1
9427
Газета Концепции Интернет-версия

19.12.2017 00:01:00

Что нового в тактике и оперативном искусстве для ВКС дала сирийская война

Мнение военного эксперта, сенатора, генерал-полковника Виктора Бондарева

Тэги: россия, сирия, вкс, вто, исламское государство, бпла


россия, сирия, вкс, вто, исламское государство, бпла Фото пресс-службы Совета Федерации РФ

Сирийская кампания стала за последние годы крупнейшей военной кампанией России. Крайний раз мы воевали в 2008 году, когда разгорелся грузино-осетинский конфликт. А до этого – две Чеченские войны, то есть эти войны уже ушли в прошлый век.

В XXI веке война представляет собой принципиально новое и в сущностном, и в логистическом, и в экономическом, и во всех других смыслах явление. Это война высоких технологий. Учитывая, какой прорыв совершила наука, военное искусство тоже трансформируется. С одной стороны, оно усложняется: то есть вооруженным силам становятся доступны более сложные схемы боевых действий, более сложные и совершенные вооружения и военная техника (ВВТ). А с другой стороны – упрощается: в том смысле, что, благодаря высоким технологиям, определенный результат теперь достигается меньшими боевыми и трудовыми затратами, чем прежде.

Сейчас основные боевые действия происходят в воздухе, а значит на ВКС ложится самая серьезная нагрузка. Соответственно возникает необходимость завоевать, первым делом, господство в воздухе. Именно тогда, когда нам удалось, например в Сирии, сделать это господство прочным, ход дальнейших событий был предрешен, а разгром игиловцев [ИГ - запрещено в РФ] оказался только вопросом времени. Вообще процент участия ВКС в структуре войск, задействованных в стандартных военных операциях, растет. А с дальнейшим развитием и широким внедрением высокоточного оружия боевые действия в будущем вообще, возможно, будут проходить без сухопутной составляющей.

Вообще высокоточное оружие (ВТО) во многом изменило тактику, оперативные действия, стратегию и характер войны нового поколения, придало ей ряд отличительных свойств по сравнению с войнами прошлого.

Во-первых, применение ВТО позволяет сократить сроки боевых операций. Мы очистили Сирию от террористов чуть более, чем за два года. А ведь они к сентябрю 2015 года запрудили более семидесяти процентов страны!

Во-вторых, высокая точность стрельбы увеличивает поражающую силу снаряда, а значит, позволяет экономить на их количестве (особенно если синхронно с точностью увеличивается ещё и мощность снаряда). То есть война, конечно, дорожает за счёт финансовоемких технологий, но дешевеет за счет повышения эффективности применения оружия.

В-третьих, благодаря ВТО увеличивается глубина огневого поражения противника, а значит, в боевые действия вынуждены включаться группировки его войск на большей глубине оперативного построения. Это сильно истощает противника.

Наконец, в-четвертых, ВТО определяет эволюцию боевых действий: от непосредственного фронтового соприкосновения войска перешли к методике нанесения дальних поражающих ударов, дистанционные действия стали уверенно превалировать над ближним боем. За счет этого огневые удары и боевые действия перешли от «сплошного» к «точечному» характеру.

В сирийской войне укрепилась тенденция к массированным ударам и атакам. Напомню, что благодаря таким действиям были освобождены Пальмира и Дейр-эз-Зор.

Далее. Важным компонентом современной войны (и Сирия это показала) является высокотехнологичная разведка. К ней относятся и средства радиоэлектронной борьбы, и космические спутники. Наши беспилотные летательные аппараты (БПЛА) в Сирии себя очень хорошо проявили. Развитие средств разведки не только значительно упростило поиск объектов для нанесения ударов, но и позволило эффективно бороться с различными методами противника, применяемыми для выведения из строя наших систем управления и связи. Высокие технолигии применяемые разведчиками позволили повысить скорость корректировки военной авиации, для нанесения точных ударов по целям, с учетом действий противника. Ведь можно в режиме реального времени отслеживать малейшие изменения обстановки, немедленно реагировать на них.

Важнейшим подспорьем для обеспечения успеха в современной войне является захват урбанизированных районов. Соответственно, театром боевых действий становится город, городское пространство. Но поскольку развернуть там наземную бронетехнику зачастую очень сложно, в силу ее малой эффективности в городе из-за уязвимости, «первая скрипка» в боевом «оркестре» опять же достается ВКС.

Сирийская война – это война на чужой земле. В плюс шло то обстоятельство, что мы сражались не в одиночку, а в тесной кооперации с сухопутными силами армии Башара Асада, знающими местность как свои пять пальцев.

Городские условия налагают серьезные ограничения на процесс ведения войны. Ведь стоит главная задача не поразить мирных жителей, школы, больницы, мечети. Ни в коем случае граждане не должны были пострадать при наших авиаударах. И это правило российские летчики в Сирии соблюдали неукоснительно. А боевики частенько использовали людей в качестве живого щита. Мы старались меньше наносить ударов, больше вопросов решать мирным путем, предоставляя коридоры для выхода боевиков (как то было в Алеппо и Пальмире).

Важный момент – объекты авиаударов российских ВКС. Мы максимально стремились ликвидировать инфраструктуру боевиков и перекрыть им каналы подпитки оружием, деньгами и продовольствием. Людские ресурсы – это людские ресурсы. Само собой, они важны. Но если у врага перекрыт нефтяной, энергетический, финансовый «кислород», если у них закончились боеприпасы, то дело его разгрома пойдет в разы быстрее. И объемы уничтожаемой за раз живой силы бандитов увеличатся существенно. Когда высокоточными средствами удаётся разрушить экономику, стратегические, промышленные, военные объекты противника, его армия сама приходит к поражению. Не могу сказать, что это новшество. В ходе предыдущих войн это уже практиковалось. Однако масштабы внимания к ликвидации жизненно важной инфраструктуры увеличились: раньше акцент делался на живую силу.

Война в Сирии обошлась нам минимальным потерями личного состава и авиатехники. Конечно, каждая потеря – огромная трагедия. Максимальное сохранение жизней наших военнослужащих и ВВТ стало возможным благодаря боевой выучке лётчиков, инженеров, техников, офицеров, личного состава сил ПВО, операторов БЛА и многих и многих других специалистов, которые участвовали в операции, передовым и очень качественным российским ВВТ, а также разведывательно-информационному сопровождению всей кампании. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(1)


Владислав Безруков 15:27 19.12.2017

"Соответственно возникает необходимость завоевать, первым делом, господство в воздухе. Именно тогда, когда нам удалось, например в Сирии, сделать это господство прочным, ход дальнейших событий был предрешен" - нашел чем хвастаться. У ИГ не было ни авиации ни современных ПВО.



Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Пентагон готовит новую атаку на Сирию

Пентагон готовит новую атаку на Сирию

Андрей Рискин

0
797
США берут Европу в заложники

США берут Европу в заложники

Владимир Иванов

Чем ответит Москва на ликвидацию Договора о РСМД

0
1196
Открытие мемориальной доски Леониду Васильевичу Смирнову

Открытие мемориальной доски Леониду Васильевичу Смирнову

Ирина Дронина

НПО «Высокоточные комплексы» Госкорпорации «Ростех» отдало почести первому директору АО «ЦНИИ автоматики и гидравлики»

0
608
Горькие плоды независимости придатка НАТО

Горькие плоды независимости придатка НАТО

Владимир Винокуров

Латвия остается одним из активных игроков на антироссийском фронте Европы

0
1216

Другие новости

Загрузка...
24smi.org