0
2252
Газета Концепции Интернет-версия

04.08.2006 00:00:00

Принципиально новые лекала военных кампаний

Валентина Рогова

Вадим Соловьев

Об авторе: Валентин Григорьевич Рог - доктор военных наук, профессор, генерал-майор авиации в отставке; Вадим Анатольевич Соловьев - ответственный редактор "НВО", кандидат исторических наук, профессор АВН.

Тэги: высокие технологии, авианосец, буря в пустыне, югославия


В период, охватывающий 1991–2003 годы, произошло несколько вооруженных противоборств, которые можно с полным основанием считать прообразом войн (операций) с применением оружия высоких технологий XXI века.

НАКАНУНЕ «БУРИ В ПУСТЫНЕ»

Новая эра ведения обычных войн началась в 1991 году с проведением операции «Буря в пустыне».

Напомним, что 2 августа 1990 года Ирак внезапным вторжением 100-тысячной армии осуществил захват суверенного государства Кувейт – богатейшего нефтяного королевства, расположенного на площади 18 тыс. кв. км, с населением более 1 млн. человек и занимающего важное стратегическое положение в Персидском заливе. Резолюцией Совета Безопасности ООН № 660 предусматривалось в случае невозможности решить ирако-кувейтский конфликт мирным, политическим путем применение военной силы. Одновременно с этим осуществлялась экономическая блокада Ирака, исключая гуманитарную помощь его населению.

Учитывая позицию иракского президента Саддама Хусейна, направленную на невыполнение резолюции № 660, с августа 1990 года по первую половину января 1991 года, т.е. в течение 5,5 месяца, создавались многонациональные силы (МНС); шла тщательная, скоординированная их подготовка под флагом ООН. МНС включали объединения, соединения, части вооруженных сил 30 государств, в том числе США, Великобритании, Франции, Египта, Сирии, Саудовской Аравии, Канады. На 17 января 1991 года МНС насчитывали около 670 тыс. человек. Они имели 2600 боевых самолетов и вертолетов, 5300 танков, 4 тыс. орудий полевой артиллерии, минометов, РСЗО, 160 боевых кораблей. Основу МНС составили сухопутные войска, ВВС и ВВС США. На стороне многонациональных сил было прежде всего качественное превосходство боевой техники, в первую очередь авиационной. Важной особенностью явилось и то, что авиация МНС более чем втрое превосходила ВВС Ирака в количественном отношении и имела в 4–5 раз больше ударных самолетов. Многонациональные силы обладали абсолютным превосходством по стратегическим самолетам, космическим средствам навигации и связи, высокоточному управляемому оружию класса «воздух–поверхность», «корабль–поверхность».

Основу авиационной группировки МНС составили современные ударные самолеты тактической авиации США, оснащенные высокоточным оружием. В состав авиационной группировки также входили: палубная авиация, авиация морской пехоты; 20 стратегических бомбардировщиков В-52; авиакрыло самолетов-невидимок F-117, разработанных с использованием технологии «Стелс»; подразделения и части самолетов ДРЛО и управления (АВАКС Е-ЗА), РЭБ, разведчиков, заправщиков; воздушные командные пункты ВВС США.

Авиация МНС подчинялась командующему 9-й ВА ТАК ВВС США, т.е. общее управление авиацией МНС было централизованным. Все авиачасти и подразделения МНС использовались по планам американского командования вне зависимости от их национальной принадлежности.

В подготовительный период операции «Буря в пустыне» была создана и мощная группировка многонациональных ВМС, причем из 160 входивших в ее состав кораблей 110 принадлежали США. Близ района предстоящих боевых действий находилось шесть многоцелевых авианосцев, два линкора, пять десантных вертолетоносцев, восемь атомных многоцелевых подводных лодок. Пятнадцать надводных кораблей и три подводные лодки были оснащены 300 пусковыми установками для применения высокоточных КРМБ «Томагавк» – нового средства вооруженной борьбы. Многонациональные ВМС имели также порядка 700 боевых самолетов, из них более 450 – палубной авиации и около 230 – авиации морской пехоты. Вкупе это составило свыше 30% всех сил авиации коалиции. Из шести авианосных многоцелевых групп (АМГ) четыре находились в Персидском заливе, две – в Красном море.

Руководство всеми действиями сухопутных войск, военно-воздушных и военно-морских сил, вошедших в состав МНС, осуществлялось через единую автоматизированную систему управления группировками видов ВС США.

Вооруженные силы Ирака к началу операции «Буря в пустыне» насчитывали порядка 785 тыс. военнослужащих; более 5 тыс. танков, свыше 8 тыс. орудий ПА, РЗСО, минометов; от 750 до 780 боевых самолетов; значительное количество пусковых установок оперативно-тактических ракет («Эль-Аббас», «Эль-Хусейн», «Скад») и тактических ракет («Луна-М»). Основу самолетного парка ВВС Ирака составляли самолеты устаревших типов. Современные машины («Мираж»F1, МиГ-29, Су-24) не превышали 30% самолетного парка. ПВО Ирака состояла из четырех секторов с центрами управления. Огневые средства ПВО были представлены ИА, ЗРК (SA-2, 8А-3, «Роланд») и ЗА (8–9 тыс. стволов). Самолеты ДРЛО были представлены машинами «Аднам-1» (модифицированный Ил-76).

НЕОЖИДАННОЕ НАЧАЛО

«Буря в пустыне» проводилась не по стандартному сценарию, как, например, нападение фашистской Германии на СССР 22 июня 1941 года. Известно, что гитлеровская агрессия началась практически одновременно и в воздухе, и на земле. Танковые соединения германской армии вторглись на советскую территорию под прикрытием огневых ударов артиллерии и авиации. Так начинались войны и в Корее, и на Ближнем Востоке.

Операция «Буря в пустыне» была проведена в течение 43 суток (17 января – 28 февраля 1991 года). Но сухопутные войска МНС начали широкомасштабные наступательные действия лишь за 100 часов до прекращения огня в районе Персидского залива (8.00 28 февраля). До этого имели место бои местного значения вначале по удержанию, а впоследствии по овладению частями МНС населенного пункта Рас-Хавджи (расположен в приграничной зоне между Саудовской Аравией и Ираком), пусками БР с ОБЧ.

Основными событиями войны в этот период были воздушная наступательная операция и систематические боевые действия авиации МНС. Это стало неожиданностью для высшего военного руководства Ирака. Оно рассчитывало вначале вести, опираясь на мощные укрепления, упорные оборонительные сражения с целью нанесения сухопутным войскам МНС существенного ущерба. Однако все получилось иначе.

Воздушная наступательная операция МНС была проведена в течение трех суток (17–19 января). Ее цель заключалась в завоевании превосходства в воздухе, разгроме группировки ПВО и ракетной группировки, дезорганизации государственного и военного управления и в подрыве военно-экономического потенциала Ирака, а также в поражении его войск и боевой техники в районах сосредоточения.

Новым явилось то, что в ВНО (а впоследствии и в ходе ведения систематических боевых действий) впервые применялись высокоточные крылатые ракеты морского базирования (КРМБ) «Томагавк»; самолеты-«невидимки» F-117A; перспективные типы высокоточных боеприпасов (противорадиолокационные ракеты АЛАРМ, противокорабельные ракеты «Скюна», авиабомбы Мк-17 и БЛУ-109Б и другие типы высокоточного оружия).

Другие характерные особенности ВНО таковы. Нанесение массированных ударов, особенно первого, сопровождалось самой крупной в истории радиоэлектронной войной; массированные удары осуществлялись преимущественно ночью (из семи массированных ударов пять пришлись на темное время суток); постоянное ведение между массированными ударами систематических боевых действий; применение, кроме самолетов тактической авиации – основы авиационной группировки МНС – палубной авиации, авиации морской пехоты и стратегических бомбардировщиков В-52; широкое применение для решения комплекса задач ПВО и управления самолетов Е-ЗА «АВАКС», Е-2 «Хокай».

Нанесение массированных ударов (МУ) преимущественно в темное время суток способствовало повышению эффективности преодоления противодействия ИА Ирака. Особенностью применения самолетов-«невидимок» типа F-117 явилось то, что они вели боевые действия только ночью.

МАССИРОВАННЫЕ УДАРЫ

С точки зрения познания теории и практики оперативного применения ВВС США, представляет несомненный интерес практика выполнения массированных авиационных ударов.

Оперативное построение сил, участвовавших в первом ударе, как и ранее, состояло из эшелона прорыва ПВО и двух ударных эшелонов. Однако совершенно новым явилось то, что для прорыва ПВО применялись 40 КРМБ; самолеты-«невидимки» F-117A; самолеты тактической и палубной авиации (всего 200 боевых самолетов). В целом это составило: 40% КРМБ и до 30–35% самолетов от общего числа запланированных для нанесения первого массированного удара.

В два ударных эшелона были включены 60 КРМБ, 492 самолета (тактической и палубной авиации; стратегические самолеты В-52; самолеты-«невидимки» F-117А), что составило 65–79% боевых самолетов и 60% КРМБ «Томагавк» от их общего количества в первом массированном ударе.

Силы и средства РЭБ до начала и в ходе удара создавали сильные радиопомехи радиоэлектронным средствам Ирака, прежде всего системы ПВО. Под прикрытием радиопомех, предваряя удары самолетов из эшелона прорыва ПВО, наносились удары КРМБ со стороны Персидского залива и Красного моря. КРМБ применялись двумя залпами по 50 ракет в каждом. Пуски КРМБ согласовывались с действиями тактической и палубной авиации. Траектории ракет, заложенные в бортовую ЭВМ, обеспечивали подход КРМБ к объекту удара с разных направлений и на предельно малых высотах.

Используя результаты ударов КРМБ, выполняли свои задачи самолеты эшелона прорыва ПВО. Первыми действовали 30 самолетов-«невидимок» F-117A, которые поразили 80 объектов ПВО.

Широкое применение высокоточных КРМБ «Томагавк», большого числа управляемых ракет «воздух–РЛС» в сочетании с сильными радиопомехами радиоэлектронным средствам обеспечили высокую эффективность прорыва ПВО Ирака ударными эшелонами авиации МНС. Они атаковали заданные объекты, в первую очередь – аэродромы, пусковые установки БР, пункты государственного и высшего военного управления. В течение первых суток ВНО авиация МНС нанесла три, а за вторые и третьи сутки – по два массированных удара. Воздушная операция закончилась 19 января нанесением дневного массированного удара.

Из всех задач, решаемых в ходе ВНО, была выполнена важнейшая из них – завоевано господство в воздухе.

18 января 1991 года впервые в боевых условиях был осуществлен перехват БР «Скад» ЗРК «Патриот». Для засечки пуска баллистических ракет использовались космические аппараты (засечки факела БР), станция ВВС США в Австралии. Весь процесс определения координат БР занимал не более 120 секунд. По оценке министра обороны Сирии, вероятность поражения БР «Скад» ЗРК «Патриот» составила 30%. По данным Генерального штаба ВС СССР, вероятность поражения БР ЗРК «Патриот» была 25%.

28 февраля 1991 года прекратились военные действия в первой войне в Персидском заливе. Война против Ирака закончилась победой многонациональных сил.

ЮГОСЛАВСКОЕ РАЗВИТИЕ

Ведение ВНО в дальнейшем совершенствовалось во время войны против Югославии весной 1999 года. США и их союзники по НАТО в течение 78 суток наносили ракетно-бомбовые удары по СРЮ, в результате чего было полностью дезорганизовано энергоснабжение страны, разрушены десятки мостов, особенно через Дунай, что привело к параличу транспортной системы. За период боевых действий было применено не менее 1 тыс. высокоточных КР, в том числе и КРМБ типа «Томагавк».

Операция «Решительная сила» началась 24 марта 1999 года в 23.30 (по югославскому времени) проведением воздушной наступательной операции АГ НАТО. Она продолжалась до 27 марта.

Цель ВНО – завоевание господства в воздухе путем разрушения (вывода из строя) объектов авиационной инфраструктуры, в первую очередь аэродромов, уничтожения (вывода из строя, подавления) сил и средств ПВО; поражения важных военно-промышленных объектов, в том числе ТЭЦ Белграда.

В первом МАРУ НАТО 24 марта 1999 года по объектам Югославии участвовало 200–220 боевых самолетов и было применено 100 КРМБ «Томагавк».

Обращает на себя внимание один примечательный факт. Если в первом МАРУ операции «Буря в пустыне» соотношение самолетов и КРМБ составляло порядка 6:1, то в первом МАРУ в операции «Решительная сила» это соотношение резко изменилось и стало порядка 2:1.

Достоверные результаты первого и последующих МАРУ НАТО по объектам Югославии, к сожалению, не нашли отражения как в югославских, так и в других СМИ, в том числе СМИ стран – участниц НАТО.

Однако, несмотря на это, можно утверждать, что ОВВС НАТО завоевали в небе Югославии господство в воздухе в первые двое суток ВНО. Кроме того, с завершением ВНО без всякой временной паузы АГ НАТО начала вести систематические боевые действия в тесном взаимодействии с силами ВМС, наносящими удары КРМБ с целью разрушения (вывода из строя) военных и гражданских объектов в столице Югославии Белграде, центре Косово-Приштине и в десятках других населенных пунктов Югославии.

В результате авиационных и ракетных ударов КРМБ, продолжавших в течение 78 суток, были разрушены сотни промышленных предприятий Югославии. Особенно тяжелые потери понесла нефтяная отрасль; было дезорганизовано электроснабжение страны; разрушены десятки мостов через Дунай, что привело к параличу транспортной системы, «отторжению» Белграда от основных районов страны; вызвало нарушение как национального, так и международного судоходства по Дунаю; нанесло значительный ущерб военной инфраструктуре, особенно аэродромной сети и транспортной сети; создало сложную социальную обстановку в стране.

Важным показателем решительности целей воздушной кампании ОВВС НАТО против Югославии явилось усиление интенсивности боевых вылетов. К примеру, в ходе воздушной кампании интенсивность систематических боевых действий АГ НАТО возросла более чем в 2,5 раза: со 150–200 до 400–500 боевых самолето-вылетов в сутки.

Максимальная интенсивность действий ОВВС НАТО была достигнута 21 мая. В этот день было произведено 1000 самолето-вылетов, 800 из которых боевых.

ВОЗДУШНО-НАЗЕМНЫЙ БЛИЦКРИГ

В плане второй войны в Персидском заливе высшее военное командование США сделало ставку не на проведении воздушной кампании, как в 1991 году, а на молниеносную воздушно-наземную операцию («Шок и трепет»). В ходе ее основной формой применения ВВС США явились систематические боевые действия. В этом принципиальное отличие применения «Шока и трепета» от «Бури в пустыне».

Военное командование США на сей раз намеревалось массированными авиационными и ракетными ударами с применением высокоточных КРМБ «Томагавк» по объектам военного и государственного управления, военно-промышленного потенциала Ирака дезорганизовать государственное и военное управление страной. Всего этого в целом удалось достичь. В результате был резко подорван военно-промышленный потенциал, моральный дух армии и населения Ирака, что позволило соединениям сухопутных войск США и Великобритании при непрерывной и эффективной поддержке армейской и тактической авиации в короткое время овладеть нефтеносными районами и крупными центрами Ирака, в первую очередь его столицей – Багдадом, и в конечном счете достигнуть цели войны.

Для реализации замысла операции была создана мощная группировка сил и средств из состава ВС США и Великобритании (около 300 тыс. человек только в сухопутных войсках; порядка 700 боевых самолетов, в том числе и стратегические бомбардировщики, «невидимки» В-2; авиационное крыло F-117A; 20 боевых кораблей – носителей высокоточных КРМБ типа «Тамагавк»; современные силы и средства РЭБ; спутниковые системы разведки и навигации). Руководство группировкой осуществлялось американским военным командованием.

Характерной чертой второй войны в Персидском заливе явилось резкое увеличение числа применяемых высокоточных КРМБ. Так, если в ходе операции «Буря в пустыне» за 43 суток воздушной кампании были применены 282 высокоточные крылатые ракеты «Томагавк»; в операции «Лиса в пустыне» всего за четверо суток (с 16 по 20 декабря 1998 года) – уже 425, то в операции «Шок и трепет» только за 15 суток военных действий – порядка 1000 КРМБ «Томагавк» и несколько тысяч самонаводящихся авиабомб – в основном по объектам в Багдаде, Мосуле, Басре.

В ходе бомбардировки Багдада и других важных объектов Ирака США применили новое средство поражения – электромагнитную бомбу (ЭМБ). Это оружие основано на новых принципах и предназначено для вывода из строя электронных систем связи и управления, в том числе электронных компонентов всех видов оружия, не вызывая при этом разрушений, свойственных взрывам мощных фугасных авиабомб. Все это – показатель развития теории и практики войн с применением оружия новых технологий.

КРИТЕРИИ ВОЕННОГО УСПЕХА

Таким образом для войн с применением оружия высоких технологий 1991–2003 годов являются общими следующие положения:

– замысел и планы войн (операций) разрабатывались Пентагоном с привлечением представителей ВС стран, входящих в межнациональные силы (МНС);

– все войны (операции) проводились под непосредственным руководством военачальников США;

– при подготовке каждой войны (операции) создавались мощные трехвидовые группировки МНС: сухопутных войск, военно-морских сил, военно-воздушных сил;

– цели войны (операции) достигались совместными усилиями сил (средств) группировок СВ, ВМС, ВВС при ведущей роли авиации в начальный период боевых действий;

– управление силами (средствами) группировок – строго централизованное с широким применением современных АСУ;

– во всех войнах (операциях) проявилась способность вооруженных сил США проводить широкомасштабные успешные боевые действия на огромном удалении от своих границ.

К характерным чертам войн (операций) с применением оружия высоких технологий следует отнести:

– жесточайшая борьба с первых минут войны за завоевание и удержание господства в воздухе (воздушно-космическом пространстве);

– проведение воздушных операций и воздушных кампаний в ходе боевых действий, особенно в начальный период;

– растущая значимость высокоточного оружия (ВТО) в решении боевых задач по поражению важных объектов противника;

– массированное применение сил и средств радиоэлектронной борьбы (РЭБ) с целью нарушения (срыва) управления объединениями, соединениями, частями видов ВС (родов войск), а также с целью нарушения (срыва) управления органами федеральной и региональной властей на театре (театрах) войны;

– осуществление в ходе боевых действий широкого маневра сил (средств) видов ВС (родов войск) с одного операционного (стратегического) направления на другое;

– постоянно возрастающая значимость спутников разведки, связи, навигации;

– увеличение объемов материально-технического обеспечения действий видов ВС (родов войск) и сокращение сроков восполнения материально-технических средств (например, авиационного топлива);

– возрастание значимости организации и осуществления взаимодействия между соединениями, частями, подразделениями видов ВС (родов войск), что обусловливает высокую эффективность работы штатов различных уровней и сокращение сроков выполнения поставленных задач по организации военных (боевых) действий и управлению войсками.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Наука может спасти ВПК, но спасет ли это страну

Наука может спасти ВПК, но спасет ли это страну

Андрей Ваганов

Высокие технологии в России рассматриваются прежде всего в плане создания новых типов вооружений

0
409
Президент Белоруссии призвал серьезно готовиться ко второй волне эпидемии COVID-19

Президент Белоруссии призвал серьезно готовиться ко второй волне эпидемии COVID-19

0
181
Транзит газа по газопроводу «Ямал–Европа» упал до десятой части от пропускной мощности

Транзит газа по газопроводу «Ямал–Европа» упал до десятой части от пропускной мощности

0
668
Минэнерго оценивает профицит на мировом рынке нефти в 7–12 млн барр. в сутки

Минэнерго оценивает профицит на мировом рынке нефти в 7–12 млн барр. в сутки

0
232

Другие новости

Загрузка...
24smi.org