3
18520
Газета Концепции Интернет-версия

12.04.2013 00:01:00

Военные конфликты: взгляд за горизонт

Технологическая революция в "традиционной" войне

Игорь Попов

Об авторе: Игорь Михайлович Попов – кандидат исторических наук, полковник запаса.

Тэги: войны, конфликты, армия


войны, конфликты, армия Рисунок 1. Объем боевых и небоевых задач, решаемых войсками в военном конфликте. Рисунок предоставлен автором

В предыдущем материале, озаглавленном «Матрица войн современной эпохи» («НВО» №10, 22.03.13), был предложен принципиальный подход к типологии военных конфликтов на основании характера или типа применяемых в них сил. В наиболее общем виде в войне или вооруженном конфликте с обеих сторон могут применяться регулярные вооруженные силы и иррегулярные формирования. В зависимости от этого возможны четыре основных типа военных конфликтов.

Первым, в полной мере классическим типом военного конфликта является такой конфликт, в котором противоборствующие стороны для достижения своих политических целей применяют регулярные вооруженные силы. Понятие «регулярные вооруженные силы» достаточно объемно сформулировано в «Военной энциклопедии»: «Регулярная армия – постоянная армия, имеющая установленные в узаконенном порядке штатную организацию, типовое вооружение, систему комплектования, порядок прохождения военной службы, обучения и воспитания личного состава, форму одежды, а также централизованную систему управления и снабжения». В целом вооруженные силы всех современных государств являются регулярными. Регулярные вооруженные силы являются мощным, надежным и эффективным инструментом обеспечения безопасности или завоевательских устремлений государства.
Военный конфликт, в котором с обеих сторон принимают участие только группировки войск (сил) регулярных вооруженных сил государств, мы именуем «традиционной» (регулярной) войной. Именно в эту модель вписываются все войны в традиционном понимании этого термина, будь то войны наполеоновской эпохи, самые кровопролитные в истории человечества Первая и Вторая мировые войны, война в Корее (1950–1953 годов) или война в Персидском заливе 1991 года. Все эти военные конфликты разительно отличаются по своим масштабам, целям, характеру и особенностям, по применяемым средствам поражения и защиты, по тактике и стратегии действий, по итогам и последствиям. Однако у них есть нечто общее – они велись группировками регулярных войск (сил), по определенным принципам и правилам.
Справедливости ради следует отметить, что в военных конфликтах «традиционного» (регулярного) типа наряду с регулярными войсками часто применялись и иррегулярные формирования (партизаны, герильерос, повстанцы). Однако их участие в таких конфликтах было второстепенным и только дополняло действия регулярных войск. И все же, возвращаясь к «традиционному» (регулярному) военному конфликту в «чистом» виде, попробуем сформулировать некоторые его особенности и характерные черты, которые проявляются сегодня и будут иметь место в будущем.
ЭВОЛЮЦИЯ ВОЕННОГО КОНФЛИКТА
Военный конфликт «традиционного» (регулярного) типа, прошедший в своем развитии длительный путь эволюции, с самого начала основывался на идее создания специально сформированного, хорошо вооруженного и оснащенного, профессионально подготовленного инструмента силы. Таким инструментом для государства являлись регулярные вооруженные силы. Количественные и качественные характеристики вооруженных сил во многом определяли геополитический статус государства, являлись гарантией его безопасности и влияли на его поведение на международной арене.
В процессе своей эволюции регулярные вооруженные силы становились все более сложным и специфическим инструментом политической организации государства. Количественные факторы (численность личного состава, ружей, коней, пушек) по своей значимости постепенно уступали место качественным факторам и аспектам (появление новых средств борьбы, развитие тактико-технических характеристик систем вооружения, военная наука и военное искусство, уровень боевой подготовки, моральный дух и др.). Как свидетельствует история войн и военного искусства, победу в столкновении примерно равных по силе группировок войск часто обеспечивал талант полководца или гений военачальника. Это в полной мере показал опыт Первой мировой войны – многомесячные «сидения в траншеях» позиционной войны, трагедия «Верденской мясорубки». Становилось ясно: одни только количественные показатели не способны принести победу. Нужны были качественные факторы, которые нашли самое широкое применение в годы той великой войны: военно-технические достижения (авиация, танки, химическое оружие, огнеметы, легкие пулеметы), передовые военные доктрины и теории, политическая воля властей, моральный дух войск и населения страны в целом.
Развитие теории и практики ведения «традиционной» войны шло на протяжении всей первой половины XX века вплоть до эпохи холодной войны, глобального противостояния двух военно-политических блоков – НАТО и Варшавского Договора. Будущая война виделась тогда военным специалистам как крупномасштабное, ожесточенное и непримиримое военное столкновение. Театром военных действий рассматривалась вся территория Европы, при этом стороны ориентировались на применение ядерного оружия и других видов оружия массового поражения. Вооруженные силы государств готовились вести активные и решительные действия в высоком темпе на широком фронте («от моря до моря») – на земле, в воздухе и на морских просторах. Строились планы военного освоения космоса и создания военных баз на Луне.
Появление в арсенале противоборствующих мировых держав ядерного оружия коренным образом изменило представления о сущности и содержании возможного военного конфликта. Создалась ситуация, когда выработанные за многие десятилетия и даже столетия основы и принципы ведения «традиционной» или обычной войны в одно мгновенье вдруг оказались как бы устаревшими. Однако первоначальные взгляды на ядерное оружие как на «абсолютное чудо-оружие» за достаточно короткий в историческом понимании период времени сменились пониманием того, что военный конфликт в ядерную эпоху означает конец существованию человечества. Утвердилось представление, что ядерное оружие представляет собой «дубину», которая, безусловно, стирает с лица земли государство противника, но другим концом уничтожает и того, кто его применил.
СТРАТЕГИЧЕСКИЙ ЯДЕРНЫЙ ТУПИК
К концу ХХ века теория ведения «традиционной» (регулярной) войны оказалась в своеобразном логическом тупике. Сценарии любых военных конфликтов между двумя сверхдержавами неизбежно приводили к тому, что или та, или другая сторона в конечном счете применяют ядерное оружие. Крупномасштабная обычная война просто не могла привести ни к какому иному политическому итогу, кроме уничтожения цивилизации. И выйти за пределы этой логики становилось уже невозможным.
Угроза ядерной войны и доминировавшие в эпоху холодной войны концепции крупномасштабных войн, к счастью, не реализовались в военном конфликте двух сверхдержав и возглавляемых ими военных блоков. Глобальной и последней в истории земной цивилизации войны – третьей мировой – человечеству удалось избежать.
Глубокие теоретические и практические выводы и соображения, связанные с сущностью и характером ядерной войны, даны в книгах выдающегося отечественного военного специалиста доктора военных наук, профессора генерал-майора Владимира Слипченко. Он назвал такой тип военного конфликта «войной пятого поколения» и еще более 10 лет назад прямо заявил: «Ядерным оружием воевать нельзя, им можно только пугать, что и предоставлено делать России». Логическое следствие из ядерного тупика Владимир Слипченко видел в том, что «в недрах войн четвертого и пятого поколений (обычная контактная война, ядерная война) уже зарождается и набирает силу новое, шестое поколение войн (обычная бесконтактная война)».
В основу концепции войн шестого поколения, или «бесконтактных» войн, были положены соображения о том, что задачи крупномасштабной войны могут быть решены не массовыми армиями, как то имело место в прошлом, а в ходе точечного поражения ключевых целей и объектов противника высокоточными «умными» средствами поражения нового поколения. Вместе с тем и в войнах нового, шестого поколения не исключалась ситуация, когда проигрывающей стороной (коалицией) по территории, важным объектам и группировкам войск противника будет применено оружие массового поражения. Эта угроза существует и будет существовать до тех пор, пока будут сохраняться ядерные арсеналы. По умолчанию это понимают все игроки на геополитической арене, однако не все политические режимы и государства делают из этого одинаковые выводы и заключения.
Ведущие промышленно развитые государства мира стоят на позициях, что ядерная война недопустима, поэтому между ними, особенно между государствами «ядерного клуба», опасным является даже вооруженный конфликт самого незначительного масштаба. С другой стороны, некоторые развивающиеся государства упорно стремятся получить доступ к оружию массового поражения и средствам его доставки. Они исходят из того, что членство в «ядерном клубе» является лучшей гарантией национальной безопасности. В современную эпоху ядерное оружие становится козырем бедных, обездоленных, обманутых, игнорируемых государств и политических режимов. При этом не исключена ситуация, когда некоторые государства «ядерного клуба» при разрешении даже незначительных двусторонних разногласий могут прибегнуть к применению ядерного оружия, что приведет к трагическим последствиям для всего человечества.
СОВРЕМЕННЫЙ ВОЕННЫЙ
КОНФЛИКТ «ТРАДИЦИОННОГО» ТИПА
К счастью для человечества, не все государства в мире обладают ядерным оружием. К несчастью для неядерных государств, они все под тем или иным предлогом могут стать объектом военной агрессии со стороны своих ближайших соседей или дальних более сильных государств мира. Поэтому разработка теории и практики строительства регулярных вооруженных сил и их применения в «традиционных» (регулярных) войнах и вооруженных конфликтах современности по-прежнему является актуальной.
С развитием информационных технологий и появлением новых, более совершенных средств ведения обычной войны, концептуальные представления о современном и будущем военном конфликте «традиционного» (регулярного) типа подвергаются серьезным, качественным изменениям. На современном поле боя уже невозможно представить штыковую атаку развернутыми цепями пехоты. Изменилось буквально все: армии и вооружение, тактика и стратегия, цели и задачи, возможности и условия, мировоззрение и менталитет. Современные военные конфликты приобрели новое содержание, характер и особенности.
Сегодня война может вестись во всех физических средах – на суше, в воздухе, на воде и под водой, в космическом пространстве. Однако уже сейчас, а тем более в будущем, добавляются другие сферы: киберпространство, информационный и когнитивный домены. В результате, если в прошлом достижение политических целей в войне достигалось исключительно в ходе вооруженной борьбы, то сейчас эти цели могут быть достигнуты без единого выстрела. Когнитивная составляющая современного военного конфликта играет все более важную роль и охватывает сферу выработки и принятия решений с учетом национальной психологии и ментальности, разнообразных цивилизационных факторов и аспектов. «Война, по образному определению американского генерала Роберта Скэйлса, игра человека думающего… Войны ведутся с помощью интеллекта. Огромное преимущество над противником может быть достигнуто за счет превосходства мышления, а не превосходства вооружения».
Современные информационные технологии гипотетически позволяют группе военных хакеров «удалить» с карты мира целое государство, выведя из строя его систему энергообеспечения, финансовую систему, систему органов государственного управления. Несанкционированное вторжение в компьютерную сеть управления дамбами и плотинами может привести к затоплению целого региона. Широкомасштабная военная операция в киберпространстве может привести к тому, что страна-жертва погрузится в мрак и хаос, а голод и эпидемии свергнут любое правительство. Военные действия в современной «традиционной» (регулярной) войне будут иметь пространственно-неограниченный характер, охватывая при необходимости весь земной шар и околоземное пространство. Даже в рамках региональной или локальной войны военные действия будут вестись одновременно на всю глубину территории государства противника, на сотни и тысячи километров от линии границы.
Важной особенностью современных военных конфликтов является то, что они преимущественно ведутся на урбанизированной местности, в городских агломерациях и городах-миллионниках, а не на открытой местности, которая на протяжении веков являлась идеальным полем боя для эффективного применения войск и боевой техники. В военном конфликте будущего такие понятия, как фронт и тыл, линия боевого соприкосновения, фланги, район сосредоточения, рубеж перехода в атаку и так далее, становятся рудиментными. Война перестает «вписываться» в отшлифованные формулировки боевых уставов и наставлений.
Рисунок 2. Система приоритетов целей для поражения в современной войне.
Рисунок 2. Система приоритетов целей для поражения в современной войне.

В связи с этим перед военными руководителями, командирами и начальниками на ментальном уровне возникает серьезнейшая проблема: или упорно отстаивать старые, проверенные временем основы, принципы и нормативы, или попытаться изменить свое сознание. Но ведь всем известно, насколько трудно военному человеку изменить менталитет. Проблема эта стара как мир. Почти сто лет назад генерал Джулио Дуэ пророчески писал: «...при подготовке государственной обороны необходимо совершенно изменить направление, потому что формы возможных в будущем войн будут совершенно иные, нежели формы войн прошлого времени… Победа улыбается тому, кто предвосхищает изменения форм войны, а не тому, кто приспосабливается к этим изменениям».
ВООРУЖЕННЫЕ СИЛЫ ДЛЯ
БУДУЩИХ ВОЕННЫХ КОНФЛИКТОВ
Военные действия в военном конфликте «традиционного» (регулярного) типа ведутся регулярными вооруженными силами, однако их структура и функции изменяются. Группировки войск (сил), создаваемые для достижения определенных целей на поле боя, уже сейчас носят межвидовой характер, включая в свой состав не только сухопутный, но и авиационный, космический, морской компоненты, а также подразделения сил специальных операций, других «элитных» сил.
В будущих военных конфликтах группировки войск (сил) будут иметь уже межведомственный характер, так как наряду с военнослужащими на поле боя будут действовать представители других силовых ведомств, структуры внешнеполитического ведомства, сотрудники министерств финансово-экономического блока государства, а также международные и негосударственные структуры и организации. В перспективе будет иметь место устойчивая тенденция к изменению соотношения боевой и небоевой деятельности войск в пользу небоевых аспектов, а объем задач, решаемых на поле боя другими ведомствами, будет неуклонно возрастать (рис. 1).
Серьезные изменения происходят сегодня в организационной структуре подразделений, частей, соединений и объединений регулярных вооруженных сил. Мировой тенденцией становится постепенный отход от жесткой организационной структуры, гибкость и модульность воинских формирований.
Принцип модульности позволяет создавать в каждом конкретном случае на каждом конкретном направлении необходимые группировки войск (сил) тактического, оперативно-тактического или даже стратегического уровня. В представлении военных специалистов, эта деятельность становится подобной детскому конструктору «Лего», позволяя командованию в зависимости от конкретной задачи и условий обстановки «подключать» или «отключать» разнообразные боевые или вспомогательные модули-подразделения (части). Например, в каких-то условиях в состав такой группировки войск есть смысл включить боевые вертолеты, а в другой ситуации – дополнительные органы информационных операций. Сама по себе эта идея очень проста, однако практическое ее выполнение связано с огромным количеством практических проблем и трудностей. Но движение по этому пути уже идет.
Для непосредственного ведения боевых действий в военных конфликтах будущего могут найти свое применение разведывательно-ударные воинские формирования («боевые стаи»), представляющие собой высокомобильные тактические подразделения, оснащенные разведывательными и навигационными комплексами, разнообразными системами оружия и боевой техникой, действующие в едином информационно-коммуникационном пространстве. Включенные в единую сеть, эти формирования будут способны оперативно перемещаться в пространстве, концентрироваться в нужном месте, наносить точечные удары по «центрам тяжести» противника и «растворяться» после выполнения боевой задачи.
В качестве предварительных шагов на пути формирования в регулярных вооруженных силах «боевых стай» можно рассматривать мероприятия, проводимые в передовых армиях мира, по «превращению отделения в центр приложения стратегических усилий». Военные специалисты считают, что в условиях современного высокотехнологичного военного конфликта роль и значение каждого отдельного солдата на поле боя неизмеримо возрастают, а результат деятельности даже одного солдата может иметь стратегические последствия.
СОДЕРЖАНИЕ «ТРАДИЦИОННОГО» (РЕГУЛЯРНОГО) ВОЕННОГО
КОНФЛИКТА
«Традиционный» (регулярный) военный конфликт, как показывает опыт войн и вооруженных конфликтов последних десятилетий, может вспыхнуть практически мгновенно или, наоборот, начаться после угрожаемого периода, когда одна из сторон будет достаточно долго наращивать свою группировку сил вторжения, а вторая – будет иметь возможность подготовиться к отражению агрессии. Западная военная мысль выработала в настоящее время типовую модель «традиционной» (регулярной) войны активного (агрессивного) типа, которая уже неоднократно реализовывалась на практическом уровне. В наиболее общем виде она включает в себя три периода.
1. Подготовительный период, который может длиться от нескольких часов до нескольких месяцев.
2. Активный период военного конфликта, включающий в себя три этапа:
– этап скоординированного и масштабного применения бомбардировочной, истребительно-бомбардировочной и штурмовой авиации и крылатых ракет с целью максимального ослабления военного и экономического потенциала, морального духа войск и населения противника;
– этап наземной операции вторжения;
– этап проведения военных операций по уничтожению противостоящих группировок войск противника, оккупации ключевых объектов на его территории и установлению контроля над его населением.
3. Период постконфликтного урегулирования (проведения операций по стабилизации).
В рамках этой модели военного конфликта военные действия будут иметь скоротечный характер (часы, дни, недели), а период постконфликтного урегулирования может продолжаться годами. Модель «традиционного» (регулярного) военного конфликта оборонительного типа должна зеркально отражать модель конфликта агрессивного типа. Однако, как представляется, военная мысль в этом направлении продвинулась пока недостаточно.
Содержанием военных действий в конфликтах будущего станет точечное воздействие на выявленные «центры тяжести» противника, под которыми понимаются ключевые, критически важные объекты боевого порядка или оперативного построения войск противника, ключевые элементы инфраструктуры, объекты энергетики и жизнеобеспечения населения. Принципиально то, что во главу угла ставится не уничтожение целей, а воздействие на объекты, не физическое уничтожение людей или материальных средств, а выведение их из строя, полное подчинение противника своей воле.
Для достижения этих целей в конфликтах будущего будет делаться ставка на «бесконтактную» войну, широкое применение различных систем высокоточного «умного» оружия различного назначения. При этом «бесконтактный» характер военных действий предполагает уничтожение или выведение противника из строя на дальних дистанциях задолго до боевого соприкосновения. В идеальном варианте войска противника вообще не должны выйти из мест постоянной дислокации или, в крайнем случае, они должны быть уничтожены на маршрутах выдвижения. Такое, естественно, возможно только при условии абсолютной информационной осведомленности, прежде всего о противнике, его замыслах и намерениях.
Одним из ключевых факторов достижения победы в военном конфликте будущего явится правильное распределение приоритетов воздействия на цели и объекты противника. Система таких приоритетов была разработана полковником ВВС США Дж. Уорденом почти два десятка лет назад. Схематически американский эксперт представил противника в форме мишени, состоящей из пяти концентрических колец. Центр мишени – «яблочко» – это политическое руководство, лидеры противника. Следующим по важности кольцом является система жизнеобеспечения государства противника. Затем идут в порядке убывания важности: инфраструктура и экономика, население и, наконец, вооруженные силы (рис. 2).
Соответственно главные усилия в военном конфликте должны быть направлены на уничтожение политических лидеров страны противника, причем в этом контексте под уничтожением необязательно понимается физическая ликвидация, но и акции по идейной, политической и морально-нравственной дискредитации.
ВОЕННО-ТЕХНИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ КОНФЛИКТА БУДУЩЕГГО
Огромное влияние на характер войн и вооруженных конфликтов «традиционного» (регулярного) типа оказывает комплекс применяемых систем вооружения, военной и специальной техники. Специалисты говорят сегодня о кинетическом и некинетическом оружии, информационном, психотропном, консциентальном, геофизическом, климатическом и других видах оружия, имеющих революционное значение. В результате регулярные вооруженные силы государства в будущем могут вообще не иметь ничего общего с их современным обликом. Соответственно формы и способы применения группировок войск (сил), да и сам характер военного конфликта будущего могут просто не соответствовать нашим сегодняшним представлениям.
О развитии перспективных комплексов вооружений и военной техники для вооруженных сил много говорится и пишется в средствах массовой информации. Пользуясь этим, остановимся только на одном из перспективных направлений военно-технических разработок – на развитии робототехнических комплексов военного назначения. К настоящему времени наиболее ощутимых результатов в этом отношении добились в вооруженных силах США, где уже сегодня состоят на вооружении как тактические, так и стратегические комплексы беспилотных летательных аппаратов разведывательного и ударного назначения. Вместе с тем абсолютно неправильно сводить всю деятельность по оснащению вооруженных сил робототехническими комплексами исключительно к «беспилотникам». Как свидетельствует мировой опыт, это только первый и не самый сложный шаг.
В Вооруженных силах США в настоящее время разрабатываются концепции применения автономных роботизированных систем военного назначения, направленные на «создание партнерства между людьми и роботами, позволяющего им работать в рамках синергетических команд». В рамках этих концепций прорабатываются варианты формирования боевых подразделений, в состав которых предположительно будут входить 150 солдат и офицеров и около 2000 роботов. В связи с этим соответственно встает и другая проблема: как и какими средствами воевать с подобной «синергетической командой» солдат и роботов противника.
Самая сложная и неоднозначная проблема на пути создания полностью автономных робототехнических комплексов военного назначения – легитимность и моральная возможность передачи машине права на убийство человека. Однако это – моральная проблема, проблема человека, но никак не робота, не проблема технологии. Одним из вариантов решения этой проблемы может стать несмертельное оружие в арсенале обладающего искусственным интеллектом боевого робота, способного действовать полностью автономно, независимо от человека.
С другой стороны, моральная проблема предоставления роботу права убить человека актуальна для цивилизованного общества, основанного на ценности человеческой жизни, но совершенно «не работает» применительно к террористам и фанатикам. Менее всего эти моральные проблемы волнуют души членов сети «Аль-Каиды».
ТЕМА ОСВЕЩЕНА,
НО ВОПРОСЫ ОСТАЮТСЯ
С окончанием XX века «традиционная» война, понимаемая как столкновение группировок войск исключительно регулярных вооруженных сил двух противоборствующих сторон, постепенно приобретает все более комплексный и сложный характер. Уже сегодня трудно представить ситуацию, когда в чистом поле в честном бою сойдутся две бригады противостоящих сторон. Война – это не дуэль благородных рыцарей и не спортивная игра. Военные действия немыслимы без обмана, хитрости, маскировки, дезинформации, угроз и неизбежного риска. Победит не тот военачальник, который будет отчаянно сражаться, не жалея жизней своих подчиненных, а тот, кто переиграет противника в интеллектуальном плане.
Безусловно, отдельные бои, операции и сражения, ведущиеся «по уставу» между группировками войск (сил) регулярных вооруженных сил противоборствующих государств, сохраняют свое значение и в войнах современной эпохи. Такие столкновения имели место в период войны в Ираке в 2003 году. Подобные столкновения могут иметь место в случае развязывания войны США с Ираном или Северной Кореей. Ограниченное по пространственно-временным характеристикам применение группировок регулярных вооруженных сил возможно в межгосударственных вооруженных конфликтах, при выполнении миротворческих задач в разных регионах мира и в будущем – в Африке и Азии, Латинской Америке и Европе, в том числе и по периметру границ Российской Федерации.
Крупномасштабная война в том смысле, который вкладывает в это понятие отечественная военная наука, применительно к Российской Федерации представляется маловероятной. Такая война, как мы уже отмечали, в процессе своего развития неизбежно подойдет к опасной фазе перерастания в ядерный конфликт с глобальными последствиями.
По мере совершенствования средств и способов ведения «традиционных» (регулярных) войн и вооруженных конфликтов формировался устойчивый стереотип: побеждает сильнейший. Такова линейная логика войны. Вместе с тем стремление более слабых в техническом и иных отношениях государств противостоять агрессии более сильных стран способствовало появлению концепции асимметричного конфликта, то есть применения иррегулярных формирований. Однако эта тема выходит за пределы чисто «традиционного» (регулярного) военного конфликта и будет рассмотрена отдельно.
Одна статья, безусловно, не охватывает все аспекты и особенности военного конфликта «традиционного» (регулярного) типа. Автор остановился только на некоторых, наиболее интересных моментах и принципиальных положениях, которые позволяют «заглянуть за горизонт» и попытаться оценить содержание и возможный характер войн и вооруженных конфликтов будущего. Этим вопросам не уделяется должного внимания ни на теоретическом, ни на практическом уровнях. Проблемы войн будущего не обсуждаются на научных конференциях и на страницах военных СМИ, вокруг этих тем нет творческих споров и диспутов, нет должной научной дискуссии. К сожалению, общественность не получает какой-либо информации по этим вопросам и от руководства Министерства обороны.
Странно, что эта тема волнует только некоторых независимых экспертов и отдельных энтузиастов, а военное ведомство хранит молчание. Очень хочется верить, что наши генералы знают ответы на эти вопросы, но не считают нужным информировать широкую аудиторию. Вот только события августа 2008 года в Южной Осетии позволяют независимым экспертам в этом усомниться.   

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(3)


retrograd retrograd 18:14 14.04.2013

"Справедливости ради следует отметить, что в военных конфликтах «традиционного» (регулярного) типа наряду с регулярными войсками часто применялись и иррегулярные формирования (партизаны, герильерос, повстанцы). Однако их участие в таких конфликтах было второстепенным и только дополняло действия регулярных войск. " ************************************************************************************************** Опять же, с классификацией несколько мутновато ... Во-первых, иррегулярные формирования, по сути своей, в "традиционном" межгосударственном ("межкоалиционном"...) конфликте всегда играют подчинённую интересам и целям и задачам регулярных сил роль. Так что, здесь, особо "уточнять" нечего ... Одним (но далеко не единственным и самым наглядным ...) из значимых исключений здесь будет народная война (гверилья) в Испании, в ходе которой народ Испании, фактически парализовал действия наполеоновских регулярных войск. Однако, автор, почему-то, говоря о подчинённой роли иррегулярных формирований, об этом "исключении" не упомянул ... И, далее ... А можем ли мы, в данном случае, опираясь лишь на формальные, внешние признаки (вооружение, организация, струтктура ...) считать войну вооруженного НАРОДА против "регулярного" агрессора банальными действиями "иррегулярных" формирований. Играющих, к тому же, подчинённую роль ...?

retrograd retrograd 18:51 14.04.2013

Теперь, в рамках этой же темы, вернёмся к Гражданской войне (1917 - 1920 г.г) в России ... В ходе данной войны "имели место быть" и отражение внешней агрессии (интервенции) по всем периметрам ... И вооружённая борьба политических сил (часть которых поддерживалась извне ...) внутри страны ... К тому же, применительно к Советской России, формально, можно заявлять, что с её стороны, все вооружённые формирования, включая Красную Армию, были "иррегулярными" ... Ведь сама Советская Россия была непризнаным "международным сообществом" образованием ... Ну, и перекидывая "мостик" в наше время ... Я придерживаюсь того мнения, что т.н. "иррегулярные" формирования, в принципе не могут вести "войн". Даже взаимных ... Ибо войны, ведутся исключительно государствами, которые, по сути своей уже являются регулярными структурами ... Вооруженные столкновения, это да ... А войн, и даже, ВОЕННЫХ действий нет ... Даже при наличии у них, таких средств вооруженной борьбы, как тяжелое вооружение (РСЗО, тяжелая артиллерия, танки ...) ... Пираты Моргана или Дрейка, имели в своем распоряжении флот не уступающий по потенциалу регулярным флотам "небританских" ГОСУДАРСТВ ... И действовали на море весьма эффективно ... Однако, будет сложновато называть действия пиратского флота Дрейка "военными" ... Хотя, в своё время, они оказывали влияние на "международную безопасность" и "политику",не меньшее, чем действия сегодняшних т.н. "международных террористов", где-нибудь у побережья Сомали ... Или в Мали ... Или в Ливане, в конце 70-х ... Короче, возвращаюсь к своей мысли, высказаной уже при публикации ПЕРВОЙ статьи Попова ... ВСЁ "это" УЖЕ БЫЛО ... И бога ради, избавьте народ от кабинетной "наукообразности", обозначая все перечисляемые автором факторы, как "особенности текущего момента" ... И приведённая автором "диаграмма" с иллюстрацией "сотношения" военных и невоенных действий, нарисована в условиях ОТСУТСТВИЯ БОЛЬШОЙ войны С УЧАСТИЕМ "взаимным противоборством) ВЕДУЩИХ субъектов мировой политки ... А значит, в принципе не можт быть материаломдля каких-либо умозаключений прогностического характера ... И стоит лишь ситуации в сфере международной безопаснсти, дойти до предела, когда "большие парни" возьмутся за дубинки, всё моментально вернётся на "круги своя" ... И "большие регулярные армии", хоронимые ныне всеми кому не лень, сразу станут играть свою решающую роль ... Разумеется, для тех, у кого хватит мозгов эти армии, пр всех необходимых технологических "трансформациях" сохранить ...

retrograd retrograd 19:04 14.04.2013

Кстати ... В период европейских войн за "испанское наследство", а это (18-ый век ...) армии противоборствующих сторон, действуя на территории неприятеля или на "нейтральной" территории, тратили массу времени и сил на обеспечение собственного "пропитания" (снабжения) ... В т.ч. и в т.н. "зоне военных действий" ... А можем ли мы и должны, в соответствии с предложенной автором "диаграммой", считать такие действия "невоенными" действиями на поле боя ...? :) ... Ведь мирное население было "вовлечено" в эти действия "по полной программе" ...


Читайте также


Удаленная работа доводит до развода

Удаленная работа доводит до развода

Ольга Соловьева

Надомный труд разрушает нервную систему и семьи

0
5623
Шел 76-й год войны…

Шел 76-й год войны…

Владимир Щербаков

Поисковики возвращают из безвестности героев, забытых государством

0
1027
Пхеньян заявил о наличии абсолютного оружия

Пхеньян заявил о наличии абсолютного оружия

Владимир Скосырев

Китай усиливает охрану границы с Северной Кореей

0
6564
Карабахский пожар должен стать уроком для современной России

Карабахский пожар должен стать уроком для современной России

Александр Перенджиев

Как игра с межнациональными проблемами ведет многонациональную страну к гибели

12
12942

Другие новости

24smi.org
Рамблер/новости
Загрузка...