0
11214
Газета Концепции Интернет-версия

15.03.2013 00:01:00

Сочетание мощи и привлекательности

Как обеспечить национальные интересы России

Александр Бартош

Об авторе: Александр Александрович Бартош – член-корреспондент Академии военных наук, директор Информационного центра по вопросам международной безопасности при Московском государственном лингвистическом университете.

Тэги: Россия, армия, безопасность, закон, США, Китай


Россия, армия, безопасность, закон, США, Китай На саммите ОДКБ определены основные направления развития военного сотрудничества государств – членов ОДКБ на период до 2020 года. Фото с официального сайта президента РФ

ОКОНЧАНИЕ. НАЧАЛО НА СТР. 1
Основной документ, написание которого будет регламентироваться законопроектом, – стратегический прогноз, который охватывает период времени на 30 лет вперед, но может корректироваться каждые шесть лет. В основе прогноза будут лежать национальные интересы России в их взаимосвязи с вопросами обеспечения национальной и международной безопасности.
АРХИТЕКТУРА ПЛАНИРОВАНИЯ
Комплекс документов, на которые будет опираться новый закон, при всей их важности и своевременности разработки обладает, по мнению автора, существенным системным недостатком – отсутствием единой рамочной архитектуры, что приводит к несогласованности многих принципиальных разделов, а нередко – и к досадным противоречиям. В итоге вместо координированного системного подхода складывается практика проведения перманентных локальных реформ, не объединенных общей целью, замыслом и планом. Вызывающие сомнения результаты некоторых реформ требуют критического переосмысливания многого из того, что сделано в сферах образования и науки, экономики и финансов, технологии и управления, обороны, социальной и кадровой политики. В этом контексте императивный характер приобретает необходимость концентрации научно-интеллектуального потенциала на разработке стратегии развития Российской Федерации, основанной на четком понимании национальных интересов страны.
Сформировавшийся в России подход к осознанию, формулированию и реализации национальных интересов является далеко не безупречным. В базовых официальных документах, прежде всего в Стратегии-2020, Военной доктрине и Концепции внешней политики Российской Федерации, так и не удалось задать систему ценностных ориентиров, а также избежать терминологической путаницы и излишней абстрактности используемых в них понятий. Нет надежных правовых механизмов защиты национальных интересов от неправомерных действий, совершаемых сознательно или в силу некомпетентности.
Весьма противоречивы и содержащиеся в документах оценки значимости международных организаций в общей архитектуре обеспечения национальной безопасности Российской Федерации (ООН, ОБСЕ, ЕС и НАТО). Довольно обще рассмотрены потенциал и перспективы СНГ, ОДКБ, ШОС. Эти обстоятельства объективно способствуют усилению уровня неопределенности при решении задач формулировки национальных интересов и создания механизмов их реализации, прогнозирования и планирования развития страны, оптимального выбора партнеров и союзников, надежного их закрепления на долгосрочную историческую перспективу.
В этом контексте феномен национальных интересов Российской Федерации может осмысливаться на трех качественно разных уровнях: национальный интерес как явление, национальные интересы как объект формирования и осуществления, национальные интересы России в определенных условиях и определенном временном интервале. Остановимся на двух уровнях, завершающих этот перечень.
Деятельность по осознанию, формулированию и реализации национальных интересов Российской Федерации включает определение основных направлений, способов и средств достижения поставленных целей и осуществляется путем разработки соответствующих стратегий, доктрин, концепций, а также отдельных программ и проектов в этой сфере. Научную основу и рамки для такой деятельности может обеспечить применение разномасштабных (субрегиональных, региональных и глобальных) моделей политических, военно-политических, экономических, социальных и других процессов и исследование с их помощью возможных формулировок национальных интересов и стратегий обеспечения безопасности. Использование подобных моделей в системе принятия стратегических решений может обеспечить необходимые данные для анализа, прогнозирования и планирования разработки соответствующих стратегий, доктрин, концепций, а также отдельных программ и проектов, нацеленных на формулирование и реализацию национальных интересов и обеспечения национальной безопасности.
Основные направления деятельности государства базируются на национальных интересах, определение которых должно предшествовать формированию политики, обеспечивающей национальную безопасность. Исторический опыт показывает, что обеспечение национальной безопасности невозможно без четкого представления государством и провозглашения им жизненно важных национальных интересов. В противном случае основы национальной безопасности могут беспрепятственно разрушаться в угоду неким новым идеологическим постулатам – как это происходило в СССР в годы перестройки и «нового мышления» и на протяжении 90-х годов прошлого столетия. Невыясненные, неосознанные и непровозглашенные национальные интересы – невозможно защищать, и именно это обстоятельство делает государство уязвимым и служит источником новых войн и конфликтов.
БАЛАНС ЖЕСТКОЙ И ГИБКОЙ ВЛАСТИ
В Российской Федерации как жизнеспособном и эффективном государстве приоритетность национальных интересов должна определяться их жизненной важностью, а защита национальных интересов считаться ключевой функцией. При выработке доктринальных документов и планировании деятельности государства важно не допускать подмены приоритетов, что может привести к провозглашению интересов, которые не являются жизненно важными, а иногда и чуждыми нации. В таком случае может произойти саморазрушение страны своими собственными силами и средствами. Именно такая идеология была использована при разрушении СССР, а в современных условиях закладывается в основу всякого рода «цветных революций» за счет применения организационных мер, нацеленных на политическую, финансово-экономическую дестабилизацию государства и ослабление его военного потенциала.
В этом контексте обращает на себя внимание отсутствие цельного анализа причин развития событий в СССР в 80-х – начале 90-х годов, результаты которого могут послужить основой для подготовки системной и адекватной концепции национальной безопасности России, включая ее военную составляющую.
В России запустили обратный отсчет времени – до Олимпийских игр.	 Фото Reuters
Отсюда следует важный для наших дальнейших рассуждений вывод о взаимосвязи и взаимообусловленности ключевых факторов, определяющих мощь государства, его стабильность и надежность обеспечения национальной безопасности. Они же обусловливают международный вес государства и его способность влиять в нужном направлении на процессы глобализации. Первая группа факторов включает экономическую и военную мощь государства, а вторая – его культурно-цивилизационное превосходство и привлекательность.
Факторы первой группы нередко относят к типу «жесткой» власти, которая в современных условиях уступает место другим, более изощренным методам управления мировыми процессами. В условиях глобализации получает развитие другой тип власти, который сыграл решающую роль в холодной войне и продолжает наращивать свои возможности в XXI веке – так называемая гибкая власть, основанная на способности привлекать с опорой на ресурсы, включающие национальные ценности, культуру, политику и институты. Существенным компонентом национальной привлекательности в глазах общественности становятся сравнительные показатели развития. Сравнение социальных характеристик становится одним из значимых факторов в борьбе за создание положительного образа государства в глазах национальной и международной общественности. Исход этой борьбы в решающей степени зависит от результативности – тщательно измеренной и спрогнозированной на долгосрочную перспективу – экономики и социальной системы конкурирующих государств.
Как представляется, в механизмах реализации национальных интересов должен быть предусмотрен выверенный баланс между компонентами «жесткой» и «гибкой» власти. В России наращиваются усилия по первой составляющей – принят план обороны страны, началось поступление в Вооруженные силы нового оружия и военной техники, возрождается оборонно-промышленный комплекс. Экономика пока ждет решений. Они назрели. Иначе и планировать-то будет нечего. По второй составляющей можно упомянуть масштабные спортивные проекты: юношеская Олимпиада в Казани, Сочи-2014, чемпионат мира по футболу 2018 года. Все это отрадно, но вместе с тем для повышения привлекательности страны пока недостаточно задействуется потенциал российской культуры, опыт тысячелетней российской цивилизации. Время для этого пришло, поскольку если США и Запад в целом до сих пор успешно используют в международной политике преимущество в первых двух факторах, то фактор культурно-цивилизационного превосходства и привлекательности Запада заметно деградирует. Особенно заметна эта тенденция на фоне провалов политики Запада в Афганистане, Ираке, Ливии и поступательного развития привлекательности других полюсов силы – Китая, Индии, Бразилии. Об этом с беспокойством говорит и Збигнев Бзежинский: «Если американская система утратит в глазах общественности свою актуальность, ее вполне может затмить своими успехами китайская».
Достигнутая на сегодняшний день все же достаточно устойчивая историческая притягательность США базируется на сочетании идеализма и материализма, которые в течение долгого времени служат одинаково мощными источниками мотивации для человеческой психики.
СТРАТЕГИЯ-2020
России пока не удалось сформировать как в национальном, так и в международном масштабе привлекательного идеологического проекта. Если спроецировать этот недостаток, например, на активно обсуждаемую проблему трудовой миграции, то можно многое сказать о привлекательности материальных стимулов, которые пока ориентированы главным образом на привлечение в Россию малоквалифицированной рабочей силы. Для создания притягательного образа страны в глазах научной и творческой интеллигенции, инженеров и высококвалифицированных специалистов одних материальных стимулов оказывается недостаточно. Необходимо обеспечить оптимальное сочетание идеологических и материальных мотиваций. Добиться этого непросто с учетом того, что Россия достаточно длительное время во многом довольствуется положением «ведомой» страны в сфере культурно-цивилизационного развития, не предлагая своему народу и миру достойных проектов в области культуры, образования и науки. Именно эта зависимость создает самую большую угрозу национальным интересам Российской Федерации и ее безопасности.
В доктринальных документах РФ эта угроза осознается. Например, в разделе «Культура» Стратегии-2020, отмечается, что главными угрозами национальной безопасности в сфере культуры являются засилье продукции массовой культуры, ориентированной на духовные потребности маргинальных слоев, а также противоправные посягательства на объекты культуры.
В среднесрочной и долгосрочной перспективе предлагается решать задачи обеспечения национальной безопасности в этой сфере за счет признания первостепенной роли культуры. Она необходима для возрождения и сохранения культурно-нравственных ценностей, укрепления духовного единства многонационального народа Российской Федерации и международного имиджа России в качестве страны с богатейшей традиционной и динамично развивающейся современной культурой, создания системы духовного и патриотического воспитания граждан России, развития общей гуманитарной и информационно-телекоммуникационной среды на пространстве государств – участников Содружества Независимых Государств и в сопредельных регионах.
Особенно остро на этом фоне ряд исследователей ставят вопрос обеспечения лингвистической безопасности России. В многомерной структуре феномена национальной безопасности лингвистическую безопасность предлагается рассматривать в трех основных аспектах: политическом, социальном и личностном (индивидуально-психологическом). Применительно к России как полиэтническому государству главной проблемой лингвистической безопасности считается обеспечение устойчивого развития русского языка как общегосударственного во взаимодействии с другими языками.
Однако в целом, несмотря на внимание к вопросам национальных интересов в официальных документах, выступлениях политиков и экспертных исследованиях, консенсус относительно состава и содержания интересов России пока не достигнут.
Из Стратегии-2020 следует, что на долгосрочную перспективу национальные интересы России состоят:
– в развитии демократии и гражданского общества, повышении конкурентоспособности национальной экономики;
– в обеспечении незыблемости конституционного строя, территориальной целостности и суверенитета Российской Федерации;
– в превращении Российской Федерации в мировую державу, деятельность которой направлена на поддержание стратегической стабильности и взаимовыгодных партнерских отношений в условиях многополярного мира.
Основными приоритетами национальной безопасности Российской Федерации являются национальная оборона, государственная и общественная безопасность.
Заявленное в Стратегии на уровне национального интереса намерение превратить Российскую Федерацию в мировую державу, требует решительных изменений в реализуемом курсе страны. Нынешние параметры развития России пока не исключают перспектив ее превращения во второразрядную региональную державу, находящуюся в сфере влияния других государств и в тени чужих культурно-цивилизационных проектов. Сохраняющийся сегодня статус России, которая по некоторым показателям влияния на мировые процессы упоминается в одном ряду с США и Китаем, поддерживается инерцией наследства СССР, ракетно-ядерной мощью, масштабностью территории и наличием запасов природных ресурсов мирового значения.
Задача обеспечения национальной безопасности России требует продуманных на протяженную временную перспективу мер по восстановлению ее статуса и влияния на международной арене. В основу каждого из таких шагов должны быть положены национальные интересы, сведенные в единый комплекс.
СТРАТЕГИЯ США
Комплексный, системный подход к стратегическому планированию, обеспечению жесткой связки между национальными интересами и национальной безопасностью характерен для ряда развитых государств Запада. Наиболее отработанная и развитая система формирования концептуальных основ национальной безопасности и защиты национальных интересов сложилась в США. Ориентиром для формирования внешней политики американского государства служат внешнеполитические цели. Эти цели, в свою очередь, формируются через призму национального интереса. Именно национальные интересы составляют главный движущий фактор внешнеполитической деятельности Соединенных Штатов. Национальные интересы рассматриваются в контексте такого феномена, как национальная безопасность, которая определяет конкретно-политическое наполнение и структуру внешнеполитической деятельности США.
В США национальные интересы принято подразделять на три категории.
Первая включает жизненно важные интересы, то есть те, которые имеют первостепенное значение для выживания, безопасности и жизнеспособности страны. Прежде всего речь идет о безопасности – в физическом плане – национальной территории США и территорий союзников, безопасности граждан, экономическом благополучии и защите жизненно важных элементов инфраструктуры. При этом США декларируют готовность делать все для защиты этих интересов, в том числе при необходимости решительно и в одностороннем порядке применяя военную мощь. В доктринальных документах целью американских вооруженных сил объявлена защита и продвижение национальных интересов США и, если фактор устрашения окажется недостаточно эффективным, нанесение поражения угрозам этих интересов.
Вторая категория предполагает ситуации, в которых затрагиваются важные национальные интересы. Эти интересы не определяют выживание США как нации, но они влияют на национальное благосостояние и на международную обстановку. Для защиты интересов этой группы США готовы использовать свои ресурсы, если цена этого и сопутствующие риски соизмеримы с интересами, которые подвергаются угрозам.
Третья категория – это интересы в гуманитарной и других областях, для защиты которых страна может предпринимать те или иные действия, исходя из принятой системы ценностей.
Основополагающими документами стратегического планирования, определяющими в том числе и механизмы формулирования и защиты национальных интересов, являются Стратегия национальной безопасности США (действует в редакции 2010 года) и пятилетний Совместный стратегический план (принят план на 2011–2016 годы), который готовят Государственный департамент и Агентство по международному развитию. В плане осуществляется тесная увязка каждой из стратегических целей с комплексом задач, которые формулируются в стратегии национальной безопасности. Таким образом, в среднесрочном периоде план ориентирован на достижение стратегических целей, содержание которых гибко меняется в зависимости от обстановки и приоритетов администрации. Еще одним документом стратегического планирования, направленным на обеспечение защиты национальных интересов в глобальном масштабе, является принятый администрацией США после консультаций с союзниками по НАТО новый документ «План оборонной стратегии».
Сформулированные в доктринальных документах национальные интересы США можно объединить в четыре раздела:
1. Безопасность США, их граждан, а также союзников и партнеров США. Особое внимание уделено «Большому Среднему Востоку», где США будут по-прежнему опираться на союз с Израилем и содействовать мирному урегулированию арабо-израильского конфликта. США намерены добиваться изменения курса политического руководства Ирана под угрозой усиления его изоляции.
2. Процветание, основанное на сильной, инновационной и растущей национальной экономике в условиях открытой международной экономической системы. Экономическое процветание – источник влияния США в мире в самом широком смысле, так как оно питает военную мощь и гарантирует успех дипломатии государства. Основные приоритеты, которым будет уделяться внимание – образование, энергетика, наука и технология, медицинское обслуживание. Конкурентоспособность в этих сферах на мировом уровне должна сделать США более привлекательными для инвестиций и притока специалистов. Важнейшие задачи в сфере энергетики – диверсификация источников поставок, инвестиции в инновации, использование технологий, не загрязняющих окружающую среду.
3. Уважение универсальных (демократических) ценностей на территории США и по всему миру. Подчеркивается, что в основе лидерства США всегда был моральный авторитет, основанный на верности демократическим идеалам и свободам. Авторитет строился на силе примера, а не навязывании своей системы. Признается, что падение авторитета США в последние годы было связано с отступлениями от этого принципа самими США. Ценностями нельзя жертвовать ради безопасности, иначе будут подорваны и первое, и второе.
4. Международный порядок, улучшенный за счет американского лидерства, которое обеспечит международный мир, безопасность и сотрудничество перед лицом глобальных вызовов. Так же как и после Второй мировой войны, перед США ставится задача создания международной системы, основанной на определенных правилах. Другие государства обязаны следовать этим правилам, либо окажутся в изоляции. Наряду с использованием санкций США должны усиливать имеющиеся альянсы и военную мощь.
В целом анализ документов по стратегическому планированию деятельности США по обеспечению национальной безопасности и защите национальных интересов свидетельствует о следующей их направленности:
– сохранение безусловного военного преимуществом над любым иностранным государством или группой государств;
– поддержание обороноспособности страны на уровне, позволяющем успешно противостоять любым враждебным и разрушительным действиям, проводимым открыто или тайно;
– сохранение высокого уровня инвестиций в человеческий капитал (в первую очередь в образование и здравоохранение) и лидирующих позиций в научно-технической сфере;
– обеспечение стабильно благоприятных для США и их союзников позиций на международной арене.
Концептуальные документы НАТО и главных европейских членов альянса – Великобритании, Франции и ФРГ разработаны с учетом коалиционной стратегии и, по сути, следуют установкам американского военно-политического руководства.
СТРАТЕГИЧЕСКОЕ ПЛАНИРОВАНИЕ В КНР
Самостоятельность и прагматизм при выстраивании архитектуры национальной безопасности проявляет КНР. Традиционно основным принципом китайской стратегии национальной безопасности провозглашается опора на собственные силы, что трактуется как «использование всех имеющихся у государства возможностей для защиты национальных интересов, проведение независимой внешней политики, неучастие в военно-политических блоках и отказ от вступления в союз с великими державами, а также противодействие гегемонизму США».
По мнению китайского руководства, национальная безопасность напрямую зависит от мощи государства. Главными ее компонентами считаются экономика, наука и техника, внутриполитическая стабильность и военная мощь. При этом доминирующим фактором в настоящее время является экономический потенциал государства. В качестве главного условия и основы успешного экономического развития называется «создание мирного окружения» (военно-политический аспект безопасности) и «экономическая интеграция с соседями по региону» (экономический аспект). Одной из важных задач в области обеспечения национальной безопасности считается «предотвращение локальной войны в регионе». Главным средством этого, считают они, являются вооруженные силы, которые должны «повышать свою маневренность, огневую мощь и гибкость системы управления, а также добиваться более полного использования научных достижений в своей деятельности». Успехи Китая в экономике и создании современной армии сами по себе способствуют росту привлекательности страны, хотя социальные проблемы еще долгое время будут служить сдерживающим фактором в этой сфере.
Ясно, что истинные цели государств в доктринальных документах, как правило, завуалированы и прикрыты высокопарной риторикой, а декларируемые положения зачастую не соответствуют практическим действиям. Тем не менее изучение опыта формулирования и реализации национальных интересов, их гибкого сочетания со стратегией национальной безопасности, планом обороны страны или равнозначными по своим функциям документами представляет существенный интерес при стратегическом планировании. Главной целью при этом должно быть создание надежной основы обеспечения национальной безопасности и защиты национальных интересов Российской Федерации. Достижение этого возможно лишь за счет оптимального сочетания экономической и военной мощи страны, а также ее привлекательности в первую очередь для собственных граждан, а затем и для всего мира в целом. Как представляется, поиск такой формулы должен определять нацеленность главного вектора работы государственных органов и экспертного сообщества России.   


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Москва готовит к бою "Калибры" и "Искандеры"

Москва готовит к бою "Калибры" и "Искандеры"

Владимир Мухин

На выход Вашингтона из ДРСМД Москва ответит гиперзвуковым оружием

0
1199
В борьбе с коррупцией ищут новые методы

В борьбе с коррупцией ищут новые методы

Екатерина Трифонова

Госслужащие балуют себя премиями и чинами, а депутаты не сообщают о конфликте интересов

0
567
Польша: создание американской военной базы Форт-Трамп является уже решенным вопросом

Польша: создание американской военной базы Форт-Трамп является уже решенным вопросом

0
463
КНР и Филиппины выходят на уровень всеобъемлющего стратегического партнерства

КНР и Филиппины выходят на уровень всеобъемлющего стратегического партнерства

0
352

Другие новости

Загрузка...
24smi.org