2
3769
Газета Концепции Интернет-версия

29.07.2016 00:01:00

Саммит НАТО в Варшаве: что есть истина?

Информационная война и дезинформация в стратегии альянса

Александр Бартош

Об авторе: Александр Александрович Бартош – член-корреспондент Академии военных наук, эксперт Лиги военных дипломатов.

Тэги: сша, нато, саммит, варшава, ссср, геншер, вашингтон, ивашов, африка, польша, литва


сша, нато, саммит, варшава, ссср, геншер, вашингтон, ивашов, африка, польша, литва Министры иностранных дел ФРГ Ганс-Дитрих Геншер (на фото слева) и Чехословакии Иржи Динстбир дают старт демонтажу ограждения на границе между их странами, символизируя тем самым «освобождение Европы». Фото Reuters

С древнейших времен человек задумывается над тем, что есть истина, да и есть ли она вообще? Некоторые люди считают, что истина – в знании, другие – в вере, третьи утверждают, что истина – в чувствах людей. Остановимся на определении: «Истина есть соответствие мыслей и высказываний действительности».

Вот такого-то соответствия высказываний лидеров США и НАТО и следующих за ними практических действий не удается обнаружить в новейшей истории отношений между альянсом и Россией. Здесь своеобразной антитезой истинности является дезинформация, то есть распространение искаженных или заведомо ложных сведений для достижения пропагандистских, военных (введение противника в заблуждение) или других целей. Нередко используется и неприкрытая ложь как утверждение, ложность которого очевидна не только тому, кто его высказывает, но и всем заинтересованным лицам.

ОБМАН В КОНФЛИКТАХ СОВРЕМЕННОСТИ

«Никогда столько не врут, как во время войны, после охоты и до выборов». Эта крылатая фраза Отто фон Бисмарка как нельзя лучше характеризует особенности «информационной атмосферы», связанной с каждым из упомянутых видов деятельности. Если охотничьи байки можно представить как невинную человеческую слабость, то обман и дезинформация в ходе глобального противостояния в холодной и «горячей» войне способны решающим образом повлиять на успешное решение стратегических задач.

Они позволяют отвлечь противника, пустить его по ложному следу, вынудить расходовать драгоценное время и средства на оборону в ожидании атаки, которая будет предпринята другими средствами, в другое время и в другом месте.

В условиях скатывания мира к новой холодной войне, чему способствовали и решения саммита НАТО в Варшаве, приобретает крайне агрессивные и изощренные формы геополитическое информационное противоборство между отдельными государствами или их союзами. Реализуя стратегию противоборства, противники стремятся соразмерять свои действия, во-первых, со стремлением победить, но не ценой самоуничтожения, а во-вторых, избежать чрезмерного ущерба, который сам по себе был бы равноценен проигрышу. Важное место в этой стратегии отводится дезинформации.

В истории отношений России и Запада достаточно примеров стратегических дезинформационных вбросов в ходе холодной войны 1.0, которые в совокупности своей способствовали ослаблению СССР. В военно-технической сфере американцами была умело преподнесена Стратегическая оборонная инициатива, вынудившая руководство СССР пойти на осуществление масштабных и дорогостоящих мероприятий по противодействию мнимой угрозе. Противники сознательно во много раз завышали возможности систем оружия, средств разведки, что нередко влекло за собой попытки создать такие же, а возможно, и более совершенные дорогостоящие технические комплексы. Распылялись усилия науки, тратились огромные средства.

Целью стратегических обманных действий (strategic deception) в военно-политических стратегиях США и НАТО считается снижение рисков собственной уязвимости за счет создания эффекта неожиданности для противника, что приносит существенные преимущества. Одновременно дезинформационные мероприятия позволяют придать нужное направление общественному мнению путем внедрения ложных представлений как о действиях и намерениях противника, так и своих собственных.

Дезинформационная стратегия реализуется альянсом на протяжении длительного исторического периода. В рамках статьи ограничимся ее задачами с конца 90-х годов прошлого века и до нашего времени.

ДЕЗИНФОРМАЦИЯ И РАСШИРЕНИЕ НАТО

31 января 1990 года министр иностранных дел Западной Германии Ганс-Дитрих Геншер заявил: «Что должна сделать НАТО, так это единогласно заявить: что бы ни случилось в Варшавском договоре, никакого расширения территории НАТО на восток, а именно к границам Советского Союза, не будет».

Вскоре в феврале того же года Бейкер заверил Михаила Горбачева в Москве, что «не произойдет распространения юрисдикции НАТО ни на один дюйм в восточном направлении». Горбачев тогда заявил: «Любое расширение зоны НАТО недопустимо», а Бейкер ответил: «Я согласен».

Ложь получила дальнейшее развитие во время визита в Москву в октябре 1993 года госсекретаря США Уоррена Кристофера, который приехал в Россию, чтобы заранее объяснить, что на саммите НАТО в январе 1994 года США не будут поддерживать вступление в альянс новых членов, а вместо этого хотят разработать Партнерство ради мира (ПРМ), в которое войдут все страны бывшего Варшавского договора. Заверениям американского дипломата Ельцин тогда поверил и посчитал, что ему удалось надолго, а то и навсегда отвести угрозу расширения НАТО. По свидетельству Евгения Примакова, НАТО и здесь оказалось верным своей лукавой политике: «Нам тогда подкидывали идею о том, что Партнерство ради мира связано со стремлением найти выход из сложнейшей ситуации с целью спустить на тормозах идею о расширении НАТО». Однако в американских правительственных кругах уже тогда созрела идея использовать ПРМ для подготовки возможных новых членов к вступлению в альянс и обеспечения непрерывности воздействия со стороны НАТО на всех партнеров в процессе расширения блока.

Приведенные примеры показывают, что советское, а затем российское руководство проявило непростительную доверчивость и упустило возможность сделать юридически невозможным вступление в НАТО бывших членов ОВД и постсоветских республик. Стоявший на грани развала СССР, а затем и ослабленная Россия уже не имели действенных инструментов, чтобы воспрепятствовать процессу расширения. Учитывая объективную заинтересованность США и других членов организации в экспансии НАТО, данное решение рано или поздно было бы принято. Задачей дипломатии США и НАТО было как можно дольше поддерживать среди российских собеседников иллюзию в искренности своих обещаний.

В результате тщательно спланированной кампании по стратегической дезинформации Западу удалось достаточно долго скрывать подготовку к расширению и его истинный мотив, который заключался в стремлении взять под контроль обширные территории в Центральной и Восточной Европе и на постсоветском пространстве и этим самым предотвратить появление новых государств (прежде всего обновленной и усилившейся России), способных создать угрозу безопасности США и союзникам по НАТО. В основе стратегии лежала уверенность Вашингтона в том, что США победили в холодной войне и это дает им право сформировать по своему усмотрению политику безопасности по всей Европе.

Дальнейшее развитие событий подтвердило стойкую приверженность Запада стратегии лжи и дезинформации в отношениях с Россией (да и со всем остальным миром) с целью установить глобальное господство. И жаловаться тут не на что. Такова суть так называемой западной цивилизации и западной геополитики. Однако, как утверждает Леонид Ивашов, «было бы несправедливо отождествлять с этим монстром народы всех западных стран. Подавляющее большинство из них – скорее жертвы некой стратегии и объект оглупления». Таким образом, стратегия дезинформации направлена не только вовне, но и внутрь западных государств, а одна из целей заключается в том, чтобы убедить население, что агрессия является наиболее эффективной и приносящей дивиденды формой общения Запада с внешним миром.

В этом контексте широкое применение дезинформации представляет собой одну из основ стратегии американского проекта глобального доминирования, частью которого должен был стать переход НАТО от классического союза, противостоявшего ОВД в рамках исторического противоборства двух социально-политических систем, к организации с более широким набором военно-политических функций и с расширенной зоной влияния. Что мы сегодня и наблюдаем.

РОССИЯ В ПРИЦЕЛЕ ДЕЗИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ НАТО

В ряде публикаций «НВО» отмечалось, что разработанная США и НАТО стратегия дезинформации предусматривает создание своеобразной информационно-пропагандистской оболочки, призванной скрыть истинные намерения Запада по формированию на основе НАТО модели глобального доминирования. Для этого во все публичные документы НАТО включены рассуждения о новой роли альянса и необходимости и законности расширения организации, которая в период после окончания холодной войны превратилась в одну из несущих опор новой архитектуры евроатлантической безопасности. Подчеркивается решимость альянса способствовать сохранению территориальной целостности европейских государств, не допускать внутренних конфликтов и создания в Европе разграничительных линий и сфер влияния.

Щедрой рукой дезинформационные «перлы» разбросаны и в Заявлении по итогам встречи на высшем уровне в Варшаве. Чего стоит утверждение: «Агрессивные действия России, в частности провокационная военная деятельность на периферии территории НАТО и проявленная Россией готовность добиваться политических целей с помощью угрозы силой и применения силы являются одним из источников региональной нестабильности, представляют собой фундаментальный вызов, брошенный Североатлантическому альянсу, нанесли урон евроатлантической безопасности и угрожают нашей давней цели – созданию целой, свободной и мирной Европы».

Что называется, валить с больной головы на здоровую! Напрочь «забыты» военные преступления НАТО в Югославии, бомбардировки Ливии, вторжение США в Ирак…

В ведущейся информационной войне альянс стремится следовать важному правилу: дезинформация должна отражать реальность. С этой целью в распространяемой альянсом информации действительность и иллюзии перемешиваются, вплоть до полной неразличимости, искусно сочетаются противоречивые элементы.

Так, например, выглядит мозаика, сочетающая действительные и мнимые угрозы в итоговом документе варшавского саммита:

– в границах дуги нестабильности и отсутствия безопасности, которая простирается на периферии НАТО и за ее пределами, вызовы и угрозы исходят от государственных и негосударственных субъектов, от вооруженных сил и террористических, кибернетических или гибридных нападений;

– на безопасности также серьезно сказывается положение дел на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Терроризм, особенно со стороны запрещенной в России организации ИГИЛ («Даиш»), достиг беспрецедентного уровня интенсивности, проникает повсюду на территории стран НАТО и рассматривается как непосредственная прямая угроза государствам и международному сообществу. Нестабильность на Ближнем Востоке и в Северной Африке также усугубляет кризис беженцев и мигрантов;

– А вот и надуманная, ложная угроза, якобы исходящая от России: «Своими недавними действиями и политикой Россия снизила стабильность и безопасность, повысила непредсказуемость и изменила условия безопасности. Тогда как НАТО (кто бы мог усомниться! – А.Б.) привержена своим международным обязательствам, Россия нарушает ценности, принципы и обязательства… и бросает вызов фундаментальным принципам глобальной и евроатлантической архитектуры безопасности».

Таким образом, подправленные, но не переделанные полностью оценки выглядят как реальная обстановка в сфере безопасности, что позволяет скрытно включать элементы дезинформации для маскировки истинных намерений блока.

НАРАЩИВАНИЕ ВОЕННЫХ ПРИГОТОВЛЕНИЙ АЛЬЯНСА

Провокационной деятельностью на периферии территории НАТО активно занимается сам альянс, размещая объекты стратегической ПРО в Румынии и Польше, создавая оперативный потенциал баллистической ПРО НАТО, учреждая усиленное присутствие в передовом районе в Эстонии, Латвии, Литве и Польше и юго-восточной части территории Североатлантического альянса в Румынии. В соответствии с Планом действий по обеспечению готовности усилена группировка Сил реагирования НАТО и сформирована новая Объединенная оперативная группа повышенной готовности. В сжатые сроки развернуты восемь многонациональных подразделений по интеграции сил на территории стран НАТО. Реализуется ряд новых проектов по развитию инфраструктуры и повышенной гибкости при быстрых перебросках (перевозках) сил к границам России. Более 12 лет самолеты стран альянса проводят воздушное патрулирование границ России в Прибалтике. Разрабатываются варианты дальнейшего усиления военно-воздушного и военно-морского присутствия НАТО у границ России.

Все эти меры носят очевидную антироссийскую направленность и находятся в полнейшем противоречии с положениями Основополагающего акта Россия–НАТО. На этом фоне как насмешка звучит декларация руководителей альянса: «Североатлантический альянс не стремится к конфронтации и не представляет угрозы России». Это пример циничного несоответствия между словами и делами.

СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ЯДЕРНОГО ПОТЕНЦИАЛА НАТО

Пусковые установки комплекса ПРО «Иджис» наземного базирования технически идентичны корабельным, из которых применяются КР «Томагавк». Фото Reuters
Пусковые установки комплекса ПРО «Иджис» наземного базирования технически идентичны корабельным, из которых применяются КР «Томагавк». Фото Reuters

В решениях саммита закрепляется курс на полную интеграцию ядерного и неядерного сдерживания России. При этом Североатлантический альянс не отказался от планов, предусматривающих нанесение упреждающих и превентивных ядерных ударов. В итоговом коммюнике подчеркивается: «Сочетание ядерных и обычных вооружений со средствами ПРО остается сердцевиной нашей стратегии». Основу ядерного сдерживания НАТО формируют американские ядерные боеприпасы передового базирования в Европе (около 300 авиабомб типа В-61-12 каждая мощностью до 360–400 килотонн в Бельгии, Италии, Нидерландах, ФРГ и в азиатской части Турции), а также стратегические и тактические ядерные вооружения Франции и Великобритании.

По мере развертывания комплексов ПРО в Румынии и Польше на территории стран НАТО появятся новые объекты ядерных сил, несущие стратегическую угрозу для России. В пусковые контейнеры комплексов американской стратегической ПРО могут загружаться и крылатые ракеты «Томагавк» с ядерной (ЯБЧ) или обычной боевой частью с дальностью стрельбы 2600 км. В настоящее время ракеты «Томагавк» Блок 1 и ЯБЧ для их вооружения хранятся на складах. Утилизация данного оружия или переоборудование в новые модификации с обычными боевыми частями не планируется. Таким образом, при необходимости ракеты «Томагавк» с ЯБЧ могут быть вновь развернуты в корабельном или наземном вариантах.

Размещение ядерного оружия на территории других государств НАТО и отработка задач по нанесению ядерных ударов в ходе многочисленных учений альянса с участием неядерных государств является прямым нарушением Вашингтоном Договора о нераспространении ядерного оружия и подрывает режим ядерного нераспространения в глобальном масштабе.

НАТО КАК ИНСТРУМЕНТ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ГЛОБАЛЬНОГО ДОМИНИРОВАНИЯ США

На берегах Вислы был подтвержден курс НАТО на формирование собственных возможностей по проецированию силы за пределы зоны ответственности альянса. С этой целью планируется наращивание морской составляющей сил НАТО. Делается акцент на повышение способности ВМС действовать в различных операционных средах, в том числе и в первую очередь в омывающих Россию морях – Черном, Балтийском, Баренцевом, а также Средиземном море. Для того чтобы завуалировать антироссийскую направленность этих шагов, альянс на различных международных форумах предлагает рассматривать объединенные ВМС в качестве эффективного средства для использования в операциях по кризисному урегулированию, противодействия морскому пиратству, нелегальной миграции, наркоторговле и незаконному обороту оружия. Таким образом, развитая морская составляющая позволяет альянсу решать как задачи сдерживания, так и позиционировать себя в качестве весомого международного партнера, способного оказывать поддержку операциям под эгидой ООН, ОБСЕ или ЕС.

Страны НАТО осуществляют ряд совместных программ, обеспечивающих повышение стратегической мобильности войск, включая планы закупки некоторыми государствами альянса до 2021 года около 180 широкофюзеляжных военно-транспортных самолетов А400М, создания коалиционного формирования стратегической военно-транспортной авиации, расширения парка самолетов-заправщиков, а также формирование дополнительного комплекта средств морских перевозок, включающего суда большой грузоподъемности. Эти шаги, пожалуй, наиболее рельефно демонстрируют нацеленность НАТО на повышение потенциала проецирования силы в глобальных масштабах как составной части стратегии глобального доминирования США.

Реализуются и другие масштабные проекты повышения возможностей ОВС НАТО, связанные с проецированием силы:

– разработка развертываемых модульных авиабаз для обеспечения авиационной поддержки операций;

– обеспечение способности боевым самолетам ВВС различных государств альянса применять боеприпасы, состоящие на вооружении всех союзных государств;

– создание многонациональных групп морской патрульной авиации в составе самолетов, состоящих на вооружении всех стран НАТО;

– создание стандартизированных медицинских модулей для использования многонациональными экспедиционными силами.

Проекты и программы развития НАТО тщательно координируются с планами и практическими действиями США, направленными на формирование под эгидой Вашингтона новой системы обеспечения глобальной безопасности.

В основе соответствующих планов американской администрации лежит уверенность в том, что в обозримом будущем США будут оставаться ведущей экономической и военной державой. При этом признается, что США в одиночку не смогут обеспечить надежную безопасность свою и союзников, что требует дальнейших решительных шагов по наращиванию потенциала альянса за счет привлечения ресурсов союзников и партнеров. Обработка общественности приносит результаты: по данным Корпорации РЕНД, около 49 и 43% опрошенных соответственно в США и странах НАТО выступают за участие альянса в военных операциях за пределами зоны ответственности НАТО.

Важным представляется решение НАТО о создании собственной Службы разведки и безопасности, на которую будут возложены задачи разведывательного обеспечения операций альянса. В Варшаве объявлено о направлении осенью этого года разведывательных самолетов дальнего радиолокационного обнаружения и управления авиацией АВАКС–НАТО для наблюдения за обстановкой в Сирии. При этом альянс заявил, что не является стороной – участницей конфликта.

О напряженной военно-политической активности Организации Североатлантического договора свидетельствует и сокращение сроков между очередными саммитами с обычных двух до одного года. Очередной саммит пройдет в Брюсселе в новой штаб-квартире альянса в 2017 году.

Приоритетное место стратегического союзника НАТО отводится Европейскому союзу, который все в большей степени координирует с альянсом собственную политику в сферах обороны и безопасности.

ЕВРОПЕЙСКИЙ СОЮЗ В СТРАТЕГИИ НАТО

В подписанной 7 июля с.г. на саммите ЕС–НАТО Совместной декларации председатели Европейского совета и Европейской комиссии и генеральный секретарь НАТО заявили, что: «более сильный Европейский союз означает более сильное НАТО, а более сильное НАТО означает более сильный Европейский союз. Наши действия и наши ресурсы дополняют друг друга».

В документе в числе приоритетных стратегических задач сотрудничества декларируется повышение способности сопротивляться гибридным угрозам и отрабатывать практические действия на учениях, осуществлять обмен разведывательной информацией. Планируется совершенствовать взаимодействие в операциях на море, совместно отражать угрозы в киберпространстве, укреплять военно-технические связи.

Впервые в рамках диалога НАТО и ЕС на официальном уровне отводится существенное внимание вопросам координации усилий по совместному противостоянию гибридным угрозам, источниками которых могут быть как государства, так и другие субъекты. Нарабатывается нормативно-правовая основа сотрудничества между НАТО и ЕС в гибридных конфликтах современности, которая включает согласованную на саммите в Варшаве «стратегию о роли НАТО в противостоянии гибридным войнам, которая должна претворяться в жизнь при координации с ЕС».

В рамках этой стратегии США, НАТО и ЕС намерены объединить усилия своих правительств, армий и разведок под эгидой США в рамках «всеобъемлющей межведомственной, межправительственной и международной стратегии» и максимально эффективно использовать методы «политического, экономического, военного и психологического давления с учетом того, что гибридная война представляет собой использование комбинации обычных, нерегулярных и асимметричных средств в сочетании с постоянными манипуляциями политическим и идеологическим конфликтом. Важная роль в гибридных войнах отводится вооруженным силам, для чего НАТО и ЕС договорились в период 2017–2018 годов углубить координацию планов военных учений по отработке задачи противодействия гибридным угрозам.

В соответствии со стратегией НАТО организация противодействия гибридным угрозам относится в первую очередь к компетенции руководства стран – участниц альянса. В связи с этим тема гибридных войн применительно к особенностям каждого государства в последние годы получает все большее развитие на различных форумах в отдельных странах НАТО. Участники отмечают, что особенностью этого вида угроз является их четкая направленность против заранее вскрытых слабых и уязвимых мест конкретной страны или отдельного региона, и предлагают вырабатывать национальные стратегии противостояния с одновременным их согласованием со всеобъемлющей стратегией НАТО.

Наряду с этим в рамках координации и распределения задач по сдерживанию России Европейскому союзу отводится лидирующая роль в проецировании потенциала «мягкой силы» на постсоветское пространство. Для этой цели активно задействуются возможности Восточного партнерства (ВП), членами которого являются ЕС и шесть стран – Азербайджан, Армения, Беларусь, Грузия, Молдова и Украина. В частности, на седьмом заседании неофициального диалога ВП в Киеве 11–12 июля с.г. с учетом решений саммита НАТО представители ЕС и министры иностранных дел государств-участников обсудили вопросы реализации обновленной политики Европейского соседства и пути повышения эффективности Восточного партнерства в рамках подготовки к следующему саммиту ВП, запланированному на 2017 год. В современных условиях одной из приоритетных задач ВП является подрыв позиций России в государствах – членах Восточного партнерства, раскол ОДКБ.

Еще одним элементом перманентного военного давления НАТО на Россию является проект создания на российских восточных, северных и южных рубежах своеобразного пояса сдерживания из числа сопредельных с Россией государств – членов альянса и партнеров. По замыслам заокеанских стратегов, между участниками создаваемого «натовского пояса сдерживания» и Россией должны быть посеяны семена недоверия, войны и противостояния, разжигаться разного рода конфликты, которые в последующем превратятся в источники войн, вооруженного экстремизма и международного терроризма. Стратегическая задача – перевести вражду между соседними народами на генетический уровень, превратить ее в незаживающую рану и постоянный источник распрей. Именно это происходит сейчас, прежде всего на Украине, а также по всему периметру российских границ в Восточной Европе, Прибалтике, а также на Кавказе и в Центральной Азии. Втянуть в эту затею пытаются Швецию и Финляндию.

Итак, предварительный анализ итогов Варшавского саммита показывает существенный разрыв между словесными декларациями альянса и его реальными делами, что требует тщательного анализа обстановки и прогнозирования ее развития, последовательного стратегического планирования развития страны и Вооруженных сил.

НЕКОТОРЫЕ ВЫВОДЫ

России и НАТО предстоит серьезная военно-политическая работа по восстановлению и нормализации взаимных отношений, сопряжению потенциалов для борьбы с международным терроризмом. Эти темы будут ведущими в ходе предстоящих переговоров различного уровня.

Современная история отношений между Россией и НАТО показывает, что в переговорах альянс делает упор на различные ухищрения, имеющие целью получить то, чего невозможно или нецелесообразно добиваться в открытом столкновении. При этом используются все средства информационного воздействия, включая лицемерные призывы к честности и морали для прикрытия своей выгоды.

В рамках стратегии сдерживания США и НАТО создают разветвленную сетевую структуру военно-силового и информационного воздействия на Россию, в которой активно используется дезинформация для формирования ситуации неопределенности. Именно на неопределенности и двойственности навязываемого противнику управляемого восприятия обстановки во многом основывается натовская стратегия дезинформации, искусно смешивающая реальность и вымысел, которые непросто отделить друг от друга. Стратегия дезинформации и управляемого восприятия реальности нацелена на расширение контроля над противником, создание у него искаженной картины мира, подавление его воли и способности к сопротивлению.

В контактах с альянсом России важно обеспечить себе сильную позицию, чтобы противной стороне не удалось с помощью словопрений добиться своего. Следует играть на опережение, создать и поддерживать неослабевающее давление на соперника и навязывать ему свою позицию. Чем больше удастся получить для себя, тем больше можно будет уступить в ходе дальнейших переговоров. Речь, конечно же, идет о незначительных уступках. В качестве удачного примера подобной стратегии можно упомянуть продвижение военного и политического взаимодействия между Россией и США в сирийском конфликте.

Такая стратегия России должна основываться на наличии непрерывной, своевременной и точной информации об истинных намерениях и действиях соперника.

Современной российской дипломатии удалось создать себе репутацию стороны, мало склонной к компромиссам при защите национальных интересов, к аргументам которой следует внимательно прислушиваться. В этом заключается одно из ее принципиальных отличий от российской дипломатии начала 90-х годов прошлого века с ее готовностью послушно следовать в фарватере политики США и НАТО, что надолго останется примером предательства национальных интересов.

Вместе с тем одной жесткостью добиться желаемого результата в международных отношениях удается не всегда. Поэтому в арсенале дипломатии следует иметь набор стратегий политической адаптации, которые в общем виде предполагают способность дать адекватный ответ на изменяющиеся требования, диктуемые политической ситуацией.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(2)


Влад Косулин 02:23 30.07.2016

Такое ощущение, что я перенесся в конец семидесятых, сижу в Ленинской комнате и читаю передовицу Красной Звезды. И таких статей, не имеющих никакого отношения к анализу, здесь становится все больше. НВО пора переименовать в НВП - "Независимая" военная пропаганда.

Ar Ab 23:42 31.07.2016

надо не только обороняться, но и нападать! Организуйте трибуналы по Югославии, по Ираку по Ливии, определите виновных вынесите заочно приговоры, организуйте их вывоз на нашу территорию и судите....А потом уже будем дальше разговаривать. И пусть вернут наших граждан осужденных в США



Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Тиллерсон готов к диалогу с КНДР без предварительных условий

Тиллерсон готов к диалогу с КНДР без предварительных условий

Игорь Субботин

Глава Госдепа вошел в противоречие с администрацией США

0
845
Американские серверы взламывали российские шпионы-предатели

Американские серверы взламывали российские шпионы-предатели

Иван Шварц

Допинг и хакеры никак не связаны с государством

1
3649
МИД Армении организует мероприятие "Неделя НАТО"

МИД Армении организует мероприятие "Неделя НАТО"

0
571
Группировка РФ в Сирии по-прежнему воюет

Группировка РФ в Сирии по-прежнему воюет

Владимир Мухин

Помимо борьбы с террористами военные решают гуманитарные задачи и разминируют местность

3
2007

Другие новости

Загрузка...
24smi.org