0
6330
Газета Вооружения Интернет-версия

26.04.2019 00:01:00

Способен ли ядерный дрон надежно обеспечить безопасность России

Страж суверенности

Михаил Родкин

Об авторе: Михаил Владимирович Родкин – доктор физико-математических наук, главный научный сотрудник Института теории прогноза землетрясений и математической геофизики РАН и Института проблем нефти и газа РАН.

Тэги: дрон, посейдон, рф, сувернитет, оборона


дрон, посейдон, рф, сувернитет, оборона Считается, что первым носителем «Посейдона» станет атомоход «Белгород», спущенный на воду 23 апреля с.г. Фото РИА Новости

В обращении к Федеральному собранию 20 февраля 2019 года президент РФ Владимир Путин вновь обстоятельно говорил о новых системах вооружения, которые должны надежно защитить наш суверенитет. Одной из перечисленных президентом систем вооружения является тяжелый подводный дрон «Посейдон», способный нести сверхмощный ядерный заряд.

ДРОН-СОКРУШИТЕЛЬ

По данным, которые можно почерпнуть из открытых источников, «Посейдон» имеет длину 20 м и диаметр 1,8 м, способен нести ядерный заряд мощностью 100 Мт и отличается практически неограниченной дальностью хода. Благодаря мощности двигателя и отсутствию экипажа аппарат обладает уникальной энерговооруженностью и способен развивать скорость до 200 км/ч, недоступную обычным подлодкам и торпедам. При этом имеется возможность быстрого переключения атомной энергоустановки с режима малой на режим большой мощности. В результате аппарат способен как практически бесшумно и незаметно подкрадываться к цели, так и уходить в случае обнаружения и опасности уничтожения на большой скорости и на большие глубины (до 1000 м). При этом, как указывается в открытых источниках, в условиях штиля при скорости 37 км/ч «Посейдон» регистрируется на расстоянии не далее 2 км, и даже при скорости 90 км/ч дальность его обнаружения – всего 40 км.

Примечательно, что «Посейдон» может претендовать на право «мирного» захода в территориальные воды. Ведь, согласно существующим соглашениям, терводы закрыты только для военных кораблей и подлодок. Под эти категории подводный дрон не подпадает, а его военное назначение может быть юридически установлено только «в результате вскрытия». Очевидно, что нетрудно реализовать серию научных аппаратов, внешне аналогичных «Посейдону», открытая демонстрация которых сильно затруднит выявление истинных «Посейдонов».

Поражающая сила удара одного дрона весьма впечатляюща. Модель радиоактивного заражения от 100 Мт взрыва в районе бухты Нью-Йорка прогнозирует около 8 млн единовременно погибших, 4 млн тяжело раненных и 16 млн человек, получивших высокое радиоактивное облучение. При этом инициированное взрывом искусственное мегацунами может иметь высоту до 300—500 м с заходом волны на материк (в условиях равнинной местности) до 500 км. И хотя такие оценки высоты и заплеска цунами могут быть и завышенными (натурного эксперимента пока еще не было), понятно, что целая серия прибрежных городов будет буквально смыта с лица земли.

Отсюда можно, по-видимому, заключить, что дроны типа «Посейдон» технически реализуемы, трудно выявляемы и уничтожаемы, но чрезвычайно эффективны и опасны.

ИДЕЯ САХАРОВА

В начале 1950-х годов в СССР было создано мощное ядерное оружие, но соответствующих средств доставки еще не существовало. Среди возможных вариантов рассматривался также и проект сверхмощной ядерной торпеды. Среди авторов идеи называют и А.Д. Сахарова, в то время плодотворно работавшего в атомном проекте. Для рассмотрения целесообразности реализации проекта и подготовки заключения приказом главкома ВМФ адмирала флота Н.Г. Кузнецова в 1954 году была создана экспертная комиссия во главе с начальником Управления Главного штаба ВМФ вице-адмиралом А.Е. Орлом. По результатам работы этой комиссии Н.Г. Кузнецов заявил, что флоту не нужна подводная лодка с таким оружием. Действительно, в это время уже вполне успешно развивались проекты доставки ядерных зарядов тяжелыми бомбардировщиками, баллистическими и крылатыми ракетами различного базирования. Политическое руководство согласилось с мнением адмиралов, и проект ядерной суперторпеды был остановлен.

Резюме на конец 1950-х годов было таково: «Даже в случае реализации суперторпеда как средство доставки ядерного боеприпаса огромной мощности не имеет никаких преимуществ, зато обладает множеством недостатков перед другими видами оружия».

Попробуем понять, как столь суровая оценка согласуется с приведенными выше техническими данными, указывающими на высокую эффективность изделия. При этом легко заметить, что минусы «Посейдона» неразрывно связаны с его плюсами и что проект суперторпеды обладает, собственно, не военно-техническими, а военно-политическими и стратегическими недостатками.

Действительно, принято исходить из скоротечности развития возможной новой мировой войны. Эта скоротечность обусловлена малым временем подлета носителей ядерных зарядов, составляющим около 20 минут, а для ряда средств доставки и того менее. 

В этих условиях даже серия все нарастающих по силе взаимных ударов вполне может уложиться в час-другой времени. Отсюда понятно, что чисто военная роль ядерных суперторпед, которые могут оказаться у цели по истечении многих часов (даже нескольких дней) после окончания основной фазы войны, почти равна нулю. Это вооружение может играть роль только контрольного выстрела. Но можно полагать, что существование таких дронов практически гарантирует от соблазна нанести внезапный обезоруживающий удар по России. Как и в случае с системой «Периметр» («Мертвая рука» в терминологии НАТО), система дронов «Посейдон» надежно обеспечивает нанесение потенциальному противнику неприемлемого ущерба даже и в случае его победы на основной стадии войны.

БОЯЗНЬ ПЕРВОГО УДАРА

Впрочем, если бы возможная роль нового вида супероружия, получившего название «Посейдон», заключалась только в контрольном выстреле, это было бы полбеды. Намного большая опасность связана с тем, что со значительными шансами на успех эскадра «Посейдонов» может использоваться для нанесения внезапного обезоруживающего удара. Скрытно подкравшись к основным объектам и базам потенциального противника, эскадра из полсотни подводных дронов с большой вероятностью может реализовать успешный внезапный обезоруживающий удар, фактически означающий поражение потенциального противника.

Заметим, что соблазнительность такого решения проблемы увеличивается тем, что при подводных ядерных взрывах эффект ядерной зимы будет минимальным. То есть стратегического противника можно разбить, не загубив при этом планету и не обрекая себя на смерть. Такой сценарий победы представляется возможным, причем потенциальному противнику он будет представляться даже более актуальным. Последствия этого трудно предсказать.

В связи с этим в качестве примера можно сослаться на механизм начала Первой мировой войны, когда именно нарастающее недоверие, подкрепляемое превентивно проводимой всеми потенциальными участниками мобилизацией, сделало предотвращение войны невозможным. Причем даже наиболее агрессивный из основных участников кайзер вовсе не рвался оказаться в состоянии войны не только с Францией и Россией, но еще и с Англией. Но факт мобилизации и связанная с ним потенциальная опасность нанесения первого решающего удара сделали начало войны неизбежным, даже несмотря на хорошие личные отношения между лидерами стран-участниц (в письмах вплоть до самого начала войны кайзер продолжал называть Николая II Ники, сам называясь при этом дядя Вилли).

Учитывая вышесказанное, не исключено, что потенциальный противник может прийти к заключению о недопустимости разворачивания в РФ достаточно мощной эскадры аппаратов типа «Посейдон», аналогично тому, как Израиль заверяет, что ни при каких обстоятельствах не допустит появления ядерного оружия у Ирана (лидеры которого неоднократно заявляли о необходимости уничтожения Государства Израиль). В этом случае ближайшие годы разворачивания системы «Посейдон» могут представляться весьма опасными в плане возможного начала третьей мировой войны (уже действительно последней войны на этой планете).

В случае же возникновения третьей мировой войны и ядерной зимы как ее почти неизбежного следствия длительность активного для контактов периода существования нашей цивилизации составит сильно менее 100 лет. Такая оценка – если ее принять за среднюю длительность времени жизни технологических цивилизаций – вполне объясняет парадокс Ферми (разительное рассогласование между ожидаемым из астрономических, геологических и иных соображений числом высокоразвитых технологических цивилизаций и реально наблюдаемым их отсутствием или крайней редкостью).

ЗАЩИЩЕНА ЛИ НАША СТРАНА

Возможно, однако, что ситуация все же еще не столь мрачная.

Вполне понятно, что уничтожение мегацунами даже большинства промышленных центров, военных баз и группировок Военно-морских сил США не означает еще невозможности нанесения Америкой ответного, не менее жестокого ядерного удара. Действительно, считается, что система противоракетной обороны США в настоящее время способна отбить единовременный удар до полусотни ядерных боеголовок, тогда как на вооружении России и Соединенных Штатов состоит по 1550 зарядов на 700 носителях. Такие (несколько более строгие, чем ранее) ограничения прописаны Договором СНВ-3, подписанном в Праге в 2010 году президентом России Дмитрием Медведевым и президентом США Бараком Обамой. Отсюда вполне очевидно, что система противоракетной обороны России не сможет эффективно защитить страну от ответного удара, пусть и существенно ослабленного воздействием мегацунами.

Обсудим эту интересную ситуацию чуть более подробно.

Как известно, в годы холодной войны в СССР была поставлена на боевое дежурство система «Периметр» («Мертвая рука» в номенклатуре НАТО). Система эта предусматривает нанесение ответного удара всеми ядерными средствами страны в случае «недееспособности главных центров управления и свидетельств применения на территории страны ядерного оружия». Система «Периметр» сделала невозможным одно время обсуждавшийся вариант победы в мировой войне путем нанесения некоторого числа точечных ударов (необязательно ядерных) по центрам военного и политического руководства нашей страны. Гарантируемый системой «Периметр» ответный удар фактически все равно обеспечивал уничтожение не только потенциального противника, но и всей цивилизации на планете. Руководство РФ, естественно, ожидает аналогичного ответа и от своего потенциального противника. Можно предполагать, что ситуацию не меняет существенным образом и то обстоятельство, что в случае планирования нанесения внезапного удара эскадрой подводных дронов само руководство может в значительной степени защититься от ответного удара, запланировав и реализовав очередные учения по гражданской обороне. Таким образом, результаты применения эскадры дронов «Посейдон» для нанесения по противнику внезапного победного удара не представляются столь уж обнадеживающими, потому такой сценарий не кажется высоковероятным.

Вполне очевидно, однако, и то, что с каждым последующим шагом достоверность прогноза результатов подобной «мировой игры» все уменьшается. Достаточно вспомнить, что в предвоенные годы разведка СССР внимательно отслеживала масштабы производства в Германии пригодных при больших морозах горюче-смазочных материалов и заготовку овчин для шитья полушубков для армии. Считалось, что без такой подготовки Гитлер на нас напасть не может. Реальность доказала неточность таких соображений. Аналогично ошибочными могут оказаться и представленные выше соображения.

В любом случае очевидно, что угроза самоуничтожения весьма велика и введение в строй дронов типа «Посейдон» только увеличивает эту угрозу. В свете вышесказанного даже излишним кажется повторять, насколько подобная ситуация с последующей всемирной катастрофой может служить объяснением известного парадокса Великого молчания Вселенной. Как известно, исходя из существующих научных данных, можно было бы ожидать встретить развитую технологическую цивилизацию на расстоянии ориентировочно 10 световых лет от Земли. Однако парочка существующих на данный момент претендентов на эту роль удалены от нас на 700 и 1500 световых лет. И нет никакой уверенности, что эти странные объекты действительно являются развитыми цивилизациями. Отсюда обычно делается вывод о высокой вероятности самоуничтожения технологических цивилизаций.

Возможный сценарий самоуничтожения человечества вполне естественно вытекает из вышесказанного и хорошо разработанного ранее сценария ядерной ночи и гибели всей экосистемы планеты как следствия полноценного обмена существующими ядерными зарядами. Этот сценарий немало способствовал в свое время развитию политики разрядки в отношениях СССР–США и заключению серии договоров типа РСМД и СНВ, последний из которых был заключен в 2010 году. Повторимся, если в ближайшие несколько лет или десятилетий произойдет ядерный катаклизм, то длительность существования нашей цивилизации вполне впишется в оценку средней продолжительности жизни технологических цивилизаций, задаваемые парадоксом Ферми. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Защита от атаки роя легких ударных беспилотников найдена

Защита от атаки роя легких ударных беспилотников найдена

Шамиль Абдуллаев

Использование изобретения «Детонационный двигатель» в военном деле

0
756
Ведущая военная школа России отмечает 187-летие

Ведущая военная школа России отмечает 187-летие

Василий Копытко

Среди выпускников академии более 600 Героев Советского Союза и Российской Федерации

0
378
Российская морская пехота сегодня

Российская морская пехота сегодня

Александр Храмчихин

Возможности и задачи черных беретов

0
674
Особенности военного союзничества с современной Турцией

Особенности военного союзничества с современной Турцией

Факторы, влияющие на вектор внешней политики Анкары, остаются неизменными на протяжении долгого времени

0
885

Другие новости

Загрузка...
24smi.org