0
1801
Газета Концепции Интернет-версия

17.12.2010

Вашингтон выбирает для себя новую азиатскую стратегию

Ольга Колесниченко

Об авторе: Ольга Колесниченко - независимый журналист.

Тэги: сша, нато, афганистан


сша, нато, афганистан Армия США пытается решить проблему Афганистана – упорно и безуспешно.
Фото Reuters

На ноябрьском мегасаммите НАТО в Лиссабоне генеральный секретарь альянса Андерс Фог Расмуссен подписал вместе с президентом Афганистана Хамидом Карзаем соглашение по долгосрочному партнерству. Подразумевается, что к концу 2014 году силы НАТО, благодаря обучению представителями международной коалиции афганцев, смогут окончательно передать контроль за обстановкой безопасности созданным национальным афганским силам безопасности. И в лучшем случае в отдаленной перспективе Афганистан станет развивать свои партнерские программы с НАТО, как любая другая страна в рамках «Партнерства ради мира», Стамбульской инициативы о сотрудничестве или же СЕАП, например.

НЕДОВОЛЬСТВО НАСЕЛЕНИЯ ЕВРО-АТЛАНТИКИ РАСТЕТ

Ранее, в сентябре, Берлинский экспертный портал Atlantic Community опубликовал статью помощника генерального секретаря НАТО по общественной дипломатии д-ра Стефани Бабст. В статье были проанализированы вызвавшие большой резонанс в обществе данные Немецкого фонда Маршалла по опросам населения стран НАТО. Стефани Бабст констатирует, что господствующая точка зрения среди европейцев заключается в требовании либо сократить численность национальных европейских контингентов в Афганистане, либо вывести войска совсем. Среди стран альянса больше всех выступает за вывод войск население Польши (77%).

Польский контингент в Афганистане превышает 2,5 тыс. солдат. В наименьшем числе случаев можно встретить протесты среди населения Турции (менее половины), и это объяснимо, так как Турция позиционирует себя центральноазиатским региональным лидером.

Как бы там ни было, по истечении 10 лет поддержка военной операции НАТО в Афганистане среди простых американцев и европейцев начала падать. Этой же проблеме посвятила свое выступление на Канадском экспертном портале профессор Дженис Штейн, директор Школы глобальной политики имени Питера Мунка при Торонтовском университете. Дженис Штейн отмечает, что на фоне прорывных решений, соответствующих вызовам нового века – кибербезопасность, ПРО, нераспространение ОМУ, – у альянса остается трудноразрешаемая и нескончаемая проблема, а точнее почти 10-летнее пребывание коалиционных войск в Афганистане. Канаду, как и европейских союзников, уговаривают оставаться в постоянной боевой миссии в Афганистане именно американские власти. И этого факта никто не скрывает, так как непопулярность войны, конец которой не виден, все возрастает от Германии до Канады, от Лондона до Польши.

Однако нескончаемый поток экспертной критики и народного недовольства в адрес США не может помочь остановить все нарастающий перечень жертв афганской войны. Круг замкнулся, так как есть достаточно показательный и неутешительный исторический опыт 1979–1989 годов, когда в ходе ожесточенных боев с экстремизмом и терроризмом погибло по некоторым оценкам около 15 тыс. солдат республик СССР. Далее было десятилетие существования Афганистана без международной интервенции. И все равно в страну по истечении 10 лет в 2001 году пришлось вернуться, и вновь на почти 10 кровавых лет. Война уже унесла более 2,5 тыс. жизней солдат ISAF (коалиционные силы включают сегодня представителей 48 стран).

В Афганистане размещено около 131 тыс. иностранных военных. Такой «призыв» в «горячую» зону вооруженного конфликта население Евро-Атлантики, конечно же, не может не ощущать в качестве тяжелого бремени. С другой стороны, все прекрасно понимают, что проблема серьезнее, чем просто вопрос о выводе войск. К сожалению, вывод ISAF может враз уничтожить все достигнутые результаты и стать лишь очередным затишьем перед новой, еще более кровопролитной войной, с еще большими потерями. Определенно, советский опыт в Афганистане, хоть это и не обсуждается открыто, очень даже влияет на тактику НАТО. Именно поэтому контингент отчаянно увеличивают, вместо вывода, понимая, что опять произойдет после ухода из страны.

Экспертная мысль давно уже работает над глобальным вопросом не «кто виноват?», а «что же делать?». Как остановить нескончаемое кровопролитие в регионе Центральной Азии? Андерс Фог Расмуссен еще с первых дней своего пребывания на посту генсека НАТО объявил о невозможности решать проблему Афганистана только военным путем. Вектор усилий сразу был развернут в сторону мощных экономических стимулов, фактически «старт-апов» для экономики всей страны. Далее был объявлен Всеобъемлющий подход НАТО, партнерство с международными организациями и основными странами-игроками, заинтересованными в регионе, было беспрецедентно усилено военно-гражданское сотрудничество. Успешно и в установленные сроки идет обучение и создание Афганских национальных сил безопасности, Афганской национальной армии и Афганской национальной полиции, а также Афганского национального военно-воздушного корпуса. Сегодня в Афганистане работают 27 команд по восстановлению провинций. Борьбу с наркопроизводством осуществляют на таком интенсивном уровне, какого мир еще не знал.

Тем не менее профессор Дженис Штейн, специалист по вооруженным конфликтам и автор книги «Непредвиденная война: Канада в Кандагаре», вышедшей в 2007 году, заключает, что сегодня НАТО не имеет возможности удерживать обстановку стабильности и безопасности после того, как боевые подразделения «зачистят» территорию. В течение одного дня после операции талибы вновь появляются на тех же позициях. Вести подсчет убитых террористов в качестве основного результата миссии ISAF стало просто бессмысленным.

Несомненно, тактика поощрения общественного примирения, переубеждения афганского населения покинуть ряды экстремистских группировок, не поддерживать антиправительственные силы повстанцев уже способствовала значительной стабилизации ситуации в Афганистане. И чем больше этот Всеобъемлющий подход, включающий экономические, социальные, институциональные и другие аспекты, шаг за шагом дает результат, тем больше мировое сообщество осознает, что множить боевые потери больше неприемлемо, и тем более не решит проблемы ввод еще какого-либо иностранного боевого контингента в Афганистан – российского, китайского или индийского. По этому вопросу нет сомнений ни у одного военного стратега, в особенности у генерального секретаря НАТО.

Примечательно, что Андерс Фог Расмуссен на Лиссабонском саммите НАТО сделал очередной опережающий шаг вперед в своем подходе к Афганской миссии, как это уже было сделано в январе на Лондонской конференции по Афганистану (генсек НАТО впервые предопределил приоритетность экономической стратегии в Афганистане), в апреле на Таллинском саммите министров иностранных дел государств НАТО (генсек НАТО предложил конкретную программу первой неотложной экономической помощи Афганистану – NATO Afghan First Policy) и в июле на Кабульской конференции «по Афганистану – в Афганистане» (генсек НАТО усилил социальные подходы, особенно тактику примирения и адаптации в обществе бывших повстанцев, сделал акцент на парламентском выборе развития страны).

Что же сделал в этот раз Андерс Фог Расмуссен? Он не просто подписал партнерское соглашение с Афганистаном, превратив эту страну окончательно из изгоя и врага в страну общего пространства безопасности. Генсек НАТО высказал следующую мысль, что в процессе поиска правильного решения в Афганистане произошло такое сближение партнерства НАТО с ООН, какого еще не было никогда в истории. Тесное партнерство разных международных организаций – это ключевой момент в создании региональной системы безопасности вокруг Афганистана, о чем в статье будет сказано далее. Кстати, именно «активное взаимодействие» поставлено в заголовок новой Стратегической концепции НАТО, которая вся пронизана идеологией политического партнерства.

ПАЦИЕНТЫ ОБА – И АФГАНИСТАН, И АМЕРИКА

Пересмотр ситуации в целом касается не только признания того факта, что просто военные операции бессмысленны, так как не излечена первопричина нестабильности и роста экстремизма – разруха в Афганистане. Новый Афганистан должен стоять на своих ногах, твердо стоять на ногах, но при этом на твердой почве, а не на зыбучих песках. То есть речь идет о сильной региональной системе безопасности в Центральной Азии, которая сегодня имеет две критические характеристики: во-первых, эта территория Евразии находится в тисках соперничества разных подходов в области обеспечения безопасности, включая все – западные подходы, азиатские подходы, наследие холодной войны; во-вторых, именно эта зона является эпицентром появления террористов на сегодняшний день. Здесь следует отметить, что после установления порядка и экономической стабильности в регионе террористическая угроза не исчезнет, к сожалению. Эксперты уже констатируют, что террористические группировки стали перемещаться на Африканский континент, где в связи с большой распространенностью бедности и пока еще малым представительством западной цивилизации террористы могут чувствовать себя очень вольготно. Африка – это серьезная проблема и это вызов будущих десятилетий.

Сегодня регион Центральной Азии находится под пристальным вниманием четырех основных крупных игроков – США, Китая, Индии и России. Региональную систему безопасности буквально разрушает постоянное соперничество между подходами НАТО, ОДКБ, ШОС и т.д. И Центральная Азия не в состоянии сделать выбор. Более того, чем дальше к Востоку и Тихому океану, тем больше появляется разных региональных международных альянсов. Собственно, это одна из особенностей нынешнего политического «азиатского котла», который, по сути, является «точкой роста» цивилизации. Азия – это не просто центр гравитации современной международной жизни, не просто уже принятое всеми экспертами смещение вектора силы.

Азия – это тот регион мира, который и управляет всеми процессами глобализации в целом. А законы глобализации, согласно известной научной работе Элвина Тоффлера «Третья волна», требуют усиления партнерства в разных форматах. По всей видимости, Азия в опережающем порядке восприняла эти новые тенденции в полной мере, однако совмещение их с бедностью и слабой индустриализацией и дало такой зловещий «побочный эффект», как терроризм. И расслабляться не стоит, так как если терроризм воспринимать как проявление столкновения «Третьей волны» глобализации с прежним мировым укладом, то тогда 9/11 – это самые первые «цветочки». Здесь стоит отметить, что с точки зрения приложения идей Элвина Тоффлера к теракту 9/11 можно констатировать, что атаке подвергся объект, не столько символизирующий именно Америку, сколько воплощающий в себе торжество мировой глобализации – Всемирный торговый центр.

Наиболее ошибочной тактикой при подходах к региональной системе безопасности в Азии эксперты считают поддержание противостояния России и США, что символизирует собой в полной мере продолжение холодной войны. На фоне объявленной «перезагрузки» отношений с Западом многие российские политики словно не понимают, что риторика холодной войны процветает как ни в чем не бывало в регионе Центральной Азии. В этой связи весьма интересным представляется аналитический доклад Марка Гроссмана, члена Коллегии директоров Атлантического совета США и бывшего заместителя госсекретаря США Колина Пауэлла (2001–2005). Доклад называется «Тройная корона 2010: могут ли трансатлантические отношения быть стратегическими?».


Американские солдаты до сих пор чувствуют себя неуверенно в ближневосточных пустынях.
Фото Reuters

Марк Гроссман подчеркивает, что пришло время кардинально обновить международную дипломатию так, чтобы установить тесные связи между разными союзами и альянсами, чтобы глобальная и региональная безопасность стали неделимым понятием и чтобы США были вовлечены в европейскую систему безопасности более существенно. Три международные организации являются ключевыми для поддержания трансатлантических связей – НАТО, ЕС и ОБСЕ. Именно поэтому практика проведения мегасаммитов, где бы одновременно собиралось как можно больше разных форумов, критически важна, по мнению Марка Гроссмана, для преодоления трансатлантической разобщенности. Можно так выразиться – в новом веке нужно преодолевать глобальную разобщенность на каждом региональном уровне.

Чтобы понять сегодня Америку, отмечает Марк Гроссман, нужно учесть, что основные принципы международной политики администрации Барака Обамы почти идентичны таковым при Билле Клинтоне, но при этом за прошедшие 10 лет в НАТО, ЕС и ОБСЕ произошли сильные перемены, а значит, и применять эти идентичные принципы приходится по-другому. В начале этого года госсекретарь США Хиллари Клинтон четко перечислила шесть принципов внешней политики США в своей речи в Париже: 1. Основой безопасности являются суверенитет и территориальная целостность государств. 2. Безопасность в Европе должна быть неделимой. 3. США будут твердо поддерживать свои обязательства по статье 5 Вашингтонского договора. 4. Политика США в отношении Европы остается транспарентной, к чему Америка призывает и Европу. 5. Население стран имеет право жить без страха ядерной войны. 6. Истинная безопасность складывается не только из мирных взаимоотношений между государствами, но и из прав и возможностей для каждого гражданина.

БАЗОВЫЕ ПРИНЦИПЫ

Это базовые демократические принципы Евро-Атлантики. Однако этого мало сегодня, подчеркивает Марк Гроссман, анализируя изменения трех базовых институтов – НАТО, ЕС и ОБСЕ. В НАТО произошло три расширения (в 1999, 2004 и 2009 годах), все интересы альянса устремлены далеко на Восток, улучшились отношения с ЕС благодаря возвращению после 40-летнего игнорирования в альянс Франции. НАТО доказало, что является наиболее успешным проектом в области безопасности во всей истории Евро-Атлантики. Марк Гроссман заключает, что роль НАТО важна в Афганистане сегодня и будет важна завтра в качестве гаранта региональной безопасности Евразии, особенно в отношении удержания Ирана от создания ядерного оружия и даже в урегулировании палестино-израильского примирения. Цитируя Збигнева Бжезинского, эксперт ACUS напоминает и еще об одной важнейшей роли НАТО – о вовлечении России в тесное сотрудничество с Евро-Атлантикой.

И еще один акцент, касающийся современного НАТО, который в ходу среди именно американского истеблишмента – это энергетическая безопасность, и она как раз касается азиатского региона. Марк Гроссман приводит мнение и Хиллари Клинтон, и сенатора Ричарда Лугара. Американские политики приравнивают срыв энергетических поставок к «нетрадиционным» угрозам безопасности нового века и к самой вероятной причине будущих возможных войн. В новой Стратегической концепции НАТО энергетическая безопасность отражена в трех статьях (13, 15 и 19). Марк Гроссман рассматривает вопрос энергетической безопасности не только в аспекте политического шантажа, но и с точки зрения повреждения инфраструктуры трубопроводов вследствие природных катастроф в связи с глобальным потеплением. США и Европа вместе в рамках трансатлантических дипломатических усилий (и эта одна из областей усиления связи НАТО с ЕС) будут поддерживать политику диверсификации энергетических поставок из Центральной Азии, Ближнего Востока и Кавказа.

В ЕС также принято 12 стран, европейская единая валюта выдержала жесткие тесты, и новый Лиссабонский договор укрепил Европу, а также ее внешнюю политику посредством учреждения европейского дипломатического корпуса European External Action Service (EEAS). Марк Гроссман отмечает, что именно многонациональный коллективный характер ЕС позволил Европе опередить США и Китай по объему ВВП (14,3 трлн. долл. в ЕС; 14,1 трлн. долл. в США и 8,7 трлн. долл. в Китае в 2009 году).

ОБСЕ оживилась после 11-летнего перерыва, правда, символично подчеркивает кризис этой призванной защищать демократию организации выбранное место проведения первого с 1999 года саммита – в Казахстане, где так и не поменялся после времен СССР президент в течение уже 20 лет. Марк Гроссман обозначил следующие актуальные аспекты, связанные с современной ОБСЕ: предложение российского президента Дмитрия Медведева о подписании Договора о европейской безопасности; необходимость вывода из тупика ДОВСЕ; определение характера взаимодействия с новыми организациями – ОДКБ, ШОС и Конференцией по взаимодействию и мерам развития доверия в Азии, а также Таможенным союзом России, Казахстана и Белоруссии. Все это в целом сильно поменяло ситуацию, связанную с европейской безопасностью.

Марк Гроссман поясняет, что инициатива Дмитрия Медведева будет поддержана Америкой, если предлагаемый Договор о европейской безопасности не нацелен на ослабление НАТО, если он будет укреплять стратегические связи США и ЕС и продвигать демократические ценности на пространстве Евразии в рамках вновь укрепленной ОБСЕ. Именно в произошедшем ослаблении ОБСЕ эксперт ACUS видит главную причину того дисбаланса, который и привел к расшатыванию региональной системы безопасности в Азии. С другой стороны, Марк Гроссман подчеркивает, что возобновление работы ОБСЕ состоялось благодаря «перезагрузке» отношений Москвы и Вашингтона. После интенсивного вовлечения ОБСЕ в процессы укрепления безопасности на Балканах в 90-х годах сегодня ОБСЕ должна переместить свои усилия в Центральную Азию и на Кавказ, убежден Марк Гроссман, особенно в аспекте более быстрого реагирования на кризисы.

Однако реформа ОБСЕ, как, кстати, и реформа ООН – задачи, которые будут решаться коллективно мировым сообществом. А вот в США начался процесс формирования нового международного подхода, который призван исправлять прошлые ошибки. Новый подход называется Coherent U.S. Strategy – Стратегия согласования. Ее цель заключается в урегулировании и сцеплении американской политики в отношении трех международных организаций: НАТО, ЕС и ОБСЕ. Именно такой исторический посыл исходит из мегасаммитов конца 2010 года в Лиссабоне и Астане – создание единого согласованного подхода к европейской и евразийской безопасности, полагаясь на весь международный институциональный потенциал. И россиянам это нужно понимать, так как американцы не рассматривают свое присутствие в Евразии в качестве экспансии или «окружения России». США хотят сделать свое партнерство с Евразией еще более институциональным и вовлеченным. Coherent Strategy, несомненно, будет отражаться на регионе Центральной Азии, так как именно этот регион находится на зыбкой почве перекрестного, пока еще несогласованного влияния.

Мурад Эсенов, директор шведского Института центральноазиатских и кавказских исследований считает, что присутствие Запада в регионе Центральной Азии позволяет системе региональной безопасности иметь глобальное измерение. США усиливают региональную безопасность Азии, что критически важно в борьбе с терроризмом. По мнению эксперта, и далее конфигурацию системы региональной безопасности Центральной Азии необходимо встраивать в международные структуры, но с учетом исторических связей с Россией и партнерства постсоветских стран с Россией в ОДКБ и ШОС. Партнерство с НАТО также имеет достаточно успешный и устоявшийся характер начиная еще с 1995 года, когда был сформирован миротворческий батальон быстрого реагирования «Центразбат» с участием Казахстана, Киргизии и Узбекистана под эгидой программы НАТО «Партнерство ради мира».

Президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский, напоминая о масштабных терактах в США и Европе, предостерегает от огульной критики усилий Запада в Центральной Азии, так как дестабилизация и бесконтрольность региона чревата эскалацией террористической активности по всему миру, дестабилизацией Ирана и Ближнего Востока, а также Северного Кавказа России. Главный фактор угроз и вызовов для Центральной Азии – очаг экстремизма и терроризма в Афганистане. Практический аспект современной обстановки в регионе – баланс в формировании региональной системы безопасности, которая пока подвергается воздействию внешнеполитических споров, условий и ограничений в процессе бессмысленного «дележа» власти.

Заключая, необходимо подчеркнуть следующее, поддерживая точку зрения ACUS: США нельзя загонять в изоляцию, Америке нужен как воздух стратегический уровень взаимодействия с ЕС (Европой) и ОБСЕ (Евразией). Современная политика имеет глобальное измерение и опирается на четыре постулата, обозначенных экспертом ACUS, – сильная дипломатия, сильная экономика, многонациональный подход и коллективная оборона. Все это требует глобального партнерства. Так же и Центральная Азия, словно джинн в лампе Аладдина, должна быть выпущена на глобальный уровень, шире взаимодействуя с США, получая помощь в развитии от ЕС и ОБСЕ, укрепляя безопасность с НАТО. Предрассудки аж со времен Карибского кризиса 1962 года и Джона Кеннеди, с горькой иронией отметившего: «Только одно может быть хуже, чем быть врагом Америки – это быть ее союзником» – такие предрассудки необходимо преодолевать. Разобщенность перед лицом терроризма недопустима. В этой связи можно напомнить еще одну известную американскую шутку, сказанную героем комикса Пого: «Мы встретили врага, это мы сами».


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Губернаторы опять станут паровозами партии власти

Губернаторы опять станут паровозами партии власти

Дарья Гармоненко

В "Единую Россию" возвращается административная вертикаль

0
867
Глава Гонконга подвергла критике высказывания сенатора США о "полицейском государстве"

Глава Гонконга подвергла критике высказывания сенатора США о "полицейском государстве"

0
222
Более 80 человек были убиты экстремистами во время избирательной кампании в Афганистане

Более 80 человек были убиты экстремистами во время избирательной кампании в Афганистане

0
208
США заставят НАТО надавить на Турцию

США заставят НАТО надавить на Турцию

Игорь Субботин

К санкциям против Анкары американцы подключат европейских союзников

0
883

Другие новости

Загрузка...
24smi.org