0
2197
Газета Концепции Интернет-версия

19.03.2010

Стратегия Россия–НАТО: учиться работать вместе и смотреть в будущее

В обозримом будущем нельзя ожидать прорыва в отношениях России с альянсом

Александр Бартош

Об авторе: Александр Александрович Бартош - директор Информационного центра по вопросам международной безопасности при Московском государственном лингвистическом университете (МГЛУ), кандидат военных наук, доцент, полковник в отставке.

Тэги: нато, отношения, россия, альянс


нато, отношения, россия, альянс НАТО пытается охватить своей деятельностью всю планету.
Фото Reuters

Идеи России о новой архитектуре европейской безопасности пока не находят должного отклика в евро-атлантическом мире. Генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен во время недавнего визита в Москву прямо заявил, что не видит необходимости в предложенном Россией договоре. Очевидно, что США и НАТО не заинтересованы в усилении роли Москвы в вопросах обеспечения безопасности не только в Евро-Атлантическом регионе, но и в границах СНГ и приграничных районах. Одновременно они наращивают мероприятия по реализации собственных интересов на пространстве СНГ и всеми средствами противодействуют российской активности в этой сфере. Таким образом, системное военно-политическое противостояние не только сохраняется, но и все более настойчиво заявляет о себе на постсоветском пространстве.

В широком смысле НАТО и дальше намерена развиваться как глобальная система американского доминирования с перенацеливанием главных усилий на кавказское, средневосточное, азиатско-тихоокеанское направления.

Все громче заявляет о себе и арктический вектор интересов альянса. Эти обстоятельства являются ключевыми при определении стратегической линии отношений России и НАТО.

ГЛОБАЛЬНЫЕ УСТРЕМЛЕНИЯ

Под выработкой стратегии применительно к отношениям РФ и НАТО можно понимать создание общего, не детализированного плана деятельности по обеспечению национальной безопасности нашей страны в контексте отношений с Организацией Североатлантического договора, рассчитанного на длительный период времени и определяющего способ достижения поставленной цели. Такая цель является главной на момент принятия стратегии и в дальнейшем подлежит корректировке в соответствии с меняющейся обстановкой. В конечном итоге план представляет собой своеобразную модель поведения, которой предлагается следовать для достижения долгосрочных целей.

Отправной точкой для выработки стратегии является «Стратегия национальной безопасности до 2020 года» от 12 мая 2009 года, где в качестве одной из ключевых долгосрочных целей внешней политики России декларируется построение открытой системы коллективной безопасности на четкой договорно-правовой основе. Имеется в виду прежде всего Евроатлантика, но универсальная идея открытости, конечно, может быть спроецирована и на евроазиатское пространство. Кроме того, важнейшие положения о вооруженной защите РФ отражены в основном документе стратегического планирования – Военной доктрине Российской Федерации, утвержденной Указом президента РФ от 5 февраля 2010 года.

В документах признается несостоятельность существующей глобальной и региональной архитектуры, ориентированной, особенно в Евро-Атлантическом регионе, только на НАТО. Более того, вызывают закономерные опасения попытки США и НАТО превратить этот закрытый блок в орган глобального военно-политического регулирования, поставив его в один ряд с ООН, где для альянса предусматривается роль главного действующего лица по всему спектру военно-политических вопросов. При этом Организация Североатлантического договора уже не раз демонстрировала способность добиваться своих целей, действуя в обход существующей международной нормативно-правовой базы и резолюций ООН. Сегодня в рамках подготовки новой стратегической концепции альянса речь идет о закреплении «пост фактум» роли НАТО в глобальном раскладе сил.

На конференции по безопасности в Мюнхене в феврале 2010 генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен говорил о трансформации альянса в организацию с глобальными функциями, выдвинув тезис о «территориальной обороне за пределами границ». Реализуя эту идею, в НАТО не только приступили к разработке плана по обороне стран Балтии, но и выражают желание создать подобные документы в отношении Азербайджана и Грузии, говорят о возможном присоединении к альянсу Японии, Южной Кореи и даже Австралии. Развивается сотрудничество между НАТО и Африканским союзом. Кстати, интересно было бы посмотреть реакцию Запада на подобную заявку о «территориальной обороне за пределами границ» со стороны России.

Кроме угрозы, исходящей от глобальных устремлений НАТО, к числу других серьезных угроз безопасности России могут быть отнесены стратегия Запада по обеспечению энергетической безопасности в ущерб экономическим и политическим интересам Российской Федерации, нарушение стратегического баланса сил, территориальные претензии к России и ее союзникам, вмешательства в их внутренние дела, нарушение отдельными государствами международных соглашений, неспособность ратифицировать и применять положения ранее подписанных международных соглашений относительно ограничения и сокращения вооружений, эскалация вооруженных конфликтов на территориях, сопредельных с Россией и ее союзниками.

МЕЖДУ ЗАПАДОМ И ВОСТОКОМ

Как представляется, в конечном итоге на место России в мире и ее безопасность наибольшее влияние оказывают следующие ключевые факторы: во-первых, нацеленность США на мировое лидерство и использование американцами в своих интересах совокупного потенциала НАТО. С этой целью по инициативе Вашингтона осуществляется тщательно спланированный комплекс мер, направленных на то, чтобы наделить силовой потенциал Организации Североатлантического договора глобальными функциями, реализуемыми в нарушение норм международного права, сохранить поступательный характер приближения военной инфраструктуры стран – членов НАТО к границам РФ, в том числе путем расширения блока. Во-вторых, направленность развития, политика Китая. Здесь сохраняются угрозы от «ползучего» проникновения граждан Поднебесной в дальневосточные районы России, возможно обострение противоречий из-за поставок энергоресурсов. И, наконец, международный терроризм, опасность которого многократно возрастает в случае попыток использования его для достижения своих целей господствующими в мире международными силами.

В этом контексте стратегия отношений России с альянсом должна быть нацелена на решение двуединой задачи: сохраняя диалог с США по стратегическим вопросам, сконцентрировать одновременно ресурсы для наращивания потенциала политико-дипломатического и военного противовеса НАТО для предотвращения возможных попыток вести диалог с Россией с позиции силы.

Стратегия должна учитывать и тот факт, что наметившееся движение России на Восток в перспективе может оказать влияние не только на уровень ее европейской идентичности. Страны НАТО и США тоже должны задуматься о последствиях переориентации России на Восток. Не секрет, что Китай, в свою очередь, крайне заинтересован в использовании потенциала России для противодействия растущему проникновению США в регион Средней Азии, где сосредоточены ресурсы, использование которых чрезвычайно важно для развития экономики Китая.

Таким образом, главными объектами геополитического противоборства становятся ключевые (стратегически важные) районы мира, стратегические коммуникации, глобальные ресурсы. Обладание этими объектами во многом будет определять геополитический статус цивилизаций и государств, динамику их развития, степень внешней и внутренней безопасности, уровень суверенности.

Поэтому, несмотря на упомянутую разницу в подходах, все же можно говорить о наличии объективных предпосылок для развития продуктивного диалога между Россией и евро-атлантическим миром вплоть до выхода на согласованные решения по новой архитектуре евро-атлантической безопасности.

Отметим, что при этом не менее важным является и выстраивание стабильных отношений с Китаем. В более широком понимании речь идет о выборе Россией рациональной стратегии взаимодействия с мировыми центрами силы (США, Европой, Китаем, возможно, некоторыми другими странами), с международными организациями, поиске союзников и партнеров, определении своего места в диалоге цивилизаций.

При этом Россия опирается на собственные стратегически значимые ресурсы, которые обусловлены уникальным геополитическим положением нашей страны как хранителя равновесия между Западом и Востоком – двумя центрами силы и мировыми цивилизациями, особенностями ее географического и культурно-исторического ландшафта, природными богатствами, статусом ядерной державы, все еще сохраняющимися высоким образовательным уровнем населения и научно-техническим потенциалом страны, традиционной вовлеченностью России в решение глобальных проблем мирового развития.

Важный фактор, определяющий стратегию и тактику российских действий, заключается в том, что для прямого достижения заявленной двуединой задачи стратегические ресурсы России, при всей их значимости, являются недостаточными. В этих условиях стратегия призвана обеспечить эффективное использование наличных ресурсов для достижения основной цели через решение промежуточных тактических задач по оси «ресурсы–цель».

В СЫРЬЕВОЙ ПЕТЛЕ

Очевидно, что сегодня экономически Россия не располагает ресурсом для поддержания бесспорного паритета с евро-атлантическим миром. Невысок пока инновационный потенциал страны. В этих условиях для наращивания инновационного потенциала потребуются существенные усилия по проведению фактически заново индустриализации страны в постиндустриальную эпоху, создания условий для восстановления российского производства.

Кроме того, существенным ресурсом в наши дни считается наличие так называемой «мягкой силы» – социальной, культурной, экономической привлекательности. К сожалению, такой ресурс у России сегодня относительно невелик, что вносит свои коррективы в реализацию стратегических задач. Этим ресурсом в достаточной мере обладают наши евро-атлантические партнеры. Однако Россия показала, что у нее (главным образом на пространстве СНГ) сохранился не менее значимый конкурентный ресурс – «жесткая сила» и готовность ее применять для защиты своих национальных интересов. Умелое сочетание этих двух ресурсов может вывести Россию и ее партнеров на новый уровень геополитического влияния в едином пространстве евро-атлантической безопасности, которое предлагает создать наша страна. Для России совместные действия по предлагаемым нашими евро-атлантическими партнерами направлениям (Афганистан, Иран, Ближний Восток и проч.) должны идти параллельно с уважительным отношением к интересам нашего государства на территории бывшего Советского Союза.

Снижение экономических (и военных) возможностей страны не допускает проволочек с выходом на взаимоприемлемые решения в диалоге с партнерами на Западе, и прежде всего с США. Однако решения должны быть взаимовыгодными и выстраиваться на четком равновесии сделанных уступок и полученных сторонами выгод. Евро-атлантический мир может предоставить свои технологии, свой социальный опыт, свои капиталы, Россия – свои энергию, ресурсы, влияние. Выход на такой баланс интересов не прост, поскольку наши партнеры как на Западе, так и на Востоке заинтересованы в закреплении сырьевой ориентации российской экономики.

В рамках настоящей статьи представляется интересным рассмотреть возможное позиционирование располагаемых ресурсов по осям «ресурсы–цели» стратегии России–НАТО.

Сегодня не вызывает сомнения правильность выстраиваемого Россией в отношениях с НАТО курса, для которого характерен прагматичный, неконфронтационный подход, не допускающий ни эйфории, ни слепого отторжения и основанный на поиске компромиссов. В самом деле, в начале 90-х годов у многих российских политиков сохранялись иллюзии в наличии реальной возможности добиться трансформации НАТО из военно-политического блока в некую гуманитарную организацию, в возможности убедить руководство альянса в нецелесообразности и опасности политики расширения. На основании такого подхода и выстраивалась в те годы стратегия России в отношениях с НАТО. Однако эти «розовые мечты» были развеяны агрессией НАТО против Югославии, принятием в альянс новых членов, поступательным продвижением военной инфраструктуры блока на Восток, планами развертывания систем ПРО у российских границ.

Именно поэтому с началом нового века в отношениях России с НАТО стали преобладать прагматичные подходы, основанные на трезвой оценке реальности. Ясно, что в обозримом будущем нельзя ожидать прорыва в отношениях России с альянсом, надеяться на сколь-либо существенные результаты от сотрудничества, которое еще долго будет иметь преимущественно декларативный характер. С учетом жесткого натовского постулата «Россия никогда не получит права вето на решения НАТО», – нет оснований рассчитывать на скорое достижение желаемых решений по многим жизненно важным для России вопросам. Более того, на фоне глобализации сферы интересов альянса Россию, как не члена НАТО, фактически стараются выдавить на окраину процесса принятия главнейших международных решений по вопросам международной безопасности. Стремясь закрепить эту возможность, натовцы демонстративно стараются не замечать предложений России по новой архитектуре европейской безопасности. Более того, в Брюсселе упрямо твердят, что эти предложения направлены именно против НАТО, а не на укрепление сотрудничества, в том числе и с самим альянсом.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Трамп и Помпео наносят новый удар по России

Трамп и Помпео наносят новый удар по России

Владимир Щербаков

Вашингтон целит в Москву, но бьет по Пекину

0
8864
Пхеньян взял ракетную паузу

Пхеньян взял ракетную паузу

Ирина Дронина

На военном параде впервые не было пугающих всех мощных ракет

0
599
Кто подталкивает Украину к войне

Кто подталкивает Украину к войне

Американское оружие потоком идет в Незалежную, чей военный бюджет на 2019 год превысит 5% ВВП

0
2292
Как  молочный  поросенок

Как молочный поросенок

Фалет

Сказ о чиновниках, которых нужно лелеять и тетешкать

0
1431

Другие новости

Загрузка...
24smi.org