0
1764
Газета Концепции Интернет-версия

19.11.2010

В преддверии саммита двадцати девяти

Ольга Колесниченко

Об авторе: Ольга Колесниченко - журналист.

Тэги: нато, концепция


нато, концепция Встречи официальных лиц в рамках НАТО давно уже приобрели почти "домашний" формат
Фото Reuters

Официальный представитель НАТО Джеймс Аппатурай на пресс-брифингах в Брюсселе и видеопресс-конференции в РИА Новости приоткрыл – насколько это возможно – завесу тайны вокруг новой Стратегической концепции НАТО, текст которой генеральный секретарь Андерс Фог Расмуссен строго засекретил до ноябрьского саммита в Лиссабоне.

Это будет предельно лаконичный и краткий документ, который должен быть понятен не только политикам и специалистам, но и простым жителям стран-союзников и стран – партнеров НАТО, налогоплательщикам, ради безопасности которых работает альянс, говорит Аппатурай. «Стратегическая концепция не будет отражать только изменения условий безопасности, произошедшие за последние 10 лет. Этот документ должен оставаться актуальным в течение следующих 10 лет, и это непростая задача. Будут отражены как краткосрочные вопросы, которые надо будет решать, так и долгосрочные политические перспективы и цели, в направлении которых альянс будет двигаться день за днем все предстоящие годы. Документ будет содержать базовые руководящие принципы. «Что я точно сегодня могу сказать с уверенностью по поводу новой Стратегической концепции НАТО, так это то, что как только документ будет одобрен и подписан на саммите, генеральный секретарь НАТО потребует выполнения этих руководящих принципов от союзников», – заметил официальный представитель НАТО.

НОВЫЙ КОНТУР ПАРТНЕРСТВА

Джеймс Аппатурай остановился на нескольких наиважнейших темах, включая партнерскую стратегию альянса. «Одним из центральных элементов новой Стратегической концепции должна стать политика открытых дверей для более широкого партнерства НАТО со странами всего мира. Партнерство – это улица с двусторонним движением. Необходимо акцентировать внимание, что никто не собирается никому навязывать партнерство. Альянс открыт для широкого партнерства, включая такие важные страны, как Индия и Китай. Однако эти страны должны проявить волю к развитию партнерства в любом структурном, уровневом формате, который бы их устраивал. НАТО не преследует цели навязывать себя. Но в то же время альянс открыт для диалога и партнерства с теми государствами, которые заинтересованы во взаимодействии с НАТО», – охарактеризовал партнерскую стратегию альянса Джеймс Аппатурай.

Такие страны, как Австралия, Новая Зеландия, Япония и Южная Корея сегодня входят в новый контур партнерства НАТО под названием «контактные страны». Джеймс Аппатурай особо остановился на этом формате взаимодействия: «Австралия, Новая Зеландия, Япония и Южная Корея не входят в официальную структуру НАТО, но эти страны участвуют в миссиях и операциях альянса, и их помощь очень помогает нам обеспечивать международную безопасность». Например, Австралия предоставила в ISAF почти 1,5 тыс. солдат, что сравнимо с контингентом стран – членов НАТО – Испании, Румынии и Турции.

«С четырьмя контактными странами мы имеем отличный опыт взаимодействия, эти страны разделяют с государствами НАТО общие ментальные ценности и хотят работать с альянсом вместе. Так же, как и альянс желает сотрудничать с ними, что в наших общих интересах. Это тот самый пример, когда интенсивное сотрудничество может приносить пользу всем сторонам», – сказал Джеймс Аппатурай, добавив, что пока речь не идет о какой-либо официальной структуре партнерства или его специальном статусе.

В рамках партнерской стратегии альянса есть уже устоявшийся формат, который доказал не только свое право на существование, но и весьма преуспел в последние годы. Это Средиземноморский диалог, объединяющий Алжир, Египет, Израиль, Иорданию, Мавританию, Марокко и Тунис. «Средиземноморский диалог очень важен для нас. Партнерство в рамках Средиземноморского диалога должно быть отражено в новой Стратегической концепции НАТО, я ожидаю этого. Сотрудничество между странами НАТО и семью странами Средиземноморского диалога полностью себя окупает, так как помогает нам укреплять доверие и взаимопонимание в регионе. Но мы делаем больше. Мы также осуществляем практическое взаимодействие, поддерживаем эти страны в аспекте борьбы с терроризмом, охраны границ, противодействия распространению ядерного ОМУ. Эти страны помогают миссии НАТО в Афганистане, в том числе бороться с наркотрафиком. По всем причинам это очень ценное партнерство для НАТО. Мы намерены углублять наше партнерство со странами Средиземноморского диалога и дальше, в этом нет сомнений. Это очень сложный регион, и НАТО не вовлечено в ближневосточное урегулирование. Но у нас подписано много соглашений в рамках Средиземноморского диалога, много политических консультаций», – охарактеризовал ближневосточный партнерский формат Джеймс Аппатурай.

Помимо Средиземноморского диалога НАТО успешно развивает партнерство со странами Стамбульской инициативы о сотрудничестве – Бахрейном, Катаром, Кувейтом и ОАЭ. Уже не первый год в НАТО практикуется проведение заседаний Североатлантического совета в формате NAC+7 и NAC+4 – со странами Средиземноморского диалога и Стамбульской инициативы о сотрудничестве соответственно. О самом успешном партнерском проекте НАТО знают все – это Совет евро-атлантического партнерства (СЕАП), который к настоящему времени аккумулирует усилия 22 стран, включая все страны бывшего СССР.

Несомненно, Совет Россия–НАТО – ведущий партнерский формат альянса. «Отношения России и НАТО очень улучшились, мы прошли большой путь в сравнении с тем, на каком уровне наши отношения были 1,5 года назад. Сегодня спектр политических дискуссий на площадке Совета Россия–НАТО достаточно масштабный, и наши партнеры имеют хороший настрой. Особенно важно для НАТО и, я думаю, для России тоже наше практическое взаимодействие в рамках миссии НАТО в Афганистане. Мы разделяем мнение многих российских политиков относительно того, что стабильность в Афганистане является основной проблемой безопасности как для России, так и для НАТО. Это обусловлено терроризмом, экстремизмом и наркотрафиком. И мы консолидируем наши усилия в борьбе с этими угрозами безопасности», – отмечает Джеймс Аппатурай.

БОРЬБА С НАРКОКОНВОЯМИ

В Нью-Йорке на неформальном заседании Совета Россия–НАТО на уровне министров иностранных дел генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен как председатель СРН еще раз напомнил о необходимости поддержать миссию НАТО в Афганистане российскими вертолетами, которые критически нужны для боевого прикрытия с воздуха сил ISAF, несущих ежедневные потери (особенно в приграничных районах). Все союзники НАТО разделяют финансовые затраты на операцию в Афганистане, субсидируя ежегодно миллиарды долларов или евро. Развернуто более 120 тыс. солдат. «Мы очень ценим любую поддержку от России, поставку вертолетов, обучение афганских антинаркотических полицейских, транзит грузов. Также мы поддерживаем аэронавигационный проект – Инициативу по сотрудничеству в воздушном пространстве», – подчеркнул Джеймс Аппатурай, добавив, что все союзники альянса удовлетворены результатами саммита СРН в Нью-Йорке.

На теме Афганистана, особенно борьбы с наркотрафиком, по просьбе российских журналистов официальный представитель НАТО остановился отдельно. «Все страны НАТО понимают, насколько страдает российское общество от наркотрафика из Афганистана. Это очень важный вопрос. Наркотрафик имеет очень трагическое воздействие на всю Европу, особенно в школах и на улицах. Это общая проблема и общая беда для всех семей. Появление наркотрафика очень четко взаимосвязано с повстанцами. Там, где повстанцы находят себе прибежище, они организуют, как мафия, наркобизнес. Они защищают свою торговлю наркотиками, финансируют наркопроизводство и используют прибыль для поддержки войны с афганским легальным правительством, афганской национальной армией и силами международной коалиции», – констатировал Джеймс Аппатурай.

Силы ISAF ведут борьбу с наркотрафиком в Афганистане: предоставляют разведданные афганской антинаркотической службе, готовят силы полиции, предоставляют транспорт, осуществляют неотложную помощь по спасению и медицинскую эвакуацию. Предпринимаются активные усилия по борьбе с наркоконвоями, наркобаронами, нарколабораториями – со всем, что связано с повстанцами, добавил Джеймс Аппатурай.

Официальный представитель НАТО напомнил, что продолжается тесное сотрудничество с Россией в подготовке полицейских сил по борьбе с наркотиками. Статистика показала, что 80% успеха в противодействии наркопроизводству и наркотрафику обусловлено обучением национальных сил антинаркотической полиции как в Афганистане, так и в Домодедове в Московской области в рамках усилий СРН.

«Мы делаем много в аспекте противодействия афганскому наркопроизводству. И самый эффективный путь – это борьба с повстанцами. В тех провинциях, где позиции повстанцев ослаблены, производство опиума снижается. Шесть лет назад свободными от маковых полей были всего 8–10 провинций. В этом году свободны от посевов опиумного мака 22 провинции Афганистана, и скоро их будет 24. Это существенный прогресс», – подчеркнул Джеймс Аппатурай.

Сегодня наиболее тяжелые бои идут в провинции Гельменд (Helmand), где позиции повстанцев все еще сильны. «Мы перехватываем конвои, транспортирующие наркотики. И мы платим высокую цену за эту борьбу – жизнями наших солдат, каждый день. Можем ли мы делать больше в борьбе с наркотиками? Да, конечно, мы можем делать больше. Союзники НАТО очень открыты в обсуждении с Россией усиления нашей совместной борьбы с наркотрафиком. В рамках СРН проводятся интенсивные дискуссии в подгруппе экспертов по афганскому вопросу. Афганистан включен в готовящийся Совместный обзор общих вызовов безопасности ХХI века. И я не удивлюсь, если в этом документе будут прописаны конкретные проекты по расширению нашего партнерства по Афганистану, что, конечно, будет включать кооперацию в борьбе с наркотиками. Мы можем больше делать в аспекте обучения антинаркотических сил афганской полиции, мы можем обсуждать расширение транспортного транзита, и конечно, поставку вертолетов», – предположил официальный представитель НАТО. В отношении транзитных маршрутов альянс придерживается тактики их максимальной диверсификации и достижения гибкости в осуществлении поставок грузов и топлива.

Не менее важны усилия по восстановлению провинций Афганистана, а не только борьба с наркотрафиком, бои с повстанцами и обучение местной армии. В НАТО особо отмечают роль Турции в восстановлении провинций, которая развернула две национальные команды по восстановлению (Provincial Reconstruction Teams). Также Турция активно помогает в сближении Афганистана и Пакистана, играя таким образом важную политическую роль регионального лидера.

Отношения с Пакистаном критически важны для успеха всей афганской миссии. Джеймс Аппатурай прокомментировал характер взаимодействия НАТО и Пакистана на нынешнем этапе: «НАТО и Пакистан разделяют общее мнение, что необходимо противодействовать процессу незаконного пересечения границы повстанцами из Пакистана в Афганистан. Также особо обе стороны заинтересованы в стабилизации режима безопасности, искоренении терроризма и экстремизма как в Афганистане, так и в Пакистане. Для этого есть достаточно удачный формат сотрудничества – Трехсторонняя комиссия представителей НАТО, Афганистана и Пакистана. Создаются пограничные координационные центры, два центра уже организовано с афганской стороны». Помимо этого налажено взаимодействие между развернутыми военными силами НАТО и Афганистана с одной стороны, и Пакистана – с другой.

СРН: ОТ ТЕОРИИ К ПРАКТИКЕ

Джеймс Аппатурай очень позитивно отозвался об отношениях альянса с Россией и о структурном взаимодействии в рамках Совета Россия–НАТО. Однако официальный представитель НАТО подчеркнул, что важно не воспринимать достигнутые успехи как само собой разумеющееся и нужно интенсифицировать практическое взаимодействие. СРН – это площадка для обсуждения, где 28 союзников НАТО и Россия сидят за столом переговоров каждый день, поднимая множество вопросов – от проблем безопасности до практического взаимодействия на местах. «Мы улучшили структуру СРН и его рабочую программу для осуществления кооперации между всеми 29 странами. И я думаю, что это в интересах Евросоюза и в интересах всего региона Евро-Атлантики. В СРН сегодня создана для работы достаточно комфортабельная и доверительная атмосфера», – сказал Джеймс Аппатурай.

Есть много сфер, где Россия и НАТО могут успешно взаимодействовать. Джеймс Аппатурай упомянул работу над Совместным обзором общих вызовов безопасности ХХI века (документ является основой будущего сотрудничества двух сторон) и ПРО. Решение по единой ПРО будет принято в Лиссабоне, параллельно России будет предложено участвовать в противоракетном проекте – соединить на практике российскую ПРО с натовской. «Это позволит огромному количеству людей в странах НАТО и в России, а также в расположенных территориально рядом странах, чувствовать себя защищенными от ракетных атак. Создание единой ПРО очень выгодно как с практической точки зрения – это увеличит суммарный потенциал мощностей ПРО, так и с политической точки зрения, так как это будет благоприятствовать сближению наших стран в общем проекте в сфере безопасности, основанном на наших возможностях и направленном против очевидных угроз», – обозначил позицию альянса Джеймс Аппатурай.

По данным, которые привел официальный представитель НАТО, нынешняя программа НАТО по ПРО, позволяющая защищать развернутые войска, обходится альянсу в 800 млн. евро. Затраты были распределены на 14 лет между всеми союзниками. Новая десятилетняя программа евроПРО, которая будет предложена в Лиссабоне, имеет бюджет всего в 200 млн. евро. Затраты также планируется делить между всеми участниками. Но принципиальное отличие евроПРО от предыдущей ПРО НАТО не в ее стоимости и вовлечении стран-партнеров, а в том, что конфигурация объединения систем ПРО – центров управления и различных комплексов – позволит полностью покрыть территории всех стран – участниц проекта, а не только места дислокации войск. То есть ПРО станет одной из основных постоянных и глобальных миссий НАТО.

Закономерным является вопрос относительно мощностей ПРО пространства СНГ. В частности, возможно вовлечение в евроПРО украинских РЛС в Севастополе и Мукачево. «Украина является единственным партнером НАТО, который участвует во всех миссиях и операциях альянса. И мы благодарим Украину за это и надеемся, что сотрудничество такого высокого уровня будет продолжаться. Я полагаю, что НАТО предложит участие в единой ПРО своим партнерам, этот проект не будет исключать европейских партнеров НАТО», – резюмировал Джеймс Аппатурай. Несмотря на то что президент Украины Виктор Янукович на недавней встрече в Нью-Йорке с генеральным секретарем НАТО Андерсом Фог Расмуссеном подтвердил внеблоковый курс национальной политики государства, решение альянса, принятое на Бухарестском саммите в 2008 году о возможном принятии Украины в члены, остается неизменным, но движение должно быть двусторонним. Сегодня Украина выполняет Годовую национальную программу НАТО, позволяющую проводить оборонные реформы, и поддерживает все партнерские инициативы альянса.

Двери НАТО остаются открытыми и для вступления Грузии согласно решению Бухарестского саммита. Но Грузия должна соответствовать необходимым стандартам для вступления в НАТО. «Грузия должна провести существенные реформы, в этом нет сомнений. Реформы займут годы, прежде чем Грузия достигнет необходимых результатов, чтобы войти в двери альянса, став его союзником. Сегодня мы полностью поддерживаем Грузию в ее стремлении стать членом альянса. Но впереди еще длинный путь для работы над этим. В особенности это зависит от возможности проводить реформы. Генеральный секретарь НАТО во время своего недавнего визита в Грузию рекомендовал президенту Михаилу Саакашвили проводить политические реформы», – констатировал Джеймс Аппатурай. В Тбилиси только что был открыт офис связи НАТО для осуществления поддержки в проведении реформ.


Солдаты НАТО чувствуют себя в Ираке не очень уверенно.
Фото Reuters.

НАТО, ООН и ЕС

Все союзники НАТО являются убежденными членами ООН, и все они строго выполняют обязательства по соблюдению принципов Устава ООН, напоминает Джеймс Аппатурай. В рядах НАТО есть три члена Совета Безопасности ООН (США, Великобритания и Франция). НАТО на практике широко сотрудничает с ООН: в Афганистане, в Косово, в сопровождении морских грузов Всемирной продовольственной программы для Сомали. «Мы предложили транспортную поддержку ООН для доставки гуманитарных грузов в Пакистан во время масштабного наводнения в этой стране», – отметил официальный представитель НАТО.

Два генеральных секретаря – НАТО и ООН – подписали рамочное соглашение между организациями в 2008 году, благодаря которому их взаимодействие будет усилено. «И это тот путь, который нам нужен, особенно учитывая уроки Афганистана. Мы поняли, что работать надо в более тесной кооперации с нашими гражданскими партнерами, и в первую очередь с ООН, а также с ЕС, Всемирным банком, различными НПО. В военно-гражданском сотрудничестве каждый занимает свое место, и мы можем работать более тесно с гражданскими организациями. Потому что главный урок, который мы вынесли из операции в Афганистане, – это то, что сегодня не может быть только военного способа решения проблемы. ООН играет в урегулировании конфликтов важную роль», – подчеркнул Джеймс Аппатурай. Сегодня альянс сфокусировал внимание на улучшении практического сотрудничества с ООН в зонах миссий и на углублении политических консультаций.

Но более актуальным для НАТО является углубление кооперации с Евросоюзом. «Генеральный секретарь НАТО подготовил специальные конкретные предложения по усилению сотрудничества НАТО и ЕС. В новой Стратегической концепции НАТО будет отражено укрепление и расширение сотрудничества и с Евросоюзом, и с ООН. Улучшение отношений НАТО и ЕС является одним из приоритетов генерального секретаря НАТО с момента начала его работы на посту главы альянса», – сказал официальный представитель НАТО. В мае этого года штаб-квартиру НАТО посещала высокий представитель по иностранным делам и политике безопасности Евросоюза Кэтрин Эштон. Этот визит стал отправной точкой двустороннего движения НАТО и ЕС в поисках усиления сотрудничества в рамках разработанных предложений генсека НАТО Андерса Фог Расмуссена. «Обе стороны должны работать параллельным курсом. Речь не идет о каких-либо уступках. НАТО и ЕС предстоит продвигаться вперед в рамках некой «дорожной карты», которая для обеих сторон будет выгодна», – отметил Джеймс Аппатурай.

Взаимодействие с ЕС, а также усиление помощи со стороны ЕС особо востребовано в операции по борьбе с пиратством. Ключевой момент – создание и подготовка местных сил Береговой охраны Сомали. Отчасти этим занимается НАТО, но больше в подготовку и оснащение сомалийской Береговой охраны инвестирует Евросоюз. «Данный аспект как раз относится именно к компетенции Евросоюза. И эта работа отражает общие усилия НАТО и ЕС, их взаимодействие плечом к плечу», – сказал официальный представитель НАТО. НАТО не имеет достаточного финансирования для расширения подобных миссий по тренировке и обучению местных сил. Однако, сделал упор Джеймс Аппатурай, сама по себе практика подготовки местных сил безопасности, включая Сомали, определена генеральным секретарем НАТО в качестве важной миссии альянса.

«Союзники НАТО должны быть способны быстро развертывать на местах отряды своих инструкторов для подготовки местных сил безопасности. Положительный результат этих усилий уже наблюдается в Сомали и Афганистане. Наиболее эффективное решение для достижения длительной стабильности заключается не в применении интернациональных внешних военных сил, а в обеспечении подготовки местных вооруженных сил и полицейских сил безопасности страны. И НАТО должно развивать свои возможности в этом направлении. Генеральный секретарь НАТО убежден, что более важным для поддержания региональной стабильности является не применение военной силы извне, а тренировка и подготовка местных сил безопасности», – заключил Джеймс Аппатурай.

ЭРА ЖЕСТКОЙ ЭКОНОМИИ

И еще один вопрос, на котором подробно остановился официальный представитель НАТО – внутренние реформы и трансформация НАТО. Этой теме было посвящено прошедшее в октябре совместное заседание министров иностранных дел и обороны стран НАТО. Реформы будут касаться командных структур с целью достижения гибкости, экономической эффективности, но без ослабления мощности альянса. Джеймс Аппатурай привел конкретные цифры: в 1995 году в командных структурах НАТО работало 27 тыс. военного персонала и функционировало 26 штабов. Сегодня штабов всего 11, и в них служат 13 тыс. 200 человек. На фоне этой динамики сокращения штабных офицеров альянс нарастил силы в операциях – всего развернуто 150 тыс. солдат. «Таким образом, мощность альянса возросла, а число штабов сокращено. И союзники выступают за продолжение подобных реформ, за достижение еще большей экономической эффективности, гибкости и боеспособности», – подчеркнул Джеймс Аппатурай.

Реформировать будут также агентства альянса, которых насчитывается 14. Агентства выполняют разные функции – от вертолетостроения до коммуникационной поддержки и координации развертывания войск. Джеймс Аппатурай отметил, что генеральный секретарь НАТО планирует сократить число агентств, комбинируя их функции и убирая дублирование для большей экономии средств альянса. Например, планируется объединить все вспомогательные службы поддержки в одно агентство.

Также актуальнейшей темой сегодня является сокращение оборонных бюджетов стран НАТО. «Объем оборонных долларов и евро сокращен. Но альянсу надо сохранить боеспособность. Для этого нужно определить приоритеты, что является самым важным. Приоритет останется за такими областями, например, как развитие технологий по противодействию самодельным взрывным устройствам, расширение сети воздушных грузовых перевозок, создание коммуникационной сферы в Афганистане и т.п.», – сказал Джеймс Аппатурай. В аспекте интенсификации работы в приоритетных направлениях недавно генеральный секретарь НАТО создал новое подразделение в структуре альянса – Управление новых вызовов безопасности (Emerging Security Challenges Division, ESCD).

Проблемы, связанные с сокращением оборонных бюджетов, весьма существенны для всех стран альянса. Недавно эту тему поднял экспертный берлинский портал Atlantic Community, служащий экспертной площадкой для специалистов по НАТО. Наступившая постиндустриальная эра жесткой экономии, даже «аскетизма», как это обозначил Atlantic Community, скоро приведет к тому, что международная консолидация усилий союзников и партнеров в обороне будет цениться все больше и больше. Масштабы урезания национальных оборонных бюджетов уже катастрофические – Великобритания сокращает оборонный бюджет на 8%, запланировано уволить 17 тыс. военного персонала и снять с вооружения соответствующее количество тяжелых боевых ВВТ.

Этот шаг британцев эксперты Atlantic Community называют отправной точкой новой волны оборонных сокращений в Евро-Атлантике, так как Великобритания традиционно всегда была ориентиром в составлении объемного оборонного бюджета, и всегда была превосходно готова к экспедиционным войсковым операциям. Итальянцы уже объявили о 10-процентном сокращении оборонного бюджета, которое поэтапно произойдет в течение нескольких последующих лет. Франция будет сокращать оборонный бюджет на 3,5 млрд. евро в период с 2011 по 2013 год. Германия обсуждает вопрос о возможности сокращения своего оборонного бюджета на 8 млрд. евро к 2014 году, немцы планируют уволить в запас 40 тыс. военнослужащих и приостановить призыв в армию. Грядут фундаментальные изменения облика армий Европы, заключает Atlantic Community. И наконец, Вашингтон поставил задачу сэкономить 100 млрд. долл. в расходах на оборону в течение ближайших 5 лет. Сегодня союзники в НАТО настолько зависимы друг от друга, что новые экономические условия потребуют титанических усилий, чтобы не поставить интероперабельность и боеспособность альянса под угрозу, пишет Atlantic Community.

Население Евро-Атлантики в настоящее время как никогда поддерживает альянс, что подтвердили опросы Немецкого фонда Маршалла (German Marshall Fund), опубликованные в сентябре этого года. В целом 60% населения Евро-Атлантики считают НАТО основным залогом своей безопасности. Помимо этого 62% европейцев и 77% американцев поддерживают удаленные экспедиционные операции НАТО во имя обеспечения режима мировой безопасности. «НАТО имеет хорошую поддержку от населения, и умеет осуществлять оборону своих государств, и мы намерены делать это лучше, развивая современные вооруженные силы», – подчеркнул Джеймс Аппатурай.

Несомненно, одним из направлений в создании современных вооруженных сил является такое новое понятие, как кибероборона. «Стратегическая концепция НАТО будет определенно упоминать кибероборону. Процесс подготовки Стратегической концепции НАТО-2010 еще не завершен, но я осведомлен, что эта угроза, эта проблема будет отражена в стратегическом документе. Кибератаки – угроза для всех нас. Кибероборона затрагивает фундаментальные интересы безопасности как наших союзников, так и наших важных партнеров. Первым шагом НАТО в этой сфере будет создание киберобороны внутри НАТО. А следующий шаг – вовлечение в сотрудничество по кибербезопасности наших партнеров», – подытожил официальный представитель НАТО.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Губернаторы опять станут паровозами партии власти

Губернаторы опять станут паровозами партии власти

Дарья Гармоненко

В "Единую Россию" возвращается административная вертикаль

0
492
США заставят НАТО надавить на Турцию

США заставят НАТО надавить на Турцию

Игорь Субботин

К санкциям против Анкары американцы подключат европейских союзников

0
533
Повесть о том, как губернатор Ульяновской области Сергей Морозов помогает чиновникам освоить новые профессии

Повесть о том, как губернатор Ульяновской области Сергей Морозов помогает чиновникам освоить новые профессии

Алкей

Гондольеры, кучеры, тореадоры

0
937
Повесть о том, почему и во имя чего иркутский губернатор Сергей Левченко повысил себе зарплату

Повесть о том, почему и во имя чего иркутский губернатор Сергей Левченко повысил себе зарплату

Алкей

Нам нет преград

0
939

Другие новости

Загрузка...
24smi.org