1
1615
Газета Концепции Интернет-версия

24.11.2017 00:01:00

Минск продолжает оправдываться, у Москвы "всё под контролем"

Демонизировав "Запад-2017", натовцы усилились близ границ Союзного государства

Тэги: белоруссия, минск, лукашенко, габриэль, запад, нато, шойгу, мид, минобороны


белоруссия, минск, лукашенко, габриэль, запад, нато, шойгу, мид, минобороны Белорусский президент Александр Лукашенко заверил главу МИД Германии Зигмара Габриэля в том, что его страна Европе не враг. Фото с сайта www.president.gov.by

Принимая 17 ноября в Минске федерального министра иностранных дел ФРГ Зигмара Габриэля, белорусский президент Александр Лукашенко довольно странно заверял его: 

«С территории Беларуси вы никогда не получите ни одного сигнала в нарушение целостности и безопасности европейского континента», хотя гость из Берлина ни малейшего повода для подобного увещевания не давал; собеседники вообще не касались какой-либо военной тематики. Но даже и без этого заявление лидера Синеокой не может не вызывать недоумения. Лукашенко как бы оправдывался, и получается, будто бы в республике накануне приезда высокопоставленного германского функционера некие силы таки намеревались «просигнализировать» Старому Свету, что его «целостность и безопасность» в какой-то перспективе могут быть «нарушены» Беларусью. Как представляется, процитированные слова невольно вырвались из Батьки как отголосок все еще остающейся в нем сильной эмоциональной реакции на ту беспрецедентно мощнейшую информационную атаку, которую страны НАТО, в том числе и Германия, едва ли не с год вели в ходе подготовки и проведения учений «Запад-2017».

Пороховые дымы тех учебных баталий, гремевших 14–20 сентября на шести полигонах в РБ и двух в РФ, давно развеялись, а вот «мозговые сотрясения» от них в ряде стран, и прежде всего в союзной «двойке», еще не прошли. 

В ноябре в Минске, Москве и Брюсселе продолжилось осмысление на разных дипломатических и военных уровнях тех медийных наскоков Запада и во что они вылились. «НВО» продолжает мониторинг данной неординарной ситуации (см. № 38 и 41, 2017).

БЕЗЗУБАЯ ПОЗИЦИЯ БЕЛОРУССКОГО МИДА

За два дня до того, как Лукашенко в Минске заверял Габриэля в «антиагрессивности» своей страны, глава внешнеполитического ведомства республики Владимир Макей в Москве общался со своим российским коллегой Сергеем Лавровым. Последний по итогам двусторонних переговоров сообщил, что в ходе них обсуждалась и «ситуация, которая сложилась в отношениях между нашими странами и Североатлантическим альянсом»: «Мы, в частности, выразили озабоченность попытками демонизировать российско-белорусское военное сотрудничество, в том числе в контексте состоявшихся в сентябре учений «Запад-2017» и на волне этой пропагандистской компании обосновать дополнительное развертывание военных сил НАТО на восточном фланге».

Макей же, в свою очередь, не стал ни соглашаться с Лавровым, ни добавлять что-то по данной теме. Он вообще эпизодически и весьма сдержанно высказывался по поводу крупномасштабных маневров двух стран, хотя они проходили преимущественно именно на белорусской территории. Если Лавров каждый месяц в том или ином формате и даже, казалось бы, на площадках, никак не связанных с «военщиной» (например, в октябре на заседании Совета Баренцева/Евроарктического региона в Архангельске), не менее пары-тройки раз упоминал об «информационных перегибах» Запада по отношению к учениям, то белорусский МИД почти устранился от какой бы то ни было риторики о них. Сам глава МИД Синеокой разве что накануне старта игр высказался в том критическом смысле, что со стороны западных партнеров отсутствует искренняя заинтересованность в получении объективной информации о белорусско-российском учении. И как бы развел руками: и что, мол, поделаешь в такой ситуации? О контрмерах МИДа – ни слова.

Здесь белорусское внешнеполитическое ведомство придерживается линии, которую его глава недвусмысленно обозначил еще в апреле: «В последнее время мы видим усиление воинственной риторики между Востоком и Западом. Я сейчас не буду говорить, кто прав, кто виноват. Но мы видим, что очень часто эти обвинения в адрес друг друга не всегда являются обоснованными». То есть белорусский министр «вежливо» намекнул и Москве, что она «не всегда объективна» в оценках военной активности Запада вблизи российских и белорусских границ, и посоветовал Кремлю, что пора бы ему урезонить «столь воинственные речи» в диалоге с атлантистами.

Действуя в этом «спокойном» ключе, МИД республики оказал своим военным лишь минимальную информационную поддержку в противодействии той очевидной медийной агрессии, которую Вашингтон и Брюссель небезуспешно осуществили в отношении подготовки и проведении учений «Запад-2017». Белорусские генералы и полковники сами вынуждены были, сжав зубы, унимая в себе «прямолинейность суждений», обращаться, по мере возможного, в дипломатов и внушать поливающим их заведомыми измышлениями забугорным деятелям, что армия Синеокой «гораздо пушистее», чем те ее себе представляют: «Не монстры мы, не монстры!»

Дошло до того, что, по данным «НВО», Владимир Макей, имеющий сильный авторитет в глазах главы государства (а он – полковник запаса, в прошлом офицер ГРУ, свободно владеющий немецким и английским языками, в 2008–2012 годах небезуспешно руководил администрацией президента), порекомендовал Лукашенко воздержаться от приглашения на финальный этап «Запада-2017» не только его российского коллеги Владимира Путина, но и первых лиц Министерства обороны РФ. И белорусский Главковерх пошел у него на поводу: в результате на полигон «Борисовский», где 20 сентября прошел финал военных игр, не прибыли ни сам Путин, ни министр обороны Сергей Шойгу или начальник Генштаба Валерий Герасимов. Минобороны РБ было в шоке: это шло вразрез с декларируемыми «очень тесными контактами» в военном сотрудничестве с Россией. И если Лукашенко хоть как-то неуклюже объяснил отсутствие Путина (мол, мы его сперва приглашали, но потом решили, что для пользы дела лучше нам раздельно контролировать учения), то почему «проигнорировало» финал высшее военное руководство РФ, официальный Минск никаких объяснений не дал.

Белорусский МИД продолжал отмалчиваться и после финального горна игр, вслед за которым Беларусь в течение недели покинули все российские их участники вместе с ввезенным ранее вооружением, а страсти еще не улеглись. Хотя нападки продолжались: мол, российские танки затаились в лесах и ждут «зеленого свистка» к захвату Синеокой с последующим рывком к Висле, в Прибалтику и на Украину. Анекдот, конечно! На подобный «юмор» российский МИД почему-то реагировал, а белорусская дипломатия стеснительно помалкивала. Хотя, казалось бы, должна была соответствующим образом реагировать «в части, ее касающейся».

Скажем, 7 ноября постоянный представитель США в НАТО Кэй Бэйли Хатчисон «вдруг» присоединилась к ранее звучащему хору «крайне обеспокоенных масштабами белорусско-российских учений «Запад-2017»: «То, каким образом были проведены эти учения, показало, что они были гораздо более масштабными и обширными на разных фронтах». И это притом, что менее чем за месяц до этого, 13 октября, в интервью газете Washington Post, отвечая на вопрос о том, существуют ли опасения, что Россия после учений будет увеличивать свою военную группировку в регионе, эта дама благодушно заявила, что у американских специалистов, которые «внимательно отслеживали» ход учений, по этому вопросу нет опасений».

В том же контексте она выразила и «общую большую разочарованность уровнем прозрачности со стороны России в проведении учений «Запад-2017». «Венское соглашение не было соблюдено, – ни толики не краснея, заявила она в ходе телеконференции. – Нам известно и о попытках России дестабилизировать союз стран – членов НАТО на ее границах, и мы будем продолжать поддерживать наших союзников».

Вероятно, ей не доложили, что западные атташе, а также журналисты буквально наводняли белорусские и российские полигоны. Минск пригласил на учения 85 военных наблюдателей из соседних стран, различных международных организаций, включая ОБСЕ и НАТО, а репортеров на них съехалось 280 человек. В России же только на полигоне «Лужеский», где 18 сентября присутствовал Владимир Путин, толпилось 95 наблюдателей из 50 стран и не меньшая «орда» западных писак и телевизионщиков. По подсчетам «НВО», по сути, за каждым участвовавшим в учении взводом были «закреплены» глаза и уши хотя бы одного западного воендипа или журналиста.

Главы дипломатических миссий ряда стран НАТО, аккредитованных в Минске, по окончании военных игр также склонялись к тому, что они прошли в ранее заявленных сторонами рамках. В частности, посол Германии в Беларуси Петер Деттмар отмечал: «Насколько мы могли наблюдать, маневры прошли именно в тех рамках, в том объеме, и с теми целями, как было заявлено. В Германии были замечены усилия белорусской стороны, направленные на обеспечение транспарентности этих учений как относительно их содержательной стороны, так и масштабов».

На полях учебных битв журналисты опросили десятки военных атташе и наблюдателей из разных стран – Китая и ФРГ, Нидерландов и Турции, Швеции и Чехии, Эстонии и Франции… Все они, восхищенные действиями войск и организацией различного рода мероприятий, в один голос утверждали, что «маневры были абсолютно открытыми, мы получали полную и достоверную информацию». Ни единое из этих мнений не было обнародовано в западных СМИ! Их опубликовали разве что «Белорусская военная газета» и, выборочно, еще несколько государственных изданий Синеокой, показали госканалы...

Очень вяло, лениво, даже заметно неохотно Владимир Макей вновь коснулся «некомфортной» для него темы уже состоявшихся игр лишь 24 октября в интервью международной деловой газете Financial Times: «С моей личной точки зрения, вся эта шумиха вокруг учений была абсолютно искусственной. С самого начала мы говорили нашим партнерам, что учения будут настолько транспарентными, насколько это возможно. Так оно и было в действительности». Потому что, мол, Минск не хочет быть «источником проблем для кого бы то ни было».

Так что весьма заметно, как отличается тон и содержание темы учений в словах российского и белорусского министров. Складывается впечатление, что, будь воля Макея, он бы эти учения если не запретил вообще, то значительно сузил бы их рамки, а войска вооружил бы не ракетами и танками, а рогатками и пугачами.

ВОЗМОЖНАЯ АГРЕССИЯ С ЗАПАДА – НЕ «СТРАХИ» МОСКВЫ И МИНСКА

На условных террористов армии двух союзных стран обрушили всю свою военную мощь. 	Фото Reuters
На условных террористов армии двух союзных стран обрушили всю свою военную мощь. Фото Reuters

Одновременно 10 ноября итоги белорусско-российских стратегических учений «Запад-2017» были подведены на совместной коллегии военных ведомств двух стран, состоявшейся в Москве. Главный вывод, который озвучил министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу, состоит в том, что осуществленные мероприятия «позволят определить оптимальные варианты дальнейшего развития Региональной группировки войск для гарантированного выполнения задач по сдерживанию и отражению возможной агрессии».

Сказанное – не плод «излишних страхов» Москвы и Минска. Шойгу обозначил положение дел по-военному конкретно: «Созданный западными средствами массовой информации ажиотаж вокруг этого учения является прикрытием возросшей активности НАТО вблизи границ России и Белоруссии. Например, на восточном фланге альянс повышает интенсивность мероприятий оперативной и боевой подготовки, включая отработку вопросов применения ядерного оружия. В непосредственной близости от наших границ размещаются дополнительные воинские контингенты, сосредотачиваются наступательные вооружения. На регулярной основе проводятся масштабные военные учения. Совершенствуется инфраструктура морских портов, аэродромов и других военных объектов. Эти действия подрывают стратегическую стабильность и вынуждают принимать ответные меры оборонительного характера».

Он добавил, что «высокий уровень партнерства военных ведомств позволяет успешно решать вопросы укрепления оборонного потенциала наших государств, демонстрировать мировому сообществу положительную динамику российско-белорусских отношений, рост возможностей Вооруженных сил по обеспечению военной безопасности Союзного государства, что очень актуально именно сейчас – в условиях непростой военно-политической обстановки».

Ранее в октябре официальный представитель Минобороны РФ генерал-майор Игорь Конашенков назвал конкретных «информационных провокаторов»: «Плановое совместное российско-белорусское стратегическое учение «Запад-2017» сопровождалось беспрецедентной истерией СМИ в Европе об их непрозрачности, гибридных операциях Вооруженных сил РФ, ордах российских военных, уже получивших приказ на вторжение, а также оставление Россией своей ударной группировки в Республике Беларусь. Особо отличались в своих обличениях и русофобии младочлены НАТО и ЕС в лице представителей руководства прибалтийских стран и Польши».

Он зримо обрисовал, что осуществили атлантисты под «шумок» этой долговременной кампании: «В Польше и прибалтийских странах на фоне искусственно созданной шумихи вокруг учения «Запад-2017» проходила «ротация» 3-й бронетанковой бригады Вооруженных сил США, размещенной по плану операции «Атлантическая решимость». Вся техника этой бригады – 87 танков M1A1 Abrams, 144 БМП Bradley, тяжелые самоходные гаубицы M109 Paladin и еще около сотни единиц боевых машин – должна была остаться. Личный состав же 3-й бронетанковой бригады, чтобы не нарушать подписанный с РФ в 1997 году «Основополагающий акт НАТО–РФ», должны были заменить военнослужащие 2-й бронетанковой бригады ВС США. Однако на фоне истерии о планируемом военном вторжении России в Польшу «по-тихому» прибыла 2-я бронетанковая бригада США и развернулась там вместе со своей бронетехникой в населенных пунктах Торунь, Болеславец, Дравско-Поморске, Сквежина и Жагань (все города – «за» Варшавой, ближе к польско-германской границе. – В.З.). При этом оставленная в Польше и прибалтийских странах военная техника 3-й американской бронетанковой бригады никуда не делась».

«То есть вопреки всем заявлениям НАТО и США о «незначительности» стягиваемых к российским границам войск де-факто сейчас развернута уже не бригада, а механизированная дивизия армии США, куда за два часа можно перебросить подготовленный личный состав с ближайшей американской базы «Рамштайн» в Германии (на юго-востоке страны в 35 км от границы с Францией. – В.З.), – отметил представитель Минобороны РФ и задал риторический вопрос: – Так кто же готовит агрессию?»

Еще в ходе учений белорусская сторона в лице начальника департамента международного военного сотрудничества МО генерал-майора Олега Воинова нарисовала наглядную картину военной активности в сопредельных с Союзным государством странах НАТО.

Во-первых, по его данным, «Североатлантическим альянсом с 25 до 40 тыс. человек увеличена численность сил первоочередного задействования, а общая численность только иностранных воинских контингентов, размещенных в Польше и странах Балтии, составляет около 8 тыс. военнослужащих».

Во-вторых, «странами НАТО активно проводятся учения и отрабатываются вопросы в непосредственной близости от государственной границы Республики Беларусь»: «Если с 2009 по 2014 год в среднем ежегодно проводилось 41 учение, то в 2015 году таковых уже было 76, в 2016 году – 83, а на 2017 год заявлено проведение 85 учений. Из этого видно, что количество учений в регионе за последние восемь лет увеличилось вдвое. Одновременно более чем в три раза увеличилась и численность привлекаемых на них войск: если с 2009 по 2013 год в среднем участвовало в учениях около 38 тыс. человек, то в 2014 году – 52,2 тыс., в 2015 году – 89,41 тыс., а в 2016 году – уже 121,7 тыс. военнослужащих. В 2017 году прогнозируется участие около 120 тыс. человек».

Генерал особо отметил, что многонациональное учение стран НАТО Anakonda-2016 было крупнейшим в Европе со времен завершения холодной войны: «В нем приняли участие представители 24 государств. Все основные параметры прошлогоднего учения на территории Польши превышают показатели учения «Запад-2017» в несколько раз: по количеству военнослужащих – более чем в два раза, по количеству вооружения и военной техники – почти в 4,5 раза, самолетов и вертолетов – в 1,5 раза».

«Что же касается содержания отрабатываемых вопросов, то они включали в себя все необходимые элементы, исходя из оценки НАТО военно-политической обстановки, – уклончиво-дипломатично резюмировал начальник международного департамента. И высказал надежду: – Республика Беларусь относится к данному процессу спокойно и прагматично, как к элементу подготовки войск. А потому Беларусь вправе рассчитывать на адекватную реакцию и со стороны соседей». Рассчитывать-то вправе. Дождаться же взаимности, как представляется, в нынешних условиях не просто проблематично, а более чем нереально.

НА ПУЗЫРЕ АНТИРОССИЙСКОЙ ПРОПАГАНДЫ – В ОКОПЫ ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ

Постоянный представитель РФ при НАТО Александр Грушко также констатирует: «То, что было устроено вокруг учений «Запад», выходит за любые рамки. Москве вменяли подготовку к нападению на страны Балтии, подготовку к оккупации Украины, а также что, когда учения закончатся, российские войска останутся в Белоруссии. И это притом, что мы дали много брифингов, дали уведомления по Венскому документу, дали две пресс-конференции, и не только мы, но и наши белорусские коллеги». «Сухой остаток: никаких российских войск в Белоруссии нет, но количество американских войск увеличилось в два, по некоторым подсчетам в четыре раза», – заявил он 16 ноября в выступлении на пленарной дискуссии «Европа от Атлантики до Тихого океана».

Между тем 26 октября после заседания Совета Россия–НАТО и 8 ноября генсек альянса Йенс Столтенберг скрепя сердце признал на пресс-конференциях в Брюсселе, что нет никаких доказательств того, что российские войска по завершении военных учений «Запад-2017» остались в Белоруссии: «По имеющимся у нас сведениям, вся техника и люди были выведены».

Коль прогнозы на сей счет не оправдались, логично было бы если не извиниться «за излишние опасения», то хотя бы малость обуздать свой пыл в противодействии «российской военной угрозе». Где там! Западный военный блок ничуть не скорректировал свои планы по наращиванию сил вблизи границ двух дружественных государств. И продолжает проводить бесконечную цепь мероприятий, объединенных общей задачей – как можно плотнее освоить военный театр в регионе Балтии, Центральной и Юго-Восточной Европы. Раздутие «угрозы с Востока» продолжается. На фоне ее США последовательно осуществляют так называемую программу укрепления уверенности союзников, которая зиждется отнюдь не на похлопываниях их по плечу с приговорочкой – мол, вы не бойтесь «этих русских».

Такое положение вещей Александр Грушко обрисовал в ноябре в интервью газете «Известия»: «США перебросили в Европу на ротационной основе бронетанковую бригаду и бригаду армейской авиации, разместили на складах вооружения еще для одной сухопутной бригады. Анонсировали планы размещения морпехов в Норвегии. Продолжается реализация планов по созданию европейского сегмента ПРО в Румынии и Польше. Ведется отработка «совместных ядерных миссий» с привлечением неядерных стран в нарушение договора о нераспространении ядерного оружия».

«Тот пропагандистский пузырь, который был раздут вокруг учений «Запад-2017» еще до их проведения, в НАТО пытаются поддерживать на плаву и сегодня, – отмечает постоянный представитель РФ при НАТО. – Судя по риторике, льющейся из некоторых западных столиц, есть деятели, которые мечтают забраться в окопы холодной войны и вкусить все прелести нахождения там».

Здесь к месту дополнить приведенные выше данные генерала Воинова годовалой давности. В сентябре текущего года атлантисты дали свой ответ «Западу-2017». На территории не входящей в альянс Швеции прошло многонациональное учение «Аврора-2017» с привлечением около 12 тыс. военнослужащих. А в Польше разыграли «Драгун-2017», задействовав без малого 17 тыс. солдат и офицеров из разных стран НАТО. Кроме того, Украина провела в Львовской области командно-штабные учения (КШУ) «Быстрый трезубец» с привлечением 2,11 тыс. военных из 14 стран мира, большинство из которых были отнюдь не соседями (те же страны Балтии, а также Великобритания, Грузия, Италия, Канада, Норвегия, Турция). А перед самым началом и в первые дни белорусско-российских маневров Киев провел свои национальные КШУ «Несокрушимая устойчивость». При этом секретарь Совета нацбезопасности и обороны Украины Александр Турчинов пояснял, что они «проводятся с целью защиты от возможных провокационных действий со стороны российских военных, задействованных в совместных с Белоруссией учениях «Запад-2017». И это в то время, как белорусы и россияне принципиально тренировались за сотни километров от украинского рубежа.

В своей своеобразной манере все эти бряцанья оружием вблизи границ Союзного государства прокомментировал 19 октября на сессии дискуссионного клуба «Валдай», отвечая на соответствующий вопрос, президент РФ Владимир Путин: «Мы это анализируем, внимательно смотрим, каждый их шаг нам известен, понятен. Нас это не беспокоит. Пускай они тренируются. Всё под контролем».

КАК НИ КРУТИ, А ИГРЫ ПРОТИВ НАТО

Как бы там ни было, а на упомянутой выше коллегии военных ведомств России и Беларуси, судя по официальной информации, ни разу не прозвучала фраза об «исключительно оборонительном характере» прошедших учений, которая набила оскомину в месяцы подготовки и в ходе них. Да даже и без этого нельзя не видеть, что в подробно декларируемом сценарии учений было немало лукавства, которое отчетливо проявлялось по мере развития учебно-боевых действий. По большому счету, это легко увидел бы даже курсант военного вуза, года три изучавший тактику.

В самом деле, наплыв многочисленных банд хорошо вооруженных условных террористов из придуманных стран Вейшнории, Весбарии и Лубении вполне объясним, исходя из практики реальных боевых действий в последнее десятилетие в различных странах мира (в частности, в Сирии). Но откуда затем у них взялись мощные наземные и воздушные средства атаки?

Это не может не наталкивать на совершенно однозначный вывод. Его и сделал, скажем, британский аналитик Матьё Булег из Королевского института международных отношений, где он занят в программе изучения России и Евразии: «При анализе характера сентябрьских стратегических российско-белорусских военных игр становится очевидным, что они были направлены против НАТО. Так, что бы Москва первоначально ни говорила об «оборонительном тактическом антитеррористическом» характере учений, риторика, применяемая для описания Вейшнории, изменилась по ходу учений, быстро превратившись в противодействие «классическому противнику». Это означает, что в сущности «Запад-2017» стал обкаткой ответа на наступательную операцию такого же по характеристикам противника, как НАТО».

«И действительно, – «разоблачает» далее автор, – силы Вейшнории перешли от первоначальных вылазок легковооруженных подразделений на территорию Белоруссии и России к нанесению массированных воздушных и сухопутных ударов. Более того, сценарий «Запада-2017» всегда предполагал наличие у предполагаемого противника внешней поддержки, а сами учения создавали впечатление генеральной репетиции ответу на вторжение НАТО. Россия хочет, чтобы Запад считал, что именно так Кремль понимает классическую войну между РФ и блоком НАТО. Учения служат напоминанием Западу, что Россия готова дать отпор силам Запада и НАТО».

Кто бы сомневался? Но надо ли было столь уж навязчиво изо дня в день, до оскомины в зубах и звона в собственных ушах «рекламировать» этот «сугубо оборонительный характер учений»? Равно как и бесконечно божиться, избивая кулаком грудь, что «Беларусь ни на кого не собирается нападать»? Тем более что ее, по большому счету, никто в этом официально ни разу и не обвинил. Даже – Киев.

В плане этой излишней «клятвенности в несодеянном» довольно удачно выразился 6 октября министр иностранных дел республики Владимир Макей, выступая перед почетными консулами Беларуси: «Когда нам искусственно пытаются навязать тематику о том, что Беларусь из-за своих тесных отношений с Россией представляет «угрозу» для кого-то из соседей – для Украины, для Балтийских стран или для Польши... Понятно, если начинаешь оправдываться, однозначно будет казаться, что ты в чем-то виноват». В этом же контексте он заметил, что Синеокая не хочет размещать на своей территории иностранные военные базы, поскольку «это будет использовано нашими партнерами по ту сторону границы для адекватного ответа, и это приведет к нагнетанию напряженности, источником которой мы быть не хотим».

Москву в отличие от Минска в агрессивных намерениях в ходе «Запада-2017» обвиняли, что называется, 24 часа в сутки. Однако Москва каждый час самобичеванием не занималась. Сказали раз-другой, ну, третий об «оборонительном характере», раз уж такой накат с Запада идет, – и достаточно. Российский Главковерх вообще этой темы не касался: недосуг ему было отвечать на бесконечные глупые инсинуации. Важнее – дело.

СОПОСТАВИМ…

Возникает вопрос, а как же тогда противодействовать таким действиям Запада?

Сопоставим кое-что. Автор этих строк, будучи младшим офицером, служил в Центральной группе войск (бывшая Чехословакия) и участвовал в ряде стратегических учений СССР и стран Организации Варшавского договора (ОВД). Самыми крупными из них были «Щит-82» и «Щит-84», в каждом из которых участвовало до 40 тыс. человек. Вроде не бог весть какие многочисленные, особенно если иметь в виду, что силы ОВД насчитывали более 7,5 млн личного состава. Однако «Щит» июня 1982 года (маневры охватывали всю территорию Союза и всех остальных семи союзных стран) западники окрестили «Семичасовая ядерная война»: на них были отработаны несколько мощных превентивных «разоружающих» ядерных ударов по США. Пентагон и его европейские союзники воистину реально оценили тогда «советскую военную угрозу»: измышлять что-то надобности не возникло, ибо и без того все было предельно ясно.

А годом раньше, в сентябре 1981 года, в Белоруссии, на Украине и в Прибалтике прошло наикрупнейшее в СССР учение наступательного характера «Запад-81» – также с привлечением войск ОВД. На огромной площади от Черноморья до Балтики «воевали» около 100 тыс. солдат и офицеров, генералов и маршалов, включая и министров обороны стран Варшавского блока. СМИ стран Североатлантического альянса также не пришлось фантазировать, ибо «шока и трепета» хватало с лихвой.

Этот рекорд был разительно побит три года назад на Тихоокеанском побережье и в его акватории, где в сентябре проходили учения «Восток-2014» с привлечением более 155 тыс. военнослужащих. Разумеется, все действия наземных, воздушных и морских сил сопровождались работой многочисленной военной техники и вооружений – до 1,5 тыс. танков, около 120 самолетов и вертолетов, порядка 5 тыс. единиц вооружения, военной и специальной техники, примерно 70 кораблей. В плане международного резонанса учения прошли тихо – все страны Дальневосточного региона, включая претендующую на Курилы Японию и имеющие большие интересы в данном регионе США, отнеслись к грому канонад российских войск «с пониманием».

Это мы к тому, что, оказывается, можно проводить крупные и крупнейшие учения не зацикливаясь по поводу того, что где-то кто-то что-то подумает про них «нехорошо».


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Закарпатье покинули  130 тысяч венгров

Закарпатье покинули 130 тысяч венгров

Татьяна Ивженко

Украина не собирается вносить поправки в закон "Об образовании"

0
2074
В Петербурге появится арктический вице-губернатор – "куратор" пингвинов и белых медведей

В Петербурге появится арктический вице-губернатор – "куратор" пингвинов и белых медведей

Светлана Гаврилина

0
406
Мир активно вооружается: Продажи военной техники c начала века выросли почти на треть

Мир активно вооружается: Продажи военной техники c начала века выросли почти на треть

НГ-Online

В четверке стран – новых производителей лидирует Южная Корея

1
1713
Пляши,  Россия!

Пляши, Россия!

Тиртей

Сюжет о губернаторе Тамбовской области Александре Никитине и гектаре чернозема

1
38789

Другие новости

Загрузка...
24smi.org