0
1525
Газета Концепции Интернет-версия

22.08.2008 00:00:00

Почему коррупция разъедает ОПК

Олег Антонов

Об авторе: Олег Евгеньевич Антонов - доктор технических наук, директор фирмы.

Тэги: опк, коррупция


опк, коррупция Доныне актуальное пожелание.
Карикатура Бориса Резанова. 1956 год

Давно известно, что буквально во всех без исключения областях жизнедеятельности нашей страны нечистые на руку чиновники сплели прочные и разветвленные сети для вымогательства взяток, которые являются серьезным препятствием для развития малого и среднего бизнеса. Наконец-то это стало понятно и руководству Российской Федерации. Оно объявило о начале процесса отмены взяткоемких законодательных актов. Причем подобное решение давно и с нетерпением ждали в том числе и работники отечественного оборонно-промышленного комплекса.

ЛИЦЕНЗИЯ ДЛЯ ПОЛУЧЕНИЯ МЗДЫ

Почему-то принято считать, что отрасли ОПК, где полно государственных секретов, находятся под пристальным вниманием спецслужб и правоохранительных органов. А потому возможностей у чиновников для взяточничества и воровства практически нет. Однако это далеко не так: способов для нечестной наживы и в «оборонке» более чем достаточно. Начнем по порядку.

Чтобы создавать и выпускать военную технику предприятия должны получить несколько лицензий. Непосвященному человеку кажется, что в ОПК без этого нельзя. Но он ошибается. Предприятия, желающие получить госзаказ от Минобороны России, должны иметь три лицензии: от ФСБ для ведения секретных работ, от МО РФ на право получения госзаказа и от Федерального агентства по промышленности (Роспрома) на право разработки и производства ВВТ.

Никто не будет спорить: когда Минобороны хочет заказать секретную разработку, оно должно быть уверено в том, что на предприятии имеются условия для сохранения государственных тайн. Поэтому представители ФСБ должны провести соответствующее обследование предприятия и, если все в порядке, выдать ему разрешение на право проведения таких работ, то есть наделить его лицензией. А вот с двумя другими лицензиями – полный абсурд. Именно они дают прекрасные возможности чиновникам требовать немалую мзду.

Необходимость наделить Минобороны полномочиями на выдачу лицензий, которые позволяют предприятиям получать госзаказы, появилась в начале девяностых годов. Вспомним, что это было за время и как оно отразилось на российском ОПК. Его предприятия стремительно разваливались. Заказов от Минобороны, позволяющих содержать полнокровные коллективы, уже не было. Мизерного финансирования, выделявшегося из госбюджета, не хватало на выплату скромных зарплат работникам. Сами военные из заказывающих управлений МО месяцами не получали жалованья.

Толковые специалисты, ушедшие из гигантов ОПК, образовывали малые предприятия и кооперативы без людского «балласта», но не хотели менять поле деятельности, желали найти эффективное применение своим знаниям и навыкам. Они осаждали Минобороны, предлагая себя и выпрашивая заказы. Обнищавшие полковники из заказывающих управлений МО, распределявшие крохотные государственные ассигнования в условиях галопирующей инфляции, также должны были как-то выживать и кормить своих детей. Другого пути, кроме как отобрать себе часть распределяемых ими средств, то есть получить «откат» «черным налом», у них не было. Поэтому им требовались «прикормленные» фирмы, откуда они могли, не боясь наказания, получить казенные деньги.

А как отогнать остальных? Эффективная мера – ввести лицензии на право получения госзаказа. «Свои» фирмы получали эти документы без проблем. Остальным отказывали. Такое положение сохранилось и по сей день, несмотря на уже регулярную выплату военным относительно немалого денежного содержания, – кто же захочет отказываться от дополнительного приработка, тем более весьма крупного.

За чиновниками в погонах из Минобороны потянулись и гражданские служивые Роспрома. Сформировали юридическую зацепку – в Закон «О лицензировании» внесли пункт о том, что на разработку и производство военной техники требуется разрешение. Документы же на такую деятельность, естественно, должны выдавать сотрудники Роспрома. А те, кто осмелится создавать такую технику без лицензии, будут подпадать под статью 171 Уголовного кодекса РФ «Незаконное предпринимательство».

Юридически недостаточно грамотные предприниматели из малого и среднего бизнеса попались на эту зацепку и пошли за лицензиями в Роспром, имея при себе конверты с деньгами для чиновников. К сожалению, таких предпринимателей оказалось большинство. В тех же фирмах, где были грамотные юристы, быстро разобрались, что страшилка-то совсем не страшная.

Не существует законодательно установленного понятия «военная техника» в отличие от понятия «оружие», четко прописанного в Законе «Об оружии». Да и в принципе нельзя сформулировать такое определение. Чисто по бытовому восприятию ясно, что военная техника – это нечто железное, используемое в Вооруженных силах. А вот четкого и недвусмысленного термина нет.

Чиновники, кстати, вовсю используют еще одно «мутное» понятие. Речь идет о «двойных технологиях». Этот термин изобрели американцы для того, чтобы обезопасить экономические интересы своих фирм от конкурентов в других странах, а не для того, чтобы, к примеру, в Гондурас не утекла некая информация и там, не дай бог, построили бы авианосец. Наши же чиновники восприняли появление этого понятия как зацепку для утверждения своей значимости и для того, чтобы милостиво что-нибудь разрешать или запрещать.

И вот уже это определение кочует из одного указа президента в другой указ, ограничивая возможности малого и среднего бизнеса. В том числе – при экспорте, то есть при добывании денег для своего существования и для прогресса в России.

Иллюстрируют всю бредовость термина «двойные технологии» простейшие примеры. Возьмем обычные пуговицы. Если их изготавливает какое-либо отечественное предприятие, которое нашло покупателя своей продукции в лице какого-либо иностранного министерства обороны, то оно может легко их вывезти из рубеж и продать, указав в таможенной декларации «пуговицы». Если же вы укажете в таможенной декларации «пуговицы для солдатских кальсон», то вы уже пытаетесь вывезти товар двойного назначения. Вам надо идти в ведомства, контролирующие вывоз военной продукции, проходить экспертизы и получать пачку разрешительных документов.

Или, скажем, обычный молоток. Когда вы вывозите партию молотков как хозяйственный товар, то никаких проблем не возникает. Если же вы напишете в таможенной декларации «молоток для ремонтного набора танка», то на пути экспортной поставки возникнет практически непреодолимая преграда. Правда, непреодолимая, если пытаться решить проблему обычным путем. Но вполне преодолимая, когда вы принесете «барашка в бумажке» в различные ведомства, контролирующие вывоз военной продукции за рубеж.

Не так давно чиновники расширили «взяткоемкое поле», изобретя новый термин – «продукция военного назначения». И вот уже он начинает кочевать из указа в указ и из постановления в постановление. Если раньше пуговицы для солдатских кальсон трудно было отнести к военной технике, то после изобретения нового понятия они прямехонько в него укладываются.

Возвращаясь к лицензии на право разработки и производства военной техники, отметим, что не существует и законодательно утвержденного термина «разработка». Что это такое – идея, письменное предложение на нескольких страницах? Или что-то еще? Что является окончанием разработки? Какие у «разработки» юридически значимые признаки, как, например, у холодного оружия? Также нет и понятия «производство». Что может считаться окончанием «производства», когда наступает ответственность за незаконное предпринимательство по статье 171 УК? И таких вопросов – целый поток, в мутной воде которого ловят свою рыбку чиновники из Роспрома.

КОГДА И КАК ТАМОЖНЯ ДАЕТ «ДОБРО»

Теперь о другой стороне деятельности малого и среднего бизнеса в оборонной сфере – непосредственное зарабатывание денег для своего существования.

Хорошо известно, что крупные предприятия ОПК опустели. Остались на них только пожилые и престарелые. Способная молодежь сюда не идет. Средний возрастной слой, который непосредственно обучает смену, практически отсутствует. Люди из этого слоя ушли в девяностые годы в малый и средний бизнес, многие преуспевают в деятельности на благо народного хозяйства. Но в большинстве своем ностальгируют по молодым годам, когда была интереснейшая, творческая работа. Даже тяжелые и длительные командировки на полигоны вспоминаются с теплотой. Хотели бы вернуться, но не на развалившиеся предприятия, а только в область деятельности ОПК, то есть сохраняя прочный тыл в виде своего теперешнего бизнеса. Даже некоторое финансирование небольших работ готовы взять на себя. Одно мешает – целая система барьеров, воздвигнутая чиновниками, которые сами ничего не производят, но для придания себе большего веса руководят различными запретами. Однако по порядку.

Рецепт возрождения ОПК прекрасно известен. Зарплата даже у молодого специалиста должна быть не менее двух – двух с половиной тысяч евро. Таких денег у государства нет. Но если бы даже и были, то они все равно ничего бы не решили, поскольку эти финансовые средства были бы для предприятий «халявными». Естественно, возникает вопрос: как заработать такие деньги? Где они находятся? Отвечаю: деньги для малых и средних предприятий ОПК имеются за границей, но получить их мешает целая паутина запретов и ограничений, сплетенная чиновничеством при рождении законодательных актов.

Хорошо известно, что ОПК любой страны представляет собой пирамиду, на вершине которой находится небольшое количество всемирно известных компаний, формирующих законченный продукт (самолеты, танки, корабли и т.д.). Ниже находятся сотни и тысячи более мелких фирм, создающих отдельные части законченного продукта – его комплектующие. Среди них много представителей малого и среднего бизнеса.

Тот, кто посещает международные выставки вооружения и военной техники, видит, какое обилие зарубежных малых предприятий выставляет свою продукцию, настойчиво ее рекламируя. На авиасалонах можно обнаружить целые стенды с краниками, прокладочками, маленькими электронными блоками и т.д., предназначенными для установки на самолетах и других летательных аппаратах. Именно эти комплектующие формируют самолет как грозную боевую единицу. Без них любое воздушное судно представляет собой просто перемещающуюся по небу железку, не несущую никакой угрозы противнику. Сочетание сотен увязанных между собой продуктов разных фирм и есть грозное оружие.

Малые фирмы прекрасно знают потребности рынка летательных аппаратов, конкурируют между собой за право поставок своей продукции самолетостроительным гигантам и тем самым двигают прогресс. Данную задачу не способны решить никакие централизованные указания по созданию комплектующих, как это принято в России.

Возьму на себя смелость утверждать, что на российских предприятиях, даже самых маленьких, производящих аналогичные комплектующие, есть талантливейшие люди, которые даже в трудные девяностые годы что-то изобретали. Сравнивали эти изобретения с зарубежными аналогами, бегали по коридорам Минобороны в поисках денег для реализации своих идей, опережающих уровень иностранных разработок. Малый и средний бизнес РФ сейчас может найти деньги уже помимо родного военного ведомства и создать продукцию на уровне мировых стандартов. Казалось бы, иди и рекламируй свою продукцию, продавай ее зарубежным покупателям, зарабатывай деньги и плати молодым специалистам те самые 2–2,5 тыс. евро, а самым квалифицированным работникам – еще больше. Не тут-то было! На пути стоит целая стена бессмысленных и даже абсурдных запретов, рожденных чиновниками, которые сами ничего не могут создать.

По существующим порядкам любое предприятие, которое хочет продать свою продукцию за рубеж, должно идти для этого за спецразрешением. Во всяком случае, так думают почти все директора малых и средних предприятий. А ведь это противоречит российскому законодательству! Спецразрешение нужно для продажи вооружения и военной техники, принадлежащей государству, поскольку эти продукты ранее всегда делались на государственные деньги. А если техника сделана не на государственные деньги и полностью принадлежит предприятию или отдельным гражданам? Скажем, вы купили на свою зарплату кусок материи с маскировочной раскраской, после чего сами раскроили и сшили себе штаны армейского типа. Они получились значительно лучше, чем используемые в российских Вооруженных силах. Спрашивается: чьи штаны – ваши или Министерства обороны? Так и с военной техникой и ее комплектующими. Если они сделаны на деньги фирмы (из прибыли, на личные деньги, на взятый кредит в банке и т.д.), то они являются полной ее собственностью и в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации и другими законодательными актами собственник вправе поступать со своей собственностью по своему усмотрению. Может подарить кому хочет, может выбросить, может продать.

Однако на пути продажи предприятием своей собственности зарубежному покупателю нерушимой стеной встает наше полоумное таможенное законодательством. Все как-то привыкли к тому, что «таможня дает добро!» А, собственно говоря, почему она должна давать или не давать добро на распоряжение собственником своей собственностью? У таможни есть многотомный перечень товаров под своими кодами, и она смотрит, под какой код подпадает вывозимый товар. Напротив каждого кода во внутренней инструкции таможни стоит указание, какая организация должна дать разрешение на вывоз этого товара. Если товар хоть как-то причастен к военной области, то таможня сразу отправляет экспортера за разрешением в Министерство обороны. Никакие гарантийные письма предприятий о том, что вывозимый товар не принадлежит Министерству обороны, а принадлежит только предприятию, не действуют.

Можно, конечно, подать в суд на нарушение таможней российского законодательства, но это длительный процесс, а в контрактах на поставки есть жесткие сроки. Их нарушение ведет к штрафам или вообще разрыву контракта. И приходится малому и среднему бизнесу идти за разрешениями в ведомства, совершенно непричастные к вывозимому товару. Полный абсурд! А там, где царят абсурд и волюнтаризм, возникают условия для применения конвертов с соответствующим содержимым.

Отсюда следует важный вывод: только перевод деятельности таможни с разрешительного характера на уведомительный способен обеспечить требуемыми зарубежными деньгами малые и средние предприятия, что, в свою очередь, приведет к поднятию ОПК. Принес на таможню гарантийное письмо, что товар принадлежит тебе и только тебе, и он должен немедленно отправляться. Могут, конечно, возразить, что некоторые частные предприятия могут попытаться вывозить продукцию, созданную на деньги Министерства обороны и не принадлежащую бизнесменам. Конечно, могут, но это уже будет обычной кражей, подпадающей под действие статей Уголовного кодекса.

ЕСЛИ ПОСМОТРЕТЬ В КОРЕНЬ...

...Окажется, что многие трудности малого и среднего бизнеса в оборонно-промышленной сфере являются следствием двух причин. Первая причина досталась по наследству от совкового образа мыслей, когда вбивалось в головы, что окружающие нас империалисты только и хотят выведать наши секреты. Еще в конце 1960-х годов с помощью бесстрастной математики было доказано, что сама по себе информация, даже о самых сокровенных сторонах деятельности государства, ценности для иностранной разведки не представляет. Информация приобретает значение, если она помогает потребителю в недружественных нам странах получать дополнительные преимущества в своей работе против нас, то есть повышает ее эффективность. Анализ с этих позиций многих засекреченных сведений, с которыми автор был знаком, трудясь в течение нескольких десятилетий в закрытых учреждениях, показал, что в большинстве своем эти «тайны» вообще никому не нужны – они либо широко известны из открытых источников, либо легко могут быть «вычислены» специалистами недружественных стран. Особенно бессмысленным сохранение многих секретов стало в последние годы, когда наша страна начала вывозить новейшую военную технику на международные выставки и продавать ее. Поэтому старания таможни выглядят совершенно бесполезными.

Вторая причина – появление нескольких государственных органов, ни за что не отвечающих, поэтому потенциально находящихся под угрозой ликвидации и, следовательно, для своего сохранения пытающихся обозначить свою значимость. Нет ничего более эффектного, чем размахивание жупелом возможной утечки секретов из страны. Хорошо помню процесс образования Комиссии по военно-техническому сотрудничеству в начале 1990-х годов. Из Министерства обороны были уволены молодые толковые полковники и подполковники. Они метались по предприятиям ОПК, пытаясь хоть как-то устроиться. Приходили они и ко мне. Но наш институт сам катился по наклонной плоскости, денег не было. Потом они исчезли с горизонта, как-то затихли. Я позвонил одному из уволенных полковников и поинтересовался его судьбой. Дословный ответ был такой: «Нашли дурилку для президента – образовали Комиссию по военно-техническому сотрудничеству!» С тех пор эта комиссия претерпела несколько реорганизаций, но суть ее деятельности не изменилась. Решить какие-либо серьезные вопросы она не может, а вот путаться под ногами малого и среднего бизнеса с требованиями чего-либо запретить – любимое занятие ее сотрудников.

Вернемся к экспорту продукции. Допустим, что с помощью конвертов или других способов малое или среднее предприятие доставило свои изделия покупателю, получило за это деньги и роздало их своим работникам. На этом вымогательство чиновников не заканчивается. Вступает в действие Налоговая инспекция. Существует гениальное изобретение налоговых органов для получения взяток – возврат экспортеру налога на добавленную стоимость (НДС). Поясню на простом примере, что это такое.

Допустим, вы производите продукцию и покупаете для нее на стороне комплектующие. В их стоимость входит НДС, который продавец перечисляет государству. В результате, когда ваша продукция готова, то образуется некоторый суммарный НДС со всех комплектующих. Он входит в общую стоимость продукции, продаваемой вами за границу. Если общая стоимость устраивает зарубежного покупателя, то он ее оплачивает, не разбираясь, из чего она складывается. Вы получаете от покупателя деньги, рассчитываетесь по всем своим налогам, и, казалось бы, на этом все должно закончиться. Ан нет! Начинает душить жаба жадности!

По российскому законодательству вы можете дополнительно получить сумму НДС (уже оплаченную зарубежным покупателем) еще из бюджета России. Деньги, по сути, даровые! А у нас, как водится, где начинает пахнуть чем-то подобным, сразу же появляется криминал. Механизм получения этих денег заключается в том, что предприятие обращается с заявлением в свою налоговую инспекцию об их перечислении из бюджета России на счет фирмы. Дает разрешение на такое перечисление руководство налоговой инспекции. Даже при всех собранных справках оно может его дать, а может и не дать под совершенно надуманным предлогом. И тут начинается тайный торг между руководителем предприятия и руководителем налоговой инспекции: сколько получит бизнесмен, а сколько чиновник в виде отката черным налом.

Парадокс заключается еще и в том, что против фирм, которые не хотят получать халявные деньги и не подают заявление на возврат НДС, налоговая инспекция начинает гонение. Прямо по принципу: «Нарушаешь правила дорожного движения – попадаешь на тот свет, а не нарушаешь – залезаешь в карман ГИБДД!» Руководство налоговых инспекций не допускает залезания в свой карман!

КРЫЙНЕ НЕОБХОДИМЫЕ МЕРЫ

Подведем итоги. Что надо сделать в первую очередь, чтобы скинуть оковы с малого и среднего бизнеса, участвующего в поднятии ОПК? Думается, необходимо предпринять следующее.

1. Перевести таможню с разрешительного характера оформления экспортируемой продукции на уведомительный характер, если продукция является полной собственностью предприятия.

2. Отменить лицензирование на право получения заказа Минобороны и на право разрабатывать и производить военную технику.

3. Избавить законодательство от параноидального стремления сохранить некие секреты путем использования мутных и взяткоемких понятий «технология двойного применения», «военная техника», «продукция военного назначения».

4. Если уж не разогнать, то, по крайней мере, отогнать такие организации, как Федеральная служба по военно-техническому сотрудничеству, Федеральная служба по техническому и экспортному контролю и т.п., от деятельности малого и среднего бизнеса при экспорте продукции, являющейся собственностью предприятий.

Перечисленные меры не требуют финансовых вложений со стороны государства. Но есть еще мера, все-таки требующая государственных затрат, хотя и мизерных. Нужно помочь малым предприятиям выйти на мировой рынок через демонстрацию своей продукции на международных специализированных выставках. Помощь должна осуществляться в дотациях на аренду выставочных площадей и командировании специалистов.

И, наконец, последнее. Подъем малого и среднего бизнеса в ОПК за чужие деньги очень выгоден отечественному Министерству обороны. При создании конкурентоспособной продукции на экспорт в ней неизбежно будут использоваться лучшие в мире комплектующие, которые в России не производятся. По нашим законам в изделиях, которые используются российскими Вооруженными силами, не должно быть импортных элементов. Поэтому Министерству обороны РФ останется только заказать отечественным предприятиям копирование импортных элементов, как это было в советские времена. Затраты на такое копирование неизмеримо меньше, чем на полную разработку всего оборудования.

Не дожидаясь, когда элементы будут скопированы и начнется их производство в России, созданное малым и средним бизнесом оборудование можно брать на вооружение российских Вооруженных Сил. Затем уже в войсках при регламентном обслуживании этого оборудования менять узлы и блоки, в которых используются импортные элементы, на аналогичные узлы и блоки, но уже сделанные полностью на отечественных элементах.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Посольство РФ в Молдавии внимательно отслеживает динамику политического процесса в республике

Посольство РФ в Молдавии внимательно отслеживает динамику политического процесса в республике

0
350
Рост ВВП в третьем квартале 2019 года ускорился до 1,7% в годовом сравнении

Рост ВВП в третьем квартале 2019 года ускорился до 1,7% в годовом сравнении

0
436
Фигурант "московского дела" Мартинцов останется под стражей по решению Мосгорсуда

Фигурант "московского дела" Мартинцов останется под стражей по решению Мосгорсуда

0
421
Европа идет на обострение c Россией

Европа идет на обострение c Россией

Виктория Панфилова

Ашхабад и Брюссель разрабатывают "дорожную карту" энергетического сотрудничества

0
3602

Другие новости

Загрузка...
24smi.org