0
49001
Газета Вооружения Интернет-версия

04.10.2018 19:29:00

Готова ли армия РФ для ответного удара по США

Преобразования, повышающие качество и уровень разработки и применения новых вооружений

Михаил Растопшин

Александр Солопов

Об авторе: Растопшин Михаил Михайлович – кандидат технических наук; Солопов Александр Алексеевич – кандидат технических наук.

Тэги: Европа, ОБСЕ, ПАСЕ, НАТО, ЕС, гибридная война, ССО, Донбасс, Сирия, Украина


Европа, ОБСЕ, ПАСЕ, НАТО, ЕС, гибридная война, ССО, Донбасс, Сирия, Украина «Крыша» башни Т-72 уязвима, а зона моторно-трансмиссионного отделения совершенно не защищена от любых средств поражения. Фото с сайта www.mil.ru

За последние годы в СМИ опубликовано немало статей по созданию новых вооружений. Но особого внимания заслуживает статья «Армате нужен экзаменатор» президента Российской академии ракетных и артиллерийских наук (РАРАН), доктора технических наук Василия Буренка, напечатанная в известной московской газете. Содержание статьи распространяется не только на «Армату», но и на другие вооружения. В ней затронуты проблемы, определяющие развитие новой военной техники. Автор статьи в качестве примера описывает ныне эксплуатируемое и находящееся в стадии доработки бронетанковое вооружение и технику (БТВТ). Предлагаемые им при создании новых систем оружия преобразования, повышающие качество и уровень применения, осуществляются с учетом перспективной концепции, базирующейся на следующих принципах: первым увидел противника – первым поразил; не пассивная защита от средств поражения, а активное предотвращение контакта со снарядом; контроль поля боя – мониторинг целей, определение наиболее опасных целей со своевременной их нейтрализацией; непрерывное управление системой вооруженной борьбы. Другими словами, Василий Буренок предложил комплекс мероприятий по совершенствованию методологии создания перспективных систем вооружения.Мнение этого выдающегося инженера имеет определенную ценность. На его счету 96 авторских свидетельств на изобретения.

РЕКОМЕНДАЦИИ БУРЕНКА

Рассмотрим практические рекомендации, которые сформулировал Василий Буренок для реформирования научно-исследовательских организаций Минобороны и военной промышленности. На основе анализа взаимодействия научно-исследовательских организаций (НИО) Минобороны и промышленности В. Буренок обнаружил, что тактико-технические требования к создаваемому новому образцу вооружений формулировались не как к боевой единице, а как к техническому средству. Последствия такого положения он рассмотрел на примере БТВТ и одновременно вскрыл распространенный недостаток в отсутствии испытаний БТВТ «как собственной системы или ее составной части для более высокого уровня (вооружения роты, батальона, бригады и т.п.)». При такой ситуации принятый на вооружение танк может оказаться неэффективным как элемент боевого порядка. В этом случае целесообразно разделить испытания  разрабатываемых образцов на две составляющие: образца вооружения как технического средства и как элемента боевого порядка. При испытаниях образца ВВСТ как технического средства должна осуществляться оценка соответствия достигнутых в ОКР значений тактико-технических характеристик (ТТХ) уровню тактико-технических требований (ТТТ). Поскольку соответствие ТТХ и ТТТ обеспечивает разработчик, то и доказательство этого, а именно организация, проведение и обеспечение испытаний лежит на нем. В то же время проверку опытных изделий как части боевого порядка осуществляет Минобороны с привлечением представителей промышленности. Эти испытания включают подготовку сценариев боевых действий, формирование типовых эпизодов в реальной тактической обстановке, когда работают все виды радиоизлучающих средств, создаются характерные помехи, искусственная маскировка, также действуют и другие факторы. Безусловно, предлагаемый подход меняет требования к структуре и составу полигонных испытательных комплексов, которые могут оказаться в большей степени промышленными, чем военными.

Василий Буренок отмечает: «Известен факт, когда в районе боевых действий, в секторе Газа в результате радиоэлектронного противодействия израильтян бронетехника и автомобили противоборствующей страны просто не заводились, так как средства РЭБ выводили из строя электронные блоки систем зажигания. При этом танки «Меркава» успешно выполняли свои задачи. Как поведут себя наши машины в таких условиях?»

В советские времена, например, Государственные испытания (ГИ) ПТУР проводились в соответствии с условиями таблицы 1, которые отличаются от сегодняшних форм боевых действий. В этой программе ГИ не отражены сценарии боевых действий и эпизоды, характерные для современной тактической обстановки. Таким образом, замечания главы РАРАН весьма справедливы.

Анализ содержания таблицы 1 свидетельствует, что советская программа ГИ ПТУР адекватна ТТТ, которые формулировались не как к боевой машине, а как к техническому средству, обладающему огневой мощью, защищенностью и подвижностью. При невысоких параметрах собственной защиты танков (динамическая защита, броня, комплекс активной защиты) еще в советские времена была создана групповая и коллективная защиты от воздушных носителей, в качестве которых использовались ЗРК малой и средней дальности. Но готовы ли эти комплексы обеспечить оборону танковой бригады не только от носителей противотанковых средств (самолетов, вертолетов), но и от дальнобойных малогабаритных управляемых боеприпасов, развитию которых в США уделяется большое внимание. Следует учесть, что дальнобойность современных противотанковых средств позволила вертолетам и самолетам противника не заходить в зону поражения наших ЗРК малой дальности.

Слабая защита «крыши» танков ощущалась давно, но до сих пор танки Т-72Б3, Т-90МС остаются недостаточно защищенными со стороны «крыши» (фото). Перспективное оружие, при принятии которого на вооружение нельзя обойтись без практических рекомендаций Василия Буренка, являются образцы, созданные на основе нетрадиционных физических принципов (НФП). Уже в ближайшее время в боевых порядках российских Сухопутных войск появится: группа СВЧ-оружия для поражения радиоэлектронной аппаратуры, РЛС, средств связи и РЭБ, а также для вывода из строя живой силы противника; группа средств психологического воздействия на личный состав противника; группа лазерных средств для вывода из строя оптико-электронных средств бронетанковой техники и органов зрения экипажей бронемашин. И важно уже сегодня определить изменения в тактике боя, которые последуют в результате внедрения нового оружия.

НУЖЕН ЛИ НОВЫЙ ТАНК

В этом разделе анализируется ситуация, предшествующая началу разработки нового российского танка «Армата». Стоит снова задать себе вопрос: существовала ли альтернатива, не требующая создания нового танка? И предельно честно ответить на него. Неадекватная оценка боевой эффективности Т-72М по сравнению с танками США, Англии, Франции и Израиля привела сотрудников КБП к ошибочным выводам о существовании альтернативы, которая не требует создания нового танка. Эта альтернатива базировалась на входящую в боекомплект Т-72М ракету 9М119М «Инвар» со штатной боевой частью (БЧ) и новой БЧ, которая способна пробить броню толщиной 900–950 мм.

Прошло уже около двух декад с тех пор, когда коллектив авторов Конструкторского бюро приборостроения (КБП) опубликовал статьи: «О развитии и вооружении танков», «Модернизация танков Т-72» («Военный парад», май–июнь за 2000 год, 2003 год). Авторы статьи недостаточно достоверно учли ряд обстоятельств (возникающих на практике) при оценке эффективности как ракет «Инвар», так и танков Т-72М, оснащенных этими ПТУР. Так, при оценке эффективности поражающего действия БЧ ракеты «Инвар» авторы использовали данные СИД-83-ПТБ («НВО» № 30 за 2017 год) по танку М1А1 как типовой цели, не учитывая появления в 1999 году американских танков М1А2 SEP с более высокими боевыми характеристиками, которые привели к повышению живучести этой машины.

И, наконец, во второй вышеупомянутой статье вместо бронепробиваемости 900–950 мм основного заряда тандемной БЧ почему-то фигурирует бронепробиваемость 850 мм. Это, конечно,  достижение по сравнению с бронепробиваемостью штатной БЧ-ракеты «Инвар», равной 700 мм, но необходима оценка эффективности применения боеприпасов по более перспективным танкам М1А2 SEP и М1А3 «Абрамс».

По мнению сотрудников КБП, высокая эффективность ракеты «Инвар» подтверждается данными таблицы 2, в которой представлены значения вероятности поражения различных танков в зависимости от курсового угла обстрела. «Управляемые ракеты (УР) с уровнем бронепробиваемости 700–750 мм надежно поражают (Р = 0,65–0,88) современные танки во всем диапазоне углов обстрела, а также перспективные танки под курсовыми углами более 30 град. Надежное поражение этих танков при углах обстрела менее 30 град. обеспечивается только 3–4 выстрелами». Разве можно считать надежным поражением ракетой «Инвар» «перспективных» танков при углах обстрела менее 30 град. 3–4 выстрелами? УР с уровнем бронепробиваемости 900–950 мм эффективно поражают все существующие танки одним-двумя выстрелами. В этом случае «Меркава-3» из-за высокой кумулятивной бронестойкости при угле обстрела 0 град. не поражается ракетой «Инвар» с новой БЧ, имеющей бронепробиваемость 900–950 мм. К сожалению, представленные оценки поражения зарубежных танков определены без учета помех противника для подавления радиоэлектроники Т-72М (системы управления огнем, комплекса активной защиты и др.).

Примечание к таблице 2 утверждает, что современные танки М1А1, «Меркава-3» имеют одинаковую противокумулятивную бронестойкость лобовых фрагментов защиты, что является ошибкой («НВО» № 40 за 2017 год). Это также противоречит экспериментальным данным испытательного полигона (в/ч 21374), полученным при стрельбе на максимальную дальность по навесной динамической защите (ДЗ) с длиной контейнера 250 мм. В этом случае из-за рассеивания ракет оказалось, что вероятность преодоления навесной ДЗ составила 0,56 («НВО» № 10 за 2012 год). Таким образом, содержание примечания к таблице 2 не соответствует действительности. При этом наблюдается снижение бронепробиваемости после взаимодействия с навесной ДЗ.

КБП не имело специалистов и оборудования для создания тандемной БЧ с высокой бронепробиваемостью. Задача увеличения бронепробиваемости боевой части до уровня 950 мм при пусках из артиллерийского ствола была не по плечу ни КБП, ни НИМИ, ни кому бы то ни было еще. Поэтому к данной работе был привлечен Российский федеральный ядерный центр ВНИИЭФ, который, обладая высоким потенциалом знаний в области физики быстропротекающих процессов и имея специальное оборудование, а также высокоэнергетические взрывчатые вещества (ВВ) и передовые технологии снаряжения, уже при модернизации ПТУР «Малютка» продемонстрировал свои возможности. Так, БЧ ракеты «Малютка» в калибре 130 мм имела бронепробиваемость 400 мм. В результате проделанной работы сотрудниками ВНИИЭФ бронепробиваемость этой ракеты увеличилась до 850 мм. В то же время в результате модернизации БЧ «Малютки» стала тандемной.

ВНИИЭФ обладал аппаратурой, позволяющей получение рентгеновских снимков при функционировании натурных тандемных БЧ ПТУР в различных стадиях взаимодействия с разными системами защиты, что позволяло определять вариант повышения их разрушающей способности. Сотрудники ВНИИЭФ добились высокой бронепробиваемости, достигшей 950 мм, но ОПК оказался не в состоянии внедрить технологию этого достижения в серийное производство.

ОШИБКИ В МОДЕЛИРОВАНИИ

В вышеуказанных статьях на основе полученных данных по эффективности ПТУР «Инвар» авторы провели моделирование встречного боя американской и российской танковых рот (10 танков Т-72М против 10 танков М1А1). Результаты моделирования, не учитывающие наличие у противника разведывательно-ударных боевых систем (РУБС), обеспечивающих на дальних подступах от линии боевого соприкосновения поражение российских танков, позволили авторам сделать следующие выводы. «Начиная стрельбу ПТУР «Инвар» с дальности 4000–5000 м, Т-72М успевают к дальности 2000–2500 м поразить до 50–60% танков противника. Численный перевес определяет исход боя при любой тактике противника. Т-72 выигрывает бой, практически не понеся собственных потерь». Одновременно авторы моделирования заявляют, что защищенность танка с управляемым вооружением значительно упрощается, поскольку не требуется защита от БПС комплексами динамической защиты и дополнительным бронированием. Далее следуют доказательства авторов КБП о том, что существует альтернатива, не требующая разработки нового танка. «Речь идет о новом виде вооружения – управляемых реактивных снарядах. Они обеспечивают качественное скачкообразное изменение возможностей борьбы с себе подобными и позволяют решить сразу три задачи: увеличение могущества, повышение дальности эффективной стрельбы и не требуют замены танкового парка».

Сотрудники КБП недооценили, что при наличии РУБС у противника танки Т-72М могут не достичь расстояния, равного 5000 м, до «Абрамсов» для их поражения ракетами «Инвар». Наивно полагать, что у «Абрамсов» имеются только БПС для поражения российских танков на дальности 2000–2500 м. Давно известно, что американский ПТУР JAGM с трехрежимной головкой самонаведения (ГСН) обладает максимальной дальностью, значительно большей, чем 5000 м (его максимальная дальность стрельбы с вертолетов равна 16 км). На этой ракете установлена тандемная БЧ с бронепробиваемостью 1200 мм. Неудивительно, что концепция танкостроения КБП не победила концепцию создания нового танка «Армата».

ЧТО ДЕЛАТЬ? Настало время поговорить о том, как боеприпасная отрасль осталась без службы эффективности. Сразу подчеркну, что ГРАУ и ГАБТУ, КБП должны извлечь уроки из прошлого с учетом предложений Василия Буренка.

В нашем коммунистическом прошлом Совет министров Советского Союза, понимая важность работ в области боеприпасов, основал в 1967 году Министерство машиностроения СССР. Задача обеспечения развития боеприпасной отрасли с превращением ее в наукоемкую и высокотехнологическую отрасль требовала наличия специального научного координирующего центра по организации работ Минмаша. Для решения этих проблем в 1969 году был создан Центральный научно-исследовательский институт химии и механики (ЦНИИХМ). Поскольку основной характеристикой любого боеприпаса является эффективность поражения цели, в структуре ЦНИИХМ был предусмотрен отдел эффективности, состоящий из пяти лабораторий. Вскоре после укомплектования этого отдела глава Минмаша Вячеслав Бахирев утвердил приказ о взаимодействии отдела эффективности ЦНИИХМ с предприятиями боеприпасной отрасли. В документе отмечалось, что отдел эффективности должен обеспечить боеприпасные институты соответствующими методиками оценки эффективности боеприпасов и системами уязвимости типовых целей. При этом сотрудники отдела ЦНИИХМ должны были оказать помощь по внедрению методик на каждом предприятии отрасли. Одновременно директорам институтов было дано указание – для освоения методологии оценки эффективности боеприпасов создать соответствующие секторы или группы на своих предприятиях. Но руководители предприятий, отвечающие за создание противотанковых боеприпасов, не выполнили этот приказ. Так, директора НИМИ, Института прикладной физики, НПО «Базальт», Научно-исследовательского инженерного института формально подошли к выполнению этого приказа – выделили в состав вышеуказанных подразделений лишь по одному специалисту, которому такой объем работ был не под силу. Откровенно говоря, руководители институтов игнорировали приказ министра Бахирева. Таким образом, овладение методикой оценки эффективности поражения противотанковыми боеприпасами «Абрамсов» этими институтами еще в советские времена не состоялось. И сейчас эти институты, объединенные в концерне «Техмаш», не способны демонстрировать эффективность своей продукции на должном уровне. Эта ситуация свидетельствует о существовании организационного и методического барьеров на пути создания эффективных противотанковых средств. Ответ на вопрос: что делать – очевиден.

Таблица 1

Содержание советской программы Государственных испытаний выстрелов ЗУБК20 с ракетой 9М119М комплексов танкового управляемого вооружения

2018-10-04_153025.jpg
Примечание: 1. Стрельба и стационарные подрывы БЧ по пунктам 1–6 осуществляются после термостатирования в пределах ± 50 град. 2. Количество ракет (БЧ) в каждом опыте назначается от 2 до 5. 3. Толщина бронеплит под 60 град. устанавливается в соответствии с ТТЗ; для БЧ ракеты «Инвар» толщина брони составляет 350 мм/ 60 град. 4. Знак «ч» означает, что навесная динамическая защита (НДЗ) размещена на имитаторах П30 или П60 лобовой защиты башни или корпуса танка «Абрамс». 5. Имитатор П65 представляет бортовую защиту «Абрамсов». 6. Проверка прочности ПТУР осуществляется до проведения стрельбовых испытаний. 7. Максимальная дальность выстрела ракетой 9М119М составляет 4–5 км.



















Таблица 2

Вероятность поражения зарубежных танков серийной ракетой 9М119М «Инвар» с бронепробиваемостью 700–750 мм и вновь разработанной с уровнем бронепробиваемости 900–950 мм

2018-10-04_153101.jpg
Примечание: перед чертой – БЧ с бронепробиваемостью 900–950 мм за ДЗ; за чертой – БЧ с бронепробиваемостью 700–750 мм за ДЗ.







СИД ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИИ ОТВЕТНОГО УДАРА ПО США

Создание российской перспективной системы вооружений должно базироваться на более глубоком изучении уязвимости зарубежных объектов поражения. Иначе говоря, без установления достоверных параметров «сопротивляемости» каждой цели (космические спутники разведки и навигации, носители оружия на новых физических принципах, баллистические и крылатые ракеты, наземные шахтные установки МБР, авианосцы, истребители-бомбардировщики, танки и др.) по отношению к поражающим факторам различной природы невозможно создание эффективных систем вооружения.

В советские времена был разработан ряд систем исходных данных (СИД) по характеристикам уязвимости различных объектов поражения вероятного противника. Поскольку при создании каждого конкретного образца участвовало немало организаций ОПК и Минобороны, то наличие СИД дисциплинировало всех участников и не допускало произвольных изменений и толкований характеристик типовых зарубежных объектов поражения. Системы исходных данных, являясь межотраслевыми документами, утверждались руководством ОПК и Минобороны. Характеристики уязвимости являются основой для применения методов оценки боевой эффективности новых вооружений.

Недавно опубликованы статьи Владимира Иванова и Маркелла Бойцова о создании в США самостоятельного вида ВС – Космических сил и как НАТО осуществляет ядерное сдерживание устрашением («НВО» № 31, 34 за 2018 год). Нагнетается критическая ситуация, при которой США входят в опасный новый цикл совершенствования своих ядерных сил с желанием превзойти Россию и Китай по эффективности первого ядерного удара. Но руководство США осознает уязвимость своей спутниковой разведки. Так, начальник Стратегического командования ВС США Джон Хайтен отмечал, что руководство МО США понимает серьезную угрозу Москвы и Пекина американским спутникам на любой из занимаемых ими орбит. Поражение спутниковой системы связи и управления может полностью лишить руководителей США возможности контролировать происходящие процессы. Следуя практическим рекомендациям Василия Буренка по мониторингу целей и определению наиболее опасных со своевременной их нейтрализацией, наибольшее внимание должно быть уделено поражению космических аппаратов-разведчиков. СИД по характеристикам уязвимости типовых целей должны создаваться для перспективных космических, воздушных, наземных, надводных и подводных зарубежных объектов поражения. Одновременно  наибольшее внимание должно быть уделено созданию СИД по уязвимости зарубежных космических аппаратов военного назначения, являющихся основой разведывательно-ударных боевых систем воздушного и морского базирования (прежде всего разведки, навигации, управления). Вывод из строя спутниковой системы, обеспечивающей функционирование американского дальнобойного высокоточного оружия, является первейшей задачей в случае войны. При этом весь арсенал высокоточных средств противника (КРМБ, КРВБ и др.) окажется не у дел.

Применительно к зарубежной системе спутников, обеспечивающих использование высокоточного дальнобойного оружия, помимо определения параметров уязвимости отдельных образцов требуется разработка методов определения уязвимости группировки объектов, объединенных общим алгоритмом функционирования. К такой группировке может относиться совокупность спутников, осуществляющих разведку, управление, связь и метеообеспечение. В этом случае под уязвимостью понимаются характеристики, определяющие системоразрушение группировки за счет вывода из строя спутников, ответственных за организацию функционирования всей системы «обнаружение–опознавание–целеуказание–поражение». Таким образом, создание СИД по уязвимости зарубежных космических аппаратов военного назначения должно стать первоочередной задачей при создании противоспутникового оружия.

С развитием отечественного дальнобойного оружия в обычном снаряжении необходима разработка СИД по характеристикам уязвимости применительно к ключевым военным объектам и объектам экономики, например стран, на территории которых осуществляется строительство американских баз ПРО для слежения за головными частями российских ракет. После ядерного удара по этим объектам целесообразно вывести из строя с помощью обычного высокоточного оружия объекты экономики, которые работают на поддержку военного потенциала НАТО. Упомянутая СИД позволит оптимизировать сочетание ядерных и неядерных средств.

От достоверности определения характеристик уязвимости зарубежных объектов поражения зависит качество тактико-технических требований к перспективным системам вооружения. Затронутые в статье примеры по различным образцам вооружения подтверждают выдвинутую Василием Буренком новую концепцию развития отечественных ВВСТ, базирующуюся на применении опережающего уничтожения противника, при контроле поля боя и осуществления устойчивого управления системой вооруженной борьбы.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также


Новую Украинскую церковь спасет только полное подчинение Константинополю

Новую Украинскую церковь спасет только полное подчинение Константинополю

Андрей Мельников

0
1248
Россия закрывает Севморпуть

Россия закрывает Севморпуть

0
2200
Обеспечит ли победу генералам лазерное оружие

Обеспечит ли победу генералам лазерное оружие

Ирина Дронина

В противовес российскому «Пересвету» китайские военные создали «Бесшумного охотника»

0
942
Пентагон попал под удар

Пентагон попал под удар

Владимир Иванов

В Стратегии национальной обороны США обнаружены серьезные недостатки

0
1893

Другие новости

Загрузка...
24smi.org