0
6389
Газета Концепции Интернет-версия

16.11.2018 00:01:00

Горькие плоды независимости придатка НАТО

Латвия остается одним из активных игроков на антироссийском фронте Европы

Владимир Винокуров

Об авторе: Владимир Иванович Винокуров – доктор исторических наук, профессор Дипломатической академии МИД России, главный редактор журнала «Дипломатическая служба».

Тэги: латвия, россия, ссср, независимость, абрама, м1а1ас, челленджер


латвия, россия, ссср, независимость, абрама», м1а1ас, челленджер Армия Латвии готовится отражать внешнюю угрозу вместе с союзниками по НАТО. Фото со страницы ВС Латвии в Flickr

Какие ассоциации возникают при слове «Латвия»? Прежде всего – образы Средневековья, отображенные в архитектурных памятниках Риги. Юрмала, где россияне до недавних пор активно скупали собственность, а команды КВН и «Новой волны» чувствовали себя куда уютнее, чем в Москве. До своей длительной зарубежной командировки в эту страну в 1994 году я не раз слышал, что Латвия – это одна из стран Балтии, в которой в большей степени сохранились положительные чувства к Российской Федерации и российскому народу. Ведь как-никак, а свою независимость Латвия получила дважды из рук России – сначала в 1918-м, а затем в 1991 году. На самом деле, к сожалению, все оказалось совсем не так.

ВРАЖДЕБНЫЙ ФАКТОР

Вот уже более четверти века Латвия вместе с двумя другими соседями, Литвой и Эстонией, выступает в качестве враждебного России фактора международной политики. Она была таким фактором и в годы первой независимости, провозглашенной 18 ноября 1918 года. Тогда Запад тоже активно формировал против России и СССР полосу отчуждения, получившую название «санитарный кордон». Этот кордон был разрушен непосредственно накануне Великой Отечественной войны, и это сыграло немаловажную роль в ее победном завершении.

Возвращение в состав СССР дало Латвии возможность не оказаться в числе сателлитов нацистской Германии и открыло перед ней перспективы гармоничного развития. Статистика конца 1980-х годов говорит о том, что эти возможности были в полной мере использованы на благо латышей и других населяющих Латвию народов.

В 1991 году история этой страны пошла по второму кругу политической, экономической, правовой и в целом культурно-исторической несостоятельности. Ущербность установки на существование вопреки России и против России другого результата дать не могла. Тогда же, четверть века тому назад, бурно проявилось расхождение наших взглядов на совместную историю. Ее русофобская версия была превращена Западом и его ставленниками в странах Балтии в инструмент разрушения самих прибалтийских народов и подрыва возможности восстановления их добрососедства с Россией.

Можно, конечно, ставить под вопрос легитимность методов советских представителей в Латвии в переходный период и во время самих выборов 1940 года, но тем, кто это делает, надо быть готовым спроецировать этот подход на свою собственную историю и современность. Позиция «выборы 1940 года нелегитимны, так как происходили в условиях присутствия иностранных войск и внешнего вмешательства во внутренние дела страны» вступает в противоречие с тезисом о легитимности действий Народного совета Латвии в 1918 году.

Периодом «оккупации» в Латвии называют весь период пребывания в составе СССР. Известен ли еще где-нибудь в мире пример «оккупации», при которой в высшие органы власти «оккупирующей» страны (руководство КПСС, Верховный Совет СССР и пр.) избираются представители от «оккупированных» территорий? Или где на самих таких «оккупированных» территориях действуют национальные органы власти, провозглашающие, как это сделал Верховный Совет Латвийской ССР в своей Декларации о государственном суверенитете от 28 июля 1989 года, их независимость от «оккупанта»?

В 1990–1991 годы Латвия декларировала «восстановление» своей независимости в нарушение Конституции той страны, частью которой она в тот момент являлась, а руководство СССР признало 6 сентября 1991 года независимость трех прибалтийских республик, также нарушив свой Основной закон.

РУСОФОБИЯ И ДЕПОПУЛЯЦИЯ

В основу современного латвийского политического режима были положены русофобия, дискриминация и сегрегация. Мы в долгу перед соотечественниками, которым не обеспечили равноправия, пусть некоторые из них и пошли по пути соглашательства с враждебной России властью.

Не выиграли от такой «независимости» и обыкновенные латыши. Ни в экономической, ни в социальной сфере, ни в области культуры заметными успехами, хотя бы наполовину соответствующими успехам советской Латвии, современная Латвийская Республика похвастаться не может. Итогом последних 25 лет стала стремительная депопуляция страны.

Необходимое в этих обстоятельствах усиление политической поддержки правящего режима со стороны НАТО и ЕС, которым уже передана преобладающая часть суверенитета Латвии, дается все более дорогой ценой, включающей ухудшение ситуации в сфере безопасности. Впрочем, от предложенных в 1997 году Россией гарантий безопасности прибалты сами отказались.

Речь идет о том, что после развала Советского Союза Россия предприняла целый ряд дипломатических шагов, с тем чтобы парировать усилия прибалтийских государств, направленные на их включение в евро-атлантические структуры. Наиболее важными из них были предложения, внесенные премьер-министром В. Черномырдиным в начале сентября 1997 года, и заявление, сделанное президентом Б. Ельциным литовскому президенту А. Бразаускасу в ходе его визита в Москву 23–24 октября 1997 года. Оно заключалось в предоставлении российских гарантий безопасности для Литвы, Латвии и Эстонии и было самым серьезным дипломатическим аргументом Кремля в тот период, призванным помешать приближению НАТО к российским границам и развивать добрососедские отношения со странами Балтии.

Новым важным элементом позиции РФ была ее готовность обсуждать с НАТО и США создание «балтийского регионального пространства стабильности и безопасности», в которое были бы включены все северные страны. Кроме того, российское руководство предложило около 30 специфических региональных мер в сфере безопасности, экономической, гуманитарной и экологической областей, направленных на создание своего рода пакта региональной стабильности и безопасности. Во время официального визита в Швецию в декабре 1997 года Б. Ельцин внес ряд дополнительных предложений по сотрудничеству и сделал заявление о 40-процентном одностороннем сокращении сухопутных и морских сил на северо-западе России в течение года, которые были выполнены в срок.

Но все инициативы РФ были восприняты руководством балтийских стран как попытка изолировать и навязать им некие гарантии, которые сделали бы невозможной их интеграцию в структуры безопасности Запада. На встрече в Паланге президентов стран Балтии А. Бразаускаса, Г. Улманиса и Л. Мери было заявлено, что российские гарантии неприемлемы: в них усматривалась параллель с пактом Молотова–Риббентропа 1939 года. Этот подход был отчасти поддержан и странами Запада с оговорками, что конструктивное российское участие в делах субрегиона является позитивным моментом. Тем не менее руководство Швеции и Финляндии, в частности, указывало, что ныне нет необходимости в сепаратных договорах по безопасности и нет причин рассматривать балтийскую безопасность изолированно от остальной Европы.

ПЕРЕОСМЫСЛЕНИЕ

Балтийский регион стал постоянной заботой Кремля из-за расширения влияния США и европейских стран, сокращения здесь российских интересов и ущемления прав этнороссиян, что и по сей день остается важной темой внутриполитических дискуссий в России. Эти и другие факторы стали играть большую роль при выработке политического курса РФ в отношении стран Балтии. Их руководству удалось, опираясь на широкую поддержку западных держав, завершить формирование государственности и добиться поддержки своей линии на интеграцию в евро-атлантические структуры.

После избрания 26 марта 2000 года президентом России Владимира Путина началось переосмысление российской внешней политики, однако атмосфера и характер диалога Москвы со странами Балтии существенно не изменились. На этом этапе стороны окончательно разошлись в вопросах оценки истории. Если в середине 1990-х годов, когда в странах Балтии начались судебные преследования бывших чекистов и ветеранов Великой Отечественной войны, Москва хранила молчание, то в начале XXI века позиция российских властей в корне изменилась.

В Москве негативно восприняли приговоры рижского суда по делу ветеранов Великой Отечественной войны В. Кононова, Е. Савенко, Н. Ларионова, а также аналогичные «дела» в Эстонии в отношении Ю. Карпова и С. Никеева, поскольку эта кампания была направлена на то, чтобы добиться выплаты компенсаций «жертвам коммунизма» и нанести удар по российскому авторитету. В этом же ключе в РФ были восприняты закон, принятый Сеймом Литвы, «Об оценке КГБ СССР (НКВД, НКГБ, МГБ) и нынешней деятельности кадровых сотрудников этой организации», и резолюция эстонского парламента, объявляющая советские правоохранительные органы «преступными организациями» (июль 2002 года). Министерство иностранных дел РФ в своих заявлениях неоднократно подчеркивало, что иски против бывших чекистов, которые возбуждались в странах Балтии, идут вразрез с нормами международного права. Понятия «геноцид» и «преступления против человечности» в эстонском и латвийском законодательстве существенно и неправомерно расширены, а также не соблюдается важнейший правовой принцип, который гласит – закон обратной силы не имеет.

Однако ни правовая, ни историческая аргументация России, как и моральные обоснования (большинству подсудимых было за 80 лет, а некоторые из них умерли в латвийских и эстонских тюрьмах), не произвели должного впечатления на власти Балтии. Президент В. Путин в письме от 18 февраля 2000 года обратился к президенту Латвии с просьбой оказать влияние на справедливое решение судьбы 76-летнего ветерана В. Кононова. В ответном послании В. Вике-Фрейберга сообщила, что суд «будет строго соблюдать принципы правовой и международной практики». В связи с этим в российских СМИ неоднократно отмечалось, что в своем варианте трактовки истории власти стран Балтии пытаются представить ветеранов, воевавших на стороне фашистской Германии, как «борцов за освобождение от коммунистического режима».

Вместе с тем центральной проблемой балтийской политики России по-прежнему оставалось вступление стран Балтии в НАТО. От этого напрямую зависела эволюция отношений России с Западом. Российской дипломатии не удалось в полной мере использовать своеобразную тактику: согласие с членством прибалтов в ЕС, но неодобрение их вступления в НАТО; поддержание диалога с альянсом, но неодобрение его расширения на восток. Не дали соответствующего эффекта жесткая антизападная риторика российских политиков и замораживание отношений с НАТО в 1999–2000 годы в связи с военной интервенцией блока в Косово. Не принес необходимых дивидендов и так называемый пакетный принцип в отношении Латвии и Эстонии – увязывание развития экономических отношений с продвижением в сфере политики.

В целом международный курс Балтии весьма противоречив, а подчас контрпродуктивен. Едва освободившись от влияния Советского Союза, политическая элита Балтии добровольно бросилась «под крыло» США (для них стало уже нормой ездить в Вашингтон с жалобами на действия Москвы). Не успели уйти советские войска, как на их базах уже квартируются союзники по НАТО. Прибалты горячо боролись за свободу и демократию, а треть населения (по крайней мере в Эстонии и Латвии) оказалась здесь на положении париев – угнетенных, отверженных, бесправных людей. Надежды на то, что после присоединения к ЕС и НАТО стран Балтии в регионе откроются новые горизонты и такие болезненные проблемы, как гражданство, будут легче решаться, – видимо, очередная иллюзия.

Концепция «восстановленной независимости» – идеологическое и правовое обоснование курса на создание моноэтнического государства, на котором зиждется весь нынешний проект балтийской государственности, продуцирует конфликтность по всему спектру двусторонних отношений и недружественный стиль поведения и заявлений местных политиков. В балтийских СМИ по-прежнему создают негативный имидж России. С другой стороны, ущемление прав русскоязычного населения в Эстонии и Латвии вызывает недовольство в российском обществе. Решающая историческая роль, которую сыграло реформаторское руководство новой России в обретении независимости Балтии, абсолютно не принимается властями этих стран в расчет. В балтийском истеблишменте, где исторически сильны антироссийские настроения, продолжают разыгрывать «русскую карту» не только на местной политической сцене, но используют ее для Европы, чтобы наказать прежнюю «метрополию», добиться экономической компенсации, заставить Россию покаяться «за массовые депортации и период советской оккупации в целом».

44-5-1.jpg
Американские танки «Абрамс» из группы
передового базирования на учении Iron
Tomahawk в Латвии в октябре 2018 года.
Фото Reuters

УГРОЗА ИНТЕРЕСАМ РОССИИ

В целом исторические особенности отношений России со странами Балтии свидетельствуют об их тесной взаимосвязи как с международными проблемами, так и с вопросами внутреннего развития. На сегодняшний день в Латвии, Литве и Эстонии завершен, пожалуй, самый сложный период становления и развития как самостоятельных государств. Но остается комплекс трудноразрешимых проблем, которые непосредственно затрагивают национальные интересы России.

В первую очередь – это полноправное членство стран Балтии в НАТО. Результаты и последствия этого исторического выбора бывших прибалтийских республик СССР сегодня очевидны: для России – это источник военной опасности, который никоим образом нельзя преуменьшать и тем более игнорировать.

Угрозой национальным интересам России являются также проводимая странами Балтии политика в отношении русскоязычного населения, а также имеющиеся с их стороны территориальные претензии к РФ. Как и в начале ХХ века, сегодня Россия опять оказалась отрезанной от Балтийского моря, а все завоевания Петра I, достигнутые ценой огромных усилий русского народа, были утрачены. Сегодня для России земли Латвии, Литвы и Эстонии уже больше не «окно в Европу». Тяжелое положение России после распада СССР возрождает давний спор западников и славянофилов, который можно видеть в различной научной литературе и на страницах периодических изданий. Скорбь об утрате великой страны, резкое неприятие западных веяний, призывы к собиранию «исконно русских земель» – этот синдром трудно изжить из массового сознания, поскольку все это – естественная реакция на происходящее в бывших российских окраинных губерниях. Как и полтора века назад, сегодня нужно отстаивать права русских в странах Балтии, потому что они оказались и заложниками, и жертвой большой политики, проявляющей по прошествии десятилетий, а порой и нескольких лет, коварную странность оборачиваться безответственностью и близорукостью.

Насчет «непрерывной правопреемственности». Процесс присоединения Прибалтики к России «пошел» в результате победы России над Швецией в Северной войне (1700–1721). По Ништадтскому мирному договору 1721 года к России отошли земли Тевтонского ордена Эстляндия и северная часть Латвии (область Видземе с г. Ригой). Закончился процесс присоединения Остзейской (нынешние Латвия и Эстония) и Западной (Литва и часть Белоруссии) губерний с разделами Польши в 1772 и 1795 годах.

Интересно, что все остзейское дворянство, духовенство и буржуазия были немцы – всего 1% населения. Эти реальные оккупанты коренных жителей – латышских и эстонских крестьян, никогда не помышлявших о государственности, держали за нелюдей. Достаточно напомнить, что латышей стали свободно пускать в Ригу только после специального указа Петра I, который, кстати, возвратил здешним землевладельцам все имения, отнятые у них шведами, сохранил местное самоуправление, суд, привилегии купцов и ремесленников.

Независимость прибалтийские республики получили в 1918 году как следствие развала Российской империи. И если прибалты считают, что в 1940 году их оккупировали, то мы вправе считать, что в 1940 году просто возвратили свои территории. Или где-то кто-то разработал методику определения дат, с которых можно вести отсчет взаимных претензий государств и народов?

Опять же очень интересно, на каком основании прибалты утверждают, что при сохранении «независимости» в 1940–1991 годах их уровень жизни равнялся бы среднеевропейскому? Ведь неопровержимый факт, что именно в 1940–1991 годах, в годы «советской оккупации», полунищие крестьяне-хуторяне Латвии, Литвы и Эстонии обрели конкурентоспособную промышленность, развитую и получившую известность за пределами лесных чащ культуру. Во что это обошлось России? А ведь факт и то, что с 1991 по 2020 год экономика прибалтийских республик только деградирует, а уровень жизни неуклонно падает, растут безработица и эмиграция. А до 40% бюджета до недавнего времени давал транзит из России.

ТРУСЛИВЫЕ ЛАТВИЙСКИЕ

ТЕРРОРИСТЫ

Одной из сложных проблем является ситуация вокруг так называемых лесных братьев. Дело дошло до того, что 10 июля 2017 года официальный представитель МИД России М. Захарова заявила о своем негодовании по поводу рекламного ролика о деятельности террористических отрядов «лесных братьев» в странах Балтии после окончания Великой Отечественной войны, размещенного Управлением публичной дипломатии НАТО в Интернете.

Бывший советник-посланник посольства РФ в Латвии М. Демурин назвал этот фильм поганым. Поганый фильм, как он считает, прежде всего своим наглым извращением исторической правды. Ни за какую независимость Латвии, Литвы и Эстонии эти бандиты не воевали, да и не могли воевать просто в силу отсутствия у них какой-либо содержательной политической программы. В 1940-е годы они ждали, что после разгрома нацистской Германии США и Великобритания начнут войну против СССР и ее результатом станет их так называемая «независимость». Вернее, новая зависимость от западного патрона. В начале 1950-х годов они продолжали совершать диверсии и террористические акты «по инерции». Потом немногие оставшиеся в живых из числа тех, кто не был соучастником наиболее зверских преступлений против мирного населения, воспользовались амнистией.

Нам рассказывают, что террористы пользовались поддержкой местного населения. Возможно, частично и пользовались. Но тогда надо признать, что и выселение части населения Латвии, Литвы и Эстонии в 1949 году имело свои основания: эти люди помогали террористам.

«Это не террористы, а борцы за свободу!» – завопят их сегодняшние сторонники в странах Балтии и Европе. Отдельные коллаборационисты стоят на этой позиции и в России. Нет, это именно террористы, потому что убивали они главным образом мирное население: партийных и советских работников, активистов колхозного движения, учителей. Известны многочисленные случаи убийства детей только за то, что те носили красные пионерские галстуки.

Целью диверсионных акций «лесных братьев» были транспортная и производственная инфраструктура, объекты жилищно-коммунального хозяйства. Нападения на гарнизоны Советской армии и войск МГБ были крайне редким явлением. Вот данные по Литве и Эстонии, приведенные отечественными историками Е. Зубковой и А. Дюковым в работе «Лесные братья» в Прибалтике: война после войны», опубликованной в журнале «Отечественная история» № 2 за 2007 год: «В 1945 году… войска НКВД, милиция, бойцы истребительных отрядов потеряли 214 человек. Потери среди советско-партийного актива составили 575 человек. Среди жертв партизан больше всего – 1630 человек – пришлось на долю тех, кто в статистических справках проходил по категории «другие граждане»… С конца 1944 по 1946 год эстонскими «лесными братьями» было убито: сотрудников МВД и МГБ – 53 человека, офицеров и бойцов Красной армии – 5 человек, бойцов истребительных батальонов – 30 человек, представителей совпартактива – 126 человек, других граждан – 330 человек». Возможно, эти данные неполные, однако они ясно свидетельствуют о том, что «лесные братья» предпочитали не сражаться с военными, а убивать мирных граждан. Вот такой характерный штрих к портрету «борцов за свободу».

В случае с Латвией соотношение схожее: число жертв бандитов среди гражданского населения в десятки раз перекрывает потери, нанесенные ими подразделениям правоохранительных органов.

Итак, если взять годовые потери по всем трем республикам и умножить на десять лет, в течение которых «лесные братья» пытались активно вредить советской власти, то получим общее представление о численности жертв их террора среди гражданского населения – десятки тысяч человек. Вот о каких «борцах за независимость» на самом деле идет речь в натовском рекламном ролике!

УСИЛЕНИЕ НАТО

И все-таки наибольшую остроту в наших двусторонних отношениях вызывает усиление группировки ОВС НАТО в странах Балтии. 10 февраля 2016 года генсек НАТО Й. Столтенберг сообщил о планах альянса увеличить военный контингент в Восточной Европе на 6000 военнослужащих. «Таким образом, мы пошлем четкий сигнал. НАТО ответит единым фронтом на любой акт агрессии, проявленный в отношении любого из наших союзников», – заявил Столтенберг. Возникает вопрос: мера ответственности за такие заявления? Если действительно начнется военный конфликт хотя бы средней интенсивности, риски потерь возрастают кратно, и шансов у Литвы, Латвии и Эстонии остаться в стороне практически нет. Это на пропагандистских площадках они могут забегать далеко, а в реальных условиях не способны защитить себя от втягивания в войну. Просто потому, что их политика безопасности встроена в евро-атлантические системы, придатком которых они являются. Могут нагнетать страсти в публичной сфере и мелко пакостить по линии спецслужб, но уберечься от негативных сценариев – нет.

Такое демонстративное побрякивание оружием, по существу, втягивает страны этого региона в активное противостояние НАТО с Россией. А это ничего хорошего здравомыслящим жителям Вильнюса, Таллина или Риги не несет. Да они и сами это понимают. Но система выстроена таким образом, что Латвия, Литва и Эстония являются придатком более крупных стран НАТО. Поэтому любые возгласы протеста будут погашены. А если протесты примут бурный характер, это будет использовано для ликвидации любой оппозиции.

Применение силовой компоненты может способствовать и провокациям. Например, возникновению ситуации, когда активная часть русского меньшинства в балтийских странах может быть самым жестким, если не жестоким образом подавлена. Это потребует какой-то оценки со стороны России, и дальше раскрутится конфронтационный сценарий. Уверен, что есть горячие головы, которые хотели бы, чтобы он реализовался. Но всякий здравомыслящий человек должен понимать, что ни к чему хорошему это не приведет.

Вот и недавно в Латвии на Адажском полигоне прошли «масштабные» международные военные учения Iron Tomahawk 2018 («Железный Томагавк – 2018»), призванные успокоить «широкую общественность» стран Балтии относительно угроз с востока. Заявленная цель учений – совершенствование сотрудничества и совместимости частей и подразделений так называемого расширенного присутствия НАТО в странах Балтии и Польше и готовность оказать поддержку союзникам, если возникнет такая необходимость.

По данным СМИ, в «масштабных» учениях приняло участие целых 17 танков, представляющих все четыре «боевые группы» (Литва, Латвия, Эстония и Польша). При этом были представлены почти все модели танков, стоящих на вооружении НАТО: испанские «Леопард 2E», германские «Леопард 2A6», американские М1А1СА, британские «Челленджер 2» и польские ПТ-91 «Тварды». По мнению журналистов, проходящие маневры меньше всего напоминали военные учения, а больше – шоу, устроенное для успокоения жителей стран Балтии и Польши: танки совершали какие-то маневры, выстраивались в линию и, включив проблесковые маячки, дружно палили по мишеням. Но цель достигнута, «широкая общественность» может спокойно смотреть на ближайшее будущее до следующих – более грозных учений.

Какова же перспектива? Это логичный вопрос, имеющий отношение и к обстоятельствам международного плана, и к внутреннему развитию Латвии. Попытки компенсировать неспособность вести созидательную политику реваншизмом и русофобией закончатся, к сожалению, не завтра.

При нынешних военно-политических реалиях в Латвии я не вижу возможности нахождения какого-то исторического взаимопонимания с прибалтами. Реалии эти, однако, не вечны, наша страна будет продолжать укреплять свои позиции, в том числе в регионе Балтийского моря, и делать это мы должны, ясно представляя себе, на какой исторической основе мы действуем.

Латвийские шовинисты еще некоторое время будут оставаться у власти, а сама Латвия вместе со своими соседями продолжит играть роль агрессивного проводника недружественных России интересов как на постсоветском пространстве, так и внутри НАТО и ЕС.

В долгосрочной проекции, однако, этот путь абсолютно бесперспективен. И если внутренней трансформации в Латвии и других странах Балтии не произойдет, если там волеизъявлением местных жителей не возникнут ответственные правительства и приемлемые для нас партнеры, договариваться о том, как ликвидировать исходящие из этого района угрозы для России, нам вновь придется не с самими прибалтами.   


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Ведущая военная школа России отмечает 187-летие

Ведущая военная школа России отмечает 187-летие

Василий Копытко

Среди выпускников академии более 600 Героев Советского Союза и Российской Федерации

0
377
Российская морская пехота сегодня

Российская морская пехота сегодня

Александр Храмчихин

Возможности и задачи черных беретов

0
673
Америка и ее «империи зла»

Америка и ее «империи зла»

Владимир Щербаков

Новый доклад разведки Минобороны США посвящен военной мощи Ирана

0
1372
Блокада Ленинграда без идеологических пристрастий

Блокада Ленинграда без идеологических пристрастий

Александр Широкорад

0
634

Другие новости

Загрузка...
24smi.org