0
3698
Газета Концепции Интернет-версия

11.03.2016 00:01:00

Полигибридная или квазимировая война

Взрывоопасная ситуация на Ближнем и Среднем Востоке еще далека от урегулирования

Леонид Медведко

Об авторе: Леонид Иванович Медведко – доктор исторических наук, член Союза писателей России, полковник в отставке.

Тэги: гибридная война, сирия, исламское государство, ближний восток, терроризм, аль каида, турция, цру


гибридная война, сирия, исламское государство, ближний восток, терроризм, аль каида, турция, цру Население на освобожденных от террористов территориях постепенно начинает привыкать к мирной жизни. Фото Reuters

Ежегодно сменявшие друг за другом в России Год культуры, Год истории, Год литературы и наконец Год кино в 2016 году можно было бы объединить в привычную с советских времен ударную «Пятилетку культуры мира» в четыре года. Но отмечать такую «культуру мира» в условиях гибридной войны вряд ли удастся. Только в Сирии после провозглашения там «Исламского государства» (запрещенная в России террористическая организация) с арабской аббревиатурой ДАИШ, как подсчитал в своей последней статье мой коллега и друг Георгий Мирский, России предстоит участвовать минимум в пяти, а то и в большем числе войн.

В Год литературы по радио и телеканалу «Культура» проводили публичное чтение по эстафете бессмертной эпопеи-романа Льва Толстого «Война и мир». Но, к моему огорчению, никто из участников той эстафеты не догадался раскрыть глубокий философский смысл самого названия романа «Война и мир».

Гостивший в те дни у нас в Москве знакомый китайский переводчик объяснил мне, что полное раскрытие иероглифов в названии романа правильнее было бы читать при обратном переводе на русский как «культура войны и культура мира». Эти два понятия должны находиться в постоянном «сопряжении» (тей-цзы). При таком раскрытии уже самого названия романа Толстого получается, что только китайские иероглифы полнее выполнили эту функцию, переведя его более верно. В большинстве его переводов на западных языках такое «сопряжение» самих понятий войны и мира не передано. Правильнее было бы его перевести как культура войны и мира.

НЕИЗБЕЖНОЕ «ВОЗМЕЗДИЕ» ЗА УДАР В СПИНУ

Не успели отгреметь салюты в честь первой победной «Севастопольской страды – 2» в Крыму, как Запад поспешил объявить России переформатированную на новый лад новую полигибридную войну. Она схожа с продолжающейся уже не первый год на расширенном Ближнем Востоке самой длительной войной ХХ–XXI веков, которая сопровождается теперь «джихадом терроризма» не только в Ираке, но и далеко за его пределами. Претендентов оказалось немало. На создание в мире ислама некоего нового халифата, так называемого «Исламского государства», стала претендовать и бывшая Османская империя.

А одним из первых таких претендентов стала «Аль-Каида» Ирака», на базе которой и создавалось потом самопровозглашенное «Исламское государство в Ираке и Леванте» (ИГИЛ). По мере распространения своей власти на северо-восточные регионы оно обрело и свою новую арабскую аббревиатуру ДАИШ (в переводе – Исламское государство Ирака и Шама). Этот квазихалифат объявил и свою субмировую гибридную войну сразу на нескольких фронтах от Атлантики и Африки до Тихого океана и Индонезии. Отголоски объявленного такого «террористического джихада» стали слышны как в Западной Европе – во Франции и Бельгии, так и за Атлантикой – в Калифорнии за Тихим океаном. Такая квазимировая война не может соответствовать классическому определению войны, данному Карлом Клаузевицом как «продолжение государственной политики иными, силовыми средствами», поскольку грабительские войны не могут иметь ничего общего с культурой войны, не говоря уже о «культуре мира».

За время существования ИГИЛ джихад терроризма успел выйти уже за рамки прежнего классического определения войн. Широко используются как дозволенные, так и запрещенные международным правом средства и виды ведения войн, включая публичные казни пленных, торговлю людьми, особенно женщинами и детьми. Подобные сообщения постоянно появляются в разных СМИ с обязательными почему-то оговорками при каждом упоминании ИГИЛ, что это организация запрещена в Российской Федерации. Естественно, подобная оговорка вызывает у многих недоумение: почему только ИГИЛ удостоилась такой привилегии, словно других преступных организаций в других исламских государствах никогда ранее не существовало. Ведь Россия сама входит в Организацию сотрудничества исламских государств, где, кстати, практикуются как торговля людьми, так и публичные казни, как это делается в Саудовской Аравии.

Для моих коллег-исламоведов такая оговорка могла бы и не потребоваться, если бы речь не заходила о государствах, придерживающихся только радикальной идеологии исламизма. Оговорка, очевидно, потребовалась в целях перестраховки. Как бы читатели не спутали существующие другие, признанные в ООН исламские организации и государства, такие как та же ОИК, Исламский Пакистан и признаваемая теперь Западом Исламская Республика Иран (ИРИ). Ведь эти государства не безгрешны по части использования разных видов терроризма. Но в том-то и дело, что ИГИЛ стал той организацией, которая самопровозгласила себя исламским государством – халифатом. Оно тоже претендует на мировое господство, как претендовал на это во Второй мировой войне германский Третий рейх. Придя к власти через резню в «Ночь длинных ножей» и день поджога рейхстага, последний просуществовал более десятка лет. «Джихад терроризма» не менее громко объявил о себе в первый же год нового столетия, устроив на глазах всего мира новую «американскую трагедию» 11 сентября 2001 года, когда были разрушены два из самых высоких небоскребов мира – на Манхэттене. То зрелище произошло на глазах всего мира и должно было произвести впечатление куда большее, чем поджог рейхстага, организованный Гитлером. Обрушение двух небоскребов-близнецов в Нью-Йорке и одного из корпусов Пентагона в Вашингтоне устроены были тоже не без содействия американских спецслужб и воротил с Уолл-стрита. Это остается все еще одной из нераскрытых тайн.

«Исламское государство» (ИГ), как потом часто стал напоминать глава Чечни Рамзан Кадыров, никакого отношения к исламу не имеет и не могло иметь. Кадыров предпочитает поэтому называть его «государством шайтана» (иблиса). По-арабски это могло бы звучать как «Иблисское государство», что позволяло бы сохранять и арабскую аббревиатуру ИГ. Это освобождало бы от необходимости делать при каждом его упоминании оговорку о запрете такой организации в РФ.

Появился ИГИЛ на свет, объявив себя исламским халифатом, еще в 2006 году, а некоторые считают, и раньше, вслед за свержением в Ираке режима Саддама Хусейна. В любом случае он уже существует почти столько же, сколько Третий рейх в Германии.

Академик Никита Моисеев, выступая на открытии Клуба независимых ученых «Евразия», главную угрозу в новом столетии усматривал не столько в предсказываемом Сэмюэлем Хантингтоном «столкновении западной и восточной цивилизаций», сколько в культурном отторжении радикального ислама от современной рыночной экономики Запада, называемого исламистами «иудейско-христианской цивилизацией». Одним из таких громких вызовов Западу и стал «джихад Манхэттена» 11 сентября 2001 года, устроенный группировкой «Аль-Каида» не без ведома специальных служб США, включая ЦРУ.

«КРАЙНЯЯ МЕРА» ЦРУ

Разгадке тайн «9/11» посвящено множество статей, книг и даже кинофильмов зарубежных и российских авторов. В них приводятся разные версии обстоятельств той катастрофы. Задумывался этот «джихад» не только «Аль-Каидой». Многие в США до сих пор убеждены, что если бы таких «глобальных врагов», как «Аль-Каида», не было, их в США придумали бы. Такого мнения придерживалось не менее трети американских респондентов, опрошенных вскоре после трагедии «9/11». Большинство и поныне убеждено, что власти знали о готовящемся акте, но ничего не сделали, чтобы его не допустить. У властей на то были свои соображения.

Что касается взрыва в тот же день одного из корпусов Пентагона, то исследования его обломков от якобы врезавшегося в здание самолета указали на их принадлежность беспилотнику, а не пассажирскому авиалайнеру. По сей день остались невыясненными и причины разрушения третьей 47-этажной башни Всемирного торгового центра, которая рухнула сама по себе, хотя захваченные террористами самолеты в нее не врезались.

Охота за бен Ладеном затянулась потом на десяток лет. Она велась с привлечением воинских контингентов, воевавших все эти годы в Афганистане и Ираке. Кстати, в их составе набирались опыта для будущей АТО в Донбассе и Новороссии и так называемые «укронаци».

Перед открытием спецсессии Генеральной Ассамблеи ООН, посвященной «Терроризму – угрозе детству» в конференц-зале одной из трех башен ВТЦ планировалось проведение круглого стола по проблемам терроризма. Среди его участников мог бы оказаться и сам автор книги. «Спасло меня от возможной гибели в тот день, – как напишет потом Чингиз Айтматов, – счастливо-трагическое стечение обстоятельств. Случившийся у меня 10 сентября инсультный микроудар в аэропорту Шереметьево при посадке в самолет помешал в тот день оказаться мне в Нью-Йорке, где уже готова была встречать меня дочь Ольга для размещения меня в отеле поблизости от ВТЦ».

Позже в США появилось несколько книг, доказывавших причастность американских секретных служб к этому преступлению века. О многих темных делах американских спецслужб рассказывалось и в появившейся вскоре книге бывшей сотрудницы ЦРУ Сьюзан Линдауэр. В переводе на русский длинное название ее книги могло бы звучать как «Крайняя мера». К таким мерам ЦРУ прибегало для устранения любых неугодных ему людей как в Америке, так и за рубежом. После выхода этой книги Сьюзан арестовали и продержали какое-то время в тюрьме. Против нее могли быть приняты потом и другие «крайние меры». Но ее оставили на свободе, после того как она пригрозила властям новыми разоблачениями разных проделок американских спецслужб, если с ней что-либо случится. На какое-то время ее решили оставить в покое.

Вместе со съемочной группой телеканала «Россия сегодня», вещающего на арабском языке («Русия аль-Яум»), моему сыну Сергею удалось в Вашингтоне встретиться со Сьюзан незадолго до скандала, разразившегося вокруг другого бывшего сотрудника американских спецслужб Эдварда Сноудена. В налаженной с ней электронной переписке в одном из своих писем Сьюзан сделала приписку, предназначенную, судя по всему, специально для меня: «Твоему отцу передай, что ему очень повезло. Пусть он благодарит своего Ангела-хранителя. Видно, Бог все же продолжает всех нас любить, несмотря ни на что»…

Ознакомившись со столь трогательным посланием Сьюзан Линдауэр, которая не возражала против издания ее книги в России, мне пришла мысль, что на русском название ее книги можно было бы сопроводить под заголовком «Кто крайний в ЦРУ» с намеком, что «Крайние меры» против Эдварда Сноудена и Сьюзан Линдауэр со стороны спецслужб США нельзя исключать.

После прочтения ее письма мне невольно вспомнился грустный анекдот. Один пожилой еврей спросил Господа Бога, когда на Ближнем Востоке закончится война? Всевышний, глубоко вздохнув, ответил: «Я до этого не доживу...». Анекдот не потерял своей злободневности и после начавшейся операции «Возмездие» и случившейся еще раньше трагедии в Париже из-за публикации антимусульманской направленности в журнале «Шарли Эбдо». В новом году журнал осмелился изобразить даже самого Всевышнего вооруженным до зубов. Такой намек наглядно просматривался – верующие террористы поклоняются и молятся самому Всевышнему.

Издававшийся почти 20 лет назад в Париже и Москве литературный, публицистический и религиозный журнал «Континент» решил собрать в четырех томах наиболее значимые статьи за последнее почти 20 лет, в том числе и посвященные трагедии «9/11», как она виделась тогда авторам по свежим следам. Все они сходились в одном: не наступает ли новая эпоха религиозных войн, называемых теперь «джихадами терроризма».

Использовать их на Западе и Востоке способны как религиозные и общественные структуры, так и разные секретные службы, в том числе ЦРУ и ФСБ. Подобные фанатики, из которых вербуются террористы и шахиды, нередко становятся слепым орудием для исполнения «воли Аллаха».

Недавно скончавшийся вождь афганских талибов, одноглазый мулла Омар, отвечая перед смертью на обвинения Запада в захвате джихадистами заложников, бросил американцам обвинение, что они сами долгое время держали весь мир ислама в положении заложников. Другой известный проповедник радикального ислама, саудовский богослов аш-Шувейби, считает, что джихад против неверных не только разрешается, но и благословляется Аллахом. Поэтому в некоторых мечетях «джихад шахидов» 9 сентября 2001 года отмечался как «победа над американскими шайтанами». Уместно в этой связи напомнить, что Достоевский, называя это «бесовщиной терроризма», считал, что не так просто бывает разбираться, кто чьим орудием является и против кого оно направляется. «Бесовщина терроризма» не имеет своей национальности, она противоречит любой религии.

МОЖЕТ ЛИ ДЖИХАД СТАТЬ ГЛОБАЛЬНОЙ ВОЙНОЙ

До сих пор не известно, кто нанес удар по Пентагону 11 сентября 2001 года. 	Фото с сайта www.dodmedia.osd.mil
До сих пор не известно, кто нанес удар по Пентагону 11 сентября 2001 года. Фото с сайта www.dodmedia.osd.mil

Полигибридную войну можно было бы также характеризовать как войну террора-антитеррора, коль скоро в ней каждая из сторон обычно обвиняет друг друга в терроризме с проведением ответных антитеррористических операций, хотя разобраться, где террор и антитеррор, представляется во многих случаях делом трудным.

У военных историков принято вести отсчет разных поколений войн по мере используемого в них разных видов оружия и вооружения: от холодного, огнестрельного и быстрострельного, химического и до современного – ракетно-ядерного оружия. В современных условиях террористами могут использоваться и другие виды полигибридных войн. Нельзя, впрочем, исключать, что в скором времени террористы смогут овладеть и оружием массового поражения (ОМП). Пока они довольствуются таким далеко не виртуальным оружием массового устрашения, как террор во всех его видах и проявлениях, применяемый в условиях ведения так называемых полигибридных войн при запутанности причин и целей многих конфликтов и кризисов на Ближнем Востоке. «Исламский халифат» при всей его вандалистской сущности оказался очень востребованным для решения как тактических задач, так и далеко идущих стратегических и геополитических целей. В сложившейся же непростой ситуации на Ближнем и Среднем Востоке сегодня разыгрывается карта издавна существующих противоречий между суннитами и шиитами.

Могу согласиться с известным социологом Александром Неклессой, что такая полигибридная война – это явление вообще по себе не новое. С окончанием холодной войны она в своем полигибридном варианте используется Западом как новый статус войны и мира, новый гибрид XXI столетия. «Исламское государство» своего рода тоже можно считать гибридом. На Ближнем и Среднем Востоке он образовался на базе остатков прежнего разбежавшегося войска Саддама Хусейна и созданной на его базе американцами 300-тысячной армии Ирака. В эту новую террористическую структуру влились также и десятки бандформирований, действовавших на разных самоуправляемых территориях Ирака и Сирии.

В годы афганской эпопеи мне довелось проходить службу на Командном пункте ГРУ, где я занимался оперативно-аналитической службой. Хорошо помню, как мы стали использовать неологизм «бандформирование» применительно к разным афганским душманам (на языке дари означающем «враги») и моджахедам-джихадистам. Такие непонятные названия с трудом воспринимались нашим высшим начальством. Тогда и решено было заменять их придуманным нами неологизмом, который потом стал широко использоваться и всеми органами, и различными СМИ. Подобные бандформирования еще до рождения ИГ стали появляться и на Северном Кавказе, и нет уверенности, что они исчезнут, даже перестав существовать как «государственная» структура ДАИШ.

Если бы Россия не приступила к проведению военной операции, пусть с некоторым запозданием в Сирии, то, как напомнил Башар Асад на переговорах в Москве, терроризм мог бы распространиться на еще большей территории. «И все могло бы развиваться по более трагическому сценарию», – признал президент Сирии.

Можно здесь напомнить, что только за последние два года в сирийском конфликте погибли 250 тыс. человек. Не менее 4–5 млн стали беженцами. Около двух третей территории страны с недавнего времени было под контролем разных бандформирований. Число беженцев и жертв росло с каждым днем.

Прежде чем принимать решение о задействовании российских Воздушно-космических сил, была проведена и соответствующая дипломатическая подготовка. Сергей Лавров провел несколько встреч с министрами иностранных дел Саудовской Аравии, Катара и других эмиратов, обсудив с ними ситуацию в Сирии. Собеседниками российского руководства в Москве были также министр иностранных дел и командующий Национальной революционной гвардией Исламской Республики Иран. Сочли тогда нужным побывать в Москве также несколько саудовских принцев и даже премьер-министр Израиля Нетаньяху.

Но решающее значение обрели потом прямые контакты и личные встречи глав дипломатических ведомств России и США. Они подкреплены были также телефонными переговорами между их президентами, увенчавшимися взаимным согласием добиваться, по крайней мере в Сирии, совместных действий по прекращению огня между всеми воюющими сторонами.

В своем выступлении на Генеральной Ассамблее ООН президент Владимир Путин счел нужным напомнить о последствиях развязанных Западом войн в Ираке и Ливии. К этому можно было еще добавить и многолетние кризисы в Ливане, Йемене и, само собой, затянувшуюся надолго войну в Сирии. «Вместо торжества демократии и прогресса, – сказал он, обращаясь к участникам сессии, – там царят насилие и нищета… Права человека, включая и право на жизнь, ни во что не ставятся. Так и хочется спросить тех, кто создал такую ситуацию: вы хоть понимаете теперь, что вы натворили?»

Вопрос этот во всем мировом медиапространстве сразу же был услышан. На него откликнулся и один из кандидатов в президенты США от республиканцев Дональд Трамп. По телеканалу NBC он задался аналогичными вопросами: «Вы можете получить доказательства, взглянув на Ливию и вспомнив Муаммара Каддафи. Что мы сделали там – это хаос. Взгляните на Саддама Хусейна в Ираке и посмотрите, что мы наделали там – это же хаос. С Сирией будет то же самое, если мы свергнем Асада, так же как свергали Каддафи и Хусейна. Мне нравится, что Путин стал бомбить ИГ, потому что не хочет, чтобы террористы добрались до России».

Это быстро поняли и в Белом доме. Президент США Барак Обама согласился тогда на личную встречу с Владимиром Путиным и готов был теперь тоже «повременить со свержением Асада» до уничтожения ИГ в Сирии. В этом, надо полагать, не меньше оказались заинтересованными и соседние с Сирией государства, в том числе Израиль.

На следующий день после возвращения Владимира Путина из Нью-Йорка в Москве принималось решение о нанесении нашими Воздушно-космическими силами ракетно-бомбовых ударов по позициям и базам ИГ в Сирии. Делалось это в строгом соответствии с международным правом и остающимся в силе договором по просьбе к тому же самого президента Сирии Башара Асада.

Выступая на экономическом форуме в Москве «Россия зовет!», президент Путин успокоил его участников: «Россия вовсе не стремится к какому-то лидерству в Сирии». А министр иностранных дел Сергей Лавров, отвечая на вопросы депутатов в Госдуме, рассказал, что Москва неоднократно предлагала американцам направить к нам делегацию своих военных экспертов, чтобы договориться о совместных действиях в Сирии. Россия же готова была направить в Вашингтон свою делегацию на самом высоком уровне во главе с премьер-министром Дмитрием Медведевым. Но из Вашингтона пришел невнятный ответ, что направлять в Москву делегацию «у них не получается и принять российскую делегацию в Вашингтон – тоже не получается».

ОПАСНАЯ ФОБИЯ ЗАПАДА

То, что не пожелали в прошлом году выслушать в Вашингтоне от Дмитрия Медведева, пришлось слушать представителям НАТО от российского премьера на ежегодной конференции в Мюнхене по безопасности в Европе. Он напомнил там о необходимости совместной борьбы с международным терроризмом как эквивалентом фашизма и старался предостеречь Запад от ошибок времен холодной войны.

«Россию там постоянно объявляют самой страшной угрозой: то для НАТО, то для всей Европы и Америки. Создается впечатление, – добавил Медведев, – что мы живем не в 2016-м, а более полувека назад во время Карибского кризиса в 1962 году». В связи с этим он призвал Запад избавиться наконец от фобии в отношении России. В его выступлении были затронуты также ситуация в Сирии и проблема миграции в Европу. В создавшихся условиях, по мнению Медведева, российские военные и военнослужащие НАТО должны сотрудничать с Сирией. Он также отверг обвинения, что Россия бомбит мирных граждан. «Никаких доказательств по поводу бомбардировок гражданского населения, – подчеркнул Медведев, – нам никто до сих пор не предоставил. В Сирии нужно совместно поработать, а не молча смотреть, как одни бандиты глушат других!»

На Западе забывают, что именно отряды и бандформирования «умеренной оппозиции» уже поставили страну перед угрозой распада и гуманитарной катастрофы. Сотни тысяч, даже миллионы беженцев устремились в Европу, заставляя ее испытывать ужас перед таким новым «переселением народов». В полной мере раньше Европы это стала испытывать на себе Турция, ставшая не только коридором в таком переселении народов, но и одной из горячих точек полигибридной войны. Кстати, в подобных войнах непросто разбираться, где там фронты, глубокие тылы и растянутые на сотни километров фланги в горной местности. Можно было бы только приветствовать, что американская и российская авиации начали осуществлять, даже не дожидаясь 27 февраля, совместные действия при оказании гуманитарной помощи страдающему населению Сирии в занимавших долгое время джихадистами приграничных с Турцией районов, в том числе городах Алеппо, Дейр эз-Зор, Ракка, Хама и Идлиб. Сама Турция превратилась тоже в страну переселения народов.

Но турецкий президент Эрдоган продолжает усматривать главную вину происходящего в проводимой Россией военной операции «Возмездие». Он высказывает даже свое недовольство случайным нарушением российскими самолетами воздушного пространства Турции и обвиняет действия Москвы в Сирии вообще. Он даже пригрозил ухудшением отношений между двумя «дружественными» странами. Но вряд ли можно называть дружественной страной ту, откуда джихадисты совсем недавно прибывали и прибывают к нам на Кавказ, а теперь заполняют и Европу.

Не стоит сбрасывать со счетов и те предположения, согласно которым кризис в Сирии начался после того, как стало известно, что президент Башар Асад отказал Саудовской Аравии, Катару и Турции в прокладке нового газопровода через территорию Сирии в Европу. Что же касается «Южного потока» и создания газового хаба для снабжения Европы, то в этом вопросе России с «дружественной» Турцией предстоит еще договариваться, скорее всего уже после победы над ДАИШ.

ГИБРИДНЫЕ ГАМБИТЫ

Впрочем, сама Турция уже ввязалась одновременно в несколько войн против турецких и иракских курдов и расширила боевые действия в курдских районах Сирии. Она только на словах объявляет войну ИГ. А сколько могут продлиться новые гибридные «турецкий и сирийский гамбиты» в такой войне, трудно предсказуемо.

Чем дольше будет продолжаться кризис в Сирии, тем больше будет возрастать угроза для России, которая начнет выступать в глазах местного мусульманского населения враждебным народом, если не для суннитов, то для мусульман-шиитов. Становится уже ясным, что нельзя решать сирийский кризис только военным путем без его политического подспорья.

Находящиеся далеко на другом берегу Атлантики и Тихого океана Соединенные Штаты претендуют как исключительная сила в такой войне на главенствующую роль. Ясно, что они хотели бы вести войну чужими руками – суннитами и шиитами в Сирии и Ираке, пуштунами, узбеками и таджиками – в Афганистане либо украинцами, русскими, поляками и прочими «шведами» в незалежной Украине.

Об этом можно судить и по первым результатам проводимой в Сирии совместной операции Воздушно-космических войск ВС России и Сухопутных войск ВС Сирии. Первые ее итоги подтвердили постулаты действующих общей концепции и военной доктрины, хотя со времени их принятия прошло уже более 20 лет. Они принимались Федеральным собранием и вводились в действие в то время, когда Запад еще не объявлял России гибридной войны. Уж не говоря о том, что понятия полигибридной войны даже не существовало. Любая доктрина и политическая концепция при столь динамичном развитии событий в мире должны корректироваться или дополняться.

Москва совершенствует, но оставляет неизменным триединый принцип национальной безопасности, которая должна обеспечиваться в тесном взаимодействии всех трех современных видов вооруженных сил – воздушно-космических, сухопутных и военно-морских. Своевременность и действенность такой доктрины нашли свое подтверждение в том числе и при проведении операции «Возмездие», с чем вынуждены были считаться США с их «исключительными», как назвал Барак Обама, вооруженными силами.

В канун Дня защитника Отечества совместное заявление России и США о прекращении боевых действий в Сирии совпало с отмечаемым в этом году национальным праздником 70-летия независимости Сирийской Арабской Республики, приуроченным к выводу иностранных войск из страны. Этот день празднуется там как День эвакуации. Хорошо было бы, чтобы подобная эвакуация начала осуществляться и после подписания заявления о прекращении огня в гражданской войне.

22 февраля Россия и США подписали соглашение о прекращении боевых действий в Сирии. Особо хочу напомнить, что речь идет о прекращении огня не самими правительственными войсками, а всеми воюющими сторонами. Начавшее действовать с 27 февраля перемирие не очень уверенно сразу вступило в силу. Давно известно, крупные державы трудно входят в чужой конфликт, но еще труднее из него выходят. С недолговременными перемириями России приходилось довольно часто сталкиваться при ведении как локальных, так и региональных войн.

В сирийском кризисном узле оказались завязанными слишком много стран, в том числе особенно плотно в него ввязалась член НАТО – Турция, граничившая с Россией– СССР, можно сказать, со дня основания НАТО. Здесь, на бывших землях у «рек Вавилонских» кто был их владельцем и кто продолжает на них претендовать, разобраться нелегко. Тем более когда один из новых претендентов считает себя вправе на это как обладатель самой большой в мире «исключительной силы». Единственно, чем могут себя утешать Соединенные Штаты, так это тем, что само название вступившего в силу 27 февраля соглашения о перемирии им еще предстоит выполнять. Неизвестно, правда, что в таком перемирии возьмет верх – «культура мира» или антикультура войны.

В любом случае уже проходной команде Обамы праздновать дипломатическую, а тем более военную победу было бы преждевременно. У американцев было бы больше причин для беспокойства и траура, если бы они подсчитали свои потери на Ближнем Востоке после позорного провала их операции «Шок и трепет», которую вряд ли хотелось бы кому-либо повторять.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Конец Женевских договоренностей

Конец Женевских договоренностей

Владимир Мухин

Попытка США и России совместно остановить войну в Сирии провалилась

1
3657
Российский авианосец готовится в поход

Российский авианосец готовится в поход

Олег Владыкин

Завершаются работы по подготовке к приему истребителей

1
1490
Великомученика призвали на службу в Сирии

Великомученика призвали на службу в Сирии

Андрей Мельников

Действия РПЦ в мусульманской стране представляются не совсем политически корректными

0
1513
Россия и США наращивают силы перед решающими битвами

Россия и США наращивают силы перед решающими битвами

Владимир Мухин

Вашингтон готовит наступление на Мосул, Москва – зачистку Алеппо и нефтегазовых территорий от боевиков

1
11596

Другие новости

24smi.org