0
1302
Газета Концепции Интернет-версия

08.10.1999

В преддверии вызовов XXI века

Николай Михайлов

Об авторе: Николай Васильевич Михайлов - профессор Академии военных наук.


Николай Михайлов.
ПОБУДИТЕЛЬНЫМ мотивом для этой статьи стали два события последних месяцев. Первое из них связано с агрессией США и стран НАТО в Югославии и второе - подписанный 23 июля сего года президентом США Федеральный закон "О национальной системе противоракетной обороны". Эти события невольно вынуждают критически отнестись к дню сегодняшнему и переосмыслить представления о дне завтрашнем. Для каждого, кто связал свою судьбу с вооруженными силами или оборонно-промышленным комплексом, сделать это побуждает наш профессиональный долг.

МИФЫ И РЕАЛЬНОСТЬ

Особенность современного этапа развития состоит в том, что формирование мифов, опирающееся на современные информационные технологии, стало мощным инструментом для активной политики ряда государств.

Пример первый - расширение НАТО на восток. Вся индустрия пропаганды многие годы "работала" в полную силу, убеждая в том, что расширение НАТО на восток несет благо странам, вступившим вновь в этот блок и даже не вступившим, в том числе и России.

Какова реальность - показали события в Югославии. Во-первых, всем стало ясно, что в самой НАТО нет равноправных членов, а есть США и находящиеся от них в прямой зависимости страны Европы. Во-вторых, в полной мере проявилась агрессивная сущность НАТО. Право сильного для этого альянса оказалось сильнее гуманистических идеалов, двойной стандарт стал нормой поведения - вот и вся реальность! Одновременно США решили и другую стратегическую задачу - на десятилетия вперед создана незаживающая рана для своего главного экономического соперника - Европы, которая непременно будет использоваться как мощный инструмент политического и экономического давления. А заодно и предупредили всех - так будет с каждым, кто вздумает ослушаться. Это теперь называется "новый порядок в мировом сообществе".

Пример второй - борьба с терроризмом. Безусловно, терроризм - абсолютно реальная и актуальная проблема. Терроризм - зло, и с этим злом необходимо вести борьбу. Необходимость этого осознает подавляющее число стран и народов. Но оказалось, что и здесь есть благодатная почва для мифов. Во-первых, искусное "раскручивание" проблемы терроризма создает прессинг на неугодную США и их союзникам политику тех или иных стран, и, во-вторых, этим самым достигаются условия для осуществления прямого государственного терроризма. Именно этот вид терроризма таит в себе одну из самых серьезных опасностей для всего мирового сообщества. Достаточно вспомнить бомбардировки Ирака и Югославии, тысячи убитых и раненых, разрушенные города и села. Сотни тысяч беженцев, гуманитарную катастрофу на Балканах и т.д.

Звучат очень неубедительно заявления некоторых политиков, что страны НАТО, включая Соединенные Штаты Америки, делают все для сохранения сложившейся системы сдерживания, которая базируется на ракетно-ядерной компоненте и информационном обеспечении системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН), поскольку этими же странами было сделано все возможное для уничтожения РЛС СПРН в г. Скрунде (Латвия), а ранее в Красноярске. Это решение уже привело к существенному снижению характеристик системы предупреждения о ракетном нападении и, следовательно, к снижению устойчивости всей системы сдерживания в связи с расширением возможностей и соблазнов несанкционированных, провокационных и террористических пусков баллистических ракет. Как следствие - уровень безопасности в мире, в том числе стран НАТО, включая США, существенно снизился.

Иначе как циничной нельзя назвать позицию США на примере разрушения созданной по решению Совета Безопасности ООН системы объективного контроля за соблюдением Ираком обязательств о прекращении работ по оружию массового уничтожения.

Подобных фактов можно привести множество, все они свидетельствуют лишь о том, что мировому сообществу необходимо ориентироваться не на мифы, а на реальность. Только в этом случае станет возможным обеспечение стратегической стабильности и устойчивости мира на планете. Только в этом случае возможна осмысленная логика поведения человечества.

Первое и главное, вокруг чего следовало бы максимально консолидировать усилия действительно независимых стран, состоит в необходимости ликвидации монополии одной страны или группы стран на оценку событий в мире. Объективная востребованность идеи ликвидации информационной монополии становится все более очевидной. В этой связи как минимум должен быть объединен потенциал России, Китая, Индии, Малайзии, Республики Корея и многих других стран, стремящихся к реальной независимости и долговременной стабильности в мире. Рано или поздно, но свое слово в этом вопросе должна сказать и просвещенная Европа.

ПЕРСПЕКТИВЫ СТРАТЕГИИ ЯДЕРНОГО СДЕРЖИВАНИЯ

Система обеспечения национальной безопасности - это такая сфера многогранной деятельности государства, где любая ошибка может оказаться роковой. Здесь не может быть неравнопрочных звеньев, поскольку устойчивость таких систем всегда определяется наиболее слабыми из них. Подтверждений тому множество, самое убедительное - сокрушительное поражение политической, социальной и экономической систем Советского Союза невоенными методами при наличии у него мощного оборонного потенциала.

Совершенно очевидно, что основой обеспечения национальной безопасности России от внешних военных угроз в ближайшей перспективе будет оставаться стратегия ядерного сдерживания. Она заключается в угрозе применения ядерных сил против любого агрессора в масштабе, обеспечивающем нанесение ему заведомо неприемлемого ущерба. При этом мера этого ущерба должна исключать провоцирование агрессора на неоправданную эскалацию применения ядерных сил. Другими словами, речь идет о дозированном применении стратегических ядерных сил, адекватных угрозе.

В настоящее время мало кто отрицает, что появление этой стратегии явилось безусловным стабилизирующим препятствием, удерживающим ядерные страны от применения своих стратегических сил на протяжении десятилетий.

Не случайно, что, несмотря на окончание холодной войны, стратегию ядерного сдерживания подтвердили в своих военных доктринах практически все страны ядерного клуба.

Для обеспечения эффективности стратегии ядерного сдерживания как средства обеспечения национальной безопасности России необходимо, чтобы каждое из ядерных государств оставалось уязвимым для наших ядерных сил при любом сценарии развития конфликта. При этом уязвимость эта должна быть постоянной. Только тогда все страны ядерного клуба будут вынуждены стремиться к исключению эскалации конфликтов и искать компромиссные решения, и можно будет говорить о том, что стратегия ядерного сдерживания является стабилизирующим фактором.

Любая попытка одного из государств снизить степень своей уязвимости до уровня, который вызовет у других государств сомнение в возможности его сдерживания, неотвратимо вызовет у них стремление повысить эффективность своих сил сдерживания до порога, обеспечивающего необходимую уязвимость, то есть неизбежно приведет к гонке в области стратегических вооружений. Вот почему необходимо предельно жестко противодействовать любой попытке любого государства снизить эффективность российских сил ядерного сдерживания.

Ранее достигнутое согласие ядерных государств в этой области стало основой поддержания стратегической стабильности между ними и принципом, на основе которого можно определять направления взаимного сокращения стратегического наступательного вооружения (СНВ), не нарушая стратегическую стабильность.

Особое место в вопросе о ядерном сдерживании и стратегической стабильности занимают системы противоракетной обороны (ПРО).

Отнюдь не случайно в Договоре об ограничении систем ПРО 1972 г. между СССР и США отмечена недопустимость создания территориальной стратегической системы ПРО как наиболее дестабилизирующего стратегическую обстановку фактора. При этом важно отметить, что, несмотря на двусторонний характер договора, он по духу разделяется другими ядерными странами, которые внимательно отслеживают его судьбу и учитывают его в своих концепциях национальной безопасности и в военных доктринах.

Тем не менее вопреки договору 23 июля сего года президентом США подписан Федеральный закон "О национальной системе противоракетной обороны", который практически открывает работы по созданию территориальной системы ПРО США. Более того, в оборонном бюджете США на 2000 г. уже выделено 4,5 млрд. долл. на эти работы. Последствия такого решения могут иметь лишь один результат - существенное снижение уровня стабильности в мире, в том числе и уровня национальной безопасности самих США. Почему? Попробуем разобраться.

В качестве основных аргументов, обосновывавших отрицательное отношение к разработке, созданию и развертыванию территориальной системы ПРО, российскими специалистами всегда приводились следующие:

- принятое США решение о создании и развертывании ПРО национальной территории с возможностью ее развития во многоэшелонную систему перехвата баллистических ракет неадекватно возможным угрозам;

- создание эффективных средств борьбы даже с ограниченными ударами стратегических ракет может существенно ослабить потенциал сдерживания Китая, Франции, Индии, имеющих малый по отношению к России и США ракетно-ядерный потенциал. Очевидно, что негативная реакция возникнет у этих ядерных стран вне зависимости от того, рассматривают ли они пытающуюся выйти из круга ядерного сдерживания страну как своего потенциального противника или нет;

- создание эффективной системы перехвата стратегических ракет, атакующих территорию США, возможно только при выходе из Договора по ограничению систем ПРО. Поскольку выход из договора при современных средствах информационного обеспечения и средствах дальнего перехвата создает предпосылки для создания системы ПРО, эффективной против ответного удара, то это неизбежно породит новый виток гонки вооружений, связанный с необходимостью для других государств, включая Россию, восстановить свой потенциал сдерживания;

- планируемое использование для защиты территории противоракет с большой дальностью перехвата придаст этой территориальной системе большой противокосмический потенциал, способный противодействовать разведывательным системам и средствам в "ближнем" космосе (до высот порядка 2000 км). Иначе говоря, создание такой системы открывает гонку вооружений в космическом пространстве. Это тем более опасно, что США всячески препятствуют идее запрета создания и развертывания противокосмических систем;

- создание средств борьбы со стратегическими ракетами может затормозить процесс дальнейших ограничений и сокращений стратегических наступательных вооружений (СНВ) и подключение к нему других государств;

- отказ от хранения полетных заданий на БР явился недорогим, но значительно более действенным шагом по предотвращению несанкционированных пусков БР, чем создание территориальной системы ПРО с сомнительной эффективностью;

- реализация как односторонних, так и совместных мер по решению проблемы обороны от оружия массового уничтожения (ОМУ) и ракетного оружия (РО) третьих стран не требует выхода или корректировки Договора по ПРО. В частности, решение любых возникающих сложностей по этой проблеме вполне может быть обеспечено в рамках Договора по ПРО и подписанных протоколов, определяющих разграничения тактических и стратегических систем ПРО.

Создание территориальной системы ПРО не является адекватным ответом на реально существующие для США угрозы, не решает поставленных задач и неизбежно вызовет новый виток гонки стратегических и космических вооружений во всем мире. Негативные последствия для стратегической стабильности принятого США решения признают многие ответственно думающие специалисты и в самих Соединенных Штатах. В неофициальном порядке они уже сегодня зондируют возможность обмена нашего согласия на создание США территориальной системы ПРО и на возможный ряд уступок по другим направлениям, обеспечивающим национальную безопасность. Но стабильность в мире - это не тот вопрос, по какому торг уместен.

Исходя из неизбежности сохранения в ближайшей перспективе приверженности стратегии ядерного сдерживания как средства обеспечения национальной безопасности необходимо уже сегодня вести поиск новой стратегии и способов ее реализации. А пока нет иного решения, чем наделение наивысшими государственными приоритетами проведение комплекса работ по модернизации существующих, разработке и созданию новых стратегических и тактических систем с параметрами и масштабом развертывания адекватными реальной угрозе и исключающих возможность снижения стратегического потенциала ядерного сдерживания.

Надо сразу заметить, что высокоточное оружие (ВТО) с обычными боеприпасами как перспективное средство реализации стратегии сдерживания, обладает существенными недостатками. В частности:

- наступательное и оборонительное применение ВТО не может и не будет рассматриваться как экстраординарная ситуация, поскольку сдерживающий эффект от угрозы его применения несравнимо более слаб, чем от ядерного оружия;

- разработка, создание, производство ВТО в необходимых количествах и его информационное обеспечение под силу только мощным в научно-техническом, экономическом и военном отношении государствам. По этой причине оно никогда не будет обладать для других государств мира той же привлекательностью, что и ОМУ, включая ядерное. Другими словами, уже сегодня определилась некоторая условная граница между государствами, которые могут и будут обладать этим оружием, и теми, которые создать и закупить его никогда не смогут и уже по одной этой причине будут стремиться к обладанию ОМУ как оружию сдерживания сильных против слабых;

- по своей сути ВТО - это не оружие сдерживания, а средство достижения победы (в первую очередь над слабым противником), и с учетом его значительно большей легитимности, чем у ядерного, возникает соблазн провоцирования применения ВТО, прежде всего против государств, которые не обладают таким оружием. Другими словами, интенсивное распространение ВТО, так же как и ПРО, несет в себе мощный потенциал, дестабилизирующий стратегическую обстановку;

- создание ВТО, его высокие боевые свойства, продемонстрированные в последнее время, дали, безусловно, новый толчок для разработки средств противодействия и обороны против него и предопределили начало нового витка гонки наступательных и оборонительных систем ВТО.

Таким образом, стратегия сдерживания в ближайшей перспективе, вероятно, будет носить комбинированный характер: сильные в военном отношении государства будут и далее сдерживаться ядерным оружием, а "слабые" государства - ВТО в сочетании с другим высокоэффективным вооружением и военной техникой общего назначения.

Для исключения или ослабления нового витка гонки вооружений уже сейчас надо думать и вести переговоры о количественном и качественном ограничениях систем ВТО, в том числе и об ограничениях на формы и методы его использования. Многое из того, что было продемонстрировано США на примере Югославии, должно быть поставлено вне закона. Ясно, что эти переговоры должны иметь многосторонний формат. От полученных решений будет зависеть и дальнейшая судьба ядерного оружия. России в этих переговорах может быть отведена решающая историческая миссия, поскольку она обладает всеми компонентами системы стратегического ядерного сдерживания и технологиями, позволяющими развивать высокоэффективные системы и средства высокоточного оружия как с ядерным, так и с обычными боевыми частями. Но главное - Россия не на словах, а на деле заинтересована в развитии долговременной и устойчивой стабильности в мире, не стремясь к получению для себя каких-либо исключительных преимуществ. Это начинает понимать руководство подавляющего числа стран. Именно это понимание нужно использовать во благо всем. Ведущая роль в обеспечении национальной безопасности принадлежит вооруженным силам.

ВОЕННАЯ ДОКТРИНА

В российской политической элите длительное время идут дискуссии о военной доктрине Российской Федерации как важнейшем политическом документе, определяющем систему принципов защиты национальных интересов, характер и способы военного реагирования на возникающие угрозы и вызовы. Переоценивать роль и значение различного рода доктрин и концепций в условиях быстро меняющегося мира не следует, поскольку они всегда отстают от жизни и никогда и никаким образом не в состоянии подменить принятую систему реального оперативно-стратегического планирования Вооруженных сил. Тем не менее с учетом приведенных выше аргументов в военной доктрине представляется целесообразным отразить следующие наиболее принципиальные положения.

1. Вооруженные силы Российской Федерации в единстве с другими войсками и воинскими формированиями обеспечивают вооруженную защиту жизненно важных интересов Российской Федерации.

К таковым относятся долгосрочные геополитические интересы, обеспечивающие России:

- статус великой державы;
- способность влиять на глобальные процессы в мире;
- экономическую стабильность;
- суверенитет, целостность и неприкосновенность территории;
- высокий жизненный уровень населения и его духовное развитие;
- безопасную деятельность в Мировом океане и космическом пространстве, свободный доступ к важным международным экономическим зонам и коммуникациям.

2. Государство осуществляет ресурсное обеспечение (финансовое, материальное, кадровое) Вооруженных сил Российской Федерации на уровне, позволяющем им выполнять поставленные задачи.

3. Основой предотвращения угроз национальной безопасности России на ближайшие 10-15 лет остается стратегическое ядерное сдерживание.

4. Вооруженные силы Российской Федерации обеспечивают решение задач:

- поддержания стратегической стабильности в мире;
- предотвращения агрессии, откуда бы она ни исходила;
- уничтожения противника при развязывании им агрессивных действий против Российской Федерации или ее союзников;
- участия в миротворческих операциях (по решению ООН).

5. Для решения поставленных задач Вооруженные силы используют ракетно-ядерные силы и силы общего назначения. При неотвратимой угрозе жизненно важным интересам Российской Федерации возможно превентивное применение всего арсенала сил и средств Вооруженных сил.

6. Для предотвращения военных конфликтов Российская Федерация использует весь арсенал прежде всего невоенных средств, включая дипломатические, экономические и другие.

7. Вооруженные силы Российской Федерации должны быть способны к ведению боевых действий в любой среде: на суше, море, воздухе и космосе. Достижение успеха должно обеспечиваться концентрацией усилий на главных направлениях и преимущественно меньшим числом личного состава, как правило, не вводя его в зону действия огневых средств противника.

8. Вооруженные силы Российской Федерации действуют в рамках Конституции и законов Российской Федерации. Руководство Вооруженными силами осуществляет Верховный главнокомандующий - президент Российской Федерации.

Вооруженные силы Российской Федерации находятся вне политики. Партийной агитации в них не допускается.

9. Повседневная деятельность Вооруженных сил организуется в соответствии с планами боевой подготовки и боевого применения, разрабатываемыми Генеральным штабом Вооруженных сил Российской Федерации под руководством министра обороны Российской Федерации.

10. Ответственность за соблюдение в повседневной деятельности основных положений военной доктрины возлагается на органы законодательной и исполнительной власти всех уровней в пределах полномочий, определенных Конституцией и законами Российской Федерации.

ВОЕННО-ТЕХНИЧЕСКОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО

Сегодня есть три ключевые задачи международного военно-технического сотрудничества, без решения которых немыслима всеобщая и устойчивая безопасность. Это прежде всего:

1) укрепление и развитие существующих международных механизмов, обеспечивающих снижение уровня противостояния сторон и предупреждающих риск возникновения военных конфликтов;

2) противодействие распространению технологий производства ОМУ и ракетных средств их доставки;

3) разработка принципов и создание новой системы обеспечения коллективной безопасности, включающей механизмы предотвращения конфликтов или их локализацию и ограничения (при доминирующей роли ООН).

Набор конкретных шагов, которые необходимо осуществить при развитии межгосударственного сотрудничества, общеизвестен. В самом деле, что можно противопоставить (и нужно ли?) переходу от двустороннего к многостороннему формату переговоров по ограничению и сокращению стратегических вооружений; разработке принципов количественного и качественного ограничения систем ВТО и условий его применения; приданию многостороннего характера Договору по ограничению систем ПРО от 1972 г. путем присоединения к принципиальным ограничениям, вытекающим из этого Договора, всех государств ядерного клуба; приведению Договора об обычных вооружениях к сложившимся в настоящее время в Европе военно-политическим реалиям; обеспечению дееспособности национальных систем технической разведки и систем, обеспечивающих адекватное угрозе применение СЯС (системы ПРН и ККП).

Не вызывает сомнения необходимость осуществления стандартного набора конкретных шагов и при решении второй задачи - противодействия распространению технологий ОМУ и ракетных средств их доставки. Это прежде всего:

- ограничительные невоенные меры по нераспространению ОМУ и ракетного оружия (РО), предусматривающие последовательное укрепление режимов нераспространения; дальнейшие шаги в области ядерного разоружения, включая запрещение испытаний ядерного оружия всеми государствами мира; политические меры для устранения возможности приобретения ОМУ и РО; расширение зон, свободных от всех видов ОМУ, как существующих, так и создаваемых вновь; совершенствование системы гарантий МАГАТЭ; укрепление режима РКРТ, его совершенствование;

- обмен информацией о состоянии распространения ОМУ и ракетного оружия и др.

Военные меры по противодействию распространению и боевому применению ОМУ и РО, включая такие средства, как провозглашение и следование жесткой стратегии сдерживания потенциальных агрессоров от применения ОМУ и РО; активная (с помощью ПРО и ПВО) и пассивная оборона стран мирового сообщества и миротворческих сил в зоне конфликтов; превентивное подавление агрессоров, обладающих и готовящих применение ОМУ и РО, и др.

Принципиально важным для мирового сообщества является принцип деления стран на те, к которым следует применять дружественные и те, к которым следует применять недружественные меры. Мы исходим из того, что это деление должно осуществляться только и исключительно на основе некоторых общепринятых критериев, базирующихся на том, насколько каждое из государств следует общим правилам поведения в мировом сообществе. Любой иной подход, например, деление стран на основе того, являются ли они друзьями или союзниками одной или группы стран, заведомо является деструктивным и дискриминационным по отношению к другим странам.

Исходя из того, что эффективное применение любых мер мировым сообществом, направленных на ограничение распространения ОМУ и РО, защиты от него или подавление военными средствами, немыслимо без достоверной и постоянно обновляемой информации о его распространении или боевом применении.

Решение этой задачи могло бы стать делом совершенно реальным, если бы ООН выступила с инициативой создания международной системы мониторинга распространения ОМУ и РО, раннего предупреждения и ограничения ущерба при их боевом применении.

Такая система могла бы стать одним из основных инструментов, обеспечивающим:

- ограничение распространения ракетного оружия и оружия массового уничтожения;
- контроль за распространением, испытаниями и развертыванием этого оружия;
- контроль за соблюдением международных договоров по ограничению вооружении в этой области;
- снижение вероятности ошибочного (неадекватного ситуации) применения ракетного (ракетно-ядерного) оружия;
- обнаружение факта и предупреждение о боевом применении ракетного (ракетно-ядерного) оружия;
- снижение ущерба от применения ракетного (ракетно-ядерного) оружия.

Обязательными и необходимыми условиями создания такой системы являются:

- соответствие ее национальным интересам каждого государства - участника соглашения о ее создании;
- повышение стратегической стабильности в мировом сообществе в результате создания системы;
- предотвращение гонки вооружений.

Выбор принципов ее создания, структуры, состава и уровня развертывания должен производиться в зависимости от того, насколько эффективно решаются сформулированные выше задачи. Создание такой системы дало бы предпосылки для предотвращения военных конфликтов с применением ракетного оружия и оружия массового уничтожения.

Учитывая, что информационные средства системы, обеспечивающие обнаружение баллистических ракет, способны одновременно осуществлять контроль космического пространства (поскольку космические объекты являются фоном, на котором надо обнаруживать баллистические ракеты), они могли бы обеспечить:

- ведение единого полного каталога космических объектов, содержащего полученную на основе объективных данных информацию об их назначении, типе, режимах работы, параметрах орбит и их изменениях, а также весогабаритных, сигнальных и иных характеристиках;

- расчет для всех стран, осваивающих космос, безопасных трасс запуска и полета космических аппаратов, а также прогнозирование опасных сближений космических объектов;

- прогнозирование падения космических объектов и их предупреждение;

- международный контроль за невыводом ядерного оружия в космос;

- международный контроль с участием МАГАТЭ мер безопасности при выводе в космос и эксплуатации на орбитах космических аппаратов с ядерными энергетическими установками;

- анализ аварийных и иных нештатных ситуаций в космосе, обеспечение всех заинтересованных сторон информацией о поведении космических объектов в этой ситуации и предупреждение об опасных последствиях;

- международный контроль объявленных целей запуска и назначения космических аппаратов.

Несомненно, что придание системе этих функций сделало бы ее более привлекательной для стран третьего мира. Этой же цели служила бы и возможность обеспечения доступа заинтересованных стран к информации о космическом пространстве и современным технологиям.

В перспективе возможно дополнение средствами перехвата ракет для защиты на театре военных действий при проведении миротворческих или коллективных военно-полицейских операций против стран - обладателей ракетного оружия.

Основным принципом могло бы стать создание повсеместного мониторинга, использующего в качестве источника информации датчики различного класса, входящие в национальные системы мониторингов различных стран. Это был бы наиболее дешевый и быстрый подход.

Россия, с ее развитой системой разведки предупреждения о ракетном нападении, контроля космического пространства и эффективных комплексов тактической системы ПРО, научной и производственной инфраструктурой по разработке и созданию аналогичных систем, может внести существенный конструктивный вклад.

При этом основу комплексов ПРО на театрах военных действий, используемых при проведении миротворческих операций, составили бы российские комплексы С-300ПМУ, С-300В, С-400, их дальнейшие модификации и, разумеется, комплексы "Пэтриот" и вновь создаваемый - ТХААД, в случае если будут в США найдены пути существенного повышения их эффективности.

Проблема создания международной системы мониторинга распространения ОМУ и РО, раннего предупреждения и ограничений ущерба при их боевом применении отнюдь не нова. Более того, с каждым годом становится все более ясно, что есть представления о возможности ее создания чересчур идеализированные. Но именно через отношение к этой проблеме все более отчетливо проявляется грань между государствами, которые реально и ответственно стремятся к обеспечению системы международной стратегической безопасности, и государствами, которые за правильными декларациями, по существу, стремятся консервировать сложившееся положение или обеспечить для себя дополнительные односторонние преимущества (политические, экономические, военные). Многое говорит о том, что в прямой зависимости от решения (или нерешения) этой проблемы находятся либо развитие и укрепление ООН как важнейшего инструмента обеспечения коллективной безопасности, либо ослабление ее роли и сползание мира к последней черте. Это как раз тот случай, когда каждому государству нужно определиться в своем отношении. Приверженность к тем или иным союзам или блокам здесь уже не имеет какого-либо значения. Сохранение жизни на Земле - выше национальных интересов любого государства.

ЛИКВИДАЦИЯ КОНФЛИКТОВ

Предшествующая история не позволила выработать эффективных способов разрешения региональных конфликтов и других кризисных ситуаций. Видимо, теперь это уже станет задачей будущей системы коллективной безопасности. Здесь же есть смысл остановиться лишь на некоторых частных проблемах международного сотрудничества при преодолении кризисных ситуаций, возникающих при региональных и иных конфликтах.

Опыт показывает, что практически при каждом новом конфликте мировое сообщество оказывается к нему не подготовленным, а это, как следствие, не позволяет прекратить его на ранних стадиях развития, избежав больших человеческих и материальных потерь. События последних лет - война в Заливе и Ираке, Югославия являются наглядной иллюстрацией к сказанному. Сюда же можно отнести и косвенное участие ряда государств в конфликтах в Чечне и Дагестане. Мировое сообщество еще более не готово к кризисам, в которых стороны могли бы применить ракетное оружие и (или) ОМУ. Причем эта объективная неготовность касается практически всех действий, необходимых для нейтрализации конфликта.

Во-первых, как правило, плохо предсказуемы районы и острота возникновения региональных конфликтов.

Во-вторых, практически каждый раз идет поиск и создаются новые механизмы и средства урегулирования непосредственно в ходе конфликта, что создает предпосылки для его неконтролируемого развития.

В-третьих, нет регулярных международных источников получения своевременной и объективной информации о ходе развития конфликтов. В частности, весь мир стал свидетелем формирования информационного образа агрессии стран НАТО под руководством США в Югославии, ничего общего не имевшего с реальностью.

В-четвертых, до конца не отрегулирован механизм принятия политических и особенно военных решений по нейтрализации конфликтов. Более того, имеющаяся практика порождает напряженность в отношениях государств, которые должны "гасить" конфликт.

В этой связи представляется необходимым проведение следующих мероприятий.

1. Разработка и международно-правовое оформление в рамках ООН политических, экономических и военных мер, направленных на ограничение и прекращение конфликтов, в том числе с использованием ОМУ и РО.

2. Разработка и создание в рамках ООН системы международных центров для получения и анализа оперативной и достоверной информации, необходимой для принятия решений, направленных на недопущение или прекращение конфликтов и контроля за их проведением.

3. Разработка и осуществление в рамках ООН системы мер, исключающих монопольное формирование и распространение намеренно ложных информационных образов (моделей), отражающих предысторию, причины и ход развития конфликтов в угоду одной или группе стран.

4. Разработка и создание политических и военных механизмов, обеспечивающих принятие необходимых решений.

5. Создание финансового, продовольственного, промышленного и военного потенциала, необходимого для реализации принятых решений.

6. Разработка сценариев и возможных вариантов действий международного сообщества. Проведение регулярных учений в целях отработки механизмов и взаимодействия сторон в ходе преодоления кризисных ситуаций.

Поставленные задачи требуют безотлагательного ответа на широкий круг сложных и объемных вопросов.

Достойное будущее России в мировом сообществе немыслимо без эффективной системы национальной безопасности, важнейшими составляющими которой является боеспособные Вооруженные силы РФ и потенциал военно-промышленного комплекса. Сохранение этих базовых компонентов на необходимом уровне должно стать абсолютно приоритетной государственной задачей. У нынешнего политического руководства России имеется возможность осуществить эту высокую миссию и войти в историю как созидатели новой России.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Спецслужбы отмечают тенденцию на "саморадикализацию" граждан

Спецслужбы отмечают тенденцию на "саморадикализацию" граждан

0
275
ЕР: Причины поражения в отдельных регионах - это прежде всего наличие внутренних проблем в партии

ЕР: Причины поражения в отдельных регионах - это прежде всего наличие внутренних проблем в партии

0
198
Верховный суд разрешил прекращать дела о репостах на этапе расследования

Верховный суд разрешил прекращать дела о репостах на этапе расследования

0
205
В психотипах ученых попытались найти  систему

В психотипах ученых попытались найти систему

Андрей Ваганов

Для повышения эффективности науки надо изучать психологические и социально-экономические мотивы поведения исследователей

0
357

Другие новости

Загрузка...
24smi.org