0
63
Газета Концепции Интернет-версия

02.02.2007

Новые условия – новая военная доктрина

Махмут Гареев

Об авторе: Махмут Ахметович Гареев - президент Академии военных наук, генерал армии.

Тэги: доктрина, россия, балуевский


В этом номере «НВО» публикуются основные материалы военно-научной конференции Академии военных наук и руководящего состава Вооруженных сил РФ, состоявшейся 20 января и посвященной теме «Структура и основное содержание новой Военной доктрины России». Содержание выступления на этом форуме начальника Генерального штаба генерала армии Юрия Балуевского было изложено в № 3 «НВО». Тексты докладов и сообщений, прозвучавших на конференции, печатаются с сокращениями (см. стр. 4-7).

Махмут Гареев

Необходимость разработки новой редакции военной доктрины России возникла в связи с тем, что после утверждения действующей доктрины в 2000 году произошли существенные изменения в развития геополитической и военно-политической обстановки, характере угроз оборонной безопасности государства. К тому же некоторые положения утвержденной военной доктрины оказались нежизненными.

Предлагается записать в новой редакции, что военная доктрина – это система официально принятых в государстве концептуальных взглядов и положений на противодействие угрозам и обеспечение оборонной безопасности, предотвращение войн и вооруженных конфликтов, военное строительство, подготовку страны, Вооруженных сил и войск к защите Отечества, способы подготовки и ведения вооруженной борьбы и других форм борьбы в целях обороны страны.

Из этого определения видно, что военная доктрина отражает не в полном объеме вопросы национальной безопасности, а только ту их часть, которая связана с оборонной безопасностью.

Разумеется, было бы более обоснованным, если бы разработке основ Военной доктрины предшествовало принятие новой Концепции национальной безопасности. Но поскольку разработка этого документа задерживается, вполне возможно рассматривать одновременно и некоторые концептуальные вопросы национальной безопасности.

Кроме того, в действующем варианте доктрины слишком много отвлеченных теоретических положений. Например, перечисление принципов, целей, задач, видов строительства, подготовки и применения ВС или международного военного сотрудничества, других вопросов, которые изложены в соответствующих словарях, учебниках и энциклопедиях. Все эти положения никого ни к чему не обязывают и поэтому спросить с кого-то за их выполнение невозможно. В документе, где излагаются официальные взгляды, недопустимо излишнее отвлеченное теоретизирование.

ПРОБЛЕМЫ БЕЗОПАСНОСТИ

В самом начале Военной доктрины обычно принято давать в сжатом виде перспективы развития военно-политической обстановки. При оценке характера современных угроз и способов противодействия им обозначились два подхода.

Первый, принятый в действующей военной доктрине, ориентируется только на военные угрозы.

Второй предполагает исходить из коренных военно-политических изменений в мире и учета более широкого круга угроз, вызываемых как военными, так и невоенными средствами. На опыте распада СССР, Югославии, на примере цветных революций в Грузии, Украине, Киргизии и других регионах можно наглядно убедиться, что главные угрозы объективно существуют и реализуются не только или не столько военными средствами и способами, а в основном – скрытыми и открытыми методами политико-дипломатического, экономического, информационного воздействия, различными подрывными действиями и вмешательством во внутренние дела других стран.

Если по-прежнему наша военная доктрина будет определять только военные угрозы и военные способы обеспечения безопасности страны, тогда напрашивается необходимость иметь отдельную «доктрину», которая определила бы порядок противодействия так называемым невоенным угрозам. Но все эти невоенные и военные угрозы отделить друг от друга невозможно, они тесно взаимосвязаны – нередко «дипломатический» нажим или экономические санкции подкрепляются вооруженной блокадой, другими формами силового давления.

На наш взгляд, было бы более целесообразным рассматривать все военные и невоенные угрозы в их органическом единстве и изложить официальные взгляды на обеспечение безопасности страны в одном документе. Возможно, его следует тогда называть «оборонная доктрина».

Если обобщить все многочисленные и многообразные угрозы, то главные из них в современных условиях представляются примерно в следующем виде. Во-первых, это политика и усилия определенных международных сил и ведущих государств, посягающих на суверенитет РФ, ущемление ее экономических и других интересов, различные формы политического и информационного давления и подрывных акций. Особенно острый характер приобретает угроза энергетической безопасности. Высшие руководители НАТО даже изменение цен на энергоресурсы склонны теперь рассматривать как своего рода агрессию.

Во-вторых, угроза применения ядерного оружия против России и распространения оружия массового поражения. Практически ядерное оружие всех государств, владеющих им сегодня, предназначено в конечном счете против России.

В-третьих, сохраняются военные угрозы для России, вызванные вероятностью возникновения вооруженных конфликтов, а при определенных обстоятельствах – и крупномасштабной войны. Стремление ведущих держав сделать качественный рывок в достижении доминирующего военно-технического превосходства, наличие на подступах к России мощных группировок вооруженных сил, резко нарушающих военный баланс, – все это также нельзя сбрасывать со счетов. Следует учитывать, что НАТО расширяет сферу своей деятельности и намерена действовать в глобальном масштабе.

Из внутренних угроз наиболее опасными являются терроризм и сепаратизм.

Исходя из этого, в военной доктрине можно было бы записать, что первоочередной задачей Вооруженных сил и других войск становится первоочередная готовность к выполнению боевых задач в локальных вооруженных конфликтах, антитеррористических операциях и мобилизационная готовность к выполнению задач в региональных крупномасштабных войнах

Поскольку для ведущих стран мира (в т.ч. России, Китая, США, НАТО) существуют общие угрозы, в российской военной доктрине целесообразно также иметь положения, которые способствовали бы сопряжению и согласованию военных доктрин различных стран, в том числе в области борьбы с терроризмом. Возможно и разделение зон ответственности между НАТО и ОДКБ.

В настоящее время еще недостаточно уделяется внимания выявлению замыслов и планов практических действий многочисленных международных и транснациональных сил, особенно их сугубо скрытых мозговых политических и экономических центров, соответствующих филиалов в различных странах. Поэтому многие важные процессы оказываются вне поля нашего зрения. С учетом этого обстоятельства целесообразно определить задачи по совершенствованию разведывательной деятельности.

ПОЛИТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ

В этом разделе, как и прежде, предлагается изложить важнейшие положения военной политики России на современном этапе, отношение государства к обороне и защите Отечества.

Провозглашая свою приверженность к миру и сотрудничеству со всеми странами, вместе с тем необходимо четко и определенно подчеркнуть готовность и решимость России отстаивать свои национальные интересы, независимость и территориальную целостность страны всеми имеющимися средствами, в том числе и путем применения военной силы.

Нет оснований отказываться и от понятия «оборонительный характер» военной доктрины. 21 декабря 1990 года Генеральной Ассамблеей ООН принята резолюция, в которой говорится о том, что на вооруженные силы всех государств должны возлагаться задачи лишь предотвращения войны, индивидуальной и коллективной самообороны, а также совместных действий в соответствии с главой VII Устава ООН в отношении угроз миру, нарушения мира и актов агрессии.

При всех обстоятельствах значение военной силы сохраняется, и сегодня в мире считаются прежде всего с государствами, чья экономическая мощь подкрепляется мощью военной.

Уже отмечалось, что в последние годы удельный вес невоенных средств значительно возрос. Работа по противодействию им осуществляется различными государственными органами. Но есть необходимость более тесной и четкой координации. Требуется определить ответственный за это направление деятельности головной орган, которым мог бы быть аппарат Совета безопасности.

Координацию деятельности всех государственных органов и силовых ведомств в интересах обороны страны целесообразно возложить на заместителя председателя правительства – министра обороны РФ. Поскольку руководство силовыми структурами осуществляется президентом РФ, целесообразно наделить министра обороны и правами заместителя Верховного главнокомандующего. Система руководства обороной страны и управления ее военной организацией должна быть такой, чтобы ее не приходилось перестраивать с переходом на военное положение, как это было в 1941 году.

В политических основах военной доктрины целесообразно со всей определенностью сказать об отношении Российского государства к обороне страны. Она должна носить всенародный характер. Воспитание патриотизма должно быть определено как важнейшая государственная и общественно значимая задача.

В свете сказанного большим изъяном Концепции национальной безопасности и действующей военной доктрины является то, что, по существу, все задачи по обеспечению безопасности возложены на федеральные органы. Принижена роль губернаторов и других местных органов власти, самих граждан. Все это целесообразно учесть при переработке Концепции национальной безопасности и военной доктрины.

Кроме того, в первом разделе найдут отражение и правовые вопросы (в том числе международные), а также вопросы организации обороны страны.

ВОЕННО-СТРАТЕГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ

В этом разделе речь будет идти о характере возможных войн и конфликтов, проблемах борьбы с терроризмом, задачах военной организации России, в том числе МВД, ФСБ, МЧС и других структур, направленности и приоритетах военного строительства, возможных способах применения Вооруженных сил и других войск, организации военного управления и военной службы.

Главной особенностью международного противоборства и войн XXI века становится все более тесное переплетение социально-политических, экономических, информационных и военных процессов.

С учетом изложенных выше угроз для российских Вооруженных сил и других войск первоочередной становится готовность к выполнению боевых задач в локальных войнах, вооруженных конфликтах и антитеррористических операциях. Но при определенных обстоятельствах возможно возникновение крупномасштабной региональной войны, непосредственной угрозы которой пока нет, но полностью ее исключать нельзя и необходимо обеспечить хотя бы мобилизационную готовность Вооруженных сил к таким войнам.

Невозможно, приспособив Вооруженные силы к действиям только в мелких конфликтах, затем спешно перестроить их к серьезной войне. Вооруженные силы, безусловно, должны овладевать способами борьбы с терроризмом, но не упрощать эту сложную проблему.

О роли ядерного и обычного оружия. Войны будущего будут вестись, как правило, лишь с применением обычного, главным образом высокоточного оружия, но при постоянной угрозе применения ядерного оружия. Для России при крайне неблагоприятном соотношении сил на всех стратегических направлениях ядерное оружие остается важнейшим, наиболее надежным средством стратегического сдерживания внешней агрессии и обеспечения своей оборонной безопасности.

Вместе с тем при новом характере угроз нельзя абсолютизировать ядерное оружие. Необходимо учитывать и то обстоятельство, что в связи со снижением возможностей наших космических средств, системы СПРН и ударных средств СЯС, а также созданием стратегического ПРО, все более проблематичным становится нанесение не только ответно-встречного, но и достаточно эффективного ответного удара по потенциальному противнику. Поэтому ядерный потенциал нужно наращивать.

Одновременно в военной доктрине необходимо обратить внимание на развитие сил общего назначения – ВВС, ВМФ, Сухопутных войск. При огромной территории России и возможном появлении в будущем потенциальных противников на востоке и юге, делающих основную ставку на наземную составляющую военной силы, наша страна без достаточно сильных группировок сил общего назначения обойтись не может. Без пограничных войск и минимально необходимых группировок Сухопутных войск на важнейших стратегических направлениях невозможно обеспечить даже устойчивость базирования ВВС, войск ПВО, ВМФ, других войск и функционирования всей инфраструктуры страны.

Предлагается закрепить принятые решения по смешанной системе комплектования Вооруженных сил, придавая приоритетное значение контрактной системе комплектования личным составом.

Решающее значение воздушно-космической обороны, роль обычного стратегического оружия как решающего средства ведения войны, средств воздушно-космического нападения. Увеличивается пространственный размах вооруженной борьбы. Оружие будущего и возросшие боевые возможности ВС позволят наносить мощные удары на всю глубину расположения воюющих государств и прежде всего по экономическим и энергетическим системам, узлам и коммуникациям. Следовательно, срыв воздушно-космического нападения приобретает для обороняющейся стороны решающее значение. Поэтому задача его отражения должна решаться не только Войсками ПВО, а объединенными усилиями и активными ударами, действиями всех видов Вооруженных сил. В этом смысл объединения ВВС и Войск ПВО. Но и этого теперь уже недостаточно.

Объективно возникает необходимость не восстановления отдельного вида ВС – Войск ПВО – как это иногда предлагается, а создание единой системы ВКО, объединив в ее рамках все силы и средства ВВС, ПВО, ПРО и ПКО. Поскольку воздушно-космические средства противника будут производить пуски ракет за сотни и тысячи километров до подхода к цели, в первую очередь необходимо создавать авиационные и противовоздушные комплексы, способные перехватывать средства нападения противника на дальних подступах к нашим объектам.

Настало время по достоинству оценить решающее значение не только начального периода войны, но и – прежде всего – первого стратегического удара. Как показывает опыт войны в районе Персидского залива и в Югославии, противостоять первому массированному удару, ориентируясь только на ответные действия, невозможно.

При хорошо поставленной разведке, установив приготовления противника к нападению, можно заранее привести в боевую готовность ударные средства и буквально с первых минут военных действий нанести ответно-встречные удары по его ракетным, авиационным и морским дальнобойным средствам. И при борьбе с терроризмом наиболее эффективными являются упреждающие действия.

При применении вооруженных сил для борьбы с террористами необходимо: с одной стороны – активные упреждающие действия и удары; с другой стороны – высочайшая бдительность всего личного состава, надежная охрана и оборона всех государственных, общественных и других объектов на территории страны и всех элементов оперативного построения войск, базирования флота, коммуникаций, аэродромов, пунктов управления, объектов тылового и технического обеспечения. Каждый элемент боевого порядка, штабы, тыловые и технические органы должны быть обучены охране, обороне и активной борьбе с террористами самостоятельно, ни на кого не надеясь.

В Военной доктрине должны содержаться требования к системе военного управления. Разрабатываемые в последнее время меры по совершенствованию оргструктуры Вооруженных сил и других силовых ведомств желательно включить в военную доктрину. Стратегическое планирование и оперативное управление военной силой государства должно осуществляться ВГК, министром обороны через Генеральный штаб с активным участием главкоматов видов ВС.

В условиях, когда стратегические задачи решаются совместными усилиями различных видов Вооруженных сил и планирование операции осуществляется не по видам ВС, а по совместно решаемым стратегическим задачам, Генштаб и главкоматы видов ВС должны представлять собой не различные инстанции, а выступать как единый орган стратегического управления Вооруженными силами под руководством Ставки ВГК. Создаваемые на важнейших направлениях стратегические командования нецелесообразно превращать в промежуточные звенья между ВГК и округами (фронтами), ибо это будет снижать оперативность управления войсками (силами). При всех обстоятельствах органы, призванные планировать операции и управлять войсками, должны иметь в своем подчинении органы тыла и технического обеспечения.

Планирование операций (с участием главкоматов), постановку задач объединениям на ТВД ВГК более рационально осуществлять через Генеральный штаб, возлагая на эти командования руководство всеми силами и средствами на ТВД, организацию выполнения оперативных задач, поставленных ВГК, контроль за их выполнением.

Представляется также контрпродуктивным снижение статуса главкоматов видов ВС, превращение их в «главные управления видов ВС». Можно и нужно уточнить их функции, особенно в части стратегического планирования и оперативного управления войсками (силами). Но при всех обстоятельствах оставить за ними задачи по развитию вооружений, боевой подготовки войск, подготовке кадров, организации службы войск и других административных вопросов. Без ведущей роли главкоматов видов ВС может снизиться общий уровень руководства Вооруженными силами.

В подразделе, посвященном направленности воинского обучения и воспитания личного состава, целесообразно закрепить незыблемое положение – готовить Вооруженные силы к тому, что может потребоваться на войне, в реальном деле. Для этого необходимо прежде всего создавать на всех занятиях и учениях обстановку, характерную для современных боевых условий, и проводить их в более требовательной обстановке. Обе эти стороны боевой подготовки в настоящее время имеют серьезные изъяны и не лишне еще раз обратить внимание на преодоление показушного характера боевой подготовки войск и органов управления.

Наконец, в этом разделе Военной доктрины целесообразно также обратить внимание на то, чтобы во всех проводимых преобразованиях Военной организации РФ желательно полнее задействовать человеческий фактор. Для этого прежде всего требуется всем государственным органам, ведущим партиям более настойчиво работать по преодолению негативных явлений в обществе по отношению к военной службе, идеям защиты Отечества.

Основой военного управления должно остаться единоначалие на правовой основе. Разумеется, в военной доктрине будет сказано и о гражданском контроле над военной организацией. Но желательно, чтобы и эта форма контроля была построена на правовой основе и проникнута заботой как о правах военнослужащих, так и пониманием предназначения, специфики военной организации, общей заинтересованностью в укреплении правопорядка и дисциплины в воинских частях.

В Военной доктрине целесообразно также определить основные направления совершенствования системы военного образования.

Во всей полноте должны быть обеспечены меры по социальной защищенности военнослужащих, членов их семей и гражданского персонала, повышен уровень их материального обеспечения.

ВОЕННО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ И ВОЕННО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ

В этом разделе предполагается изложить: задачи по созданию экономической основы надежной обороны страны; обеспечение экономической безопасности; приоритеты военно-технической политики; вопросы финансирования расходов на оборону и социального обеспечения военнослужащих. В этом же разделе может быть кратко изложена направленность военно-технического сотрудничества.

Желательно подчеркнуть, что основой обороны и технического оснащения Вооруженных сил является экономическая мощь страны. При этом следует избегать голословных деклараций. Например, в действующей доктрине одна из задач экономического обеспечения обороны сформулирована следующим образом: «Оптимизация расходов материальных ресурсов и денежных средств». Можно еще раз так записать, но работать этот лозунг не будет. Во всяком случае, он не поможет осуществить такую задачу, как оснащение армии и флота новым современным оружием, ни через 10, ни через 15 лет.

По оценкам РАН, в стоимости российского ВВП 82% составляет природная рента, 12% – амортизация промышленных предприятий, созданных еще в советское время, и только 6% – непосредственно производительный труд. Следовательно, 94% нашего дохода образуется за счет проедания прежнего наследия и природных ресурсов. Такая экономика не может обеспечить безопасность России.

Возможно, следует в ближайшие 10–12 лет выделять на оборону не менее 3,5% ВВП. Кстати, эта норма была уже зафиксирована в одном из предыдущих вариантов принятой военной доктрины. Конечно, в деле взаимоотношений с обществом – это крайне непопулярная мера. Но без этого невозможно перейти к новому поколению вооружений.

В доктрине нужно выдвинуть требование о более решительной концентрации научных сил, финансовых и материально-технических средств для осуществления прорыва в области элементной базы, перспективных технологий для создания средств связи, обнаружения, наведения, автоматизации, управления, РЭБ, информатизации. Нужна концентрация научных сил и материальных средств, осуществляемая с таким же решительным подходом, как это было сделано сразу после Великой Отечественной войны при создании ракетно-ядерного оружия.

Предлагается сохранить и прежнее определение, данное понятию «военная организация государства», а именно: ВС, другие органы и войска, привлекаемые для нужд обороны, и оборонно-промышленной комплекс страны.

Приоритеты международного военно-технического сотрудничества, как и некоторые другие разделы, могут остаться примерно такими, как они определены в действующей Военной доктрине. Может быть, было бы не лишним подчеркнуть лишь необходимость соответствия ВТС общей концепции международного сотрудничества и внешней политики России.

В заключительной части военной (оборонной) доктрины обычно указывается срок ее действия, порядок уточнения. Согласно Конституции РФ (пункт «3» ст.83), военная доктрина утверждается резидентом РФ и он не может эти полномочия передавать Федеральному Собранию, с тем чтобы превратить военную доктрину в законодательный документ.

Основы военной доктрины РФ, будучи выражением официальных взглядов и установок по оборонным вопросам, являются обязательными для всех государственных органов и военных кадров. На основе ее положений подготавливаются проекты правовых, законодательных актов, разрабатываются планы военного строительства, программа военной реформы, уставные и другие документы по оборонным вопросам в соответствующих государственных органах и оборонных ведомствах.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Другие новости

Читайте также


Полиция Фергюсона отбивается от "коктейлей Молотова"

Полиция Фергюсона отбивается от "коктейлей Молотова"

НГ-Online

Западные СМИ: Россия готовит новые санкции против Запада, США поможет Ираку

1
1850
Молдавия готова выйти из СНГ

Молдавия готова выйти из СНГ

Светлана Гамова

Кишинев предложит обсудить на саммите стран Содружества российское торговое эмбарго

1
6373
Россиянки не торопятся в декрет

Россиянки не торопятся в декрет

Ольга Соловьева

Доля бездетных женщин в стране увеличивается, несмотря на государственное стимулирование рождаемости

0
2447
На украинском фронте – без особых перемен

На украинском фронте – без особых перемен

Юрий Паниев

Переговоры в Берлине по урегулированию кризиса не принесли прорыва

0
2254