковые испытания 12 ЛаГГ-3 с НС-37 проходили с 21 апреля по 5 июня 1943 года на Калининском фронте в 21-м истребительном авиаполку 1-й воздушной армии. Летчики полка выполнили 174 самолето-вылета, провели 12 воздушных боев и 15 штурмовок, уничтожив без потерь пять самолетов противника, три паровоза, восемь автомашин (расход – 505 патронов).

Затем орудия НС-37 начали устанавливать на Як-9Т, превзошедший по всем параметрам ЛаГГ-3, и штурмовики Ил-2. Тем самым ЛаГГ-3, который до 1943 года был самым массовым истребителем на фронтах Великой Отечественной, проложил дорогу пушке НС-37, «пожирателю» немецкой бронетехники.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


В правительстве не поддержали законопроект, обязывающий самозанятых платить страховые взносы

В правительстве не поддержали законопроект, обязывающий самозанятых платить страховые взносы

  

0
811
F-35: оптовым покупателям предлагается скидка

F-35: оптовым покупателям предлагается скидка

А технические неполадки определятся в процессе эксплуатации

0
2086
Церковное право не бывает временным

Церковное право не бывает временным

Алексей Величко

О сборнике малоизвестных юридических документов революционного русского правительства 1917 года

0
399
"Генериум" получил национальную премию "Приоритет-2018"

"Генериум" получил национальную премию "Приоритет-2018"

Татьяна Попова

Главной награды страны в сфере импортозамещения и экспорта удостоен "Диаскинтест", позволяющий врачам бороться с туберкулезом

0
707

Другие новости

Загрузка...
24smi.org