0
8214
Газета Концепции Интернет-версия

29.02.2008

Пентагон формирует авиационные экспедиционные армии

Вячеслав Володин

Об авторе: Вячеслав Володин - кандидат техническим наук, специалист по изучению военного потенциала зарубежных стран.

Тэги: рэптор, f22, f15


рэптор, f-22, f-15 «Рэптор» готов продемонстрировать свои боевые возможности не только в небе над США.
Фото предоставлено автором

На прошлой неделе российские информагентства распространили сообщение, прозвучавшее из уст генерального директора компании «Сухой» Михаила Погосяна: программа создания отечественных истребителей 5-го поколения выполнена примерно на 30%. По его словам, в ближайшие несколько лет опытный образец такого самолета будет создан.

Можно было бы порадоваться этому известию, но...

НАЧАЛО ОБЩЕГО РЕФОРМИРОВАНИЯ БОЕВОЙ АВИАЦИИ ВВС США

Дело в том, что еще в конце 2005 года на вооружение ВВС США был принят истребитель F-22 «Рэптор». Это событие ознаменовало собой появление в рамках боевой авиации первого самолета 5-го поколения. Оно завершило начавшийся еще в 1980-е годы процесс соревнования двух программ создания подобной машины – американской ATF и отечественной МФИ.

Однако в самих Соединенных Штатах это событие не стало подведением черты под более чем 20-летней историей ATF, в рамках которой рождался «Рэптор». Даже обозначение F-22А взамен ранее существовавшего F/A-22 указывало на то, что в создании «Рэптора» достигнут лишь первый рубеж. Принятие же на вооружение этого самолета означало лишь начало практической реализации общего реформирования военно-воздушных сил США, затрагивающего и структурное построение боевой авиации американских ВВС, и техническое наполнение этой структуры, и схему ее функционирования, включая тактику ведения боевых действий.

Разработка методического задела для этого реформирования началась еще до завершения создания F-22. Она была связана с развитием концепции авиационных экспедиционных армий (AEF – Аerospace Expeditionary Force). Десять формирований AEF должны составить, по замыслу командования ВВС США, ударную мощь американской боевой авиации, обозначив при этом реальное ее присутствие в тех точках Земного шара, где имеется угроза национальным интересам Соединенных Штатов. Предельно четко были обозначены и сами районы нашей планеты. Как видно из содержания одного из методических документов, определявших разработку в США истребителя 5-го поколения, это Большой Ближний Восток, простирающийся от Персидского залива до районов Закавказья, и обширный Азиатско-Тихоокеанский регион.

F-22 должны были играть в формированиях AEF роль особых элементов боевой системы, управляющих действиями исполнительных элементов, в роли которых должны выступать различные ударные самолеты. В разное время в качестве таковых рассматривались и истребители F-117, и бомбардировщики B-2, имеющиеся только в американских ВВС, и истребители F-35, которые в перспективе могут поступить на вооружение военно-воздушных сил многих стран – союзников Вашингтона.

Последнее обстоятельство означает, что в состав формирований AEF в качестве исполнительных элементов боевой системы могут входить, в частности, и самолеты ВВС «друзей» Соединенных Штатов. Главенствующая же роль в таких боевых системах будет оставаться за истребителями F-22, сохраняющими свою принадлежность ВВС США. Здесь вполне уместно заметить, что «Рэптор» так и не был допущен американским Конгрессом к экспортной продаже в другие государства, несмотря на большую заинтересованность в этом не только ряда союзников США, но и многих заокеанских фирм, вовлеченных в производство этой машины.

Конкретное содержание главенствующей роли, исполняемой «Рэптором» в рамках формирования AEF, будет, очевидно, зависеть от реализуемой концепции этой боевой системы. Первоначально предполагалось использование в качестве исполнительных элементов стратегических бомбардировщиков В-2, а в функции F-22 входило обеспечение ситуационной осведомленности всех самолетов боевой группы о возможных угрозах со стороны противника и обеспечение оперативной связи этой группы с командным пунктом, осуществляющим руководство действиями авиации.

Не случайно сами специалисты ВВС США истребитель F-22 именуют иногда мини-«АВАКСом». При этом подчеркивается, что благодаря своей мощной РЛС и малой информационной заметности, позволяющей F-22 находиться непосредственно в зоне боевых операций, «Рэптор» может иметь в этом статусе даже большую эффективность, чем обычный самолет РЛДН «АВАКС». Помимо информирования других участников группы об угрозах со стороны противника функцией F-22 должно являться и противодействие этим угрозам, т.е. борьба с истребителями и борьба с мобильными ЗРК. Решение последней из этих задач требует оснащения «Рэптора» не только высокоточной бомбой JDAM, что уже реализовано на сегодняшний день, но и высокоточной бомбой SDB. Малый калибр последней (всего 115 кг) позволяет иметь в отсеках вооружения до восьми единиц ударного оружия, пригодного для поражения ЗРК, не исключая при этом размещения в отсеках и четырех ракет «воздух–воздух».

По мере развертывания «Рэптора» на вооружении началась постепенная апробация методического задела по общему реформированию боевой авиации ВВС США. В центре внимания этой апробации оказался сначала сам «Рэптор», а затем и вся новая боевая система, именуемая формированием AEF. Начавшись с войсковых испытаний нового истребителя и разработки тактик его боевого применения, процесс дошел постепенно до подготовки летного состава истребителя F-22, а затем и до войсковых учений с привлечением боевых эскадрилий «Рэпторов». Первая из них (27-я эскадрилья в составе 1-го авиакрыла ВВС США) была развернута на авиабазе ВВС Лэнгли.

Понимание, что боевая эффективность истребителя нового поколения определяется не только новыми техническими возможностями самого самолета, но и соответствующим мастерством управляющего им летчика (включая владение новыми приемами и тактиками воздушного боя), нашло свое отражение в том распределении поступающих в эксплуатацию «Рэпторов», которое сложилось к завершению создания F-22. Если на войсковые испытания, проводившиеся на авиабазе Эдвардс (штат Калифорния), в 2004 году были направлены шесть этих истребителей 5-го поколения, то для разработки тактик боевого применения F-22, осуществлявшейся на авиабазе Неллис (штат Невада), выделили семь «Рэпторов», а для подготовки летного и технического состава боевых эскадрилий F-22 на авиабазе Тиндел (штат Флорида) планируется использовать 23 таких самолета.

ЭЛЕМЕНТ НОВОЙ БОЕВОЙ СИСТЕМЫ

В октябре 2005 года шесть F-22, входящих в состав 27-й эскадрильи первого боевого формирования «Рэпторов», приняли участие в боевых учениях Combat Hammer («Боевой курок») на авиабазе Хилл в штате Юта. Там были проведены первые тренировки в применении ударного оружия по наземным целям со сбросом из отсеков вооружения высокоточных бомб JDAM. В общей сложности самолеты сбросили 22 бомбы, и в результате подтвердились возможности использования «Рэптора» для поражения наземных целей, в числе которых могут быть и ЗРК. Это расширило круг боевых задач «Рэптора», который к этому времени уже включал ведение дальнего ракетного боя с использованием радиолокационной обзорно-прицельной системы и УР «воздух–воздух» средней дальности AIM-120 AMRAAM.

Одновременно с этим велась работа по верификации боевых возможностей «Рэптора» в части ближнего воздушного боя. Сюда входили не только пуски из боковых отсеков вооружения УР «воздух–воздух» малой дальности AIM-9 «Сайдуиндер». Особое место занимала оценка маневренных свойств «Рэптора» при ведении ближнего воздушного боя. К ним широкая авиационная аудитория проявляла определенный «нездоровый» интерес, подогреваемый заявлениями некоторых специалистов, что обеспечение «Рэптору» таких новых свойств, как минимальная информационная заметность, возможность сверхзвукового крейсерского полета и т.д., не могло быть достигнуто без ухудшения маневренности машины. Существование такой точки зрения ставило под вопрос способность «Рэптора» вести ближний воздушный бой с такими высокоманевренными истребителями 4-го поколения, как российские Су-27 и Су-30 и западноевропейские «Еврофайтер» и «Рафаль».

Ответ на этот вопрос в полной мере никогда не будет очевиден, поскольку в соответствии с представлениями, принятыми в американских ВВС, маневренные свойства самолета – секретная характеристика. Она совместно с возможностью УР «воздух–воздух» малой дальности захватывать цель уже после пуска составляет «формулу успеха истребителя в ближнем воздушном бою». Раскрывать эту «формулу» в США не принято. Тем не менее ведущиеся обсуждения вынудили руководителей американских ВВС, ответственных за развертывание F-22 на вооружении, дать – пусть даже с опозданием – ответ на интригующий всех вопрос.

Летом 2006 года на авиабазе Тиндел прошла демонстрация маневренных возможностей «Рэптора», организованная для узкого круга представителей заокеанской прессы. Спустя еще полгода некоторые сведения появились в печати. Для большей наглядности наблюдение за F-22 было организовано для одного из журналистов из кабины двухместного истребителя F-15D, выступавшего в качестве машины сопровождения. Причем «Рэптор» пилотировал не испытатель фирмы Локхид Мартин, а один из строевых летчиков 27-й эскадрильи, прибывший с авиабазы Лэнгли.

Из попавших в открытую печать впечатлений участников этого мероприятия известно, что возможности F-22 были продемонстрированы на примере дозвукового разгона и классических фигур сверхманевренного пилотажа. «Рэптор», взлетев с полной взлетной массой и достигнув высоты 4000 м, разгонялся со скорости около 460 км/ч до скорости 935 км/ч за 20 сек. После этого F-22 выполнил «мертвую петлю», так называемый «маневр Хербста», известный также как J-разворот, и легендарную «Кобру». Согласно комментариям, сделанным при этом подполковником У.Толливером, командиром 27-й эскадрильи, полностью укомплектованной истребителями F-22, «Кобра», конечно же, имеет сильный зрелищный эффект. Но не используется летчиками F-22 для ведения маневренного боя. Применение этой фигуры высшего пилотажа может быть эффективно в ходе низковысотного полета над пересеченной местностью, где может возникать необходимость резкого торможения самолета при возникновении препятствий по курсу движения.

Летные оценки применимости «Рэптора» в отдельных боевых задачах не были ограничены общей апробацией созданного самолета. Они составили лишь апробацию F-22 как истребителя нового поколения. Параллельно с этим «Рэптор» оценивался как элемент новой боевой системы AEF. В частности – во время участия F-22 в учениях «Рэд Флэг» в ноябре 2005 года.

Следует отметить, что использование периодически проводимых на авиабазе Неллис маневров «Рэд Флэг» в интересах создания F-22 и вообще всего комплекса задач, связанных с реформированием боевой авиации ВВС США, началось еще в 2003 году. Само включение «Рэд Флэг» в процесс создания F-22 является закономерным. Принятая сегодня в США технология разработки истребителя 5-го поколения, именуемая SBA (Simulation Based Acquisition), применяемая на всех ступенях создания боевого самолета, начиная с внешнего проектирования, включает в себя помимо чисто проектных исследований еще и целый комплекс операционных исследований, проводимых сначала с использованием чисто имитационного (в основном математического), а затем полунатурного и натурного моделирования. Они образуют так называемый процесс CONOPS (Concept of Operations), связанный с разработкой тактики боевого применения создаваемых истребителей. Практическое использование технологии SBA, судя по всему, началось именно в программе ATF. И к 2003 году имитационное моделирование всей боевой инфраструктуры, в которой предстоит функционировать «Рэптору», сменилось полунатурным и натурным моделированием.

Полунатурное моделирование в рамках учений «Рэд Флэг» относится прежде всего к моделированию вероятного противника. Принципиальная важность точного воспроизведения технических возможностей и тактик боевых действий, используемых возможным врагом, была понята американцами давно. Еще в середине 1970-х годов в составе ВВС США появилось несколько так называемых «агрессорских» эскадрилий, предназначенных для имитирования неприятеля в проводимых боевых учениях. По вполне понятным причинам они получили условное обозначение «красных». Для собственных боевых самолетов, принимающих участие в учениях, ВВС США приняли обозначение «синих». «Агрессорские» эскадрильи были укомплектованы в основном специально созданными истребителями F-16N.

В 1990-е годы «агрессорские» эскадрильи были фактически ликвидированы в связи с исчезновением видимого противника, а все оставшиеся самолеты-имитаторы и их экипажи были переведены на авиабазу Неллис. Именно здесь в 2003 году состоялось рождение «агрессорской» части – 64-й летно-испытательской эскадрильи ВВС США. Решение об этом было принято в связи с предстоящей апробацией F-22 не только как истребителя нового поколения, но и как элемента новой боевой системы AEF. Моделирование функционирования этой системы требовало достаточно точного моделирования и боевой системы противника.

Уже в начале 2003 года общее число самолетов F-16N в 64-й эскадрилье было доведено до 12. А в середине 2005 года, накануне упомянутых выше боевых учений «Рэд Флэг» с участием истребителей F-22, состав эскадрильи пополнили еще и восемью истребителями F-15 для более точного имитирования самолетов противника типа Су-27 и Су-30. К середине 2005 года общий налет 12 F-16N 64-й эскадрильи достиг 2500 часов в год, т.е. более 200 часов в год на одну машину. И это немалая величина, намного превосходящая показатели годового налета в ВВС тех стран, которые США готовы записать в число так называемых «агрессоров». В 2004 году самолеты-«агрессоры» только с целью поддержки программы апробации F-22 в части тактики его боевого применения выполнили около 300 вылетов с общей продолжительностью 700 часов.

ПОСЛЕДНЯЯ ПРОВЕРКА В ОБСТАНОВКЕ, БЛИЗКОЙ К БОЕВОЙ

Известно, что самым точным моделированием какого-то явления является само это явление. Поэтому апробация общей концепции авиационных экспедиционных армий потребовала проведения проверки «Рэптора» в обстановке, более приближенной к боевой, чем это могли обеспечить учения «Рэд Флэг». Такой проверкой стали общевойсковые учения «Норден Эйдж», прошедшие в мае–июне 2006 года на авиабазе Эммендорф (Аляска). Для этого были задействованы 12 истребителей F-22 из состава 27-й эскадрильи.

В ходе учений этими самолетами было проведено 26 сбросов управляемых бомб JDAM, имеющих программированное наведение с навигацией от спутниковой системы GPS. Все бомбы поразили заданные цели. Однако основной задачей, решавшейся «Рэптором» в боевых вылетах, являлась борьба с истребителями «красных», которые имитировались специально выделенными для этого самолетами F-15C, F/A-18C и F/A-18E. Одновременно в воздухе могло находиться до 40 машин «противника», которые по имитируемым характеристикам соответствовали самолетам МиГ-29, Су-30 и Су-24. «Красные» условно использовали в воздушном бою ракеты «воздух–воздух» Р-73 и РВВ-АЕ (Россия) и PL-12 (Китай). Помимо машин, находящихся в воздухе, «красные» располагали также наземными средствами ПВО, которые имитировались несколькими ЗРК российского производства.

За первые семь дней учений F-22 одержали в воздушных боях 144 условные победы. Из этого количества только три пришлись на ближний воздушный бой (дважды использовались управляемые ракеты класса AIM-9 «Сайдуиндер», один раз огонь велся из встроенной пушки). Во время этих учебных боев «Рэпторы» не прибегали к доступным им элементам сверхманевренности. Летчики F-22 отмечали, что наиболее выгодной для них была позиция, занимаемая на высоте около 20 тыс. м (что на 4500 м выше зоны, где обычно летают истребители четвертого поколения). Там они могли использовать преимущества сверхзвукового крейсерского режима полета, сканируя воздушное пространство и подстилающую местность с помощью бортовой РЛС и пассивных датчиков. Таким образом, достигался полный упреждающий контроль тактической обстановки в районе, где находились охраняемые воздушные объекты «синих» (самолеты ДРЛОУ, воздушные командные посты и самолеты-заправщики). Сверхзвуковая крейсерская скорость помогала F-22 своевременно реагировать на угрозы, возникавшие на границах охраняемого воздушного пространства. Снижение на меньшие высоты с разгоном допускалось лишь в экстренных случаях, например для уничтожения противника, пытающегося прорваться к цели на малой высоте или при израсходовании ракет А1М-120.

Одновременно в воздухе присутствовали восемь истребителей F-22, из которых четыре несли боевое дежурство или прикрывали вторую четверку, выполнявшую дозаправку топливом от самолетов-заправщиков, находившихся в 220 км от зоны активных действий. Благодаря сверхзвуковой крейсерской скорости смена четверок происходила достаточно быстро. За счет опять-таки высокой скорости «Рэпторы» успевали наносить удары в любой точке зоны учений. Продолжительность боевых вылетов F-22 составляла 2,5 часа, что при общей продолжительности полета без дозаправки порядка 1,3–1,5 ч означало обязательное проведение истребителями дозаправки в воздухе в ходе выполнения боевых заданий.

ПРОВЕРКА КОНЦЕПЦИИ

Учения «Норден Эйдж» действительно можно считать последней комплексной проверкой готовности F-22 к выполнению возложенных на него задач в условиях общего реформирования боевой авиации ВВС США. И подтверждение того, что эти задачи связаны с созданием новых боевых систем, не заставило себя долго ждать. В середине февраля 2007 года на американской авиабазе Кадена, расположенной на острове Окинава, приземлились первые «Рэпторы» из состава 27-й авиаэскадрильи 1-го авиакрыла ВВС США, расквартированного на базе Лэнгли в штате Вирджиния. Переброска «Рэпторов» на авиабазу, находящуюся на территории Японии, являлась в данном случае отнюдь не «визитом дружбы». Это было не что иное, как начало функционирования, пусть еще и в пробном формате, первой экспедиционной воздушной армии ВВС США. Суть «пробного формата» состояла не только в ограничении числа перебрасываемых истребителей половинным составом авиационной эскадрильи, сопровождаемой 260 военнослужащими. К числу «проб» относится проверка самой концепции авиационной экспедиционной армии в части аэромобильности системы AEF.

В процессе перебазирования группа истребителей F-22 организованно прошла маршрут протяженностью 6600 км, затратив на это около 12 летных часов. Однако известно, что переброска «Рэпторов» состоялась с некоторой задержкой. Согласно общей концепции системы AEF передислокация авиационной экспедиционной армии с территории США в любую точку мира и ее развертывание в боевое состояние должны занимать не более двух суток.

Поднявшиеся же 10 февраля 2007 года с авиабазы Хикем на Гавайских островах «Рэпторы» достигли авиабазы Кадена в Японии только 18 февраля. Задержка в восемь дней была вызвана сбоем в полете программного обеспечения навигационной системы нескольких истребителей, в связи с чем вся группа уже находящихся над Тихим океаном истребителей F-22 была вынуждена вернуться на Хикем. Это, кстати, стало наглядным примером того, что отсутствие требуемого уровня надежности программного обеспечения одной из бортовых систем самолета может существенно снизить боеготовность не только истребителя 5-го поколения, но и всей боевой системы, в структуру которой он входит.

К числу проведенных «проб» относится и отработка так называемого вахтового метода, по которому должно проходить функционирование боевой системы AEF. Суть этого метода в том виде, как он был сформулирован в исходной концепции системы AEF, состоит в том, что в каждый момент времени два формирования AEF, прошедшие предварительную подготовку к участию в войне, будут находиться в состоянии полной готовности к немедленному развертыванию боевых действий. Остальные авиационные воздушные армии будут находиться в состоянии подготовки, включая отдых, тренировку и пополнение материально-технических запасов. При этом общий цикл функционирования должен составлять 15 месяцев, а отдельный шаг цикла – три месяца. И судя по данным, относящимся к первому развертыванию подразделений AEF за рубежом, 15-месячный цикл функционирования такой боевой системы подвергся пересмотру. Это привело, судя по всему, к принятию 20-месячного цикла с четырехмесячной продолжительностью каждого его шага.

Трудно сказать, чем занимались и какие приемы отрабатывали летчики 27-й эскадрильи в течение первой боевой фазы общего цикла функционирования системы AEF. Известно, что за четыре месяца общий налет «Рэпторов» на авиабазе Кадена составил 1400 часов, а это соответствует уровню годового налета 350 часов в расчете на один самолет. В период наиболее интенсивных полетов технические службы обеспечивали проведение 28 самолето-вылетов в день. При этом к вылету готовилось сразу 10 «Рэпторов», два из которых играли роль запасных машин. Всего за время пребывания 27-й авиаэскадрильи на Окинаве было совершено 718 самолето-вылетов F-22.

Очевидно, что это были уже не просто демонстрационные полеты. А если это и была демонстрация, то отнюдь не летных характеристик новейшего истребителя перед журналистами, а возможностей новой боевой системы AEF перед странами АТР. И пока F-22 базировались непосредственно на авиабазе Кадена, свидетелями этой демонстрации, судя по зоне боевого действия «Рэпторов», могли быть в основном ВВС Китая.

Но, судя по имеющимся данным, в ходе боевых учений «Рэпторов» предполагалось перебазирование F-22 на авиабазу Мисева на севере острова Хонсю, а также и на некоторые базы ВВС США в Южной Корее. А отсюда боевые возможности авиационной экспедиционной армии могли стать заметны уже не только китайцам.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


КНДР придумала необычный способ проникнуть в Южную Корею

КНДР придумала необычный способ проникнуть в Южную Корею

НГ-Online

Ким Чен Ын пообещал "укротить США огнем"

0
3255

Другие новости

Загрузка...
24smi.org