0
3268
Газета Концепции Интернет-версия

06.04.2018 00:01:00

Ядерная дубина терроризма

Мировому сообществу необходимо срочно ужесточить контроль за оружием массового поражения

Мидыхат Вильданов

Николай Башкиров

Об авторе: Мидыхат Петрович Вильданов – генерал-майор, доцент, кандидат военных наук, заслуженный военный специалист РФ, преподаватель Военной академии Генерального штаба ВС РФ; Николай Иванович Башкиров – капитан 1 ранга, профессор Академии военных наук, кандидат военных наук.

Тэги: история, ядерное, оружие, терроризм, штаты, впк, министерство, энергетика, аэс, реактор


Угроза бесконтрольного распространения ядерного оружия может привести в итоге к катастрофе планетарного масштаба. 	Фото Pixabay
Угроза бесконтрольного распространения ядерного оружия может привести в итоге к катастрофе планетарного масштаба. Фото Pixabay

По мнению отечественных и зарубежных специалистов, в современных условиях одной из важнейших угроз глобальной безопасности является ядерный терроризм, под которым подразумевается применение или угроза применения отдельными лицами, группами или организациями ядерного оружия или ядерных материалов, а также совершение разного рода враждебных действий на объектах ядерной инфраструктуры или радиационное заражение окружающей среды с целью нанесения значительного демографического, экологического и экономического ущерба, оказания глубокого психологического воздействия на население во имя достижения определенных политических или экономических целей.

Также под ядерным терроризмом понимается запугивание (шантаж) одного государства другим угрозой применения ядерного оружия, поскольку последнее в дополнение к способности эффективно решать задачи сдерживания и устрашения потенциальных противников обладает качествами идеального инструмента террора – угрозы и шантажа, психологического воздействия на руководство и население противостоящей стороны.

Как свидетельствует анализ многочисленных иностранных публикаций, посвященных проблеме ядерного терроризма, угроза последнего связана и усугубляется в первую очередь с ростом финансовых, технических и других возможностей глобальных сетевых преступных и экстремистских группировок. При этом, как представляется, сегодня уделяется недостаточное общественное внимание проблеме ядерного терроризма, связанной с опасностью прямой или скрытой государственной поддержки террористических организаций. К тому же до настоящего времени еще не изжит один из самых опасных видов терроризма – государственный терроризм, наряду с которым закономерно существует и государственный ядерный терроризм.

ИСТОРИЧЕСКИЕ КОРНИ

Угроза ядерного терроризма имеет такую же глубокую историю, как и само ядерное оружие. При этом начало эры ядерного терроризма ознаменовали удары по японским городам Хиросима (в результате атомной бомбардировки погибли от 90 тыс. до 166 тыс. человек) и Нагасаки (погибли от 60 тыс. до 80 тыс. человек) в 1945 году, направленные на демонстрацию военной мощи США и устрашение советского военно-политического руководства. В этом же ряду – действия руководства Соединенных Штатов и Великобритании после окончания Второй мировой войны до создания ядерного оружия в СССР по неприкрытой и масштабной подготовке массированных ядерных бомбардировок мирных советских городов, которые не могут быть классифицированы иначе, как ядерный терроризм.

Примечательно, что в 50-х годах прошлого столетия в центре внимания американского руководства оказались возможности СССР по скрытному нанесению ядерного удара путем контрабанды комплектующих и узлов предварительно разобранного ядерного боеприпаса (ЯБП), его тайной сборки на территории США и подрыва в крупном административно-промышленном центре страны. Содержащая данную информацию Национальная разведывательная сводка США, подготовленная в начале 50-х годов Центральным разведывательным управлением, была озаглавлена весьма недвусмысленно: «Возможности СССР по нанесению скрытного удара ОМП по США и уязвимость США по отношению к подобной атаке (1951–1952 годы)». В связи с этим в 1953 году при правительстве США был сформирован комитет по противодействию подобной угрозе, который представил в 1962 году соответствующий доклад в Совет безопасности США.

Также в 60-х годах военно-политическое руководство (ВПР) Соединенных Штатов впервые обратило внимание на возможность угрозы ядерных террористических актов со стороны негосударственных структур. А в 70-х годах в список источников угрозы скрытой доставки ядерного оружия в США был добавлен еще и Китай.

НОВАЯ УГРОЗА

В середине 70-х годов прошлого века президентом Джеральдом Фордом в составе Национальной администрации по ядерной безопасности Министерства энергетики была сформирована группа NEST (Nuclear Emergency Search Team) для немедленного расследования «незаконного использования ядерных материалов на территории США, включая угрозу террористического акта с применением специальных ядерных материалов».

Одновременно в 1970–1980-е годы как самостоятельный феномен возникла угроза международного терроризма США и странам Западной Европы как ответной реакции на продолжение политики неоколониализма. Причем уже в 1975 году американской корпорацией RAND были опубликованы результаты первого исследования по ядерному терроризму «Станет ли терроризм ядерным?» (Brian Jenkins «Will Terrorists Go Nuclear?»), которое вызвало большой резонанс в военно-политических кругах Запада. В данном исследовании, подготовленном Брайаном Дженкинсом, утверждалось о реальности создания террористами так называемой грязной бомбы. Под последней подразумевается радиологическое оружие, действие которого основано на рассеивании высокоактивных веществ, в том числе урана, плутония и различных изотопов, многие из которых широко используются в медицине, промышленности и сельском хозяйстве.

Принимая во внимание возросшую угрозу, связанную с использованием ядерного оружия или ядерных материалов, в 1985 году в Вашингтоне создается международная группа по предотвращению ядерного терроризма с привлечением 150 экспертов из 13 стран. Данная группа специалистов подготовила и в 1987 году опубликовала доклад, в котором делался вывод о возрастании актуальности угрозы ядерного терроризма и повышении вероятности актов ядерного терроризма в мире.

С тех пор ситуация только усугубилась, и в итоге сегодня международный терроризм зачастую превосходит другие вызовы международной безопасности по масштабности и потенциалу.

«ИЗРАИЛЬСКОЕ ДОСЬЕ»

Серьезную угрозу представляет собой и государственный ядерный терроризм, аспекты которого наиболее ярко проявились в истории с Израилем.

Как известно, израильская ядерная программа берет свое начало в 1956 году, когда было заключено соглашение с Францией о строительстве ядерного реактора в пустыне Негев. Секретная часть соглашения включала и пункт о строительстве завода по переработке плутония. Особо при этом необходимо подчеркнуть, что в основе израильского ядерного проекта – контрабанда высокообогащенного урана (ВОУ) и ядерных технологий из США. При этом Министерство энергетики США, отрицая скрытное содействие ядерной программе Израиля, в 2001 году все же официально подтвердило факт кражи в 1950–1960-х годах израильской разведкой оружейного урана, а также ядерных технологий, что позволило Израилю в итоге создать собственное ядерное оружие.

Создание Израилем ядерного оружия крайне резко дестабилизировало обстановку на Ближнем Востоке. В результате создалась ситуация, когда соседние арабские государства, враждебные Израилю, существовали под постоянной угрозой ядерных ударов со стороны последнего. И это была, как может показаться на первый взгляд, отнюдь не надуманная угроза.

Впервые угроза применения Израилем ядерного оружия возникла в ходе арабо-израильских вооруженных конфликтов в конце 60-х – начале 70-х годов прошлого века. Так, угрожая ядерными ударами в ответ на быстрое наступательное продвижение арабской сухопутной группировки в октябре 1973 года, Израиль потребовал от США оказания военной помощи. Вашингтон был вынужден уступить. Таким образом, наличие у Израиля ядерного оружия стало одним из основных факторов военного поражения арабских стран.

Специалистам МАГАТЭ пришлось многие месяцы ликвидировать последствия аварии на АЭС «Фукусима-1». 	Фото с сайта www.iaea.org
Специалистам МАГАТЭ пришлось многие месяцы ликвидировать последствия аварии на АЭС «Фукусима-1». Фото с сайта www.iaea.org

Уничтожение Израилем 7 июня 1981 года ядерного реактора в Ираке, который строился Францией на законных основаниях под контролем МАГАТЭ, и 6 сентября 2007 года – ядерного центра в Сирии, противодействие ядерной программе Ирана террористическими методами, а также нарушение функционирования иранских центрифуг посредством кибератак и другие подобные меры имеют непосредственное отношение к ядерному терроризму. Впрочем, это касается и ряда других стран, использовавших аналогичные методы. В частности, можно упомянуть иранские авиаудары по ядерному комплексу Ирака в 1980 году, иракские авиаудары уже по иранской атомной электростанции в 1984–1987 годах, а также удары США по ядерным объектам в Ираке в 1991 году и др.

КОМПЛЕКСНАЯ ПРОБЛЕМА

Основные проблемные аспекты государственного ядерного терроризма сегодня в мире связаны со следующими обстоятельствами:

– с нарастающими проблемами современного мироустройства, а именно: нерешенностью политических, социально-экономических, территориальных, национальных, этнических, религиозных и других внутренних, региональных и глобальных конфликтов и морально-этических проблем. В наши дни эти и без того серьезные проблемы усугубляются продолжением и ужесточением Западом политики неоколониализма в условиях глобализации, насаждением военным, экономическим и иным путем условий для паразитирования одних государств по отношению к другим; разжиганием различными сторонами и прежде всего Западом вооруженных конфликтов, дестабилизацией государств и регионов, подрывом социально-экономического положения, уничтожением их мирного населения, а также попранием норм международного права под видом борьбы с международным терроризмом и др.;

– с неуклонным совершенствованием Соединенными Штатами ядерного оружия с созданием новых образцов – например, с пониженным выходом ионизирующего излучения и последующим отсутствием радиоактивного заражения среды, что может значительно снизить порог применения ядерного оружия в ходе военных конфликтов, а также стремлением ВПР США использовать проблему ядерного терроризма для сохранения лидерства и господства, получения контроля над ядерными программами и арсеналами других стран, доступа к ядерным и радиационно опасным объектам и сбора информации, в том числе под эгидой международных организаций;

– с неэффективностью в целом системы международного противодействия террористической угрозе вследствие отсутствия доверия между ядерными странами и сохранения Западом политики двойных стандартов, а также ухудшением отношений между ведущими странами мира. Дополнительно эта проблема осложняется фактическим прекращением ядерного сотрудничества России и США, обладающих более 90% мировых запасов ядерного оружия;

– с дальнейшей экспансией ядерной энергетики в мире (увеличение количества отработавшего ядерного топлива, наработка энергетического плутония, распространение ядерных технологий и рост количества объектов ядерной инфраструктуры, в том числе ядерного топливного цикла, возрастание числа соответствующих специалистов и ученых и др.). Причем все это происходит на фоне неуклонного роста числа «пороговых» стран, стремящихся обладать ядерными технологиями;

– с отсутствием урегулированности вопросов ядерной и радиационной безопасности на территории Украины, в связи с чем Россия не приняла участие в IV Саммите по ядерной и радиационной безопасности в 2016 году, обусловив свое решение игнорированием при подготовке саммита вопросов о состоянии безопасности АЭС на территории Украины;

– с высоким уровнем террористической угрозы в Пакистане и Индии;

– и, наконец, что немаловажно, – с появлением новых технологий, в частности, массовым использованием коммерческих беспилотных летательных аппаратов как потенциальной угрозы ядерным и радиационно опасным объектам и др.

Проблема угрозы ядерного терроризма осложняется продолжающимся противостоянием стран Запада во главе с США с рядом стран мира. В частности, согласно докладу ЦРУ от 2004 года, в 90-х годах Северной Корее удалось внедрить в США сеть по меньшей мере из пяти диверсионных групп, имеющих задачу нападения на американские ядерные объекты и проведения террористических актов в крупных городах США в случае развязывания Соединенными Штатами войны против Северной Кореи.

В этой связи военно-политическое руководство Соединенных Штатов пытается использовать фактор ядерного терроризма не только для закрепления лидерства Запада в ядерных технологиях, но и недопущения доступа и развития ядерной энергетики в других странах. Так, США стремятся: усилить международный контроль над фазами ядерного топливного цикла, в особенности над обогащением урана и выделением плутония; интернационализировать ядерный топливный цикл, консолидировав всю необходимую инфраструктуру на территории строго ограниченного числа стран, создав международные центры по производству ядерного топлива, переработке и хранению отработавшего ядерного топлива и радиоактивных отходов, а также разработке новых ядерных технологий; запретить поставку ядерных технологий странам, которые не овладели ядерным топливным циклом до 2004 года; повысить роль Всемирной ядерной ассоциации, которая представляет собой неформальное объединение ведущих уранодобывающих компаний планеты и структура которой в точности дублирует МАГАТЭ; реформировать МАГАТЭ, усилив его роль и придав надзорные и контролирующие функции по управлению мировой ядерной энергетикой.

Усиление контроля над фазами ядерного топливного цикла и его интернационализация осуществляются посредством развития многосторонних подходов к этому процессу. Создается глобальная инфраструктура атомной энергетики, в том числе международные центры по обогащению урана, переработке отработавшего ядерного топлива, а также гарантийные запасы ВОУ и низкообогащенного урана (НОУ) коллективного пользования государствами, предполагается возврат отработавшего ядерного топлива в страны происхождения для переработки.

Подобные устремления США, как представляется, создают предпосылки для кардинальной корректировки Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), принятого и одобренного на Генеральной Ассамблее ООН 12 июля 1968 года и подписанного 190 странами за исключением Израиля, ЮАР, Пакистана и Индии, и ужесточения режима нераспространения в степени, которая лишит неядерные государства права на мирное использование ядерной энергии. Сегодня же, согласно ДНЯО, все государства без исключения обладают подобным правом под гарантии МАГАТЭ.

ГЛОБАЛИЗАЦИЯ ЯДЕРНОЙ ИНФРАСТРУКТУРЫ

Позиция России в профилактике ядерного терроризма базируется на необходимости усиления международных стандартов охраны ядерных и радиационно опасных объектов, включая хранение ядерных материалов, а также равный и гарантированный доступ всех заинтересованных стран к ядерной энергии при соблюдении требований режима нераспространения.

В то же время создание глобальной инфраструктуры ядерной энергетики уже начато. В частности, в 2007 году Россией инициирован проект по созданию в г. Ангарске совместно с Казахстаном Международного центра по обогащению урана (МЦОУ), участниками которого являются также Армения и Украина. Данный центр ориентирован преимущественно на страны, которые не намерены развивать собственные мощности по обогащению урана.

С 2010 года при МЦОУ функционирует гарантийный запас НОУ (банк топлива), поддержание которого осуществляется за счет РФ. Объем запасов – более 120 т под гарантиями МАГАТЭ в качестве механизма обеспечения гарантированных поставок топлива для государств – членов МАГАТЭ. Россия будет поставлять НОУ из гарантийного запаса по запросу директора МАГАТЭ, а МАГАТЭ – предоставлять этот материал стране, испытывающей перебои в поставках.

Наряду с российским проектом существуют американская инициатива – Глобальное ядерно-энергетическое партнерство (ГЯЭП или Global Nuclear Energy Partnership, GNEP), немецкий проект многостороннего центра по обогащению урана, а также проект неправительственной организации «Инициатива по сокращению ядерной угрозы» (Nuclear Threat Initiative, NTI). Однако все многосторонние подходы к вопросу ядерного топливного цикла критикуются как ограничивающие суверенитет государств в законном праве самостоятельно развивать мирные ядерные технологии в соответствии с ДНЯО.

Следует здесь отметить также тот факт, что до 2014 года Соединенные Штаты оказали содействие в повышении защищенности и укреплении безопасности 218 ядерных и радиационно опасных объектов в России, была запланирована работа еще по 229 объектам, где находились оружейные ВОУ и плутоний, а также по 97 хранилищам российского ядерного оружия. Продолжается сотрудничество РФ и США по вопросам вывоза ВОУ из третьих стран, включая Узбекистан, Казахстан, Грузию и др. Сотрудничество Соединенных Штатов с Россией в ядерной области, как правило, направлено на контроль российского ядерного комплекса, состояния защищенности ядерных материалов и ядерных и радиационно опасных объектов. Так, финансовая помощь США в рамках двустороннего ядерного сотрудничества до 2014 года увязывалась с согласием России на предоставление США права инспектирования российских ядерных и радиационно опасных объектов.

Особо следует подчеркнуть, что многим специалистам внушает беспокойство деятельность некоторых неядерных государств, которые используют гарантируемое ДНЯО право на осуществление мирной ядерной деятельности для создания ядерного оружия. Так, ядерная программа КНДР продемонстрировала возможность осуществления военной ядерной программы, скрываемой от МАГАТЭ. Технологии «мирного атома» зачастую ставят государство на грань обладания ядерным оружием.

УГРОЗА ВОЗРАСТАЕТ

Аварии на атомных электростанциях масштаба чернобыльской или Фукусимы наглядно свидетельствуют о возможных последствиях террористических актов на таких объектах. При этом террористическая опасность в отношении атомных электростанций усугубляется зачастую их расположением в густонаселенных районах. Например, в 30-километровой зоне вокруг каждой из 21 атомных электростанций мира проживают более 1 млн человек, а пяти АЭС – более 3 млн. Так, в Пакистане в 30-километровой зоне АЭС «Канупп» в Карачи проживают 8 млн человек, на Тайване в 30-километровой зоне вокруг АЭС «Куоченг» – 5,5 млн человек, а АЭС «Чин Шан» – 4,7 млн человек.

Обеспокоенность России и соседних стран вызывают также проблемные вопросы ядерной и радиационной безопасности, связанные с ядерной энергетикой на территории Украины. Здесь и «эксперименты» с ядерным топливом компании Westinghouse на украинских АЭС, и перевозки различных ядерных материалов по территории Украины в условиях фактически гражданской войны, и увеличение в непростой внутриполитической обстановке числа потенциально опасных ядерных объектов на Украине (планы по строительству завода по производству ядерного топлива, хранилища отработавшего ядерного топлива и др.).

Следует особо отметить и другую «ядерную» горячую точку. Это Южная Азия, где расположены две страны – обладательницы ядерного оружия.

В частности, Пакистан имеет наибольшие темпы наращивания ядерного арсенала и запасов ядерных материалов. В 2015 году запущен четвертый реактор для наработки плутония. Известно, что пакистанский ученый-ядерщик Башируддин Махмуд консультировал лидера террористов Усаму бен Ладена по вопросам создания кустарного ядерного заряда. Также террористы имели контакты с контрабандной сетью знаменитого торговца ядерными материалами и технологиями, отца пакистанского ядерного оружия Абдулы Кадира Хана, который сотрудничал, в частности, с Ираном и Северной Кореей.

С другой стороны, в 2015 году американские эксперты оценили состояние безопасности ядерных и радиационно опасных объектов и ядерных материалов в Индии как более низкое, нежели в Пакистане. Индия также наращивает запасы ядерных материалов и мощности по обогащению урана. Планируется ввод в строй нового реактора по наработке плутония и нового перерабатывающего завода в Калпаккам. К концу 2011 года запасы ВОУ Индии оценивались примерно в 1,2–2,8 т, а Пакистана – в 1,75–3,75 т.

НЕРАЗРЕШЕННЫЕ ПРОТИВОРЕЧИЯ И ПРОБЛЕМА НЕРАСПРОСТРАНЕНИЯ

В этой связи особое место в борьбе с ядерным терроризмом занимает укрепление режима нераспространения ядерного оружия в мире и реализация его ключевого принципа ядерного разоружения, направленного на ограничение, сокращение и последующую ликвидацию ядерных вооружений. На сегодняшний день фактор ядерного терроризма используется Соединенными Штатами и их союзниками как эффективный инструмент сдерживания дальнейшего распространения ядерного оружия в мире. Однако все усилия Запада во главе с США воспрепятствовать распространению ядерных вооружений в попытке сохранить незыблемость своего глобального лидерства и господства до последнего времени терпели закономерную неудачу.

Проблемы противодействия ядерному терроризму тесно связаны с факторами, которые обусловили дальнейшее неконтролируемое распространение ядерных вооружений в мире. Среди них – неразрешенность противоречий между государствами, обладающими ядерным оружием и не обладающими таковым, а также активное препятствование отдельных государств созданию атмосферы мирного сосуществования на основе общепризнанных принципов и норм международного права. В мире отсутствуют необходимые условия для обеспечения эффективности режима нераспространения ядерного оружия.

Актуальным является заключение международно-правового договора о гарантиях неприменения и исключения угрозы применения ядерного оружия по отношению к государствам, не обладающим ядерным оружием. Подобный договор предоставит в глобальном плане юридически-обязательные гарантии безопасности неядерным государствам. Ведь именно отсутствие гарантий безопасности неядерным странам, ощущение неядерными государствами слабости в военной сфере по сравнению с ядерными является побудительным мотивом к приобретению ядерного оружия. Отказ ядерных государств от подписания соответствующего международного договора ставит неядерные страны в уязвимое положение и увеличивает их неуверенность и подозрительность в отношении линии поведения самих ядерных государств.

Большое значение для укрепления международного режима нераспространения ядерного оружия играет создание и расширение зон, свободных от ядерного оружия, с опорой на институты демилитаризации и нейтрализации. При этом ядерная демилитаризация зоны означает, что на территории последней ни под каким видом не должно находиться ядерное оружие и установки для его обслуживания. Для этого необходимо помимо запрещения изготовления, приобретения, хранения, размещения ядерного оружия запретить и его транзит. В свою очередь, ядерная нейтрализация зоны означает запрещение применения ядерными государствами ядерного оружия в соответствующей зоне в случае возникновения военного конфликта.

Таким образом, нисколько не отрицая существующую опасность попадания ядерного оружия в руки экстремистских организаций, правомерно констатировать, что распространение ядерных вооружений всегда шло и идет по оси противостояния государств: США – СССР, США – Китай, Китай – Индия, Израиль – Иран (Ирак, Сирия и ряд других арабских стран), Индия – Пакистан, КНДР – США (Южная Корея и Япония) и др. Дополнительным фактором, способствующим распространению ядерного оружия в мире, стало попрание Западом принципов системы коллективной безопасности, сложившейся в эпоху холодной войны. В дополнение к этому США стремятся использовать фактор ядерного терроризма для сохранения своего доминирования в мире и ужесточения режима нераспространения ядерного оружия таким образом, чтобы лишить неядерные государства права на мирное использование ядерной энергии. В целом можно констатировать, что Соединенными Штатами взят курс на установление глобального диктата в развитии ядерной сферы.

В результате можно утверждать, что до тех пор, пока существует ядерное оружие и мир разделен на враждебные лагеря, ядерный терроризм не может исчезнуть с исторической сцены. Сокращение ядерных потенциалов и ужесточение режима нераспространения ядерного оружия не могут полностью решить проблему ядерной и радиационной безопасности. Перспективы нейтрализации угрозы ядерного терроризма требуют кардинального пересмотра и создания новых основ системы международной безопасности, избавляющей мир от гонки вооружений и первопричин экстремизма – устремленности к господству и паразитизма одних государств по отношению к другим. В противном случае существующие темпы научно-технического прогресса и рост потенциала террористических организаций обусловят практическое использование в качестве инструмента террора ядерного или другого, более опасного нового вида оружия уже в ближайшее десятилетие.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Каспийских «шмелей»  на все флоты не хватит

Каспийских «шмелей» на все флоты не хватит

Александр Васин

Приоритеты кораблестроительной программы РФ вызывают вопросы

0
1706
Хермескайл – «Монино по-немецки»

Хермескайл – «Монино по-немецки»

Михаил Петров

45 лет музею, где можно запросто отобедать в салоне настоящего «Конкорда»

0
337
Испытание стихией

Испытание стихией

Владимир Добрин

Почему переводчику лучше не заниматься возведением сараев и беседок

0
381
Украина впервые полностью загрузила реактор АЭС без российского топлива

Украина впервые полностью загрузила реактор АЭС без российского топлива

0
914

Другие новости

Загрузка...
24smi.org