0
3159
Газета Концепции Интернет-версия

21.09.2018 00:01:00

Ученые и армия

Как увеличить вклад фундаментальной науки в укрепление обороны и безопасности страны

Сергей Першуткин

Об авторе: Сергей Николаевич Першуткин – эксперт-аналитик, член-корреспондент Академии военных наук.

Тэги: фундаментальная наука, армия, вооружения, гиперзвук, обороноспособность, кубинка, форум


фундаментальная наука, армия, вооружения, гиперзвук, обороноспособность, кубинка, форум Результаты исследований в области гиперзвуковых и других новейших технологий должны без промедления воплощаться в реальные образцы вооружения. Фото с сайта www.ciam.ru

Вынесенный в подзаголовок вопрос, равно как и многие другие вопросы, заинтересованно обсуждался в рамках конференции «Фундаментальная наука – Армии», состоявшейся 23 августа в Кубинке в рамках научно-деловой программы Международного военно-технического форума «Армия-2018». Благодаря широкому представительству в 36 докладах на конференции был раскрыт значительный круг проблем и задач с позиции основных дисциплинарных областей науки: физики, химии, биологии и медицины, информатики и управления и, что достаточно важно, с позиции междисциплинарности.

СОДЕРЖАНИЕ ОБСУЖДЕНИЯ

Речь шла о новых разработках гиперзвуковых явлений и процессов, об оружии направленной энергии, о путях повышения надежности космических аппаратов и обеспечении стабильности их полетов, новых оценках аэрокосмических конструкций, нестандартных методах тестирования материалов с помощью гиперзвуковых скоростей, возможностях морских гравитометрических измерений в интересах Военно-морского флота, моделировании электромагнитных полей Земли и совсем недавно открытых многообещающих эффектах полупроводниковых приборов, а также о многих других научных изобретениях и открытиях.

Представителями трех десятков ведущих научных учреждений нашей страны, включая академический Физико-технический институт им. А.Ф. Йоффе, Институт машиноведения им. А.А. Благонравова, Физический институт им. П.Н. Лебедева, Институт космических исследований Российской академии наук (РАН), а также Институт физики Земли им. О.Ю. Шмитта, было презентовано множество впечатляющих достижений и открытий всероссийского и международного уровней.

Первостепенного внимания Минобороны заслуживают, например, перспективные наработки Института теоретической и прикладной механики им. С.А. Христиановича Сибирского отделения (СО) РАН (г. Новосибирск), раскрывающие научные основы создания военно-космических систем будущего, аэротермодинамику высокоскоростных летательных аппаратов, управление гиперзвуковыми течениями.

Обобщая итоги состоявшейся в подмосковной Кубинке конференции, отметим ее роль в обозначении задач разработки фундаментального задела для военно-технических новаций на ближайшие десятилетия. Это – во-первых. Во-вторых, в убедительной презентации фундаментальных научных достижений, что позволяет точнее понять и оценить с разных сторон потенциал российской фундаментальной науки. В-третьих, в выстраивании общения и диалога руководителей академических учреждений науки с представителями Министерства обороны и его центральных научно-исследовательских институтов, а также с Академией военных наук, оборонных предприятий.

При этом выступавшие не скрывали имеющихся препятствий на пути решения перспективных задач, в том числе дефицита в нашей стране суперкомпьютеров мирового уровня, хотя скажем, в Польше их уже около десятка (по оценкам член-корреспондента РАН Александра Шипляка), а в Китае – около 200.

СОХРАНЕНИЕ ПОТЕНЦИАЛА И СООТВЕТСТВИЕ МИРОВЫМ ТЕНДЕНЦИЯМ

С учетом докладов и выступлений на конференции имеются основания обобщить: потенциал фундаментальной науки в нашей стране все-таки сохраняется – несмотря на разрушительные последствия 90-х годов прошлого века и торопливые реформы Российской академии наук 2013–2014 годов, несмотря на то, что в 1990-х годах была уничтожена основная часть прикладной науки нашей страны (согласно расчетам и экспертным оценкам члена-корреспондента РАН Виктора Иванова и академика Академии военных наук Георгия Малинецкого), а в нулевые годы – заметная часть образовательного потенциала. В итоге российская наука по многим показателям скатилась во вторую десятку стран.

Поскольку обобщающие выводы о значимости прошедшей конференции по горячим следам делать пока преждевременно, тем не менее представляется оправданным главный вывод, а именно: фундаментальные поиски российских ученых соответствуют общему руслу и логике исследований, проводимых в зарубежных странах, мировым тенденциям.

Имеется в виду, во-первых, разработка новых методов и технологии обработки и использования информации; во-вторых, активное развитие робототехники и ее целенаправленное применение для широкого спектра задач; в-третьих, создание и более эффективное применение новых материалов в интересах обороноспособности.

Вместе с тем просматривается отставание в использовании потенциала социально-гуманитарных (поведенческих и когнитивных) наук, которые, например, в Стратегии безопасности США, принятой еще в 2015 году, поставлены на первое место в перечне приоритетных нововведений (опередив по значимости коммуникационные технологии, а также роль новых материалов и энергосберегающих технологий, повышение мобильности оперативных и тактических подразделений и значимость других задач).

О недостаточном внимании российских обществоведов в оборонной тематике свидетельствовало также отсутствие на состоявшейся конференции руководителей ведущих институтов обществоведческого профиля: Института социально-политических исследований (г. Москва), академического Института философии и права СО РАН (г. Новосибирск), Института государства и права (г. Москва) и других академических учреждений, хотя задачи и тематика злободневных обществоведческих исследований, что называется, стучатся в дверь.

В первоочередном порядке в нашей стране необходимы разработка научной теории и методологии невоенных действий, исследование роли российского государства как субъекта оборонной политики, развитие отечественного государствоведения, но самое главное – это использование возможностей новой оправдавшей себя на Западе практико-ориентированной парадигмы социологических исследований, именуемой за рубежом «action research» (так были названы «действенные», или «активистские», исследования).

Вполне возможно, что вопрос о роли общественных наук как факторе невоенных действий заслуживает вынесения на специальное заседание Президиума РАН совместно с коллегией Минобрнауки (при взаимодействии с Военно-научным комитетом Генерального штаба ВС РФ).

Помимо этого персонального внимания генерала армии Сергея Шойгу и заместителя председателя правительства России Юрия Борисова заслуживают, судя по всему, затянувшиеся правительственные решения насчет обеспечения суперкомпьютерами мирового класса исследований по гиперзвуку, по моделированию взрывов разной мощности и другой военно-технической тематике (скажем, в СО РАН и в Новосибирском научном центре, где сконцентрированы почти три десятка академических учреждений, деятельность которых по оборонной тематике тормозится отсутствием быстродействующего суперкомпьютера).

Здесь просматривается спектр теоретических и организационно-управленческих задач, которые необходимо решить.

ОСНОВАНИЯ ДЛЯ ОПТИМИЗМА

Уверенность в решении назревших задач придает спокойная и аргументированная позиция врио начальника Главного управления научно-исследовательской деятельности и технологического сопровождения передовых технологий (инновационных исследований) Министерства обороны РФ (ГУНИД МО РФ) генерал-майора Романа Кордюкова. Он прямо заявил: «Нерешаемых проблем нет! Все задачи вполне решаемы, Будем делать все возможное по реализации потенциала академической науки!»

Действительно, на оптимизм настраивают Концепция развития военно-научного комплекса развития страны на долгосрочный период, План проведения научных исследований в области обороны, целенаправленная деятельность Министерства обороны России по совершенствованию научной составляющей, уточнению и дополнению порядка организации военно-научного сопровождения исследований и разработок, активизации деятельности Научно-технического совета Министерства обороны РФ на основе реализации Плана научных исследований в области обороны с соответствии с Концепцией развития военно-научного комплекса на долгосрочный период и другими документами.

Тем не менее многое еще предстоит сделать. Как и большинство присутствовавших на конференции, склонен верить словам и настрою молодого и энергичного генерала, возглавляющего ГУНИД МО РФ, склонен надеяться на оперативное решение первоочередных задач.

Во-первых, по обобщению итогов прошедшей конференции «Фундаментальная наука – Армии», но на более высоком уровне. С участием президента Российской академии наук академика Александра Сергеева, пообещавшего год назад в своей предвыборной программе повышенное внимание к обороной тематике и даже персональное курирование ее. С участием первого заместителя министра обороны РФ генерала армии Павла Попова и заместителя начальника Генерального штаба ВС РФ, председателя военно-научного комитета, генерал-лейтенанта Игоря Макушева при непосредственном участии заместителя министра образования и науки России, курирующего фундаментальные разработки и взаимодействие с оборонно-промышленным комплексом.

Во-вторых, по использованию имеющегося научного инструментария для суммирования оценок реальной ситуации и факторов позитивно или негативно влияющих на роль фундаментальной науки в укреплении обороноспособности страны, на взаимодействие с Министерством обороны России, на оценки возможных перспектив.

В-третьих, по подготовке и выпуску специального издания, адресованного руководству центральных научно-исследовательских институтов Минобороны, оборонных предприятий, членам коллегии Министерства обороны России с целью их более полного информирования о возможностях и наработках академических учреждений науки, чтобы своевременно определить необходимые правовые и финансовые условия.

Пожалуй, лишь так виделась бы возможность реализации результатов конференции и мероприятий научно-деловой программы такого престижного международного форума, как «Армия-2018», соединяя стратегический подход с организационно-управленческой поддержкой.

Это серьезная работа, которая требует не только оригинальных подходов и исследовательских решений, но и изменения отношения к науке в нашей стране, повышения престижа научной деятельности, использования советского опыта решения масштабных военно-технических задач, а также учета аналогичной деятельности в странах НАТО.

Прежде всего учета масштабной милитаризации США, разрушения барьеров между военной и невоенной сферами, широкого вовлечения не только в опытно-конструкторские работы, но и в реализацию оборонного заказа малых предприятий, университетских производств и даже небольших групп исследователей и инженеров. Количество договоров Пентагона с упомянутыми структурами изменяется десятками тысяч, что необходимо бы иметь в виду, когда мы обсуждаем роль академической науки в укреплении оборонно-промышленного комплекса России.

ОБОБЩЕНИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

Отвечая на основополагающий вопрос, как увеличить вклад фундаментальной науки в укрепление обороны и безопасности России, подчеркну: оценивать не только содержание исследований и их тематику, но и механизмы взаимодействия Министерства обороны с РАН и Министерством высшего образования и науки, причем на уровне руководителей данных структур, а не только на уровне исполнителей. Чтобы роль фундаментальной науки в укреплении обороноспособности страны не ограничивалась бы обсуждением на уровне отдела одного из департаментов Министерства высшего образования и науки.

Сегодня, чтобы озвучить задачу создаваемых в России 15 новых научно-образовательных центров и их роль по формированию новой повестки дня и изменению менталитета, некоторые высокопоставленные должностные лица вместо подмосковной Кубинки, где обсуждались в том числе вопросы психологической обороны, едут в Новосибирск на «Технопром-2018».

Министр высшего образования и науки Михаил Котюков, презентуя новый национальный проект «Наука», не обозначает оборонный аспект и, как можно понять, очень жестко проводит линию между гражданской и оборонной тематикой.

А вместе с тем сегодня в нашей стране необходимы сверхусилия и обсуждение возможных контуров того фундаментального задела, который может быть необходим и достаточен для развития науки в интересах безопасности и обороны вплоть до 2050 года. Из этого и нужно бы исходить руководителям министерств и ведомств.



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Россия не откажется от участия в "Давосе в пустыне"

Россия не откажется от участия в "Давосе в пустыне"

Фемида Селимова

В диалоге с Эр-Риядом Москва руководствуется исключительно прагматизмом

0
253
Российские генно-инженерные препараты впечатлили участников фармфорума в Мадриде

Российские генно-инженерные препараты впечатлили участников фармфорума в Мадриде

Татьяна Попова

Новые биоаналоговые препараты компании «Генериум» уже готовятся к регистрации

0
1030
Белорусская Фемида взялась за дедовщину в армии

Белорусская Фемида взялась за дедовщину в армии

Антон Ходасевич

Власть не признает беспредела в вооруженных силах страны  

0
1388
К созданию ГлавВоенПУРа

К созданию ГлавВоенПУРа

Григорий Герасимов

0
1383

Другие новости

Загрузка...
24smi.org