0
1218
Газета Концепции Интернет-версия

13.04.2007

Обостренное чувство плена

Виктор Малышев

Об авторе: Виктор Геннадьевич Малышев - военный эксперт.

Тэги: пленные, великобритания, иран, моряки


Недавняя история с захватом иранскими «стражами исламской революции» британских моряков и морских пехотинцев, их поведением в плену и последующим освобождением очень неоднозначно воспринята и в самом Соединенном Королевстве, и во всем мире. При этом многие клянут позором не оказавших сопротивление военнослужащих, хотя – и это особо удивляет, например, наших соотечественников – командующий ВМС Великобритании адмирал Джонатан Банд заявил: «Команда не нарушила никаких правил, согласившись на требование иранцев...»

МЕХАНИЗМ ВОЗДЕЙСТВИЯ

В связи с произошедшим надо обратить внимание на следующий момент. Среди различных обстоятельств, оказывающих наиболее существенное влияние на психическое состояние военнослужащих в боевых условиях, по мнению многих специалистов, небезосновательно выделяется как само пленение, так и реальная возможность пленения или взятия в заложники. Психологи утверждают, что данный фактор значительно увеличивает нагрузку на психику и уменьшает стрессоустойчивость военнослужащего.

Хронология двух последних мировых войн и последующих локальных вооруженных конфликтов подтверждает значимость фактора пленения в качестве важного элемента психологического воздействия на противника. Накопленный в этот период опыт позволил специалистам сделать вывод о том, что успешным оказывается такое воздействие, которое направлено на наиболее злободневные и значимые элементы обыденного сознания военнослужащего.

Причем сама ситуация пленения (нахождения в плену) в значительной степени соответствует данному правилу. Во-первых, к военнослужащему приходит осознание возможности реального применения к нему издевательств или пыток; во-вторых, полная неопределенность своего будущего; в-третьих, абсолютная зависимость от противника, и, наконец, возникающее чувство неполноценности или вины за «неумелое» поведение на поле боя, а также понимание возможного в связи с этим осуждения сослуживцев, избежавших подобной участи.

Исходя из этого, объектом психологического воздействия посредством пленения (или угрозы плена) в первую очередь становятся военнослужащие противника, которые в любом случае знают или «узнают» о судьбах (участи) своих сослуживцев, находящихся в плену. В зависимости от форм доведения подобной информации до военнослужащих достигается определенная степень сосредоточения усилий по деформированию их психологической стабильности или устойчивости. Данное обстоятельство, в свою очередь, может стать основой для дальнейшего наращивания психологического давления и внедрения в сознание военнослужащих изначально предусмотренных установок, вытекающих из конкретной обстановки на поле боя. Другим объектом подобного воздействия небезосновательно можно считать представителей командования, военно-политического руководства, а также различных государственных, общественно-политических организаций или структур. В данном случае пленники становятся объектом шантажа, политического давления, запугивания, предметом торга и т.д.

Методология психологического давления фактором плена, как правило, не подразумевает попыток изменения убеждений объекта воздействия, на что в условиях высокой динамики боевых действий может просто не хватить времени, а направлена на эмоциональный компонент его сознания как более подвижный и подверженный изменениям. Основывается она на известном в психологической науке принципе контраста, выступающем в качестве одного из фундаментальных психологических механизмов, лежащих в основе человеческого поведения. Его суть заключается в том, что человек в подавляющем большинстве случаев воспринимает окружающие его явления относительно других явлений или событий. Способность сравнивать, являясь продуктом высшей нервной деятельности, играет в человеческом сознании важнейшую роль, т.к. позволяет увидеть, почувствовать или вообразить разницу между предметами (явлениями), представленными один за другим.

Вот почему в материалах психологического воздействия после описания сложных условий, в которых оказался личный состав противника (недостаток боеприпасов, достаточного количества продовольствия, отсутствие связи, смерть командира, разгром соседних подразделений и т.д.), перечисляются те возможности, которые он получит, оказавшись в лагере для военнопленных, – хорошее питание, медицинскую помощь, почтовую связь с родными и т.п. Детальное, образное, максимально конкретное и правдоподобное описание, умелое фактологическое противопоставление включает работу принципа контраста, и обещанные возможности кажутся более желанными. Прекращение сопротивления при этом – основная цель психологического воздействия, в то время как пленение представляется в качестве наиболее простого и реального способа реализации желаемого, в конкретном случае – или остаться живым, или улучшить материальные условия своего существования.

Опыт войн и вооруженных конфликтов XX века подтверждает, что пропаганда плена выступает в качестве составной и одновременно заключительной фазы психологического воздействия с целью слома морального духа противника и побуждения его к прекращению вооруженного сопротивления. Наибольшую результативность такое воздействие приносит в случае, если были достигнуты положительные результаты на предшествующих этапах психологического противоборства, которые, как правило, осуществлялись по следующим направлениям: дискредитация военного и военно-политического руководства противника; разрушение образа врага, создание позитивного образа и отношения к своей стране и действиям своих войск; активизация стремления к уклонению от участия в боевых действиях, внушение страха и неуверенности перед будущим; демонстрация преимуществ собственного оружия, материально-технического обеспечения и т.д.

ОТ ТЕОРИИ – К ПРАКТИКЕ

Применение тех или иных форм психологического воздействия с использованием фактора пленения зависит от складывающейся информационно-психологической, оперативно-тактической обстановки в регионе, степени развития информационных коммуникаций, менталитета объектов воздействия, погодно-климатических условий и некоторых других обстоятельств.

Так, за время второй иракской кампании силами подразделений психологических операций (ПсО) США было распространено около 40 млн. листовок. Содержание значительной их части включало в себя некоторые «скрытые» механизмы побуждения к отказу от вооруженного сопротивления и в конечном итоге сдаче в плен. В частности, иракским военнослужащим настоятельно рекомендовалось не применять против войск коалиции ядерное, биологическое или химическое оружие, а также немедленно покидать позиции в случае начала боестолкновений. О результативности подобной кампании косвенно свидетельствуют скоротечность боевых действий, отсутствие организованного массового сопротивления иракской армии, а также факты сдачи в плен целых подразделений ВС Ирака.

В целях обеспечения информационно-психологического воздействия на аргентинцев в ходе Фолклендского конфликта 1982 года англичане умело использовали радио. Одним из основных направлений деятельности специально развернутой радиостанции «Голос Атлантики», осуществлявшей вещание на испанском языке, стали убеждение в бессмысленности сопротивления аргентинских войск, а также пропаганда правомерности капитуляции и сдачи в плен аргентинских военнослужащих. В передачах часто выступали пленные, которые рассказывали о корректном обращении с ними, что в значительной мере содействовало преодолению страха аргентинских солдат перед сдачей в плен. Этой же цели служила и широко разрекламированная в радиосообщениях акция британцев о репатриации более тысячи аргентинских военнослужащих в Уругвай еще до окончания боевых действий.

В период проведения операции США и их союзников «Буря в пустыне» американское телевидение периодически демонстрировало в США видеосюжеты о хорошем обращении с иракскими военнопленными. Телекомпания «Си-эн-эн» через систему спутников связи транслировала эти видеосюжеты по всему миру. Она использовала также материалы иракского телевидения о беседах с американскими военнопленными, имевшими следы побоев на лице, для нагнетания враждебных Ираку настроений у населения США и зарубежных государств.

Одной из отличительных особенностей использования телевидения во второй иракской кампании в 2003 году стало применение в видеоматериалах компьютерной графики. В частности, используя данную технологию в ходе подготовки и с началом активной фазы войны, одно из подразделений психологических операций (ПсО) США на территории Кувейта произвело съемку и последующий монтаж нескольких видеоматериалов для последующего распространения через информационные агентства. Среди них были и сюжеты о сдаче в плен иракских солдат, роль которых играли кувейтские подсобные рабочие, демонстрация «подбитой» иракской военной техники – экспонатов музея Института сухопутных войск Кувейта, а также некоторые другие пропагандистские фальшивки.

Новой формой психологического воздействия, успешно примененной американскими силами ПсО в Ираке, можно считать электронную почту. С января 2003 года широкомасштабной «е-mail атаке» подверглись офисы государственных учреждений, частных компаний, командный состав иракской армии, а также рядовые пользователи интернета. Рассылались сотни сообщений на арабском языке, имеющих целью, помимо прочего, оградить американских военнослужащих от возможного попадания в плен. В посланиях американцы просили иракцев накормить и вылечить их «потерявшихся» военнослужащих. В одном таком электронном письме, в частности, говорилось: «Если вы встретите потерявшегося солдата национальных сил или пилота, чей самолет был сбит, пожалуйста, дайте ему воды и пищи, сколько сможете, и окажите медицинскую помощь, если он в ней нуждается. Затем укажите ему путь к безопасному месту, и вы будете вознаграждены!"

В связи с быстрым развитием современных коммуникационных технологий специалисты служб ПсО небезосновательно прогнозируют, что очередными и перспективными формами психологического воздействия могут вполне быть мобильная связь, мобильный интернет, рассылка SMS, MMS и т.д.

«КУЛЬТ ВОЕННОПЛЕННОГО»

Различные психологические аспекты пленения как самого явления, так и его последствий, как правило, оказывают существенное влияние не только на формирование мировоззренческих основ поведения военнослужащих, но и на отношение общества или общественного мнения к различным аспектам армейской действительности и к армии в целом.

Например, в США тема пленных в настоящий момент выступает в качестве одного из культурных лейтмотивов, рассматривающего каждого оказавшегося в руках противника военнослужащего как сражающегося воина. Подобное отношение к военнопленным в США имеет свою предысторию.

Во время война в Корее 1950–1953 годов сдались в плен 7140 американских военнослужащих, что соотносительно с численностью войск США на Корейском полуострове непропорционально велико. Изучение причин такого явления выявило, что значительная часть американцев, подвергшись психологической обработке пропагандистских служб корейской армии, консультантами которых в основном выступали китайские специалисты, были склонны считать своего противника достаточно гуманным и рассматривали плен как способ сохранения собственной жизни. Однако впоследствии они убедились в том, что условия корейского плена оказались чрезвычайно тяжелыми. Из 7140 человек погибли 2702, в основном – от голода, холода, болезней и под пытками. Кроме этого, все пленные подвергались усиленной психологической и идеологической обработке. Американский термин «промывание мозгов» появился именно в результате этой войны. В итоге, около 30 человек отказались вернуться в США.

Военно-политическое руководство Соединенных Штатов оперативно среагировало на факты массовой сдачи военнослужащих в плен в Корее, а также связанную с этим потерю уважения к армии в обществе. Был разработан и осуществлен ряд мер, нацеленных на исключение такого явления и вместе с тем инициирующих появление «культа военнопленного», призванного обеспечить моральную поддержку американским солдатам, а исходя из этого – безусловное одобрение национальным общественным мнением идеи американского доминирования в мире. Рядовые граждане, различные общественные организации и большинство национальных СМИ стремились и находили такой аспект войны, в рамках которого американские солдаты были бы представлены как герои, а не как преступники. Одновременно с этим, по инициативе президента США Дуайта Эйзенхауэра в 1955 году был принят «Кодекс поведения» американских солдат, действующий как в мирное, так и в военное время. Согласно этому кодексу, пленные американские военнослужащие могут называть врагу только свое имя, воинское звание, личный номер и дату рождения и не имеют права «делать заявления, нелояльные к США».

Принятие данного документа, а также продуманная интенсивная программа выработки моральной устойчивости военнослужащих на поле боя и верности присяге, показ всеми видами информации ужасов плена привели к тому, что уже в ходе Вьетнамской войны, согласно официальным данным, в плен сдались лишь 589 американцев. В абсолютных величинах это в 12 раз меньше, чем в Корее, хотя война продолжалась в три раза дольше, и через нее прошло более трех миллионов американских солдат.

В период проведения операции «Свобода Ираку» и в ходе продолжающейся до настоящего времени оккупации страны достоверно известно о судьбах около 20 военнослужащих США, находящихся в плену или пропавших без вести. Получила широкую известность в мировой прессе история пленения и последующего освобождения рядовой Джессики Линч, для спасения которой была организована и проведена целая операция спецназа. При этом многократно сообщалось, что Джессика, несмотря на свою принадлежность к одному из обеспечивающих подразделений (507-я ремонтно-техническая рота), «отстреливалась до последнего патрона», а в плену ее пытали. Мифологизированию «героического» поведения молодой женщины не помешало даже то обстоятельство, что до сих пор не выявлено ни одного свидетеля захвата ее неприятелем. Несмотря на это, рядовая Линч была встречена соотечественниками как национальная героиня, в ее честь устраивались парады, она подписала контракт на написание книги мемуаров и создание Голливудом телевизионного фильма о своей жизни.

НИКТО НЕ БУДЕТ ЗАБЫТ

8 ноября 1985 года в США была учреждена медаль «За достойную службу в плену», которой награждаются все военнослужащие и лица вольнонаемного состава армии, плененные во время выполнения боевого задания или при выполнении служебных обязанностей. Для награждения этой медалью способ освобождения из неволи не имеет значения, но если будет доказано, что, находясь в плену, военнослужащий сотрудничал с противником или нарушил «Кодекс поведения», то он может быть лишен этой награды.

Не без влияния событий второй военной кампании в Ираке президентом США весной 2003 года было объявлено о создании нового государственного праздника – Дня памяти американских военнопленных. Начиная с 2003 года 9 апреля в США становится национальным праздником. Ежегодно в этот день, согласно тексту подписанной президентской прокламации, «страна отдает дань уважения бывшим военнопленным», а на Белом доме вывешивается специальный флаг, созданный как символ признания заслуг этих военных. «Бывшие американские военнопленные являются национальными героями, и их служба в нашей стране не будет забыта», – заявил Джордж Буш-младший. Он призвал также федеральное правительство США, власти американских штатов и городов, а также частные организации проводить в этот день «соответствующие мероприятия».

О внимании, проявляемом американским военно-политическим руководством к проблемам, которые испытывают военнослужащие в связи с нахождением в плену или угрозой этого, свидетельствует также и то обстоятельство, что в составе Министерства обороны США действует Управление по делам военнопленных и пропавших без вести. Возглавляет его специальный помощник министра обороны в звании генерал-майора. Он отвечает непосредственно перед министром за поиск и спасение военнослужащих, попавших в плен, а в его аппарате постоянно заняты около 150 офицеров и гражданских лиц. Результаты работы управления, по мнению американской общественности и военного руководства, не только ощутимы, но и вполне материальны, что в итоге способствует утверждению в сознании военнослужащих уверенности, что они не будут забыты, если судьба военнопленного станет их долей.

Многие эксперты приходят к выводу о том, что различные психологические аспекты, связанные с пленением или угрозой попадания в плен, позволяют рассматривать данное явление в качестве мощного средства психологического давления на противника. Продолжительный исторический период отношение к пленным на поле боя вовсе никак не регламентировалось. Только к началу XX века появилось международное законодательство (в частности, Гаагская конвенция «О законах и обычаях войны» 1907 года, а также Женевские конвенции 1929 и 1949 годов «Об обращении с военнопленными»), в соответствии с которым военнопленные получили определенные права, а пленившая сторона – определенные обязанности. Вместе с тем, как продемонстрировали войны и военные конфликты последних десятилетий, эта правовая система, ставшая частью военной культуры, даже в Европе зачастую оказывалась недееспособной. В других регионах мира жестокость по отношению к военнопленным все еще остается реалией войны.

Исходя из этого, не приходится сомневаться в том, что «игра» на чувствах и эмоциях военнослужащих, подвергающихся боевому стрессу и, в частности, опасности пленения или самому пленению, будет оставаться одним из приоритетных направлений психологического противоборства в современных и будущих вооруженных конфликтах.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Ракетная стратегия и тактика в войнах и конфликтах XXI века

Ракетная стратегия и тактика в войнах и конфликтах XXI века

Анатолий Цыганок

Сравнительный анализ и наметившиеся тенденции

0
794
Берлин и Париж возражают против новых переговоров о брекзите

Берлин и Париж возражают против новых переговоров о брекзите

Олег Никифоров

Нерешенной проблемой в отношениях Лондона с Брюсселем остается граница с Ирландией

0
1011
Большой театр привел в восторг лондонскую публику

Большой театр привел в восторг лондонскую публику

Владимир Полканов

Гастроли балетной труппы под руководством Махара Вазиева собрали аншлаг

0
1732
Хуситы сделали шаг к государственности

Хуситы сделали шаг к государственности

Игорь Субботин

У мятежников появился свой посол в Иране

0
720

Другие новости

Загрузка...
24smi.org