0
10319
Газета Концепции Интернет-версия

08.10.2004

Ядерный терроризм: попытки уже были

Владимир Белоус

Об авторе: Владимир Семенович Белоус - ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН, генерал-майор в отставке.

Тэги: терроризм, уроза, ому


В 1999 г. авторитетная американская исследовательская организация "РЭНД" опубликовала результаты своей работы под названием: "Сети, сетевая война и терроризм информационной эпохи", в которой дан развернутый анализ современного терроризма. Авторы уделили наибольшее внимание двум основным современным террористическим парадигмам: "терроризм как средство принудительной дипломатии" и "терроризм-война". Первая парадигма подразумевает широко распространенный в последние годы захват заложников и различных объектов с предъявлением руководству страны определенных политических или экономических требований.

Однако в настоящее время наряду с первой парадигмой на авансцену все более ощутимо выходит парадигма "терроризм-война". На практике это означает, что террористы все активнее берут на вооружение стратегию и тактику совершения широкомасштабных кровопролитных действий с нанесением больших потерь и разрушений. Наглядным подтверждением этому являются трагические события 11 сентября 2001 г. Такая трансформация терроризма объективно определяет стремление террористических организаций к приобретению и использованию для достижения поставленных целей оружия массового уничтожения (ОМУ), которое в наибольшей степени соответствует парадигме "терроризм-война". Это, в свою очередь, определяет необходимость для мирового сообщества тщательно отслеживать и противодействовать распространению ОМУ и его попаданию в руки террористов. При этом наиболее привлекательным для террористов является получение доступа к ядерному оружию и его использование в своих преступных целях. Под влиянием событий 11 сентября президент Джордж Буш дал прямое указание силовым структурам США при оценке возможных угроз "отдавать приоритет ядерному терроризму по сравнению с любой другой угрозой Соединенным Штатам".

УГРОЗА ЗАХВАТА ЯДЕРНОГО ОРУЖИЯ

Специалисты определяют ядерный терроризм как применение или угрозу применения отдельными лицами, группами или организациями ядерного оружия или радиоактивных материалов, а также совершение разного рода враждебных действий на объектах ядерной инфраструктуры с целью нанесения больших людских потерь, значительного экологического ущерба, оказания глубокого психологического воздействия на население во имя достижения определенных политических или экономических целей. Появление угрозы ядерного терроризма во многом обусловлено широким распространением ядерного оружия. Достаточно напомнить, что за шесть десятилетий в мире появились восемь стран-обладателей и ими было произведено в общей сложности около 125 тыс. ядерных боезарядов.

Расширению возможностей приобретения ЯО в немалой степени способствует развитие мирной ядерной энергетики, многие объекты которой интегрированы с производством оружия, чему в немалой степени способствуют особенности ядерного топливного цикла АЭС, в ходе которого происходит непрерывная наработка плутония. В настоящее время в более чем тридцати странах мира функционирует около 440 промышленных и 280 исследовательских реакторов. При этом известно, что один тысячемегаваттный промышленный реактор нарабатывает в год такое количество плутония, из которого может быть создано 40-50 ядерных зарядов. Исследования в этой области показали, что для создания боезаряда пригоден реакторный плутоний любого изотопного состава, что было подтверждено в ходе испытательного взрыва подобного устройства на полигоне Невада в 1964 г.

Наибольшую опасность для любого государства представляет хищение или приобретение террористами ядерных боеприпасов и угроза их применения в террористических целях. Примерно так же характеризуется опасность, создаваемая в результате незаконного приобретения расщепляющихся ядерных веществ, комплектующих узлов и специальных материалов с целью создания на их основе ядерных взрывных устройств. Следует напомнить, что первая попытка захвата ядерного оружия и угроза его использования в политических целях имела место более сорока лет назад, когда группа правых французских генералов, недовольных политикой президента де Голля, намеревалась захватить ядерный заряд, находившийся на испытательном полигоне в Сахаре, и предъявить ультиматум Парижу. Получив информацию о готовящемся теракте, высшее руководство страны предприняло решительные шаги по ускорению проведения испытательного взрыва, что и было исполнено 25 апреля 1961 г.

Широкую известность в свое время получил теракт, совершенный в 1975 г. в Бостоне, когда властям США был предъявлен ультиматум с требованием передать террористам крупную сумму денег под угрозой в случае отказа включить часовой механизм для подрыва ядерной боеголовки, якобы имевшейся у них. Еще один инцидент был связан с деятельностью так называемой Армянской научной группировки, находившейся на территории США, которая угрожала уничтожить крупнейшие города Турции с помощью трех боезарядов, якобы имевшихся у нее. Подобные происшествия способствовали принятию в США широкомасштабной программы по усилению деятельности силовых структур с целью предотвращения терактов с применением ядерного оружия.

В начале 1990-х гг. реальную угрозу для международной безопасности представляли действия националистических группировок на территории ряда республик в период распада СССР. По оценкам зарубежных экспертов, в ту пору советское тактическое ядерное оружие (ТЯО) в общем количестве 15-18 тыс. единиц размещалось на территории всех пятнадцати республик СССР. В ряде республик националистические силы открыто призывали к захвату ядерного оружия, находившегося на их территории. Понимание реальности возникшей угрозы побудило Генеральный штаб ВС России (СССР) предпринять решительные меры по оперативному вывозу всего ТЯО с территории бывших советских республик в Россию и размещению его на базах централизованного хранения. Несмотря на сопротивление националистических сил, к июню 1992 г. все ТЯО было сосредоточено в России.

Однако, несмотря на заверения официальных представителей России о сохранении полного контроля над всем ядерным оружием бывшего СССР, на Западе периодически муссировались слухи о пропаже и даже продаже "странам-изгоям" некоторых образцов ядерного оружия. К сожалению, им вторили некоторые российские политики и ученые, заявлявшие с высоких трибун о якобы обнаруженной ими пропаже миниатюрных ядерных зарядов, так называемых ядерных чемоданчиков, предназначенных для совершения диверсий на территории противника в случае войны. Подобное сенсационное заявление было сделано Александром Лебедем в бытность его секретарем Совета безопасности РФ. По его словам, пропали десятки таких боезарядов под шифром РА-115. Ему вторил бывший советник Ельцина по экологии академик Алексей Яблоков, который заявил, что из 132 единиц такого оружия отсутствует 84. Эту сенсацию мгновенно подхватили некоторые западные СМИ, которые утверждали, что 20 таких боезарядов за 30 млн. долл. и две тонны опия чеченская мафия продала Усаме бен Ладену. Это было наглядным подтверждением старой истины: "чем больше ложь, тем охотнее ей верят".

Начальник 12-го Главного управления МО РФ, в распоряжении которого находится ядерное оружие, генерал-полковник Игорь Валынкин категорически опроверг эти домыслы, заявив, что все до единого боеприпасы находятся под строгим контролем, а вся серия боезарядов под шифром РА-115 была уничтожена в соответствии с обязательствами России в отношении сокращения ТЯО. Выступая в октябре 2001 г. перед представителями СМИ, он заявил, что в России до сих пор не было зафиксировано ни одного случая нападения на военные ядерные объекты. Однако в последнее время появились тревожные признаки повышенного внимания к ним со стороны террористов. В 2001 г. террористические группы пытались провести разведку систем охраны и обороны двух баз хранения ядерного оружия. Эти попытки были решительно пресечены.

В последнее время значительно обострилась угроза проявлений ядерного терроризма со стороны исламистских террористических организаций ваххабитского толка. Не скрывает своих намерений в отношении приобретения ядерного оружия террорист номер 1 - Усама бен Ладен. Он неоднократно открыто заявлял: "Пытаться приобрести оружие, с которым можно противостоять неверным, есть священный долг каждого мусульманина". Активные попытки приобрести ОМУ он начал предпринимать с 1991 г., во многом рассчитывая заполучить его в период распада СССР с помощью чеченских сепаратистов. Однако эти попытки оказались безрезультатными, прежде всего вследствие высокой надежности российской системы ядерной безопасности, которую страна унаследовала от Советского Союза. В принципиальном плане примерно такая же система функционирует и в США с некоторыми особенностями, характерными для этой страны.

Система ядерной безопасности России предусматривает несколько рубежей предохранения от случайных, диверсионных или несанкционированных действий с ядерным оружием. Во-первых, в мирное время все ядерные боеприпасы, в том числе и тактические, за исключением МБР и БРПЛ, стоящих на боевом дежурстве, находятся в спецхранилищах под охраной войск 12 ГУ МО. Для передачи их войскам должна последовать шифрованная команда из Генштаба ВС РФ по двум независимым каналам связи - воинским частям, выдающим и принимающим боеприпасы. При этом решение о передаче оружия в войска принимается Верховным главнокомандующим - президентом страны.

Во-вторых, установлен жесткий порядок проведения различных процедур с ядерными боеприпасами при их хранении, перемещении, проведении регламентных работ и транспортировке. Эти операции проводятся всегда группой лиц (никогда индивидуально), они сильно формализованы и призваны предотвратить любые несанкционированные действия с ядерным оружием.

В-третьих. Предусмотрены различные меры обеспечения физической безопасности на объектах хранения ядерного оружия. Эти хранилища окружены проволочными заграждениями, минными полями, автоматизированными системами охраны и обороны, физическими барьерами, сковывающими действия террористов внутри объекта, бетонными надолбами, препятствующими прорыву тяжелой техники на охраняемую территорию.

В-четвертых. В конструкции боеприпаса предусмотрены специальные устройства, своеобразные "предохранители", предотвращающие его случайный взрыв при пожаре, падении, механическом или электрическом ударе, то есть во всех случаях, кроме штатного применения. Высокая надежность этих устройств подтверждена пятидесятилетней практикой эксплуатации десятков тысяч ядерных боеприпасов.

В-пятых. На боеприпасах установлены специальные датчики распознавания окружающей среды (ДРОС), которые предотвращают взрыв боеприпаса во всех случаях, если он предварительно не испытал на себе расчетного физического воздействия окружающей среды.

В-шестых. Еще одной серьезной степенью защиты является кодовое устройство, предотвращающее взведение и взрыв боеприпаса, если в него не введен секретный код. Попытки диверсантов подобрать код неизбежно приводят к тому, что боеприпас переводится в нерабочее состояние. Все это означает, что в конструкцию боезаряда закладывается обязательный принцип: боеприпас не только должен взрываться когда надо, но он не должен ни в коем случае срабатывать, когда не надо.

УГРОЗА ХИЩЕНИЙ ЯДЕРНЫХ МАТЕРИАЛОВ

Распространение ядерных технологий, знаний в области ядерной физики, а иногда и секретных сведений в СМИ постепенно привело к тому, что в настоящее время секретов ядерного оружия не существует. Специалисты прямо предупреждают, что решающим моментом в создании ядерного оружия негосударственными структурами является обладание определенным количеством расщепляющихся ядерных материалов и привлечение к этой работе специалистов-ядерщиков. Террористы прикладывают большие усилия для приобретения урана и плутония с целью подпольного создания ядерного взрывного устройства и предъявления ультиматума мировому сообществу.

Известно, что в ядерных государствах, особенно в России и США, накоплены большие запасы расщепляющихся ядерных материалов, которые привлекают к себе взоры террористов. При этом следует иметь в виду, что с точки зрения создания террористами ядерного оружия уран и плутоний имеют далеко не равную ценность. Дело в том, что на основе высокообогащенного урана (ВОУ) может быть создан заряд так называемого пушечного типа, который отличается относительной простотой. В таком заряде критическая масса вещества, способного к цепной ядерной реакции, создается в результате быстрого соединения двух подкритичных масс ВОУ путем выстреливания их навстречу друг другу.

В силу ядерно-физических свойств плутония создать на его основе заряд "пушечного" типа не представляется возможным. Это объясняется тем, что в оружейном плутонии (93% Рu-239) содержится около 6% изотопа Рu-240, инертного к процессу деления и интенсивно испускающего нейтроны. При соединении двух кусков плутония, под воздействием этих нейтронов в месте соприкосновения возникает местная цепная реакция с выделением энергии, которая расталкивает их, в результате чего вместо взрыва получается маломощный "хлопок". Поэтому на базе плутония может быть создан заряд только имплозивного типа (имплозия - взрыв, сходящийся внутрь), конструкция которого отличается большой сложностью, особенно в отношении синхронизации его элементов.

Подобная оценка относительной сложности конструкции зарядов была подтверждена в годы Второй мировой войны, когда плутониевая бомба имплозивного типа "Толстяк" была взорвана в ходе испытаний на полигоне Аламогордо и впоследствии сброшена на Нагасаки. Урановая бомба "Малыш" была сброшена на Хиросиму без проведения предварительных испытаний. Недавно в Сенате США группой ученых-ядерщиков была продемонстрирована атомная бомба (судя по всему, "пушечного" типа), собранная целиком из деталей и материалов, купленных легально. Такая демонстрация имела своей целью показать возможность создания ядерного взрывного устройства террористами.

По оценкам специалистов, наиболее реальную опасность представляет хищение радиоактивных материалов с целью создания радиологического оружия, в том числе и для создания так называемой грязной бомбы.

Реальность угрозы использования радиоактивных материалов в террористических целях подтверждается многочисленными случаями, уже имевшими место в различных регионах мира. Отсутствие системы надежного контроля за радиоактивными источниками, широко применяемыми в медицине, в промышленности, в различной контрольно-измерительной аппаратуре, привело к тому, что многие тысячи таких источников утеряны и их приобретение террористами является вполне доступным. По утверждению генерального директора МАГАТЭ Мохамеда Эль Барадея, даже в США и в Европе, где, казалось бы, действуют довольно строгие методы контроля, тысячи радиоактивных источников были утеряны или похищены, их нынешнее местонахождение неизвестно.

В июне 2003 г. спецслужбами США и Таиланда были обнаружены несколько контейнеров, содержащих обладающий высокой радиоактивностью цезий-137. В ходе расследования было установлено, что этот смертоносный груз предназначался для совершения террористического акта в Таиланде во время предстоящей в октябре встречи лидеров Азиатско-Тихоокеанского экономического совета.

Подобные происшествия не обошли стороной и Россию. По сведениям одного из руководителей Минатома, только в период 1992-1995 гг. в России было зафиксировано 52 случая хищений различных радиоактивных материалов, дальнейшая судьба которых в ряде случаев неизвестна.

Проблема угрозы ядерного терроризма приобрела для России особую значимость в связи с событиями в Чечне. Оттуда неоднократно слышались угрозы совершения террористических актов с использованием радиоактивных веществ, а также предпринимались практические действия. Так, в ноябре 1995 г. в Измайловском парке в Москве был обнаружен и извлечен из земли контейнер с Цезием-137, заложенный чеченскими экстремистами. Вслед за этим последовало заявление Джохара Дудаева: "То, что мы продемонстрировали в Измайловском парке всему мировому сообществу и Москве, - это мизерная доля тех радиоактивных веществ, которые мы имеем".

Эта угроза имела под собой реальную основу. Дело в том, что на территории Чечни, в районе горы Карах в северо-восточной части Грозненского района расположен спецкомбинат по захоронению радиоактивных веществ - "Радон", который использовался для содержания отходов 72 предприятий северокавказских республик. Общая радиоактивность содержащихся там веществ оценивается примерно в 1600 Кюри. Радионуклидный состав - это в основном кобальт-60, цезий-137, туллий-170, иридий-192.

Развернувшиеся в Чечне боевые действия привели к потере контроля над "Радоном", что вызвало большую озабоченность федерального руководства. Ситуация изменилась, когда в ходе боевых действий контроль над хранилищем был восстановлен.

Понимание реальности угрозы, исходящей от радиоактивных материалов, побудило руководство России и США взять на себя инициативу по решению проблемы их сохранности в международном масштабе. В 2003 г. под председательством делегаций двух государств состоялась Международная конференция, в ходе которой 140 государств взяли на себя обязательства предпринять практические меры в направлении снижения угрозы, исходящей от использования радиоактивных материалов для создания "грязных бомб" или устройств для их рассеяния.

ДИВЕРСИИ ПРОТИВ ЯДЕРНЫХ ОБЪЕКТОВ

Развитие ядерной технологии закономерно привело к увеличению числа объектов этой сферы: заводы по производству уранового концентрата, обогатительные предприятия, атомные электростанции, хранилища и установки по переработке отработанного топлива. Как показывает информация МАГАТЭ, далеко не на всех из них обеспечивается достаточно высокий уровень защиты и предотвращения террористических действий. На многих подобного рода предприятиях никогда не проводились проверки работоспособности систем охраны и обороны в условиях возможных сценариев потенциальных угроз. О том, к каким последствиям могут привести, например, диверсии на АЭС, можно судить по размерам аварий, уже имевших место. Эксперты не без оснований предупреждают: "Важный урок Чернобыля заключается в следующем: то, что могло произойти в силу случайности, может быть сделано и умышленно. Этот урок необходимо срочно усвоить в век терроризма".

Совершение террористами диверсий против таких объектов, как АЭС, является для них весьма притягательным не только в силу весьма тяжких последствий, но и тем, что при этом не требуется особой подготовки и оснащенности террористов. Главная задача в этом случае состоит в проникновении террористов с огнестрельным оружием и взрывчаткой на территорию АЭС. Особенно опасными могут быть такие диверсии в случае, если у террористов имеются сообщники из числа обслуживающего персонала. Попытка 11 сентября 2001 г. нанести удар по АЭС в штате Пенсильвания с помощью авиалайнера свидетельствует о планах террористов использовать для подобных целей нетрадиционные методы воздействия, предусмотреть которые заранее весьма сложно, а тем более - создать надежную защиту от всех гипотетических угроз.

Даже в США, где в последнее время стало уделяться большое внимание безопасности ядерных объектов, были отмечены серьезные недостатки в организации их охраны и обороны. Это было подтверждено в ходе учений федеральных спецслужб, когда агенты, исполнявшие роль террористов, смогли преодолеть охрану и прорваться на территорию одного из самых секретных объектов - Лос-Аламосской ядерной лаборатории, где ведутся работы по созданию и совершенствованию ядерного оружия. В ходе учений были также выявлены серьезные недостатки в системе хранения и транспортировки оружейного урана и плутония на других ядерных объектах - в Ливерморской радиационной лаборатории, на производственных предприятиях ядерного профиля в Роки Флэтс и Оук Ридж. Один из основных выводов этих учений состоял в том, что было признано необходимым установить на подобных объектах охрану на федеральном уровне.

Осуществление целого ряда террористических акций на территории России показало серьезность намерений экстремистов в их стремлении дестабилизировать внутреннюю ситуацию в стране. Поэтому в последнее время был предпринят ряд практических мер по усилению ядерной безопасности и особенно в отношении ядерно опасных предприятий. Это было также обусловлено тем, что многие ядерные объекты сооружались в Советском Союзе в 1950-1970 гг., когда о терроризме и связанных с ним противоправных действиях даже не упоминалось вплоть до 1990 гг. прошлого века.

После распада СССР на постсоветском пространстве, в том числе и в России, отмечены неоднократные попытки осуществления актов терроризма в отношении ядерных объектов. Хотя они пока не повлекли тяжелых последствий, тем не менее вызвали серьезную озабоченность руководства страны.

В ноябре 1994 г. одна из преступных группировок в Литве под угрозой взорвать Игналинскую АЭС, находящуюся вблизи территории России, потребовала отмены смертного приговора своему главарю. В случае реализации этой угрозы погибло бы множество людей в зоне, примыкающей к АЭС, а Литва оказалась бы перед реальностью экономического коллапса, поскольку эта АЭС вырабатывает около 70% всей электроэнергии страны. В начале 1990 гг. российские спецслужбы предупредили о возможности ядерного шантажа в отношении отечественных АЭС. Это вскоре подтвердилось: директора Курской и Смоленской АЭС получили угрожающие письма с предупреждением о планируемом захвате этих станций. По сообщению начальника антитеррористического отдела ФСБ по республике Мордовия, были получены сведения о подготовке чеченскими боевиками террористических акций в городах России. В частности, последовали от них угрозы "устроить второй Чернобыль".

На основании полученных сведений было принято решение об усилении охраны Федерального ядерного центра ВНИИЭФ в Сарове. Возрастание угрозы терроризма инициировало принятие Федеральным собранием в июле 1998 г. Закона "О борьбе с терроризмом", который определил основные правовые и организационные основы этой борьбы, порядок координации деятельности федеральных органов исполнительной власти, а также субъектов РФ и должностных лиц в целях осуществления контртерроризма. Специальным постановлением правительства был утвержден перечень радиационно и ядерно опасных объектов. Помимо секретных объектов Минобороны в нем числится 57 важнейших объектов бывшего Минатома, 29 энергоблоков АЭС, реакторы по производству оружейных материалов, радиохимические предприятия по переработке ОЯТ и его хранилища, заводы по сборке и утилизации ядерных боеприпасов.

Очевидно, что создание системы физической защиты такого количества сложных объектов представляет собой весьма трудную задачу. Однако следует иметь в виду, что обеспечение их безопасности обойдется стране гораздо дешевле, чем устранение последствий хотя бы на одном из них террористической акции.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Второе пришествие леваков-бомбистов

Второе пришествие леваков-бомбистов

Война цивилизаций сменяется войной поколений

0
1352
Фактор внезапности в гибридной войне и национальная безопасность России

Фактор внезапности в гибридной войне и национальная безопасность России

Александр Бартош

Система государственного управления страны уже не соответствует современным реалиям

0
2163

Анонимных пользователей удалят из мессенджеров

Михаил Солотин

Новый период жизни российского интернета стартует 5 мая, в День шифровальщика

0
543
Самоподрывы и расстрелы имеют в России общие причины

Самоподрывы и расстрелы имеют в России общие причины

Иван Шварц

Молодежь демонстрирует острое неприятие российских реалий

0
4169

Другие новости

Загрузка...
24smi.org