0
555
Газета Концепции Интернет-версия

16.03.2007

Невоенные угрозы в Военной доктрине

Андрей Калих

Об авторе: Андрей Калих - эксперт Центра развития демократии и прав человека.

Тэги: военная доктрина, минобороны, балуевский


Публикации «НВО» (см. № 3 и 4, 2007) наглядно свидетельствуют о том, чего, по мнению российских военачальников, не хватает в действующей редакции Военной доктрины (ВД) РФ. Анализ высказанных 22 января на конференции Академии военных наук стратегических мыслей показывает, что является предметом все большей озабоченности нашего Министерства обороны.

ВИХРИ ВРАЖДЕБНЫЕ ВЕЮТ НАМИ...

Прежде всего генералы решили определить степень серьезности современных вызовов России и пришли к неутешительным умозаключениям. Например, в выступлении начальника Генштаба ВС РФ Юрия Балуевского подчеркивается: «Переход России к взаимодействию с Западом на основе формирования общих или близких стратегических интересов не способствовал укреплению военной безопасности нашего государства┘ России следует исповедовать непреложную аксиому – войны и военные конфликты будут следовать непрерывно, ибо они порождены непрекращающимся соперничеством государств».

Генерал армии счел необходимым отметить, что одну из главных опасностей для РФ представляет «курс, который проводит сегодня администрация США, курс на сохранение мирового лидерства, расширение политического, экономического и военного присутствия в районах традиционного влияния России; реализация планов по дальнейшему расширению НАТО».

Впрочем, в последние месяцы и высшие государственные чины Соединенных Штатов не скупились на резкие заявления в подобном же духе. За океаном вновь причислили Москву к потенциальным противникам Вашингтона. Так что слова начальника российского Генштаба, которые еще два месяца назад показались бы паранойей холодной войны, сейчас согласуются с общим геополитическим трендом. Одни ястребы дают пищу другим┘

Однако на конференции Академии военных наук решили уделить внимание и... «невоенным угрозам». О чем идет речь? Обратимся вновь к выступлению генерала Балуевского. В нем говорится следующее: «На опыте распада СССР, Югославии, на примерах цветных революций в Грузии, Украине, Киргизии и других можно наглядно убедиться, что главные угрозы объективно существуют и реализуются не только военными средствами, а главным образом скрытыми и открытыми методами политико-дипломатического, экономического, информационного воздействия, различными подрывными действиями и вмешательством во внутренние дела других стран. В связи с этим интересы безопасности РФ требуют не только оценить, но и определить адекватные меры реагирования на эти угрозы».

НОВЫЕ ВНУТРЕННИЕ ВРАГИ?

Мысль ясна, и разночтений быть не должно. Можно переходить к выводам. Их, на взгляд автора этих строк, два.

Во-первых, российская общественность снова убедилось в том, что военно-политическая верхушка РФ от продвижения в определении внешних опасностей для страны перешла к возврату на «стартовую позицию». В Министерстве обороны России по-прежнему склонны рассматривать любые процессы в мире и на постсоветском пространстве, происходящие вне контроля Кремля, как заговор внешних врагов.

И второй вывод из обсуждения – внешний враг стал действовать изощреннее, стремится наносить удары изнутри, а потому невоенные угрозы национальной безопасности должны стоять на одном уровне с военными. Впервые предложено объединить и те, и другие в одно целое, в структуру же ВД Министерство обороны считает целесообразным внести новый – четвертый – раздел, которого нет в действующей редакции доктрины, «Задачи государственных органов и организация противодействия акциям, осуществляемым политико-дипломатическими, экономическими, информационными и другими невоенными способами и средствами».

Судя по всему, данный раздел Министерство обороны и видит в качестве главного изменения в ВД, ради которого все затевается.

Но что конкретно имеется в виду под «невоенными способами и средствами», скрыто во мраке. Судя по всему, туман этот не случаен. Неясность определения дает широкие просторы для трактовок. Например, под «враждебной информационной деятельностью», о которой также упоминал генерал Балуевский, можно понимать все что угодно. Вспомним хотя бы, кто, по версии официальной отечественной пропаганды, был главным проводником упомянутых выше цветных революций – неправительственные организации и независимые СМИ. В этой связи было бы интересно узнать о способах, которыми в Минобороны собираются воевать с «невоенными угрозами».

Заметим, что в России наряду с Военной доктриной имеется и другой документ подобного значения – Концепция национальной безопасности, утвержденная (как и ВД) президентом РФ. И в ней уже сформулированы не только военные, но и невоенные угрозы. В том числе и внутренние: опасность сепаратизма, проблемы экономики, экологическая ситуация, демографическая обстановка, преступность, коррупция и многое другое – все, что может угрожать безопасности страны. Концепция национальной безопасности, принятая в 2000 году, тоже устарела, и ее, как и Военную доктрину, надо обновлять в соответствии с требованиями времени. Во многих государствах это делается ежегодно.

Но надо ли нам в России подменять Концепцию национальной безопасности Военной доктриной?

Что можно сделать, дабы не допустить появление в главном военном документе государства неопределенных и туманных «невоенных угроз» и, как следствие, – предоставление прав на использование военных методов борьбы с ними? Прежде всего – помнить, что в обсуждении Военной доктрины могут и должны принимать участие все граждане страны. Это – воистину общенародный документ.

Второе – нельзя позволить «заболтать» работу над новой редакцией доктрины и провести ее «втихую». А это как раз дело независимой прессы, правозащитных организаций и независимых же экспертных центров – тех, кто более всего, согласно логике рассуждений генералитета, претендует на звание «средства враждебной информационной деятельности». Именно эти три группы пользуются особой любовью у генералов за то, что постоянно стремятся уличить их в подтасовке цифр и фактов и «нудят» о правах человека.

И третье – если общество не будет требовать гражданского контроля над Вооруженными силами, прозрачности военного бюджета, гласности при составлении основных концептуальных документов по безопасности страны, то список «врагов России» будет только расти. Оставляя общенародное дело обсуждения разработки военной доктрины на съедение ястребов, самые независимые от государства общественные институты рискуют оказаться в ряду источников или проводников «невоенных угроз» и стать зоной ответственности одного из самых неподконтрольных обществу ведомств.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Запад потерял еще один шанс понять Россию

Запад потерял еще один шанс понять Россию

Олег Одноколенко

VI Московская конференция по международной безопасности прошла без участия представителей НАТО

0
4397
Привязанность к старой технике

Привязанность к старой технике

Владимир Гундаров

Зачем Минобороны потребовались устаревшие типы вооружения 

2
2551
Израиль и Россия согласовали свои позиции в сирийском вопросе

Израиль и Россия согласовали свои позиции в сирийском вопросе

Александр Шарковский

0
2444
Российские военные заняли позиции на Северном полюсе

Российские военные заняли позиции на Северном полюсе

Александр Шарковский

Неделя в армии

0
1869

Другие новости

24smi.org
Рамблер/новости
Загрузка...