0
2604
Газета Концепции Интернет-версия

26.04.2013 00:01:00

Формула победы выведена штыком на поле брани

Четыре спланированных условия успеха и одна случайность

Игорь Попов

Об авторе: Игорь Михайлович Попов – кандидат исторических наук, полковник запаса.

Тэги: война, конфликты, армия


война, конфликты, армия Рис. 1. Противники на исходных рубежах. Диаграмма предоставлена автором

Понятие «победа» является одной из важнейших категорий военной науки. Однако, как это ни странно, четкого и однозначного определения этого термина нет. Точнее, трактовок много, но все они в чем-то ущербны.
Официальное издание Министерства обороны РФ – многотомная «Военная энциклопедия» – не рискнула дать универсальное определение понятию «победа». Вместо этого дается толкование термина «победа в войне», под которым подразумевается «нанесение поражения противнику и достижение одной из воюющих сторон (государством, коалицией государств, политическим движением или организацией) политических и военно-стратегических целей войны». Даже к такой, столь широкой и расплывчатой формулировке у военных экспертов сегодня есть замечания, а вот вопрос о том, что такое победа в бою или операции, вообще остается открытым.

Философское осмысление понятия «победа» приводит к слишком абстрактной трактовке этого термина. А на уровне обыденного сознания (на тактическом уровне), наоборот, военная победа всегда конкретна: разгромить, разбить, уничтожить, пленить противника, овладеть его позициями, захватить боевые трофеи.
По мере углубления в осмысление этой научной категории, всплывает множество вопросов и неоднозначных аспектов.
В частности, победа может быть военной, политической или моральной; полной или частичной; реальной или условной; признанной или непризнанной. История знает ситуации, когда победа вдруг оборачивается поражением, как то было с Наполеоном под Москвой. Бывают и еще более неоднозначные ситуации, когда потомки переосмысливают победы предков и объявляют их поражениями или «пирровыми победами».
Действительно, дать универсальное, подходящее на все случаи жизни определение понятию «победа» очень трудно, а может быть, вообще невозможно. В данной статье не ставится цель решить эту проблему. Однако отсутствие универсального научного определения понятию «победа» вовсе не означает, что победы нет, что победить в войне, военной кампании, операции или бою невозможно.
Победа – это окончательная точка военного конфликта любого типа, масштаба или интенсивности. Если она поставлена – дело сделано, если нет – то, как говорится, продолжение следует…
Так как же добиться успеха? Предлагаю свою «формулу» успеха или, точнее, диаграмму победы.
ИСХОДНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ
Любой военный конфликт стратегического или оперативно-стратегического масштаба, любой конкретный бой или боестолкновение на тактическом уровне ведутся с одной целью – победить. Достижение победы возможно лишь тогда, когда одна из сторон обладает превосходством над своим противником – как в количественном, так и качественном отношениях. Другими словами, термин «превосходство» означает, что одна из сторон имеет всего больше и лучшего качества, чем другая. Используя определенные коэффициенты, можно привести количественные и качественные параметры к единому знаменателю.
Остается главный вопрос: о чем, собственно, идет речь, в чем конкретно одна из сторон должна превосходить другую. Ответ на этот вопрос достаточно прост. В наиболее общем виде противоборствующие стороны представляют собой две взаимодействующие системы, каждая из которых характеризуется четырьмя основными переменными факторами и одним динамическим фактором.
Основные факторы, характеризующие каждую из противоборствующих сторон, лежат в материальной, моральной, информационной и когнитивной сферах. Они изменяются во времени, прежде всего под воздействием противника, и поэтому отнесены нами к переменным факторам. Несколько в стороне стоит элемент случайности на войне, изменчивый и динамический по своему характеру (рис. 1).
Материальным фактором является совокупность сил и средств ведения войны в целом, военных (боевых) действий в частности. На стратегическом уровне в это понятие входят экономический, военный, научно-технический, демографический и иные потенциалы государства, определяющие его геополитический статус на мировой арене. В мирное время, в частности, речь идет об общей численности вооруженных сил, мобилизационных ресурсах, состоянии и возможностях оборонно-промышленного комплекса страны. В военное время требуется более детальная количественно-качественная оценка сформированных стратегических и оперативно-стратегических группировок войск (сил) противоборствующих сторон на конкретных направлениях,
На тактическом уровне основу материального фактора составляют численность и качество подготовки личного состава развернутых группировок войск (сил); состав и состояние комплекса вооружений, военной и специальной техники; наличные материальные и людские резервы; состояние и возможности тыловых служб и структур. Действительно, успех в бою или операции невозможен без учета соотношения танков, БМП и БТР, артиллерии и других средств поражения в противостоящих группировках войск двух сторон. Нельзя отрицать и важность качественных характеристик вооружений, уровень подготовки личного состава, обеспеченность ГСМ, боеприпасами и множество других факторов.
Вместе с тем материальный фактор, характеризующий две противоборствующие стороны в военном конфликте или в бою, несмотря на всю свою сложность, является все же наиболее простым для определения и сопоставления. Существующие методики позволяют измерять этот фактор и оценивать степень превосходства одной из сторон.
Моральный фактор характеризует моральный дух населения и войск; морально-политическое состояние личного состава; готовность к самопожертвованию; ненависть к врагу; степень патриотических настроений в обществе и в войсках. Как показывает опыт прошедших войн, немаловажную роль играет идейно-политическое единство и сплоченность населения страны, уровень доверия политическим властям, справедливый или несправедливый характер войны. Моральный фактор везде и всегда считался одним из ключевых условий достижения победы. Его недооценка чревата тем, что блестяще задуманная и организованная военная операция даже в условиях полного технического превосходства над противником может обернуться позорным провалом. История знает много ситуаций, когда сила духа превосходила силу оружия.
Немаловажную роль моральный фактор играет и на поле боя. Он определяет боевой дух и стойкость солдат и офицеров, их готовность терпеть лишения и трудности, упорство и настойчивость в бою. Низкий моральный дух соответственно ведет к таким явлениям, как предательство и дезертирство, массовая сдача в плен и капитуляция.
Наглядную картину в этом смысле дает даже поверхностное сопоставление роли морального фактора в войне в Ираке 2003 года и в продолжающейся уже более двух лет войне в Сирии. Десять лет назад деморализованные и преданные Вооруженные силы Ирака практически не оказали никакого сопротивления вторгшимся группировкам войск США и их ближайших союзников. Вооруженные силы Сирии, напротив, несмотря на все сложности, ведут упорную борьбу с иностранными и местными боевиками. Как бы ни отличались эти два военных конфликта, вывод однозначен: моральный фактор по-прежнему является одним из важнейших, а иногда и решающим условием достижения победы.
Информационный фактор по своей сути так же стар, как и два предыдущих, однако его значимость резко возросла в современную информационную эпоху.
На стратегическом уровне информационный фактор включает в себя все аспекты деятельности государства в информационной сфере в самом широком смысле этого понятия. Он складывается из совокупности информационных возможностей государства (информационная материально-техническая база страны, кадры специалистов), наличия соответствующих внешнеполитических, внутриполитических и военных концептуальных основ (положений, наставлений, стратегий) и опыта деятельности в этой сфере. В рамках информационного фактора следует рассматривать деятельность всех разведывательных служб и структур государства в мирное и военное время.
Органичными элементами информационного фактора в масштабе государства выступают все структуры, органы, организации и учреждения, которые оказывают информационное воздействие на противника или ведут информационное противоборство. Эта деятельность включает в том числе радиоэлектронную борьбу, проведение мероприятий по стратегической маскировке и дезинформации.
В современных условиях информационный фактор в наиболее целостном виде реализуется в концепции единого информационно-коммуникационного (разведывательно-информационного) пространства.
На тактическом уровне информационный фактор предполагает объективное и своевременное обеспечение командования группировок войск (сил), штабов, подчиненных частей и подразделений всей необходимой и достоверной информацией – о противнике и его намерениях, своих войсках, складывающейся на поле боя обстановке.
Когнитивный фактор представляет собой деятельность органов государственного и военного управления в сфере критического анализа и осмысления доступной информации и выработке на этой основе наиболее рациональных и эффективных решений. На стратегическом уровне этот фактор характеризует деятельность военно-политического руководства страны по руководству военной организацией государства в мирное время и руководству ходом военных действий в военное время. Именно в когнитивной сфере идет процесс принятия решений, именно в этой сфере ошибка одного человека (руководителя) может подвести всю систему к краху.
Показательна в этом смысле роль Сталина накануне Великой Отечественной войны. Несмотря на информацию о намерении Гитлера напасть на СССР, советский лидер, веруя в непогрешимость своих геополитических расчетов, допустил в когнитивной сфере ошибку, за которую пришлось расплачиваться большой кровью. Вывод очевиден: знать не означает понимать. Знают многие, но понимают единицы.
На тактическом уровне когнитивный фактор проявляется в умении командира (командующего) всесторонне и правильно осознать и оценить обстановку на поле боя, его способности оперативно принимать наиболее целесообразные и адекватные обстановке решения.
В современных условиях от командира (командующего) требуется не только высокий уровень профессиональной подготовки в военной сфере, но и глубокие знания в области культурологии, психологии, истории, экономики и в других сферах. Очень многое в конечном итоге зависит от личности самого командира (командующего), его эрудиции и таланта.
Фактор случайности является неотъемлемой характеристикой военного конфликта. Поле боя скрыто «туманом войны»: сведения о противнике не могут быть абсолютно полными, достоверными и своевременными. Невозможно предвидеть и предусмотреть все варианты развития обстановки. Война всегда была, есть и будет «игрой» со многими неизвестными, победа в которой иногда может зависеть от случайных факторов. «В каждом большом деле всегда приходится какую-то часть оставить на долю случая», – говаривал Наполеон. И он был прав. Фактор случайности, как правило, возникает внезапно и непредсказуемо, однако он может быть запрограммирован, подготовлен одной из сторон заранее.
По своей сущности фактор случайности имеет субъективный или объективный характер, обусловленный деятельностью людей, природными катастрофами, временем года, погодными условиями и множеством других причин. Примером того, как фактор случайности воздействует на боевые действия, является применение авиации в годы Первой мировой войны: погода летная – самолеты летали, в противном случае действия авиации были невозможны. В результате плохая погода срывала возможность ведения оперативной разведки противника с воздуха, что негативно сказывалось на ведении наземных операций.
Развитие техники и технологии в современных условиях позволяет значительно ослабить воздействие фактора случайности на ход и исход вооруженной борьбы, однако полностью сбрасывать со счетов его воздействие нельзя.
ДИАГРАММА УСПЕХА
Определившись с понятиями, попробуем отобразить графическими средствами соотношение материального, морального, информационного и когнитивного факторов двух противоборствующих сторон – А и В (рис. 1). Для наглядности условно принимаем совокупное значение каждого из рассматриваемых факторов за 100%. Такой подход подчеркивает органичную взаимосвязь характеристик основных факторов двух сторон: превосходство одной автоматически означает ущербность или отставание другой.
Соотношение каждого из указанных нами четырех переменных факторов может находиться или в состоянии равновесия (характеристики факторов примерно сопоставимы или одинаковы), или в состоянии неравновесия – превосходства одной стороны и соответственно отставания другой.
Равновесное состояние факторов обеих сторон будет выражаться соотношением 50% на 50%. На представленной диаграмме эта 50-процентная граница для каждой из противоборствующих сторон обозначена как «ближний рубеж зоны победы». В равновесном состоянии конкретный рассматриваемый фактор как бы зажат между двумя «ближними рубежами зоны победы» – для стороны А и стороны В соответственно. Выход за этот рубеж одной из сторон в свою «зону победы» означает для нее рост шансов на победу, а для ее противника – соответствующее уменьшение относительной доли данного фактора, то есть повышение шансов проиграть.
Рис. 2. Факторы успеха Брусиловского прорыва. 	Диаграмма предоставлена автором
Рис. 2. Факторы успеха Брусиловского прорыва.     Диаграмма предоставлена автором
Равновесное состояние двух противоборствующих сторон характерно для первых трех лет Первой мировой войны, когда обе воюющие коалиции имели примерно равные силы и средства, схожие характеристики морального, информационного и когнитивного факторов. Стратегическая инициатива переходила от одной стороны к другой, войска истекали кровью, население в тылу терпело огромные лишения, но соотношение характеристик сторон многими месяцами держалось в равновесном состоянии.
Превосходство одной из сторон над другой по тому или иному фактору в принципе может быть абсолютным, то есть достигать 100%. На нашей диаграмме эта граница именуется «рубежом полной и окончательной победы». В реальной обстановке 100-процентное превосходство одной стороны над другой по всем четырем факторам является нетипичным явлением, хотя и вполне возможным. Примером 100-процентного превосходства одной из сторон по одному (материальному) фактору может служить асимметричный конфликт – действия регулярных войск против иррегулярных формирований.
Следует учитывать, что относительные величины материального, морального, информационного и когнитивного превосходства подвержены постоянным изменениям. В результате вероятность успеха или победы даже в одном бою может несколько раз коренным образом меняться.
Каждый из рассматриваемых факторов – материальный, моральный, информационный и когнитивный – не зависят друг от друга, хотя их взаимовлияние, безусловно, существует. Превосходство по одному из факторов не гарантирует победы. Оно свидетельствует только о том, что у данной стороны есть шансы на победу.
Что происходит, когда по двум или трем факторам конкретная сторона имеет весомое или абсолютное преимущество? В этом случае многое зависит от соотношения показателей сторон по оставшемуся фактору. Так, например, превосходство в силах и средствах, высочайший моральный дух войск и высокая информационная осведомленность одной стороны создают объективную основу для достижения победы. Но если в когнитивном плане эта сторона ущербна, если стратегия и тактика действий этой стороны шаблонна, если система принятия решений забюрократизирована, а сами решения стандартны, то превосходство по предыдущим трем факторам создает только иллюзию близкой победы. С этим, в частности, советские войска столкнулись на начальном этапе войны в Афганистане.
Если превосходство характеризует позицию одной из сторон по всем четырем факторам, то вероятность ее победы максимальна. Но здесь вмешивается уже фактор случайности (фортуны, судьбы, чуда, «божественного провидения», влияния «потусторонних сил»). История знает множество фактов того, как случайность в прямом смысле этого слова переворачивала судьбы миллионов людей. Трудно сказать, победила бы в 1956 году революция на Кубе, если бы не одна «случайность»: Фидель Кастро, осужденный за революционную деятельность на 15 лет, был досрочно выпущен из тюрьмы по амнистии. Через год режим Батисты пал. Случайность играла роковую роль в судьбах всех императоров и полководцев прошлого. И на сегодняшнем поле боя исключать влияние этого «скользкого» фактора нельзя.
КАК ЭТО «РАБОТАЕТ»
Основываясь на нашей диаграмме победы, попытаемся практически применить ее к анализу военных событий прошлого и составить диаграмму вероятности победы для наступательной операции Юго-Западного фронта Русской армии летом 1916 года, той самой операции, которая вошла в историю под названием Брусиловского прорыва. Для наглядности выстроим две диаграммы вероятности победы: за несколько месяцев до начала операции русских войск и с началом наступления (рис. 2).
Накануне операции соотношение материального фактора двух противостоящих группировок войск характеризовалось некоторым перевесом в пользу русских войск. Моральный фактор можно охарактеризовать как равновесный. Информационный фактор, по нашей оценке, давал незначительное преимущество генералу Брусилову. Что касается когнитивного фактора, то еще весной 1916 года он находился в равновесном состоянии: обе стороны, как казалось, были неспособны преодолеть инерцию позиционной войны.
В этой ситуации командование Русской армии задумывает, организует и в первых числах июня 1916 года начинает решительную фронтовую наступательную операцию. В военном искусстве появилась новая форма прорыва фронта – одновременно на нескольких участках. Таких активных и масштабных действий со стороны Юго-Западного фронта Русской армии противник просто не ожидал. Это был информационный провал для австро-венгерских и германских войск. Сама же наступательная операция войск под командованием генерала Алексея Брусилова стала своеобразным «когнитивным прорывом». В когнитивной сфере командование Русской армии, безусловно, решительно переиграло противника.
Таким образом, анализируя диаграммы вероятности победы для Юго-Западного фонта Русской армии весной 1916 года и в июне–августе того же года, можно прийти к некоторым обобщениям.
Во-первых, перед началом подготовки к наступательной операции Русской армии стороны находились примерно в равновесном состоянии при небольшом преимуществе в пользу Русской армии как минимум по материальному и информационному факторам.
Во-вторых, перелом равновесного состояния двух сторон обеспечило проявившееся полное превосходство русского командования в когнитивной сфере – грамотно разработанная и осуществленная наступательная операция Русской армии.
В-третьих, наступательная операция Русской армии привела к изменению информационного и морального факторов в пользу русских войск.
В-четвертых, фактор случайности в этой ситуации благоприятствовал русским войскам. Никакого чуда, которое бы спасло австро-венгерские войска и германские части от поражения, не произошло.
В результате все факторы, характеризующие состояние русских войск в ходе Брусиловского прорыва, указывали на общее превосходство Русской армии, которое она и реализовала, добившись победы в операции.
Другим примером того, как «работает» диаграмма победы, является оценка вероятности победы правительственных сил или повстанцев в военном конфликте в Сирии.
В самом начале конфликта превосходство по всем параметрам было на стороне правительственных сил Башара аль-Асада, но через два года ситуация изменилась. Как представляется, опасность ситуации для сирийской стороны заключается прежде всего в наметившемся отставании в информационной и когнитивной сферах. Боевики приобрели опыт ведения боевых действий против сирийской армии и постоянно навязывают ей свои условия «игры». Правительственные войска, как правило, только отвечают на действия боевиков. Преимущества боевиков и оппозиции в Сирии в информационной сфере обеспечиваются разведывательными, информационными и иными механизмами так называемых «друзей Сирии».
В результате превосходство оппозиционных сил в этих сферах значительно ослабляет материальное превосходство правительственных войск и уменьшает шансы Асада на победу. Следовательно, руководству Сирии следует уделить особое внимание именно информационной и когнитивной сферам: нейтрализовать наметившиеся преимущества оппозиции и попытаться переиграть врага на этом поле.
Ну и, естественно, нельзя забывать о факторе случайности, который внезапно может сыграть очень серьезную роль в развитии конфликта в Сирии. Его воздействие трудно предсказать, но скорее всего он «выстрелит» не в пользу правительства Башара аль-Асада.
НЕ ВСЕ ТАК ПРОСТО
Конечно, предлагаемая модель оценки вероятности победы, как и любая логическая конструкция, не лишена определенных условностей и недостатков. Чтобы облегчить работу критикам, можно отметить, что данная модель «работает» значительно более эффективно на тактическом, чем на стратегическом уровне. Это и понятно: чем проще ситуация, тем легче ее оценить. На стратегическом уровне вступают в силу многие другие факторы, которые требуют своего учета. Вместе с тем общий подход, предлагаемый в нашей модели, позволяет давать обоснованные оценки и прогнозы практического плана.
Существенные трудности возникают при оценке материального фактора. Формальное сопоставление численности войск или вооружений само по себе мало что говорит. Простой пример: численное превосходство в средствах поражения одной из сторон легко нейтрализуется единичными высокоточными средствами поражения другой стороны. Одновременно группа спецназа по своим боевым возможностям вообще несопоставима с подразделением пехоты, укомплектованным необученными военнослужащими. Качественные коэффициенты при оценке материального фактора в современных условиях играют ключевую роль, поэтому их обязательно нужно вводить при сопоставлении характеристик материального фактора противоборствующих сторон.
Большие сложности вызывает сравнение морального фактора двух сторон. В бою или операции оценка морально-политического состояния противостоящих группировок войск ведется на постоянной основе по отработанным методикам и сложностей не вызывает. Объективную оценку морального духа и настроений населения целой страны – будь то жертвы или агрессора – дать трудно. Сравнить же состояние морального фактора на этом уровне для двух государств (коалиций государств) еще труднее. Не всегда в этом отношении «работают» стандартные подходы, когда войны делятся на справедливые и несправедливые. Моральный фактор для фашистской Германии накануне Второй мировой войны был беспрецедентно высок, а категория справедливости нацистскими идеологами была интерпретирована в идею «завоевания жизненного пространства».
Еще одна сложная проблема – оценка когнитивного превосходства противоборствующих сторон. Так, например, столкновение регулярных войск с повстанцами с точки зрения формальной логики представляется заведомо обреченным делом для слабой стороны. Профессиональные военные, безусловно, знают, как воевать, и главари повстанцев не могут сравниться с ними в этом отношении. Однако в реальности дело часто обстоит иначе: боевики-«дилетанты» обыгрывают военных профессионалов в когнитивном отношении.
Как следствие достижение превосходства в когнитивной сфере в асимметричном военном конфликте или боестолкновении возможно только тогда, когда командир регулярной группировки войск «мыслит на той же волне», что и главарь бандформирования, «забыв» все, чему его учили в военной академии. На первый взгляд это кажется абсурдным, но иначе переиграть «дилетантов» невозможно. Об этом свидетельствует опыт действий иррегулярных формирований в годы Второй мировой войны, в эпоху холодной войны и в бурную современную эпоху. В результате возникает парадокс, когда само понятие когнитивного фактора становится широким и расплывчатым, а его оценка должна проводиться применительно к конкретной ситуации данного боя или операции.
В целом, несмотря на все свои недостатки, предлагаемая модель оценки вероятности достижения победы носит достаточно универсальный характер. Самое главное, она дает простую и наглядную практическую методику сравнения потенциальных возможностей и шансов противоборствующих сторон одержать победу в военном конфликте, операции или бою.
Представленная диаграмма победы позволяет подойти к оценке вероятности победы той или иной стороны целостно, комплексно и многопланово. Она ставит заслон на пути шаблонного мышления командиров и военачальников, традиционно мыслящих в категориях количества солдат, танков или самолетов, недооценивая или игнорируя моральные и особенно когнитивные аспекты.
Предлагаемая методика, при ее грамотном применении в процессе принятия решений в военной и военно-политической сферах, позволит избежать многих ошибок, неоправданных жертв и обидных поражений в будущем.   

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


"Халифат" теряет людей, технику и территории

"Халифат" теряет людей, технику и территории

Александр Шарковский

Под ударами войск Багдада и Дамаска исламисты отступают, но не капитулируют

0
2957
Минск и Москву накрыли нефтяные "тучи"

Минск и Москву накрыли нефтяные "тучи"

Антон Ходасевич

Белоруссия не готова переориентироваться на российские порты

0
19156
Арабское единство  под вопросом

Арабское единство под вопросом

Вениамин Попов

На Ближнем Востоке формируются немыслимые ранее альянсы и группировки

0
2967
В Киргизии зачищают политическое пространство

В Киргизии зачищают политическое пространство

Виктория Панфилова

Президентские выборы могут спровоцировать межнациональные и межконфессиональные конфликты

0
2231

Другие новости

24smi.org
Загрузка...