0
1667
Газета Концепции Интернет-версия

18.09.1999

Стратегически выгодная ассиметрия

Станислав Воронин

Сергей Брезкун

Об авторе: Станислав Николаевич Воронин - главный конструктор Российского федерального ядерного центра - ВНИИ экспериментальной физики, г. Саров.<p> Сергей Тарасович Брезкун - старший научный сотрудник Отдела проблемного анализа ядерных вооружений РФЯЦ-ВНИИЭФ.

Тэги: ядерное, оружие, безопасность


Полемика

В конце июня в Министерстве обороны РФ прошла юбилейная научно-практическая конференция Академии военных наук, основные материалы которой были затем опубликованы в "Независимом военном обозрении" N 27 за 1999 г. под заголовком "Войны третьего тысячелетия".

Одним из главных результатов конференции стал сам факт обнародования современных доктринальных взглядов как теоретиков, так и практиков военного строительства на глобальные военно-политические перспективы и вытекающие из них направления и приоритеты нашей оборонной работы. Создана идейная, интеллектуальная база для дискуссии, и сама атмосфера конференции приглашает к ней.

Верен и важен вывод конференции о том, что совпадающие с окончанием второго тысячелетия нашей эры последние десятилетия двадцатого века ознаменовались возникновением совершенно новой технологии реализации политических целей на арене внешней политики государств. Классические войны в ряде случаев уступили место конфликтам особым, так сказать, "небоевым". Умело избранная внешняя политика (включая сюда и подрывную деятельность одних держав против других) даже без видимой агрессии и бомбежек обеспечивает более быструю и сокрушительную победу, чем это достигается самыми широкими и бескомпромиссными военными действиями.

Развивая классическую формулу Клаузевица о войне как продолжении политики насильственными средствами, можно сказать, что под насилием сегодня надо понимать не только акт физического разрушения или убийства, но и моральное и информационное воздействие, реализуемое в таких же тотальных масштабах, что и традиционное военное.

ДРУГАЯ СТРАТЕГИЯ

Проанализируем, насколько адекватно ситуации была освещена на конференции АВН проблематика, связанная с российским ядерным оружием (ЯО). А для того, чтобы наш анализ был последовательным, рассмотрим сначала вопрос: "Какая военно-политическая задача является абсолютно приоритетной для оборонной сферы Российского государства?".

Ответ для США и Запада ясен. С одной стороны, исторически сложилось так, что они возвысились на экспансионизме, на империалистической политике. С другой - никаких реальных угроз национальной территории и богатствам развитых стран Запада сейчас не существует. И поэтому для них военно-политическим приоритетом является обеспечение возможности и в будущем эксплуатировать ресурсы других стран и, соответственно, подавлять неизбежное противодействие по всему миру. Отсюда - идеи, проекты и концепции локальных конфликтов, сил быстрого реагирования, высокоточного и несмертельного оружия и т.п.

Иное в нашем отечестве. Практически все современные военно-политические приоритеты России порождены нашими внутренними проблемами. Нам в принципе не нужна экспансия. Мир, суверенитет и стабильность - вот те основные приоритеты, при обеспечении которых Россия может успешно справиться с любыми трудностями - как внешними, так и внутренними.

Поэтому для российской военной мысли приемлем, по нашему глубокому убеждению, лишь один взгляд на военное строительство - как на комплекс политических, экономических, военных, социальных, правовых и иных мер, гарантированно исключающих как возможность возникновения агрессивных замыслов по отношению к Российской Федерации, так и саму вооруженную агрессию. Необходимы также меры по военно-политической (а не военной) защите национальной безопасности и жизненно важных интересов РФ и ее союзников.

Конечно, нельзя легкомысленно заявлять, что на нас никогда и ни при каких обстоятельствах никто не нападет - даже если будет воссоздана мощь, близкая к советской. Нельзя напрочь исключать из оборонной работы комплекс мер по подготовке к реальной вооруженной защите Российской Федерации, целостности и неприкосновенности ее территории и территории ее союзников. Однако приоритет недопущения ситуации, когда такая защита потребуется на деле, должен преобладать!

Вспомним: к середине 70-х годов в СССР уже были созданы надежные оборонные гарантии против внешней агрессии, что на практике обеспечило мир для нашей страны. Системная база для сохранения и упрочения ситуации 70-80-х гг. все еще существует, хотя кризис этой базы углубляется. Дееспособное государство обязано по крайней мере сохранить то оборонное "статус кво", которое было достигнуто прошлыми усилиями.

СУТЬ ВОЕННОЙ ДОКТРИНЫ

Основным принципом системно состоятельной военной доктрины РФ должен стать такой: "Гарантированное исключение внешней агрессии на базе развитого ядерного статуса Российской Федерации". При этом подразумевается, конечно, готовность к ликвидации незначительных по масштабам и продолжительности возможных вооруженных конфликтов и недопущение перерастания их в крупномасштабную ядерную или неядерную войну, а также - исключение силового диктата по отношению к России. Основным фактором исключения глобальных и региональных агрессивных помыслов у кого бы то ни было являлись и продолжают оставаться прежде всего мощные отечественные стратегические ядерные силы, а также оперативно-тактическое ядерное оружие.

Итак, наши военно-доктринальные воззрения обязаны ориентировать нас на формулирование условий, исключающих агрессию, а не обеспечивающих отражение ее. Между тем в докладе уважаемого президента АВН генерала армии Махмута Гареева утверждается иное: "От ВС России требуется первоочередная готовность к выполнению боевых задач в локальных войнах, конфликтах и мобилизационная готовность к крупномасштабной региональной войне". По нашему мнению, первоочередная задача иная: Вооруженные силы России должны прежде всего сохранять и укреплять свою ядерно-оружейную компоненту.

В некоторых теоретических доктринальных трудах проводится мысль о том, что сегодня войны предотвращаются прежде всего политическими мерами. На деле же, увы, приоритетное значение в предотвращении войн и вооруженных конфликтов по-прежнему сохраняется за эффективной оборонной политикой государства. А политические усилия России по устранению угрозы войны могут быть эффективными лишь в том случае, если внешний мир будет и в будущем убежден в высоких сдерживающих качествах ядерного оружия России.

В докладе генерала армии Гареева есть тезис, который невозможно не заметить: "Иногда говорят, пока есть ядерное оружие, безопасность России гарантирована. Но у СССР было ядерное оружие, ядерное оружие осталось, а государства нет". Приходится с сожалением констатировать, что в данном случае мы имеем дело с попыткой перевода в одну плоскость качественно разных обстоятельств. СССР был разрушен не военными средствами, а внутренним кризисом и подрывными действиями внешних сил. Но обеспечивать стабильность внутренней политической ситуации не есть задача Вооруженных сил и, тем более, их стратегической ядерной компоненты.

Напротив - в самом тезисе президента АВН кроется противоречие. Если бы в СССР не было ЯО, то при тех внутри- и внешнеполитических условиях, в которые мы попали в начале 90-х годов, была бы почти неизбежна внешняя агрессия. Ведь для Запада было бы и соблазнительно, и логично окончательно и бесповоротно закрепить результаты бескровной победы традиционными военными средствами. И во многом как раз потому, что у СССР (и у России) сохранялось и сохраняется ЯО, агрессия не стала реальностью. То есть свойственные, внутренне присущие ему функции наше ЯО выполнило и выполняет по сей день надежно!

Далее, совершенно неправомерно механически отождествлять ситуацию СССР с российской ситуацией. Для СССР его ядерное оружие было хотя и важнейшим, но далеко не единственным гарантом суверенитета. Независимость СССР была гарантирована и его экономическим потенциалом, и политическим весом, и сплоченностью народных масс, и мощью обычных ВС. Сегодня же ЯО все более становится чуть ли не основным гарантом суверенитета России, а значение ядерного "зонтика" для нашей страны в современной и перспективной ситуации еще более возрастает в сложных условиях военной реформы, когда на какой-то период снижается боеспособность ВС и возрастает только по окончании этого процесса. Важно и то, что для России ЯО является наиболее радикальным и дешевым средством обеспечения безопасности страны.

Ядерные вооружения не только относительно менее дорогостоящи, но и требуют существенно меньшей численности личного состава, опираются на довольно компактную, но технологически высшую научно-инженерную базу. Ядерные и ракетные технологии давно освоены, и их не надо создавать заново. ЯО обладает глобальной досягаемостью и абсолютной разрушающей силой. Это уравнивает неблагоприятное для России соотношение сил в мире - экономических, технологических, демографических. К сожалению, иных способов уравнять шансы у нашей страны сегодня нет.

Как нам представляется, отмеченные выше обстоятельства обязаны стать идейной основой полноценной военной доктрины РФ, через которую должна проходить сквозная идея абсолютной приоритетности ЯО в деле военного строительства и обеспечения национальной безопасности государства. Военная мысль России должна четко зафиксировать, что государство обязано делать все возможное для защиты суверенитета и жизненно важных интересов России оборонными средствами, основу которых составляют оптимизированные ядерные вооружения.

Основные принципы военной политики в доктрине могут быть сформулированы следующим образом.

1. Обеспечение безопасности России без ущерба безопасности других стран возможно лишь при приоритетной роли ядерных вооружений.

2. Для обеспечения безопасности в мирное время государство решает задачу поддержания оборонного потенциала страны, и прежде всего ядерного оружейного комплекса, на уровне, не просто адекватном существующим или потенциальным военным угрозам, а гарантированно исключающем возникновение таких угроз.

3. Подобная деятельность РФ является ее внутренним делом и не наносит ущерба национальной безопасности других стран.

4. Ядерные вооружения России не предназначены для демонстрации силы с целью получения односторонних преимуществ вне национальной территории. Они являются исключительно средством обеспечения национальной безопасности, глобальной и региональной стабильности - вне зависимости от того, противостоит ли России в какой-либо области какое-либо государство или группа государств в данный исторический момент.

Естественно, что этот перечень принципов не является исчерпывающим, но должен войти в военную доктрину государства.

КОМПОНЕНТЫ ЯДЕРНОЙ МОЩИ

Стратегические ядерные силы (СЯС), включающие в себя стратегическую триаду ( ракетные войска стратегического назначения (РВСН), ядерные морские силы и стратегическая авиация), являются военно-технической базой военно-политического обеспечения национальной безопасности прежде всего на глобальном уровне. Ядерное оружие регионального сдерживания обеспечивает стабильность прежде всего на региональном уровне.

При этом задачи СЯС России ограничены исключительно обеспечением невозможности внешней агрессии и силового диктата по отношению к ней и ее союзникам. Рациональная основа отечественных СЯС - РВСН с МБР шахтного и частично мобильного базирования. Для России как континентальной державы эта компонента СЯС (причем оснащенная РГЧ) является определяющей с точки зрения коренных национальных интересов и экономических возможностей. Морская компонента СЯС - ПЛАРБ с БРПЛ усиливает эффективность СЯС в гипотетическом ответном ударе. Наименее значима в перспективе авиационная компонента СЯС Российской Федерации.

Сторонники приоритетности подготовки к локальным войнам ищут другие пути обеспечения безопасности государства. Выражается особое беспокойство по поводу необходимости "завоевания господства в воздухе". Рассматриваются варианты "высадки в тылу противника десантов, захвата и обстрела аэродромов". Такое смещение теоретических акцентов в сторону второстепенных конфликтов не может не удивлять. Локальная война - это реальная основная задача для гегемонистских США, для Запада, который консолидирован с Америкой и так же, как она, неспособен решать свои экономические проблемы за счет внутренних ресурсов.

Но для России главную опасность представляют попытки одностороннего слома качественного военного паритета в ядерной области, а также тенденции ослабления внимания государства к стратегическим оборонным средствам обеспечения национальной безопасности. Заметим, что к таким стратегическим средствам сегодня целесообразно относить и перспективное оружие, которое способно решать задачи стратегического ядерного сдерживания на континентальном уровне.

ЯДЕРНЫЕ СИЛЫ - ЗА КАДРОМ

Основные ядерно-оружейные проблемы давно нуждаются в совместном пристальном внимании военной науки и аналитиков ядерного оружейного комплекса. К сожалению, знакомство с материалами конференции АВН в изложении "НВО" лишний раз доказывает, что наши тревоги отнюдь не беспочвенны. Так, среди основных вопросов, рассмотренных Академией, вопрос "Роль ядерного оружия и условия его применения" был поставлен на десятую позицию. Причем вызывает недоумение не только место в очереди "приоритетов", но и его формулировка.

По нашему мнению, перед военной мыслью необходимо ставить прежде всего задачу выявления и исследования не столько условий применения ядерного оружия, сколько создания положения, при котором количество и качество российских СЯС исключает реальное применение нашего ЯО в силу обеспечения его исключительно высоких сдерживающих свойств и качеств.

Теоретически оценивать целесообразность и допустимость реального задействования "ядерного фактора" в каких-то гипотетических ситуациях необходимо. Например, можно было бы проанализировать возможный эффект от единичного "демонстрационного" предупредительного ядерного удара по заранее объявленной пустынной области территории агрессора (безотносительно - ядерной или неядерной страны) на начальной стадии агрессии. Но само понятие "условия применения ЯО" настолько деликатно, что вряд ли допустимо соединять его с понятием "роль ядерного оружия" в перечне основных тем теоретической конференции.

Удивляет и то, что среди государственных структур, на деятельность которых обратила внимание Академия военных наук, есть ФПС, МВД, ФАПСИ даже МЧС, а ведущее, основополагающее, фундаментальное оборонное ведомство - Минатом России - по всей видимости, входит в число "других ведомств, которые решают оборонные задачи". Выходит, "святая святых" национальной безопасности, о которой не раз говорил президент Российской Федерации, светилами теоретической военной мысли задвигается на задворки?

Выступление главкома РВСН генерал-полковника Владимира Яковлева на конференции с содокладом по проблемам "ядерного щита" ситуацию выправляет мало. Тем более что, если судить по тезисному изложению доклада, главком вскрыл далеко не все насущнейшие проблемы как ядерного оружейного комплекса, так и самих СЯС.

Обратимся к еще одной из мыслей доклада генерала армии Гареева: "Важно понять, что сторона, исповедующая в основном только оборону, обречена на поражение". На наш взгляд, несмотря на все предыдущие констатации этого же доклада о новых типах войн, данный тезис проникнут духом Клаузевица, а не ядерной эпохи.

Долгие века последним доводом не только королей, но и государств оказывался тот, который использовали Ришелье и Людовик XIII под Ла-Рошелью, где впервые на пушках было выбито "Ultima ratio rex" - "Последний довод короля". Во второй половине двадцатого века ядерное оружие изменило это положение. Впервые мощнейшие средства, созданные, казалось бы, для войны, стали "вооружениями" в кавычках. В кавычках, поскольку ядерные державы утратили возможность использовать его и любое другое оружие в реальной войне друг против друга. А утратили они эту возможность только потому, что взаимно имеют ЯО.

Самые совершенные "пушки" ядерной эпохи - стратегические системы ЯО - остались по-прежнему последним доводом народов. Но таким уникальным доводом, после напоминания о котором не разражается война, а сохраняется мир.

Россия, сохранившая и укрепившая не "господство в воздухе" и не "способность к локальным войнам", а свой ядерный статус, вполне может позволить себе исповедовать в обозримом будущем военную доктрину от обороны. Отыскивать свое место не в грядущих внешних империалистических войнах, а думать о "ядерных" путях, уводящих нас от них, - это и есть тот категорический теоретический императив, который действительно необходим России.

Надеемся, что эта статья станет отправной точкой не просто для некой единичной ответной статьи тех или иных авторов, а для коллективной и аргументированной дискуссии.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Из пушки – по аэропланам

Из пушки – по аэропланам

Николай Дорожкин

Судьба Франца Лендера, конструктора первого русского зенитного орудия, и его изобретения

0
1116
Пентагон усилил авианосную группировку в Персидском заливе

Пентагон усилил авианосную группировку в Персидском заливе

Владимир Мухин

Главным врагом Дамаска становятся не террористы, а США и их союзники

0
1383
Азиатская повестка для Москвы

Азиатская повестка для Москвы

Георгий Толорая

РФ может предложить функции внешнего гаранта безопасности в регионе

0
1251
Феномен ядерного Израиля

Феномен ядерного Израиля

Григорий Шехтман

Оружие массового поражения стало единственно возможным средством спасения

0
4127

Другие новости

Загрузка...
24smi.org