0
5026
Газета Концепции Интернет-версия

17.09.2010

Если Сенат не ратифицирует СНВ

Виктор Есин

Об авторе: Есин Виктор Иванович - генерал-полковник в отставке, кандидат военных наук, профессор АВН.

Тэги: снв, россия, сша, договор


снв, россия, сша, договор Российские АПЛ готовы к выполнению задания.
Фото из книги "Российские ядерные силы".

После подписания 8 апреля нынешнего года в Праге Договора между РФ и США о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (СНВ) президенты России и Соединенных Штатов Дмитрий Медведев и Барак Обама в мае этого же года направили этот Пражский договор в Государственную Думу Федерального cобрания РФ и в Сенат Конгресса США на ратификацию. В ходе состоявшегося через месяц в Вашингтоне саммита российский и американский президенты в совместном заявлении о стратегической стабильности объявили, что они будут тесно координировать свои усилия, направленные на обеспечение его скорейшей ратификации и вступления в силу. При этом особо было подчеркнуто, что этот договор не только направлен на сокращение стратегических наступательных вооружений, но и создает основу для продолжения развития новых стратегических отношений России и США, базирующихся на взаимном доверии, открытости, предсказуемости и сотрудничестве.

Тем самым «перезагрузка» российско-американских отношений, которая сначала выглядела как просто лозунг, начала обретать реальные черты. Этого-то как раз и опасаются те политики в России и Соединенных Штатах, которые не приемлют сближения и сотрудничества наших стран. Отсюда отторжение Пражского договора в России со стороны Коммунистической партии и частично Либерально-Демократической партии и их приверженцев, а также определенных кругов внепарламентской оппозиции, преследующих свои корпоративные интересы.

Но еще более ожесточенное сопротивление ратификации Пражского договора оказывается со стороны Республиканской партии США, особенно ее неоконсервативного крыла.

Для того чтобы в складывающейся ситуации оценить шансы Пражского договора на вступление в силу, следует определиться с перспективами его ратификации российской Госдумой и американским Сенатом. Но прежде позволю себе вкратце напомнить читателям основные положения этого договора.

Пражский договор предусматривает существенное снижение допустимого уровня стратегических ядерных вооружений России и США по сравнению с предшествующим Договором СНВ-1 1991 года и Московским договором 2002 года (он еще известен как Договор СНП). Через 7 лет после вступления в силу Пражского договора общее число развернутых боезарядов в стратегических ядерных силах России и США будет ограничено до 1550 единиц у каждой из сторон. Это почти на 30% ниже предела в 2200 боезарядов, предусмотренного Московским договором. Количество развернутых межконтинентальных баллистических ракет (МБР), баллистических ракет подводных лодок (БРПЛ) и тяжелых бомбардировщиков (ТБ), оснащенных для ядерных вооружений, не будет превышать 700 единиц. Это более чем наполовину ниже уровня, установленного Договором СНВ-1. Отдельный лимит в 800 единиц предусмотрен для общего числа развернутых и неразвернутых пусковых установок МБР и БРПЛ и развернутых и неразвернутых ТБ, оснащенных для ядерных вооружений. При этом предусмотрено, что подсчет боезарядов на развернутых МБР и БРПЛ будет вестись исходя из фактического числа боеголовок, установленных на каждой из таких ракет, а не по правилам атрибуции, как это имело место в Договоре СНВ-1. Правда, в отношении ТБ стороны договорились использовать следующее правило атрибуции: «один развернутый бомбардировщик – один боезаряд». В противном случае число боезарядов на развернутых ТБ считалось бы равным нулю, поскольку ныне в повседневной деятельности на российские и американские ТБ ядерное вооружение не устанавливается.

ПЕРСПЕКТИВЫ РАТИФИКАЦИИ МОСКВОЙ ПРАЖСКОГО ДОГОВОРА

Конечно, Пражский договор не идеален. Он – итог компромиссов, взаимных уступок сторон, его подписавших. Главное для России, что этот договор не накладывает на нее обязательств, которые негативно бы отразились на ее возможностях осуществлять надежное ядерное сдерживание. России, как и США, предоставлено право самостоятельно, без тех ограничений, которые имели место в Договоре СНВ-1, определять состав и структуру своих стратегических ядерных сил. При этом она будет исходить из собственного видения достаточности этих сил для обеспечения национальной безопасности в условиях, когда гораздо более широкие возможности противостоящей стороны регламентированы договорными ограничениями. Это позволяет России высвободить немалые ресурсы, направив их на решение более востребованных сегодня оборонных задач, чем содержание избыточных арсеналов стратегических ядерных вооружений.

Вместе с тем в российском обществе отношение к Пражскому договору неоднозначное. Довольно значительное число россиян (до 25%) считают, что этот договор приведет к снижению потенциала сдерживания стратегических ядерных сил России, а поэтому он более выгоден США. Лишь треть из россиян полагают, что Пражский договор выгоден обеим сторонам в равной степени.

Такая оценка Пражского договора обусловлена двумя факторами.

Первый из них – отсутствие должного внимания со стороны российских властей к формированию взвешенного общественного мнения в отношении Пражского договора. Власти посчитали, что обществу вполне достаточно было тех позитивных оценок этого договора, которые прозвучали из уст первых лиц государства. Но ведь эти оценки были весьма общие и скупо аргументированные. Да и прошедшие в профильных комитетах Госдумы и Совета Федерации слушания по Пражскому договору не способствовали «просвещению» граждан страны, поскольку они были излишне закрытыми.

Второй фактор – спекулятивный «накат» на Пражский договор со стороны политических оппонентов нынешней российской власти. Особенно активные усилия по формированию у россиян негативного отношения к этому договору предпринимают представители Коммунистической партии России. Они систематически выступают с демагогическими инсинуациями в печатных средствах массовой информации, прежде всего в газете «Правда», запугивая россиян тем, что после выполнения Пражского договора Россия якобы окажется беззащитной.

Не вступая в бесплодную полемику с авторами подобных выступлений, поскольку все они априори, исходя из политических соображений, а не здравого смысла, заточены на обвинение нынешнего руководства России в якобы неоправданных уступках США, следует все же иметь в виду один очевидный и весьма существенный факт: на середину текущего года в стратегических ядерных силах России имелось чуть более 560 развернутых носителей.

О чем свидетельствует этот факт?

России, чтобы не опуститься ниже установленной Пражским договором планки в 700 единиц развернутых носителей, придется решить сложную двуединую задачу: выводя из боевого состава стратегических ядерных сил носители с истекающим эксплуатационным ресурсом (а число таких носителей составит несколько сотен), взамен вводить такое количество новых носителей, которое не только компенсировало бы потери, но и покрыло бы имеющуюся на сегодня дельту в 140 единиц от верхней планки в 700 единиц развернутых носителей.

Здесь уместно поставить другой вопрос: а надо ли России перенапрягаться, как в советские времена, и стремиться к достижению паритета с США по количеству стратегических носителей?

Мой ответ – России по этому показателю не следует гнаться за США. Ведь главное для нее – обладать таким потенциалом стратегических ядерных сил, который способен обеспечить полноценное ядерное сдерживание, а эта задача решаема и при дисбалансе по числу носителей. Представляется, что к концу срока выполнения Пражского договора России достаточно иметь порядка 500 развернутых носителей и 1550 боезарядов на них, чтобы обеспечить вполне сопоставимый баланс боевых возможностей своих стратегических ядерных сил со стратегическими наступательными силами США, в которых будет насчитываться не более 700 развернутых носителей с тем же, что и у России, количеством боезарядов на них. В конце концов, поражение целям наносят боезаряды, а не носители.

Да, бесспорно, в этом случае американцы будут обладать превосходством по так называемому возвратному потенциалу, у них будет больше потенциальных возможностей «дозагрузить» боеголовками свои развернутые стратегические носители. Но, как я уже отмечал ранее (см. НВО № 25 за 2010 г.), этого не следует так уж пугаться. Пока Россия и США будут являться участниками Пражского договора, ни одна из сторон не сможет воспользоваться возвратным потенциалом, который остается виртуальной величиной. Задействовать фактор возвратного потенциала можно, только выйдя из Пражского договора, а в этом случае возникнет совершенно иная ситуация в мире, и неизвестно, кто от этого окажется в выигрыше.

России следует более опасаться безудержного наращивания возможностей американской системы ПРО. Ныне планы администрации Обамы в отношении ПРО достаточно умеренные. Но далеко не факт, что эти планы в перспективе не подвергнутся существенным изменениям, особенно если к власти в США придет Республиканская партия. Вот почему подписание Пражского договора российская сторона сопроводила специальным заявлением относительно противоракетной обороны. В нем указано, что Пражский договор может действовать и быть жизнеспособным только в условиях, когда нет качественного и количественного наращивания возможностей систем ПРО США.

Перед уходом на летние каникулы оба профильных комитета Госдумы (по международным отношениям и вооруженным силам) проголосовали за то, чтобы рекомендовать Пражский договор к одобрению. И у сведущих людей нет сомнения в отношении того, что российский парламент ратифицирует Пражский договор. Фракция партии «Единая Россия», слепо поддерживающая российскую исполнительную власть во всем, обладает в Госдуме квалифицированным большинством, а Совет Федерации проштампует принятое Госдумой решение. И в данном случае это будет на пользу России, поскольку Пражский договор, как уже отмечалось, отвечает национальным интересам России. В то же время российскому парламенту ратификацию Пражского договора следовало бы сопроводить требованием к правительству представить, положим, через шесть месяцев подетальный план развития стратегических ядерных сил до 2020 года. Выполнение исполнительной властью этого требования законодательной власти положило бы конец инсинуациям о беззащитной России.

Однако ратификация Москвой Пражского договора случится не ранее, чем станет ясно, что и Вашингтон ратифицирует этот договор. А с этим пока большие проблемы.

ПЕРСПЕКТИВЫ РАТИФИКАЦИИ ВАШИНГТОНОМ ПРАЖСКОГО ДОГОВОРА

Межпартийное противостояние в США ныне достигло беспрецедентной остроты. Республиканцы практически по всем вопросам внешней и внутренней политики единым фронтом оппонируют администрации Барака Обамы. При этом во все большей степени объектом критики становится подход нынешнего американского президента к России.

Противники Обамы обвиняют Белый дом в неоправданных, по их мнению, уступках Москве по целому ряду вопросов. В первую очередь это касается противоракетной обороны, которая для Республиканской партии, как метко подмечено директором Института США и Канады Сергеем Роговым, давно стала «символом веры» в абсолютную неуязвимость Америки. Дошло до того, что оппозиция обвиняет Обаму в «предательстве» национальных интересов США из-за его отказа от развертывания в Польше и Чехии третьего позиционного района стратегической ПРО. По существу, критики действующего президента США ратуют за возврат к стратегии «сдерживания» России и призывают к жесткому давлению на Москву по всем вопросам.

Складывающаяся ситуация негативно отражается на перспективах ратификации Вашингтоном Пражского договора.

Для получения согласия Сената на ратификацию Пражского договора демократам необходимо заручиться поддержкой 67 сенаторов (две трети от их общего количества). Однако на сегодня они контролируют в Сенате только 57 мест. Для успешного прохождения договора через Сенат Белому дому не хватает голосов 10 сенаторов. Два из них могут дать независимые сенаторы Джозеф Либерман и Берни Сандерс. А вот остальные 8 голосов можно получить только в оппозиционном Обаме республиканском лагере. Задача для Белого дома архисложная.

И следует отметить, что администрация Обамы подошла во всеоружии к решению этой задачи.

Во-первых, ей удалось мобилизовать внушительную команду отставных государственных деятелей-республиканцев, которые выступили в поддержку Пражского договора в комитете Сената по иностранным делам.

Во-вторых, ответственное отношение команды Барака Обамы к слушаниям по Пражскому договору в сенатских комитетах по иностранным делам и по вооруженным силам позволило отбить многочисленные нападки на этот договор и снять обвинения с нынешней администрации США о якобы сделанных ею односторонних уступках России при заключении договора.

В-третьих, немаловажно, что грамотно организованная и убедительно проведенная Белым домом пропагандистская кампания в отношении Пражского договора позволила заручиться поддержкой этого договора большинством граждан США (по различным опросам, до 70%). Этот фактор американские сенаторы, политическая карьера которых во многом зависит от поддержки их деятельности рядовыми избирателями, не могут игнорировать, когда будут голосовать по Пражскому договору.

Однако пока комитет Сената по иностранным делам, который возглавляет сенатор-демократ Джон Керри, не принял решения рекомендовать Сенату ратифицировать Пражский договор. Ожидалось, что это событие произойдет до начала августовских каникул Сената, но голосование в комитете по Пражскому договору, по имеющейся информации, намечено на середину сентября с.г.

Вместе с тем проводимая Белым домом кампания в пользу ратификации Пражского договора, по-видимому, приносит ожидаемые результаты. 12 августа 2010 года государственный секретарь США Хиллари Клинтон сделала заявление о том, что этот договор будет поставлен на голосование в Сенате во второй половине сентября с.г. При этом она подчеркнула: «У нас есть свидетельство того, что договор имеет намного более широкую двухпартийную поддержку, чем публично означенная». А в начале сентября госпожа Клинтон выразила уверенность, что ратификация Пражского договора завершится в этом месяце.

Если эта уверенность Хиллари Клинтон не окажется блефом, то Пражскому договору будет предоставлена «зеленая улица» для вступления в силу. Хочется на это надеяться, но гарантий, что американский Сенат даст согласие на ратификацию Пражского договора, полагаю, никто сегодня не даст, поскольку в этом вопросе налицо превалирование внутриполитических амбиций, а не здравого смысла.

ВОЗМОЖНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ОТКАЗА ОТ РАТИФИКАЦИИ

Отношения между Москвой и Вашингтоном, несмотря на провозглашенную «перезагрузку», все еще остаются достаточно хрупкими, они легко подвержены влиянию дестабилизирующих факторов. Поэтому срыв ратификации столь значимого для обеих стран Пражского договора крайне негативно скажется на российско-американских отношениях, отбросит их далеко назад и сделает маловероятным продуктивное взаимодействие России и США не только в военной, но и в каких-либо других областях. Затраченные на протяжении полутора лет усилия российского и американского президентов и возглавляемых ими правительств на поприще налаживания взаимовыгодного сотрудничества окажутся напрасными. Открывшееся было с подписанием Пражского договора «окно возможностей» по сотрудничеству в очередной раз захлопнется.

Отказ американского Сената от ратификации Пражского договора нанесет серьезнейший урон имиджу Обамы, который и так на сегодня невысок (по данным августовского с.г. опроса в США, деятельность Барака Обамы на посту президента поддерживают менее половины респондентов). Неминуемо обострится внутриполитическая борьба в США по вопросам российско-американских отношений, что чревато изменением взятого нынешней американской администрацией курса на «перезагрузку» отношений с Россией.

Что касается имиджа российского президента Дмитрия Медведева, то срыв ратификации Пражского договора по вине американской стороны вряд ли его серьезно ухудшит. Но неприятный осадок все же останется, а уровень предсказуемости в отношениях с администрацией Обамы снизится. Это не может не повлиять негативно на установившиеся ныне доверительные отношения между президентами Медведевым и Обамой.

Все это способно существенно осложнить международную обстановку, поскольку мировое сообщество окажется перед фактом вновь возникшего кризиса режима контроля над ядерными вооружениями двух ядерных сверхдержав. Практически на нет будут сведены те дальнейшие шаги по ядерному разоружению, которые предусмотрены заключительным документом Обзорной конференции по ДНЯО, прошедшей в мае 2010 года в Нью-Йорке. Умрет и затеплившаяся с подписанием Пражского договора надежда на возможность проведения в будущем переговоров по сокращению ядерных вооружений в многостороннем формате.

Следует также указать, что может наступить и полный крах режима транспарентности в отношении вооружений и военной техники. Этому режиму ранее уже был нанесен серьезный ущерб, когда в 2002 году США вышли из Договора по ПРО и он утратил силу, а в 2007 году Россия приостановила действие ДОВСЕ (Договор об обычных вооруженных силах в Европе) из-за нежелания США и их европейских союзников по надуманным причинам ратифицировать адаптированный вариант этого договора. Теперь не станет транспарентности в отношении стратегических ядерных вооружений России и США.

Велика вероятность и того, что утратит свою значимость с таким трудом зафиксированное в Пражском договоре признание наличия взаимосвязи между стратегическими наступательными вооружениями и стратегическими оборонительными вооружениями и возрастающей важности этой взаимосвязи в процессе сокращения стратегических ядерных вооружений.

Вместе с тем, как представляется, срыв ратификации Пражского договора вряд ли повлечет за собой серьезную корректировку планов Москвы и Вашингтона в отношении их стратегических наступательных и стратегических оборонительных вооружений. Ведь отсутствие нового российско-американского договора по СНВ вовсе не означает увеличение угрозы ядерной войны между Россией и США. Тем более что до конца 2012 года будет продолжать действовать Московский договор. Правда, этот договор ныне утратил статус полноценного, поскольку в вопросах верификации и контроля он опирался на положения Договора СНВ-1, срок действия которого закончился 5 декабря 2009 года. Но сегодня Москва и Вашингтон могут до определенной степени позволить себе более «легкое» отношение к этой проблеме.

Хотя, безусловно, сохраняться долго такая ситуация не сможет. Отсутствие юридически обязывающих, поддающихся проверке договоренностей объективно снижает уровень предсказуемости стратегического баланса. И даже если обе стороны осуществят сокращение ядерных арсеналов в одностороннем порядке, недостаток взаимной информации и опасения, что другая сторона может внести в стратегический баланс какой-то новый, опасный для стабильности элемент, чреваты риском возникновения кризиса в их взаимоотношениях в будущем. Чтобы этого избежать, Москве и Вашингтону в случае срыва ратификации Пражского договора придется предпринять дополнительные усилия, чтобы либо реанимировать этот договор, либо заключить другой новый договор по СНВ, который будет способен обеспечить режим доверия и безопасность сторон.

И последнее. В ряде российских и зарубежных средств массовой информации утверждается, что в настоящее время между Москвой и Вашингтоном отсутствует обмен какой-либо информацией в отношении их стратегических ядерных сил, поскольку Договор СНВ-1 утратил силу, а Пражский договор в силу не вступил. Это не совсем так. Москва и Вашингтон через национальные центры по уменьшению ядерной опасности (НЦУЯО) продолжают обмениваться уведомлениями, которые предусмотрены двумя бессрочными соглашениями, заключенными еще в советские времена. Первое из них – Соглашение 1971 года о мерах по уменьшению опасности возникновения ядерной войны между СССР и США, второе – Соглашение 1988 года об уведомлениях о пусках межконтинентальных баллистических ракет и баллистических ракет подводных лодок. Да, конечно, предусмотренного этими соглашениями обмена информацией недостаточно для поддержания доверия сторон в отношении стратегических ядерных сил на приемлемом уровне. Но все же факт налицо – стороны, пусть и дозированно, поддерживают обмен такой информацией, которая направлена на исключение возможности неправильного (ошибочного) истолкования действий ядерных сил одной стороны другой.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


На западном направлении продолжается игра в "боевые шахматы"

На западном направлении продолжается игра в "боевые шахматы"

Олег Одноколенко

Сергей Шойгу провел выездную коллегию Минобороны в полевых условиях

0
1222
После разговора Путина и Эрдогана россияне смогут поехать в Турцию без ограничений

После разговора Путина и Эрдогана россияне смогут поехать в Турцию без ограничений

НГ-Online

От Анкары ожидают особого внимания к российским туристам

0
1836
Захарова ответила на заявления Вашингтона об участившихся случаях давления на американских дипломатов

Захарова ответила на заявления Вашингтона об участившихся случаях давления на американских дипломатов

0
450
Эрдоган поговорит  с Путиным с израильским акцентом

Эрдоган поговорит с Путиным с израильским акцентом

Евгений Медведев

Потепление между двумя странами, возможно, вызвано газовой проблемой

0
1948

Другие новости

24smi.org