0
1424
Газета Концепции Интернет-версия

19.10.2007 00:00:00

И дорого, и уязвимо

Ярослав Хетагуров

Об авторе: Ярослав Афанасьевич Хетагуров - доктор технических наук, профессор, лауреат Ленинской премии.

Тэги: ракеты, технологии, ядерное оружие, сяс


Столь, казалось бы, узкоспециальная проблема, как настоящее и будущее стратегических ядерных сил (СЯС) РФ, весьма волнует тем не менее российскую общественность. И это неудивительно: ведь именно состояние СЯС в значительной степени определяет отношение окружающего мира к нашей стране. Причем все прекрасно понимают, что содержание, развитие и совершенствование стратегической ядерной триады требуют больших затрат, исчисляемых сотнями миллиардов рублей.

ВАЖНЕЙШИЙ ПОКАЗАТЕЛЬ

В Советском Союзе, а потом в России рассматривались потребности наземного, морского и воздушного компонентов СЯС. Однако традиционно приоритеты в финансировании каждого из них определялись в зависимости от возможностей и административного веса в Министерстве обороны главкома того или иного вида Вооруженных сил. Подобное распределение бюджетных ассигнований в немалой степени способствовало дискуссии, развернувшейся в прессе в 2000–2002 годах о важности составляющих триады. Однако поднятые в СМИ вопросы остались без ответа.

Между тем за последние 15–20 лет существенно возросли возможности средств наблюдения и информационных технологий, в результате периоды получения данных от спутников о российских межконтинентальных ракетах и точности их расположения увеличились в несколько раз, а скорости обработки и передачи информации повысились в сотни раз. Эти показатели приводят к необходимости переоценки ряда базовых положений о роли компонентов триады в балансе стратегических ядерных сил страны.

Проведем анализ функций, характеризующих основные показатели всех трех составляющих СЯС, связанных с затратами на создание и эксплуатацию каждой из них.

В первую очередь рассмотрим проблему неуязвимости СЯС. Показателем неуязвимости стратегической системы является число или процент стратегических систем, оставшихся боеспособными после нанесения противником первого удара.

Неуязвимость стратегической системы «ракета – стартовая структура» (РСС) непосредственно связана с затратами на ее создание, производство и эксплуатацию. На основе неуязвимости стратегической системы РСС определяется необходимый состав стратегических сил – число ядерных боеголовок и ракет для определенного уровня безопасности, то есть напрямую устанавливается объем расходов, которые необходимы для обеспечения безопасности страны.

Чем выше неуязвимость стратегических систем РСС, тем меньше их требуется и, соответственно, меньше финансовые затраты.

Каждый вид стратегического оружия имеет свой показатель неуязвимости. Низким показателем неуязвимости обладают стационарные наземные шахтные системы «ракета – стартовая структура». Координаты расположения шахтных пусковых установок известны по данным разведывательных космических спутников, и поэтому они могут быть уничтожены противником. Повышение показателя неуязвимости – защита шахт от воздействия прямого попадания (пассивная защита) – существенно усложняет построение ШПУ. Возможна косвенная их защита посредством построения некоторого числа рабочих шахт, в одной из которых устанавливается ракета. Это повышает неуязвимость, так как требует большего количества ракет противника для уничтожения РСС. Однако эти методы повышения неуязвимости требуют значительных материальных затрат на создание шахт и эксплуатацию.

ОЧЕНЬ ДАЖЕ УЯЗВИМЫЕ

Для повышения показателя неуязвимости стратегических наземных систем «ракета – стартовая структура» используются подвижные мобильные системы РСС, координаты нахождения которых практически трудно предсказать. Этот метод выполнял свое назначение до середины 1980-х годов, когда данные от космических разведывательных спутников о расположении мобильной системы РСС (координатах) поступали через 40–100 минут. За это время с учетом продолжительности полета ракеты противника до цели – системы РСС (15–25 минут), последняя могла оказаться в любой точке круга с радиусом (в зависимости скорости перемещения мобильной системы от 40 до 60 км в час) в 75–125 км.

Однако к 2000 году в результате совершенствования космических разведывательных спутников период получения данных о целях сократился до 3–5 минут и при принятом времени достижения ракетой противника цели радиус круга уменьшился до 18–30 км. Причем еще в семидесятых годах прошлого века появились ракеты с разделяющимися боевыми блоками, диапазон наведения которых относительно основной траектории оценивался 25–35 км. Сравнивая полученные данные о радиусе круга нахождения системы РСС с возможностями наведения разделяющихся блоков на цели, убеждаешься, что ныне перемещение мобильного ракетного комплекса практически не выводит ее из зоны наведения и, следовательно, система РСС будет уничтожена ракетой противника.

Необходимо отметить, что время полета ракеты противника к цели при запуске ее с подводной лодки или европейской территории будет в 2–3 раза меньше. Это приведет к сокращению в среднем радиуса, определяющего неуязвимость системы РСС при скорости ее перемещения 40 км в час, до 5,4–9 км, а при скорости 60 км в час – до 9–15 км. Таким образом, мобильный комплекс не выходит из зоны наведения и будет уничтожен.

Отметим также, что мобильные системы РСС обладают меньшей неуязвимостью по сравнению с шахтными, поскольку требуют специальных трасс и сопровождения при перемещении для защиты от диверсий, наличия баз для хранения ракетных комплексов с инфраструктурой, обеспечивающей их эксплуатацию. Причем защищенность подобных баз существенно ниже, чем шахтных пусковых установок. Использование же методов маскировки при современных средствах наблюдения на космических спутниках, которые постоянно совершенствуются, вряд ли приведет к повышению неуязвимости при перемещении.

Вдобавок затраты на изготовление и эксплуатацию мобильных систем РСС при более низких показателях неуязвимости существенно выше по отношению к затратам на шахтные системы РСС, так как необходимо проводить корректировку данных для стрельбы. Вот почему США и европейские страны в 1980–1990-е годы отказались от мобильных стратегических ракетных комплексов.

А ВЫВОДЫ ТАКОВЫ...

Уровень неуязвимости морских стратегических систем РСС зависит от возможности определения местоположения атомного подводного ракетоносца. Причем при погружении субмарины на 100 и более метров установить ее координаты (местоположение) практически не удастся.

Неуязвимость подводных лодок со стратегическими системами РСС в отличие от наземных мобильных систем признана во всем мире. Характеристики межконтинентальных баллистических ракет дают возможность субмаринам поражать цели в любых районах земного шара из прибрежных вод, что также существенно снижает уязвимость самих ПЛАРБ. Затраты по учету перемещения подводной лодки, приведенные к одной системе РСС при 12 и более ракетах, получаются меньшими, чем у одной мобильной наземной РСС. Главное преимущество стратегических ракет на ПЛ – их неуязвимость и экономичность – давно поняли США и европейские государства. Неудивительно, что последние 15–20 лет они развивают и модернизируют стратегические системы РСС только на подводных лодках.

Однако сторонники наземной составляющей стратегической ядерной триады России считают, что главным доводом развития стратегических ракетных сил этих стран является их географическое положение – свободный выход в море и господство в океане. Еще приводятся соображения о возможности уничтожения большинства атомных подлодок с МБР на борту в базах. Последний довод трудно рассматривать всерьез, учитывая, что при осложнении международной обстановки субмарины, обладающие большой автономностью плавания (порядка 90–100 суток), выводятся в океан, где на глубине 100 и более метров ПЛАРБ фактически становится «невидимкой». Кроме того, базы атомных подлодок защищаются значительно лучше, чем, например, ангары, где стоят мобильные наземные системы РСС.

Неуязвимость авиационной компоненты СЯС, в свою очередь, также выше, чем наземных (шахтных и мобильных) систем РСС, но существенно ниже по сравнению с морской составляющей стратегической ядерной триады. Наибольший вклад в обеспечение неуязвимости авиационных систем РСС вносят войска ВВС–ПВО, защищающие базы Дальней авиации. В зонах отсутствия ПВО высокая скорость полета стратегического бомбардировщика повышает его неуязвимость и обеспечивает определенные преимущества в применении стратегических систем РСС с учетом длительности полета самолета. Проблемы, связанные с возможностью уничтожения машин ДА на аэродромах, решаются методами, характерными для баз ПЛ.

Выводы из всего сказанного можно сделать следующие:

первое место по неуязвимости занимают подводные лодки с РСС;

второе – авиационные системы с РСС;

третье – наземные шахтные системы;

четвертое – мобильные наземные РСС.

Для экономии государственных средств рационально развивать СЯС на подводных лодках. Наземные СЯС необходимо сокращать. Нужно полностью отказаться от мобильных СЯС ввиду их малой неуязвимости при относительно больших затратах на изготовление и эксплуатацию.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


«Ярсы» вышли на маршруты боевого патрулирования в Тейковском соединении РВСН

«Ярсы» вышли на маршруты боевого патрулирования в Тейковском соединении РВСН

0
427
Минобороны России получило от Службы внешней разведки карту Рихарда Зорге

Минобороны России получило от Службы внешней разведки карту Рихарда Зорге

0
456
Медведев призвал СМИ активнее доносить до граждан правдивую информацию

Медведев призвал СМИ активнее доносить до граждан правдивую информацию

  

0
292
Парады Победы 9 мая 2020 года пройдут в 29 российских городах - Шойгу

Парады Победы 9 мая 2020 года пройдут в 29 российских городах - Шойгу

0
275

Другие новости

Загрузка...
24smi.org