0
1208
Газета Концепции Интернет-версия

14.07.2000

Ответы на американские вызовы имеются

Из досье "НВО"
Владимир Семенович Белоус родился в сентябре 1927 г. в городе Кривой Рог Днепропетровской области в семье учителей. В 1942 г. поступил в Четвертую московскую артиллерийскую спецшколу, после окончания которой продолжил учебу в Днепропетровском артиллерийском военном училище. Окончил его в 1948 г. и служил в артиллерийских войсках. В 1962 г. с отличием окончил Военную академию РВСН имени Ф.Э. Дзержинского и был оставлен в ней, где прошел ряд должностей до начальника учебного отдела академии. Воинское звание - генерал-майор. С 1990 г. в отставке. Кандидат технических наук, профессор. Является директором Центра международных и стратегических исследований РАУ-университета.

Подводный стратегический ракетоносец проекта 667БДРМ (типа "Дельфин"), вооруженный шестнадцатью БРПЛ РСМ-54 с РГЧ ИН, способен в короткое время увеличить свою наступа- тельную мощь более, чем в 2,5 раза.
Фото из сборника "Оружие России"
-Владимир Семенович, есть ли что-нибудь общее и в чем принципиальные различия в построении нынешних стратегических систем ПРО России и США?

- Самое существенное отличие в том, что стратегическая ПРО, хотя и в скромных масштабах, существует только в России. В соответствии с Договором по ПРО от 1972 года между СССР и США каждая из сторон могла иметь по два района ПРО: один - для обеспечения ПРО столицы и другой - у одной из баз стратегических МБР шахтного типа. Но по Протоколу 1974 года стороны решили иметь по одному району ПРО: СССР - район для обеспечения ПРО Москвы, США - район для ПРО авиабазы Гранд-Форкс.

Советская система ПРО была принята на вооружение в 1977 году под шифром А-35, впоследствии модернизована и официально заступила на дежурство как система А-135 в 1995 году. Она включает в себя сеть радиолокационных станций СПРН, а также группировку космических средств для получения первичного сигнала о старте МБР противника. Всего было девять таких РЛС на территории РФ, Украины, Белоруссии, Казахстана, Латвии и Азербайджана. На территории России осталось три РЛС. Остальные функционируют прежде всего в интересах тех государств, где они находятся, однако взаимодействуют и в системе СНГ. РЛС в Скрунде (Латвия) была ликвидирована. Система ПРО Москвы имеет 100 ракет-перехватчиков типа "Гэлош" и "Газель" (по классификации НАТО). Это противоракеты шахтного базирования дальнего и ближнего перехвата с ядерной боевой частью.

США в 70-х годах создали систему ПРО "Сейфгард" с перехватчиками "Спартан" и "Спринт", также в ядерном снаряжении, причем последние несли на себе и нейтронные боеголовки. Дальность перехвата не превышала 200-300 км от объекта обороны. Но в 1976 году Соединенные Штаты, убедившись в том, что их ПРО неэффективна, законсервировали ее, и с тех пор она не функционирует.

- В интервью маршала Игоря Сергеева упоминается аббревиатура СБИРС. Что это такое?

- СБИРС - это перспективная американская информационно-разведывательная система космического базирования. При этом высокоорбитальные спутники предназначены для получения первичной информации о старте МБР практически на всей территории планеты. С этой же целью США в настоящее время имеют на геостационарных орбитах разведывательные спутники серии DSP. Низкоорбитальные СБИРС (до 1000 км) должны отслеживать движение боевых блоков на траектории, вычислять точки их прицеливания и вырабатывать сигналы целеуказания средствам огневого поражения (ракетам-перехватчикам).

- Как вы рассматриваете возможность совместной с США разработки средств перехвата ракет третьих стран на активном участке траектории, о чем иногда говорят специалисты?

- Мы могли бы довольно плодотворно работать совместно над этим вариантом, если бы существовала соответствующая стабильная политическая ситуация, климат взаимного доверия, основанный на нерушимых договорных принципах. На самом деле США ведут в международном плане политику двойных стандартов, апофеозом которой является их решение развернуть национальную ПРО и явочным порядком выйти из Договора по ПРО 1972 года. Это разрушит всю систему договорных отношений, на которых уже почти 30 лет основана международная стратегическая стабильность, и неминуемо приведет к новой гонке вооружений и новой холодной войне. О каком взаимном доверии может идти речь, если США взяли открытый курс на создание национальной ПРО?

Решение о размещении двух районов ПРО на авиабазе Гранд-Форкс и на Аляске (в общей сложности до 250 ракет-перехватчиков), планы модернизации РЛС в Великобритании и Гренландии, строительство дополнительных РЛС рядом с границами России у норвежского города Варде и на острове Шемия (самом ближнем к России из Алеутских островов), которые смогут непосредственно выдавать информацию о пусках российских ракет и целеуказания на антиракеты воздушного и морского базирования, - все это свидетельства серьезных намерений США в отношении ПРО. Реализация этих планов позволит осуществлять перехват МБР из ряда районов базирования наземных ракетных комплексов на территории России и БРПЛ наших подводных ракетоносцев (на участке разгона), стартующих из районов их боевого патрулирования в акватории Баренцева, Карского, Охотского морей и северо-западной части Тихого океана. Естественно, Россия не может пройти мимо этих недружественных действий.

- Что же предлагает Россия? Региональную нестратегическую систему ПРО для всей Европы?

- Наши предложения находятся в полном соответствии с Договором по ПРО 1972 года. Создание ПРО театра военных действий (ТВД) является разрешенной деятельностью в соответствии с параметрами раз-

граничения стратегической инестратегической ПРО. Здесь налицо абсолютная полярность позиций РФ и США. Соединенные Штаты предлагают свою широкорекламируемую национальную ПРО как ограниченную, которая на самом деле будет стратегической. Мы же с полным основанием считаем это подрывом Договора по ПРО 1972 года и сломом фундамента разоруженческого процесса и всей системы международной стабильности, так как на Договоре по ПРО фактически базируются все последующие договоры об ограничении и сокращении стратегических наступательных вооружений.

Следует учитывать, что в нынешней международной стратегической ситуации присутствует еще и китайский фактор, который не могут игнорировать США. Американцы предложили "адаптировать" Договор по ПРО 1972 года к существующим реалиям и развернуть "ограниченную" ПРО. Китай имеет всего около двух десятков МБР наземного базирования, достигающих США, и одну атомную подводную лодку с 12 БРПЛ, имеющими дальность стрельбы 2700 км. При этом стратегическое оружие Китая пока не имеет эффективных средств преодоления ПРО. Россия, борясь за сохранение Договора 1972 года, должна также учитывать и интересы дружественного нам Китая, ибо развертывание американской ПРО прежде всего девальвирует китайский ракетно-ядерный потенциал сдерживания.

Имеющиеся на вооружении РВСН и ВМФ России МБР и БРПЛ даже после подписания и реализации СНВ-3 в оставшемся количестве смогут обеспечить нанесение неприемлемого ущерба США в ответных действиях. Другие же страны, включая Китай, в условиях создания в США системы ПРО по крайней мере до 2010-2015 годов этого сделать не смогут. Ссылки США на угрозы ракетного нападения со стороны так называемых стран-изгоев: КНДР, Ирана, Ирака и др., из-за чего они якобы и планируют создание национальной ПРО, по меньшей мере несерьезны, для этого нет никаких ни политических, ни экономических мотивов. Это не более чем предлог для развертывания ПРО, на самом деле направленной против России и Китая.

Это видят даже некоторые союзники США по НАТО в Европе. Такое эгоистическое отношение США к обеспечению своей национальной безопасности даже в ущерб безопасности своих союзников, им, естественно, не очень нравится. Свою озабоченность планами США в отношении ПРО уже высказывали министры обороны Германии и Франции. Они проявили заинтересованность в рассмотрении предложений руководства России о создании общеевропейской нестратегической ПРО.

- Чем отличается стратегическая ПРО от нестратегической ПРО?

- Немного истории. В ноябре 1993 года в рамках российско-американской Постоянной консультативной комиссии (ПКК) начал рассматриваться этот вопрос и вырабатывались соответствующие параметры разграничения.

По проблеме разграничения США предложили к стратегической ПРО относить только такие системы, которые испытаны против стратегических ракет. Если же не испытаны, то относить к нестратегическим. Да, но они смогут быть испытаны по нестратегическим БР, но при этом обладать определенными стратегическими возможностями. С этим предложением американцев российская сторона была не согласна.

После долгих обсуждений стороны пришли к соглашению по низкоскоростным антиракетам нестратегической ПРО, которые должны иметь скорость не более 3 км/сек. Это, по существу, фиксировало уже достигнутый уровень в существующих зенитно-ракетных комплексах России и США.

Тогда же были выработаны условия проведения испытаний систем ПРО. Стороны согласились, что испытания нестратегических систем ПРО должны проводиться по ракетам-мишеням, летящим со скоростью не более 5 км/сек и дальностью стрельбы не более 3500 км. Однако наиболее острые противоречия проявились в вопросе о высокоскоростных ракетах-перехватчиках, которые будут иметь значительно большую дальность перехвата ракет.

К концу 1996 года эти переговоры из-за разных подходов сторон зашли в тупик. Тогда лидеры США решили вынести этот вопрос на высший политический уровень, надеясь именно там переиграть Россию. В марте 1997 года на встрече президентов РФ и США в Хельсинки Борис Ельцин дал согласие на предложение Билла Клинтона по вопросу о высокоскоростных системах ПРО.

В результате этого в сентябре 1997 года министром иностранных дел РФ и госсекретарем США в Нью-Йорке был подписан ряд документов по ПРО, которые, в частности, содержали Заявление, в соответствии с ним к нестратегическим высокоскоростным системам были отнесены ракеты-перехватчики наземного и воздушного базирования, имеющие скорость до 5 км/сек, а морского базирования - до 4,5 км/сек. Следует отметить, что перехватчики морского базирования представляют серьезную опасность для СЯС России, так как они могут использоваться в районах боевого патрулирования наших подводных ракетоносцев и сбивать наши БРПЛ на активном участке траектории до разделения боеголовок, где они наиболее уязвимы.

С этого момента США получили определенную возможность создавать более эффективную систему нестратегической ПРО с определенными стратегическими способностями. Но они стремились пойти еще дальше и создать НПРО, способную успешно бороться со стратегическими МБР на любом участке траектории их полета. Здесь и "подвернулся" подходящий случай: испытание в КНДР 31.08.98 г. двухступенчатой БР "Тэпходон-1" с дальностью стрельбы около 1500 км. Ухватившись за это США стали настойчиво выступать с идеей создания "ограниченной" системы ПРО для борьбы с МБР КНДР, Ирана, Ирака и др. "Ограниченной" ПРО всей территории страны в принципиальном плане просто не может быть. Дело в том, что любая ПРО должна иметь в своем составе три обязательных компонента: информационно-разведывательную систему; систему боевого управления и связи и ракеты-перехватчики.

Поскольку речь идет о создании ПРО, обеспечивающей защиту всех 50 штатов, то первые два компонента должны охватывать всю территорию страны, т. е. быть составной частью национальной ПРО. Иными словами, речь идет о создании основы территориальной ПРО, в которой в дальнейшем будет увеличиваться число районов базирования перехватчиков и их количество, что не составит большого труда осуществить в короткие сроки.

Создание такой ПРО и даже основы для нее является грубым нарушением Договора по ПРО 1972 года. Своим новым районом НПРО на Аляске (даже не в районе Вашингтона в соответствии с Протоколом 1974 года) США намереваются перехватывать российские МБР и ПЛРБ, особенно базирующиеся в Сибири и на Дальнем Востоке, а заодно и МБР Китая.

В самое последнее время (после встречи руководителей Северной и Южной Кореи в Пхеньяне) США несколько смягчили свое отношение к КНДР и даже инвестировали ей 20 млн. долл. на продовольственную помощь. Лидеры КНДР заявили о приостановке своей ракетной программы. Вместо ссылок на ракетную угрозу со стороны КНДР они могли бы оказать ей помощь хотя бы в размере всего одного процента от стоимости создания района ПРО на Аляске (60 млрд. долл.). В обмен на экономическую помощь (600 млн. долл) КНДР сразу прекратила бы свою ракетную программу.

- В чем состоит принципиальное отличие стратегических и нестратегических вооружений?

- Граница между стратегическим и нестратегическим ядерным оружием является довольно условной. За основу разграничений был взят один критерий - дальность доставки заряда (досягаемость). Условность такого деления видна на простом примере. Основная тактическая авиабомба ВВС США В-61 имеет тротиловый эквивалент 170 килотонн и может выполнять стратегические задачи в пределах дальности полета бомбардировщика, а БРПЛ стратегической подводной системы "Посейдон", где на каждой ракете было по 10-14 боезарядов тротиловым эквивалентом по 40 килотонн каждый, но с дальностью стрельбы порядка 4500 км.

По критерию дальности стрельбы более четко подразделяются ракеты::

- стратегические - с дальностью стрельбы (Дс) более 5500 км;

- ракеты средней дальности - Дс от 1000 до 5500 км;

- ракеты меньшей дальности - Дс от 500 до 1000 км;

- тактические ракеты - Дс менее 500 км.

По крылатым ракетам воздушного и морского базирования (КРВБ и КРМБ) к стратегическим относят ракеты, имеющие ядерный боезаряд и дальность стрельбы порядка 2500 км.

- Что такое ракетные системы США GBI, THAAD и NTV?

- GBI - это стратегическая ракета-перехватчик наземного (шахтного) базирования, испытания которой сейчас идут в США. Она состоит из двух основных частей: ракеты-носителя PLV, которая планировалась на базе второй и третьей ступеней МБР "Минитмен-2", снимаемых с вооружения, и заатмосферного стратегического перехватчика EKV, оснащенного головкой самонаведения, способного поразить боевые блоки МБР противника на траектории с дальностью перехвата до 2000 км. В дальнейшем от использования ракет "Минитмен" отказались и стали разрабатывать новую ракету-носитель. Требуемая эффективность перехвата боеголовки - 0,85.

THAAD - это нестратегическая (зональная) ракетная система ПРО заатмосферного перехвата боеголовок БР противника на высотах до 150 км с дальностью перехвата до 200 км.

NTV - это также нестратегическая ракетная система ПРО морского базирования, предназначенная для перехвата наших БРПЛ на активном участке траектории полета до разделения боевой части. Однако в комплексе с информационными и управляющими системами национальной ПРО она так же, как и THAAD, превращается в один из эшелонов стратегической ПРО страны. Все эти системы имеют боеголовки с неядерным оснащением.

- По некоторым оценкам, развертывание НПРО США является первым шагом к созданию в будущем многофункциональной глобальной системы борьбы со всеми типами баллистических, аэродинамических, космических, а в последствии надводных и наземных целей. Насколько это технически осуществимо?

- 23 марта 1983 года президент США Рональд Рейган провозгласил программу стратегической оборонной инициативы (СОИ). Я уже тогда сделал вывод о том, что в США рано или поздно будет развернута национальная ПРО. События последних лет убедительно подтверждают, что еще с тех пор США имели своей долгосрочной целью создание стратегической ПРО страны. Как этапы для достижения этой цели были спланированы системы:

- "Джи-Палс" - защита от ограниченных ядерных ударов;

- ГСЗ - глобальная система защиты мирового сообщества;

- ПРО ТВД;

- ограниченная ПРО (как сейчас).

Все это этапы, которые направлены на решение частных задач, имеющие единую общую цель - создание широкомасштабной, глубокоэшелонированной системы стратегической ПРО территории Соединенных Штатов.

В свое время создатель кибернетики Роберт Винер дал четкое определение этой науки. Он говорил: кибернетика - это наука управления. И при этом подчеркнул, что управлять - это значит предвидеть. Поэтому сейчас, наблюдая ту ситуацию, которая складывается в Соединенных Штатах в отношении создания ПРО, слыша их заверения и оценивая практические действия, нужно четко представлять, что вопрос о создании национальной системы ПРО уже переведен из виртуальной плоскости "будет - не будет" в одномерную реальную ординату времени, отвечающую на вопрос - когда?

Некоторые специалисты говорят, что затраты, которые США будут нести при создании НПРО вполне посильны для них, тем более что в последние годы их бюджет идет с профицитом. Если во времена Франклина Рузвельта выход из экономической депрессии был найден в создании миллионов рабочих мест на строительстве сети автомобильных дорог, которыми они покрыли всю территорию США, то в недалеком будущем для предотвращения возможного спада в американской экономике, о котором иногда предупреждают экономисты, вкладывание денег в создание национальной ПРО позволит также создать новые рабочие места, развивать новые технологии, особенно двойного назначения, привлечь инвестиции крупных компаний. Таким образом, создание НПРО может стать и серьезным фактором для экономики США, в котором особенно заинтересован ВПК страны, а не "выбрасывание денег на ветер".

Следует признать, что и при работе над СОИ деньги отнюдь не были выброшены на ветер, а обеспечили серьезный научный и технологический задел на будущее с тем, чтобы в дальнейшем использовать его для создания НПРО и выполнения других военных программ.

- Каким может быть наш ответ на выход США из Договора ПРО 1972 года?

- Еще когда США заявили о программе СОИ, в СССР стала проводиться большая работа по выработке эффективных мер противодействия. В результате проведенных исследований было признано целесообразным, что основные направления ответных мер должны иметь асимметричный характер. То есть вместо дорогостоящих и технически неосуществимых (в обозримом будущем) мер по созданию эффективных систем ПРО Советский Союз предусматривал усиление своих стратегических наступательных вооружений (СНВ), в особенности в части повышения вероятности преодоления ими систем ПРО США. Это оказалось оптимальным по критерию "эффективность - стоимость".

И тогда и сейчас наступательные системы вооружений имеют преимущество над оборонительными. Учитывая ограниченные экономические возможности России, наш ответ будет состоять в дальнейшем совершенствовании СНВ и усилении комплекса средств преодоления ПРО.

На примере самой мощной американской ракеты МХ покажем, что в себя может включать комплекс преодоления ПРО. Это несколько сотен надувных майларовых (синтетических) шаров массой примерно по 100 г, обсыпанных алюминиевой пудрой с эффективной поверхностью рассеяния (ЭПР), равной ЭПР ядерной боеголовки, которая тоже может быть помещена в такой же шар. Кроме того, это множество дипольных отражателей (из тонкой проволоки), отраженные сигналы от которых забивают экраны РЛС противника. Сверх этого десять тяжелых ложных целей (столько же, сколько и настоящих) для преодоления ПРО в плотных слоях атмосферы, так как они имеют сходные аэродинамические характеристики. Плюс к этому РГЧ несет на себе миниатюрные станции радиопомех для РЛС противника. Все это значительно затрудняет выделение боеголовок ракеты на фоне ложных целей.

Из других ответных асимметричных мер следует упомянуть, что в случае выхода США из Договора по ПРО мы можем делать наши новейшие МБР наземного базирования "Тополь-М" не в моноблочном исполнении, а с РГЧ ИН. То же самое и с БРПЛ РСМ-54, на которую можно ставить не четыре, а десять боевых блоков с новым комплексом преодоления ПРО и настильными траекториями.

Кроме этого будет возможно уничтожать космические аппараты низкоорбитальной системы СБИРС и применять целый комплекс других мер: маскировка районов пусков МБР, пуски ложных ракет, создание маневрирующих боеголовок, применение у них технологии "Стелс" и т.п.

- Министр обороны РФ Игорь Сергеев предлагает проводить совместные исследования и эксперименты по созданию Европейской региональной ПРО. В чем они заключаются?

- Обязательства, которые в этом плане берет на себя Россия и предлагает другим странам, соответствуют Договору по ПРО 1972 года, так как будет создаваться нестратегическая ПРО. Предпринимаемые меры будут направлены на устранение угроз безопасности РФ и странам Европы, которые могут возникнуть в ближайшем будущем. Разумеется, сегодня это пока проявляется в виде первых политических шагов, которые необходимы и показывают Европе реальную альтернативу односторонним действиям США по созданию своей НПРО. Предлагаемая Россией региональная европейская ПРО - это система защиты государств Европы. Предлагается такое же объединение усилий, как это было в годы Второй мировой войны, когда СССР, США и Великобритания объединились в борьбе против общего врага. Только осознание реальной угрозы для безопасности народов Европы, может объединить их усилия.

Сейчас, пока врага нет, на первых этапах РФ предлагает европейским странам осуществить:

- совместную оценку характера и масштабов ракетного распространения и возможных ракетных угроз;

- совместную разработку концепции общеевропейской системы нестратегической ПРО, порядка ее создания и развертывания;

- совместное создание общеевропейского многостороннего центра предупреждения о пусках ракет;

- проведение совместных командно-штабных учений.

Только потом приступить к

- проведению совместных исследований и экспериментов;

- совместной разработке системы нестратегической ПРО.

и наконец:

- начато формирование нестратегической ПРО для совместных или скоординированных действий по защите миротворческих сил и мирного населения Европы.

На это потребуется 10-15 лет, в течение которых серьезной угрозы ракетного нападения на страны Европы не предвидится.

- Как вы знаете, 7 июля этого года состоялось третье испытание стратегической ракеты-перехватчика GBI национальной ПРО США, которое закончилось неудачей. Каковы ваши комментарии по этому поводу?

- Это испытание с нетерпением ожидали не только в США, не скрою - также и в России, поскольку именно оно должно было склонить чашу весов при принятии президентом США Биллом Клинтоном в этом месяце решения о сроках развертывания системы национальной ПРО США. Напомню, что в США впервые успешный перехват боеголовки баллистической ракеты был осуществлен еще в 1984 году в ходе эксперимента "Хоуминг Оверлей". Прошло 16 лет напряженной работы, но специалисты США так и не смогли обеспечить решения задачи по уверенному перехвату баллистической цели на траектории. Запущенная с авиабазы Ванденберг ракета-мишень "Минитмен-2" не была сбита ракетой-перехватчиком GBI, запущенной с атолла Кваджалейн.

Проведенные в 1999 году два аналогичных испытания (одно также было неудачным) определяли особую значимость третьего эксперимента. Однако, несмотря на то что они проходили в значительно упрощенных условиях (по сравнению с боевыми условиями), попытка перехвата боеголовки МБР "Минитмен-2", летевшей без сопровождающего облака ложных целей и средств радиоэлектронного подавления, завершилась полным провалом.

Представляется, что такой исход испытаний облегчит Биллу Клинтону возможность не брать на себя бремя весьма непопулярного в мире решения о развертывании стратегической НПРО страны, оставив его будущему президенту США.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Пентагон будет штамповать легкие истребители

Пентагон будет штамповать легкие истребители

Ирина Дронина

Время жизни спутников для обеспечения воздушных боев сократится до 5 лет

0
1193
Анна Меликян: «Всегда сразу чувствуешь, «попадает» фильм в тебя или нет»

Анна Меликян: «Всегда сразу чувствуешь, «попадает» фильм в тебя или нет»

Ольга Галицкая

Режиссер рассказала о своем опыте работы в жюри международного фестиваля

0
632
Работодатели не ищут предпенсионеров и пенсионеров

Работодатели не ищут предпенсионеров и пенсионеров

Анастасия Башкатова

55-летний рубеж для рынка труда

0
1047
Саудовский шанс

Саудовский шанс

Николай Барановский

Коллапс на нефтяном и геополитическом рынках открывает России новые возможности прорыва

0
632

Другие новости

Загрузка...
24smi.org