1
4949
Газета Концепции Интернет-версия

06.03.2015 00:01:00

Ядерное сдерживание – право России

Ядерная мощь России должна подкрепляться как адекватными военно-техническими мерами, так и четкой цивилизационной позицией

Сергей Брезкун

Виктор Нефедов

Об авторе: Сергей Тарасович Брезкун – профессор Академии военных наук, член-корреспондент Академии геополитических проблем, старший научный сотрудник РФЯЦ–ВНИИЭФ. Виктор Степанович Нефедов – доктор физико-математических наук, первый заместитель главного конструктора РФЯЦ–ВНИИЭФ.

Тэги: нато, россия, гиперборея, русь, грозный, достоевский, хмельницкий, ссср, сша, кндр, рвсн


нато, россия, гиперборея, русь, грозный, достоевский, хмельницкий, ссср, сша, кндр, рвсн Видя, каким образом «благодарят» Россию за свое спасение наши бывшие восточноевропейские партнеры, приходишь к однозначному выводу – кроме армии и флота нет у России более верных союзников. Фото Reuters

События последнего времени показывают, что Запад относится к России по-прежнему враждебно. 30-летний период якобы потепления отношений Запад использовал для ослабления России и многого здесь добился. В орбиту НАТО включен ряд стран – бывших участниц Организации Варшавского оговора и союзных республик СССР. В абсолютном большинстве государств постсоветского пространства сформированы антироссийские элиты. И это не так уж удивительно, если вспомнить, например, что «братушки»-болгары в обеих мировых войнах оказывались на стороне врагов России.

Западом, а теперь уже и постсоветскими неофитами Запада сформирован образ России как агрессора. Попытки России отстоять свои законные интересы вызывают жесткое неприятие вплоть до коллективных антироссийских акций – пока что невоенного характера. Но в перспективе не исключены попытки и прямого силового давления.

Поскольку надежных союзников у нас нет, в деле обеспечения уверенного исторического будущего остается полагаться только на себя. А наиболее весомым аргументом перед лицом давления извне являются мощные Вооруженные силы. Действенность последних определяется в первую очередь ракетно-ядерными вооружениями (РЯВ), способными компенсировать слабость обычных сил, демографические потери постсоветского времени и эффективно обеспечить сдерживание агрессии. 

При этом самое могучее оборонное средство должно иметь не только адекватный военно-технический – количественно-качественный – облик, но и соответствующее идеологическое обоснование ядерной стратегии и правомочности возможного применения РЯВ.

О САМОБЫТНОСТИ И МИРОЛЮБИИ РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

Ракетно-ядерные вооружения – совершенно особый инструмент национальной политики России, и для верного комплексного взгляда на него необходимо начинать с цивилизационного уровня. Осознав проблему на этом, высшем, уровне, можно спускаться на геополитический уровень, далее – на политический и военно-политический, и если все «ступени» анализа мы прошли сверху вниз верно, то и взгляд на военно-техническую политику в сфере РЯВ России будет верным и адекватным.

А поскольку цивилизационный уровень из вида обычно упускается, с него и следует начать.

Народ России и его жизненное пространство формировались в течение многих тысячелетий на огромных территориях. В спорах о том, где отыскиваются истоки русского народа, сломано немало копий, однако нет сомнений, что истоки русской цивилизации не просто уходят в толщу веков, но оказываются еще и разветвленными. В то же время нет сомнений и в том, что русские – коренной народ великой евразийской общности, прямой потомок тех, кто испокон веков населял славянские земли и никуда не уходил, сохраняя верность земле предков. Русские славяне жили на своей исконной территории от Десны и Днепра до Ильменя, Оки и Волги как минимум со времен неолита.

Свидетельств замещения на этих территориях русских праславян другими народами нет, а внутренние усобицы этнического состава и цивилизационных основ не изменяют – потому-то русский народ и сохранил удивительную этническую и культурную однородность. Первые стоянки человека современного типа, открытые у воронежского села Костенки, имеют возраст 40 тыс. лет, и с тех пор аборигены отсюда не уходили, вливаясь в русское праславянство. А сколько таких Костенок еще скрыто не только в толще тысячелетий, но и в толще культурных слоев!

Неолитические культуры, открытые на территории исторической России, – это культуры праславян. Трипольская культура и днепро-донецкая культуры V тысячелетия до н.э., следы которых находят на землях Поднепровья, украинского и белорусского Полесья, на Северском Донце… Фатьяновская культура бронзового века II тысячелетия до н.э., названная по могильнику у деревни Фатьяново на Ярославщине и прослеживающаяся от Прибалтики до Волги и Камы. Тшинецкая культура, известная в том числе по остаткам поселений на так называемой Слободской Украине, то есть в тех местах, где много позднее проходила южная засечная полоса Московской Руси.

Названия народов менялись, но сами народы, населявшие русско-славянскую территорию, оставались в своей цивилизационной основе неизменными. «Скифия – это Русь», – утверждал Геродот. Русь – это не Скифия, а точнее, не только Скифия, но и Скифия тоже. Легендарные Гиперборея, Биармия – тоже наши корни.

Современные генетические и этнографические исследования доказывают, что на просторах от Балтийского моря до Красноярска и от Северного Поморья до Краснодарского края русские генетически и этнически отличаются между собой гораздо меньше, чем, например, северные и южные немцы, несмотря на несопоставимость занимаемых территорий. Вполне корректен обобщенный портрет русского, а вот обобщенный портрет француза не прорисовывается из-за большой размытости черт. Причем обобщенный цивилизационный портрет русского – это портрет миротворца, вынужденного защищать свои земли от напора извне и умеющего защитить их силой оружия и духа, но не склонного к завоеваниям. Герои русского эпоса – не завоеватели, а Кузнецы-Змееборцы, оградившие Русь от врага чертой Змиевых валов.

Обширность территории, богатство недр, сельскохозяйственных угодий, лесов, обилие пресных вод давали и дают России все, что необходимо для жизни. И народы России всегда жили своим трудом, не уничтожая самобытности друг друга. В Советском Союзе эта русская цивилизационная черта лишь развилась и усилилась. Достаточно сравнить предвоенные Восточную Украину, Восточную Белоруссию и отторгнутые Польшей в 1921 году Западную Украину и Западную Белоруссию. В первых – расцвет науки, культуры, индустриализация, во вторых – запустение и притеснение. Если же иметь в виду более давнюю историю, то вспомним, что притесняемые поляками и ренегатами украинского народа народные массы Украины во времена «Руины» – после смерти Богдана Хмельницкого, бежали в пределы Московского государства. Как трагически все повторяется, и одна из причин та же – антирусская политика Запада.

В 1862 году Федор Достоевский писал: «Деспотизм вовсе не в духе русского народа. Он слишком миролюбив и любит добиваться своих целей путем мира». Россия действительно практически не вела завоевательных войн, хотя присоединяла к себе территории и вооруженной рукой. Однако объективный анализ убеждает, что внешние войны России преследовали следующие цели: во-первых, выход на естественные границы, в том числе – за счет возврата ранее утраченных территорий, как это было, например, в Ливонскую войну Грозного и в Северную войну Петра; во-вторых, обеспечение интересов народов, добровольно пошедших под руку России – как это было с Грузией и Арменией, уничтожаемых Персией и Турцией; в-третьих, защита единоверцев от того же турецкого геноцида на Балканах и, наконец, в-четвертых, исполнение союзнического долга, как это было в итальянской кампании Суворова, при освобождении Корфу Ушаковым и в Европейском походе русской армии 1813 года.

Обвинения России в агрессивности абсурдны и лживы в цивилизационном, геополитическом и историческом плане, не говоря уже о современности. Органически агрессивен Запад – с идеями католического и германского «Дранг нах Остен», с англосаксонским представлением планеты как «великой шахматной доски» и манихейским делением стран на «империи Добра» и «империи Зла», с причислением к последним России.

В результате русский народ разделен, у него украдены огромные территории – не только при попустительстве, но и с прямого поощрения этого процесса Западом. Вряд ли здесь стоит говорить о лицемерии и двойных стандартах, просто надо понять, что для Запада хорошо и правильно только то, что направлено на ослабление России.

Нам же себя упрекать особо не в чем, если иметь в виду цивилизационные принципы, историю и геополитику. Стыдиться надо того, что все мы, русские (великорусы, белорусы, украинцы), татары, грузины, армяне, казахи и другие народы СССР, своими уступками и поступками поставили себя на грань исторического небытия.

Америка сеет повсюду насилие, хаос, потерю идентичности… Своекорыстие Запада доказывает его неспособность быть лидером человечества. Не способен на это и Восток – во всех его ипостасях. Противостоять сползанию мира к цивилизационной катастрофе может только Россия – как прямая наследница единственной подлинно миролюбивой и миротворческой древней русской цивилизации. Но русское Добро будет способно выполнить свою цивилизационную миссию в том случае, если будет сохранять в своем арсенале РЯВ, как гарантию мира для России и всего человечества.

Да, ядерное оружие России – фактор миротворческий. В руках российских воинов оно – инструмент предотвращения войны и принуждения к миру. Причем исключительно миролюбивый смысл имеет ядерная мощь только России. Она не программирует российскую агрессивность, а сдерживает чужую агрессивность.

РОССИЯ ДОЛЖНА ОСТАВАТЬСЯ ЯДЕРНОЙ ДО ТЕХ ПОР, ПОКА МИР БУДЕТ ВООРУЖЕН

Итак, суть древнейшей русской цивилизации дает нам право ею гордиться, ее ценить и отстаивать – в том числе и от силовых посягательств. При этом должна решаться двуединая стратегическая задача сдерживания агрессии – как глобальной, так и региональной, за счет оружия стратегических ядерных сил (СЯС) и ядерного оружия регионального сдерживания (ЯОРС), неверно называемого «нестратегическим».

Основу российских СЯС составляют и должны составлять Ракетные войска стратегического назначения (РВСН). Однако для целей сдерживания важны, безусловно, и морские СЯС (МСЯС), и авиационные (АСЯС). При этом АСЯС, например, предпочтительнее рассматривать в качестве безотказного и эффективного средства регионального сдерживания как неядерных, так и ядерных стран.

Свою двуединую сдерживающую функцию российские РЯВ способны решить лишь при вполне определенном военно-техническом облике, о чем еще будет сказано, однако необходимо и концептуальное военно-политическое, а также эффективное идейное подкрепление деятельности РЯВ. У личного состава «ядерной» компоненты Вооруженных сил РФ не должно быть ни малейших сомнений в том, что его усилия нужны России не только сегодня, но и будут нужны до тех пор, пока в мире существуют крупные армии, безотносительно – ядерные или неядерные.

Ныне имеют хождение идеи так называемого Global Zero – «ядерного Ноля». Подобные идеи – не более чем прикрытие планов дезорганизации российской концептуальной сферы. Но представим – в рамках мысленного эксперимента, что США, Англия, Франция, КНР и т.д. инициативно и без предварительных условий проводят полное ядерное разоружение, сохраняя лишь «обычные» вооруженные силы. Означает ли это, что России тоже следует отказаться от национального ЯО? Нет, конечно!

В реально ядерном мире РЯВ РФ исключают любой тип агрессии против России. В гипотетическом неядерном мире РЯВ РФ позволяют минимизировать оборонные расходы России при решении все той же задачи исключения агрессии против России.

Соединенные Штаты, имея мощные «обычные» вооруженные силы, способны к силовому подавлению им неугодных и без ЯО. Китай, имея массированные «обычные» вооруженные силы, тоже способен к внешней политике с элементами силовых угроз, отказавшись от ЯО. Для Англии и Франции их ЯО имеет статусное значение и реально их безопасность не повышает. Россия же, как оборонительная, неагрессивная держава, представляющая зато интерес для внешнего мира как объект сырьевой эксплуатации, должна сохранять свое ЯО вне зависимости от того, ядерный или неядерный мир окружает ее. Налицо и задача надежного силового ограждения русской цивилизации.

Пора перестать рассматривать термин «ядерное сдерживание» как некий обезличенный термин, характеризующий политику любой ядерной державы. В нынешней мировой ситуации этот термин отражает реальность применительно к вполне конкретным ядерным государствам: России, Индии, Пакистану, Израилю и КНДР.

Под ядерным сдерживанием понимается (и ничего иного понимать нельзя) такая политика ядерной державы, которая направлена исключительно на сдерживание гипотетической ядерной (или неядерной) агрессии против нее. Сдерживать можно лишь потенциального агрессора.

Индия и Пакистан, став ядерными державами, страхуют друг друга от былой невзвешенной политики во взаимных отношениях. И, надо сказать, региональная стабильность оказалась реально упроченной после обретения Индией и Пакистаном ядерного фактора взаимного сдерживания.

«Ядерный» Израиль блокирует возможность тотальной войны арабского мира против себя, и даже если какая-то из арабских стран станет ядерной, мы получим на Ближнем Востоке, по сути, «индо-пакистанский» вариант.

КНДР, обретя ЯО, резко снизила угрозу внешней агрессии Америки против себя, и не более того.

Кроме указанных выше, только Россия из всех ядерных держав объективно вынуждена обеспечивать сдерживание различных форм возможной агрессии и экспансии. Прежде всего – потенциальной агрессии США или блока НАТО, а также гипотетически не исключаемой экспансионистской политики Китая. Ядерная же агрессия США против КНР или КНР против США теоретически возможна, но, по достаточно очевидным причинам, практически невероятна. Англии и Франции тем более сдерживать некого, зато их ЯО имеет агрессивный оттенок как дополнительная угроза опять-таки России.

Задача ядерного сдерживания агрессии стоит перед Россией в разноуровневой и разветвленной постановке, и поэтому именно Россия имеет наиболее обоснованное системное право на ядерное сдерживание как концептуальную основу всей национальной военной организации. Россия должна оставаться ядерной до тех пор, пока мир будет вооружен. Это нужно четко осознать.

ЯДЕРНОЕ СДЕРЖИВАНИЕ – НЕ АНАХРОНИЗМ

Качественный и количественный состав ракетно-ядерных вооружений России, концепция их функционирования и возможного боевого применения должны гарантированно исключить агрессию против России в любых условиях, в том числе – в условиях противодействия на всех этапах применения. Учитывая консолидацию Запада против России, можно понять, что разумные пределы сокращения РЯВ с позиций гарантированного исключения агрессии не только достигнуты, но и превзойдены. Для обеспечения надежного сдерживания необходимо, напротив, довооружение.

Ядерное оружие – неотъемлемая составляющая безопасности России. 	Фото Reuters
Ядерное оружие – неотъемлемая составляющая безопасности России. Фото Reuters

Однако, несмотря на очевидность всего выше сказанного, сегодня порой ставят под сомнение саму необходимость сохранения и укрепления режима ядерного сдерживания. Так, в статье Алексея Арбатова «Ядерный потолок», опубликованной в одном из российских СМИ, проводится мысль о том, что «наряду с поэтапным сокращением ядерных вооружений» возможно и «постепенное упразднение взаимного ядерного сдерживания как основы военно-стратегических отношений США/НАТО, России и Китая».

То есть в перспективе отвергается целесообразность сохранения и упрочения режима ядерного сдерживания, что ставит под сомнение и необходимость существования наиболее эффективного инструмента сдерживания – российских РЯВ.

Подобная концептуальная постановка вопроса для России недопустима, особенно если учесть, что для США все рассуждения о благотворности-де ядерного разоружения – всего лишь «дымовая завеса». В России же подобные разговоры способны привести к концептуальной дезориентации государственного руководства, а также к деморализации военно-политической, военно-технической общественности и общества в целом.

Особенно же опасна угроза дезориентации и деморализации тех, кто своей повседневной работой на боевых постах хранит мир и безопасность России. Что должен думать командир расчета РВСН, командир подводного ракетного крейсера или ядерно-технической части, читая в отечественной прессе заявления о том, что ядерное-де сдерживание все более становится «анахронизмом»? Оно никогда не было для России анахронизмом и не станет для нее анахронизмом, если, конечно, Россия не решит совершить цивилизационное и государственное самоубийство.

Объективный взгляд на историю ЯО выявит агрессивный тип поведения США и оборонительный тип поведения СССР. До тех пор пока США превосходили СССР в десятки раз, ядерная война была весьма вероятной. Когда разрыв сократился до двух-трех раз – маловероятной. Когда же был достигнут примерный паритет, Америка пошла на переговоры, и вероятность войны быстро снизилась до почти нулевой. Это был ядерный «ноль» в том смысле, что развитые ядерные вооружения СССР свели угрозу войны к нулю. Только такой «ноль» России и нужен!

По мере ослабления ядерного статуса РФ (а он, увы, по сравнению с 80-ми годами ослаб), вероятность ядерного удара по России стала возрастать. И наша общая задача состоит в том, чтобы опять все свести к системному ядерному «пату», обеспеченному развитым ядерным оружейным статусом России.

ОРИЕНТИРЫ – МАССИРОВАНИЕ И ЗАЩИЩЕННОСТЬ

Кое-кто усматривает парадокс в том, что российские стратегические баллистические ракеты, как фактор сдерживания, должны обладать характеристиками, обеспечивающими при необходимости выполнение боевой задачи. Однако парадокс это кажущийся – все непротиворечиво и логично, если помнить, что РВСН – инструмент исключения, а не ведения войны.

РВСН должны быть эффективными при их гипотетическом задействовании. Но высокие ТТХ ракетно-ядерных средств РВСН обеспечивают прочный режим исключения войны против России.

Говоря о перспективном облике РЯВ РФ, нельзя не затронуть договорный аспект. Договоренности советского периода основывались на идее строгого паритета, и это полностью исключало соблазн для США нанести первый удар по объектам ВЭП СССР и средствам ответного удара СССР. Те 1398 МБР в РВСН, в ядерное боевое оснащение которых входили 6612 боезарядов плюс мощные МСЯС и АСЯС, были надежным фундаментом, на котором выстраивалась договорная база безопасности СССР.

С начала 90-х годов США добивались и добились минимизации СЯС России в расчете на то, что это даст Америке шанс на эффективный первый удар по средствам ответного удара России. Соответственно перспективная национальная ПРО США должна рассматриваться не как оборонительная система, а как один из элементов двуединой системы безнаказанного удара США по средствам ответного удара РФ. НПРО США призвана нейтрализовать и перехватить средства предельно ослабленного ответного удара России по территории агрессора. Этого нельзя допустить.

Военно-политическая и экономическая обстановка в мире нестабильна, в перспективе возможны ситуации от благоприятных для России до неблагоприятных. Рациональным будет такой качественно-количественный облик РЯВ РФ, который адекватен наиболее неблагоприятному варианту развития мировой ситуации.

Это означает, что следует руководствоваться принципом целесообразности разумно наращиваемых РЯВ, учитывая, естественно, что это создает дополнительную нагрузку на экономику. Тем не менее именно принцип достаточности для сдерживания должен быть положен в основу концепции перспективного развития РЯВ как военно-технического компонента военно-политического режима гарантированного ядерного сдерживания. К тому же НИОКР в интересах РЯВ будут стимулировать отечественный инновационный процесс.

Говоря о системном облике РЯВ, надо помнить, что режим ядерного сдерживания в конечном счете основывается на психологическом военно-политическом эффекте, обусловленном принципиальной неопределенностью результата ядерной агрессии для гипотетического агрессора.

Для того чтобы иметь достоверный результат, необходимо нанести реальный массированный удар и получить ответ, что, естественно, ни для кого неприемлемо. Резкий же дисбаланс в пользу одной из сторон усиливает соблазн первого обезоруживающего удара. Поэтому все меры – военно-политические и военно-технические, которые повышают неопределенность для агрессора последствий его первого удара, должны рассматриваться как усиливающие режим сдерживания.

Одной из перспективных мер в этом плане может стать ПРО ракетных стартов РВСН. Эти системы должны нейтрализовать как ядерные удары по средствам РВСН, так и удары неядерными средствами. Системы ПРО ракетных стартов, повышающие живучесть средств ответного удара и их боевую устойчивость, безусловно, укрепляют режим ядерного сдерживания.

Существенно при этом, что для систем ПРО ракетных стартов требуется принципиально более низкая вероятность перехвата, чем для национальной ПРО территории страны. В случае НПРО расчетная вероятность перехвата должна приближаться к единице, в то время как для ПРО стартов вероятность перехвата даже на уровне ~ 0,5 представляется эффективной и допустимой, поскольку заведомо повышает общую неопределенность конечного результата агрессии для потенциального агрессора, тем самым снижая угрозу агрессии.

Меры, повышающие неопределенность конечного результата для агрессора, целесообразно предусматривать на всех этапах боевого применения, на всех участках траектории средств ответного удара России. Так, повышают живучесть сил ответного удара и неопределенность результатов перехвата меры, создающие неопределенность самой траектории полета за счет варьирования в широких пределах (до тысяч километров) точки старта МБР, а также точки прицеливания за счет маневра боевых блоков.

Соответственно представляются перспективными нетрадиционные способы базирования средств РВСН на мобильных, скоростных, малоуязвимых и сложно обнаруживаемых платформах.

КРОМЕ ЯДЕРНОГО БОЕВОГО ОСНАЩЕНИЯ – АДЕКВАТНАЯ МОРАЛЬНАЯ ПОДДЕРЖКА

Подводя итог, можно сказать, что перспективные РЯВ РФ должны быть количественно достаточными, более развитыми, чем сегодня, то есть – разумно массированными, комплексно защищенными и имеющими в своем составе совершенное ядерное боевое оснащение.

Возвращаясь же к началу статьи, подчеркнем еще раз, что наряду с материальным боевым оснащением российских РЯВ мы обязаны не утрачивать, а хранить, укреплять и развивать моральную, идейную базу их деятельности.

Мы – на издревле своей земле. Мы ни у кого ее не захватывали, и защищать ее от возможных посягательств – наше право и наш долг. Мы в своем праве во всех отношениях – цивилизационном, геополитическом, историческом, нравственном и юридическом. Материально это право обеспечено наличием у России ее ракетно-ядерных вооружений, принадлежностью к деятельности которых гражданин России должен гордиться, а его соотечественники обязаны ему право на гордость обеспечить.

В этом направлении, как нам представляется, сделано пока очень немного. Так, например, яркий – даже по эффектности юбилейных цифр – 55-летний юбилей РВСН прошел скорее как профессиональный, не получив широкого общественного освещения и резонанса.

Необходима же широкая общественная и государственная информационная и моральная поддержка российских РЯВ. Наполеон оценивал соотношение морального фактора к материальному как три к одному. В век интеллектуальных вооружений этот тезис верен, казалось бы, не всегда. Однако в действительности моральный фактор в деятельности российских РЯВ по-прежнему является важнейшим залогом их успешной боевой работы.

Офицер РВСН, офицер-подводник, специалист ядерно-технической части всегда находятся в потенциально стрессовой ситуации, как и их командование всех ступеней. И они должны быть полностью, абсолютно уверены в своей стране, в ее политической и общественной готовности дать сокрушительный отпор агрессии, если она состоится. Только в этом случае страна может быть абсолютно уверена в своих воинах-ядерщиках и не опасаться реальной агрессии.

Сегодня Академия РВСН носит имя Петра Великого, и, несмотря на то что и раньше она носила славное имя, нынешний ее символ вполне отвечает высокому смыслу ядерного оружия России. Петр Великий обладал абсолютной государственной волей, и его пример должен обязывать нынешние поколения.

Но политическая воля руководства не может быть ясно выраженной без ясно выраженной политической воли общества и народа, ставящего свободу и независимость Отечества в первый ряд общественных ценностей. В ядерной оружейной деятельности России это значение твердой политической воли должно проявляться основополагающим образом, и размягчение ее недопустимо.

Соответственно недопустимы (а точнее – безнравственны) дискуссии о том, устарело или нет ядерное сдерживание как способ обеспечения безопасности России. Спорить можно лишь о том, как укрепить режим ядерного сдерживания агрессии наиболее рациональным и эффективным образом.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(1)


Владимир Степанов 17:39 06.03.2015

Пустые разговоры о ядерном нуле не обманывают руководство страны, а военно служащие СЯС уверены в необходимости своей службы и им нет нужды опасаться этой болтовни. Авиационная компонента СЯС очень важна в качестве гибкой длинной руки России и никак не сводится к региональному масштабу. Наши АПЛ - предмет особой заботы МО США и их КНШ. Мобильные комплексы автор недооценивает: зарядчики и ракетчики не сидели сложа руки. А заботиться о них еще больше необходимо.



Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Штайнмайер нашел способ вернуть Россию в «большую восьмерку»

Штайнмайер нашел способ вернуть Россию в «большую восьмерку»

НГ-Online

В интересах ЕС продолжать диалог с Москвой, сказал министр

0
2438
Мадуро напал  на американский след

Мадуро напал на американский след

Алексей Забродин

Оппозиция теряет лидеров, но продолжает борьбу с режимом

0
1104
Путин и Обама сверят часы на саммите G20

Путин и Обама сверят часы на саммите G20

Евгений Медведев

Турецкое вторжение застало США врасплох и породило очередные противоречия

0
1547
От ФБР требуют расследовать свидетельства "угрозы российского вмешательства" в итоги выборов президента США

От ФБР требуют расследовать свидетельства "угрозы российского вмешательства" в итоги выборов президента США

  

1
463

Другие новости

24smi.org