0
6855
Газета Концепции Интернет-версия

31.01.2019 23:01:00

Летела ракета, упала в болото…

Почему российская космонавтика скатывается на обочину звездного пути

Владимир Калинин

Об авторе: Владимир Александрович Калинин – член Международного союза журналистов, капитан 1 ранга запаса.

Тэги: окб1, космодром, плесецк, роскосмос, ракеты, аварии


окб-1, космодром, плесецк, роскосмос, ракеты, аварии Штаб космодрома Плесецк в гарнизоне Космических войск в поселке Мирном.

Теряется правда жизни в словах известного лирического героя, технолога Петухова, о том, что «мы делаем ракеты... а также в области балета мы впереди планеты всей». Не знаю, как сейчас в балете, но в любом случае ошибка в исполнении па де пуасон воспринимается мировым зрителем как личный позор артиста, а вот ошибка в расчетах космических ракет – это уже позор страны. Отлетав полвека на многократно модернизированной королевской «семерке», Россия начинает уступать звездную дорогу более продвинутым американским «фэлконам» (Falcon Heavy), китайским «чанчжэнам» (серия ракет-носителей «Великий поход»), японским «эйч-ту-би» (H-IIB). Их «подпирает» уже и индийская ракета-носитель GSLV Mark-III.

А ведь в начале века правительство РФ пеняло Роскосмосу как раз за то, что он выступает в роли «извозчика» и в меньшей степени занимается научными исследованиями. Но теперь и преимущество в количестве запусков уже не у России. Начиная с 2015 года конкуренты на международном рынке транспортных услуг стали отодвигать Роскосмос на второе и даже третье место.

Вперед вырвался Китай с 38 запусками в 2018 году, на втором месте – США, у них 31 запуск, и на третьем – Россия с 17 запусками (с Байконура, Восточного, Плесецка). Вместо планировавшихся 30. Таким образом, мы имеем дело с упущенной или потерянной выгодой. Кстати, 17 запусков было и в 2016 году, но тогда это связывали с чередой аварий «Протонов» и «Союзов».

НИЗКАЯ КВАЛИФИКАЦИЯ

В 2018 году аварийность вышла на новую орбиту – впервые за 35 лет неудачным оказался запуск 11 октября ракеты «Союз-ФГ» с пилотируемым кораблем «Союз МС-10». К счастью, космонавты остались живы. Как и в сентябре 1983 года, безупречно сработала система аварийного спасения (САС), разработанная в ОКБ-1 под руководством Сергея Королева. Иными словами, ничего нового за полвека – так и не научились летать, хорошо хоть старое еще не забыто и помогает нам оставаться космической державой.

В такой сложной отрасли аварии могут случаться, и они случаются. Но в России – в два раза чаще, чем в других странах. Начиная с 2010 года из 211 запусков, включая «Морской старт», 12 у нас были неудачными. Каждый раз убыток исчислялся миллиардами рублей. США запустили за это время 116 ракет, три запуска закончились аварией.

Все наши неудачи в последнее десятилетие связывают с низкой квалификацией рядовых исполнителей. Кто-то забыл исправить строчку в инструкции по заправке разгонного блока ДМ-3 жидким кислородом, и три спутника «Глонасс М» сгорели в атмосфере. В другой раз по чьему-то недосмотру в звездную пыль превратили телекоммуникационный спутник «Экспресс АМ4», выдающийся по своим параметрам не только для России, но и для всего мира. Его потерю должен был компенсировать спутник «Экспресс МД2». Но кто-то на земле небрежно протер ветошью внутренние стенки дополнительного топливного бака горючего на разгонном блоке «Бриз-М». Остатки той ветоши попали в магистраль наддува баков – и «Экспресс МД2» не добрался до своей орбиты.

Другой мастер-ломастер неправильно установил три из шести датчиков угловой скорости на РН «Протон-М». Вместо того чтобы лететь вверх, ракета эффектно кувыркнулась и врезалась в землю в прямом эфире телеканала «Россия-24». Специально назначенная комиссия долго не могла понять, как горе-специалист умудрился установить эти злополучные датчики в перевернутом виде – наверное с помощью молотка и какой-то матери. Кстати, другой рабочий таким же способом установил датчик разделения первой и второй ступеней на РН «Союз-ФГ» с пилотируемым кораблем «Союз МС-10».

Этот список можно продолжить. Обращает на себя внимание тот факт, что виновниками аварий чаще всего становятся рядовые рабочие, инженеры, программисты. Но ведь их работу контролировали, казалось бы, грамотные руководители. Они недоглядели, недодумали, недосчитали. Почему? Самый быстрый и простой ответ найдете в зарплатной ведомости: ну не может человек жить на 20 тыс. руб. в месяц. Однако где-то посчитали, что молодому специалисту хватит этих денег, чтобы он остался в отрасли, не ушел, допустим, в сеть «Эльдорадо», где за относительно несложную работу получают больше. Таким образом, эффективные менеджеры, экономя фонд зарплаты, сознательно отказываются от высококвалифицированных рабочих, инженеров, программистов.

ИСТОРИЯ ПОВТОРЯЕТСЯ

Получается как в известной интермедии: к пуговицам претензии есть? Нет! А костюм в целом бракованный.

Об этом впервые заговорили после потери автоматической межпланетной станции (АМС) «Фобос-Грунт». Как предполагают, причиной ее аварии стала одновременная перезагрузка двух полукомплектов устройства цифровой вычислительной машины ЦВМ22 вследствие воздействия на них тяжелых заряженных частиц (по версии вице-президента Академии инженерных наук, профессора Юрия Кубарева – плазмы).

В обоих полукомплектах использовали микросхемы одного типа WS512K32V20G24M «белой» американской сборки. Каждая буква в номенклатуре несет важную информацию для специалистов. Например, W – указывает на корпорацию White Electronic Design, S – StaticRAM, V – обозначает улучшенные характеристики, M – военный класс изготовления и допусков. Иными словами, в бортовом компьютере использовали микрочипы высочайшего качества, одна беда – они не относились к классу Space, то есть не имели защиты от солнечной радиации.

Межведомственная комиссия, образованная приказом от 9 декабря 2011 года № 206, отметила: «Модель подобного взаимодействия ТЗЧ (тяжелых заряженных частиц. – В.К.) с ЭКБ (электронной компонентной базой. – В.К.) не регламентирована нормативно-техническими документами».

Проще говоря, конструкторы АМС взяли современные микрочипы, а нормативно-техническую документацию, ранее использовавшуюся применительно к транзисторам и тиристорам, оставили без изменений. Авария стала следствием недостаточной конструктивной проработки, а если взять шире – низкой инженерной компетенции.

Спустя шесть лет история повторилась с разгонным блоком «Фрегат». Руководитель Роскосмоса Игорь Комаров признался, что программное обеспечение «Фрегата» тестировалось 20 лет назад применительно к запускам с Байконура, а не Восточного. «Если бы этот пуск происходил в другое время года и были бы несколько другие поля падения, то у нас, возможно, аварии и не было бы», – приводит Интерфакс слова Комарова. Еще агентство цитирует его фразу: «непрогнозирующееся поведение разгонного блока после его отделения от ракеты-носителя».

«Существующие математические методы моделирования выведения космических аппаратов не могли выявить подобную ошибку», – добавил первый заместитель генерального директора Роскосмоса Александр Иванов. Проще говоря, руководители не понимали или не знали, что делают их подчиненные.

СПОСОБНОСТЬ РУКОВОДИТЬ

Почему-то многие полагают, что знают две вещи: как воспитывать и как лечить. Теперь к этому прибавилась уверенность в непревзойденной способности руководить. Эту болезнь описал в марте 2011 года бывший ведущий специалист НПО им. С.А. Лавочкина Николай Морозов. По его словам, проектирование проводится без технического задания, на основании устных распоряжений, часто противоречивых. Добиваться соблюдения норм чревато будущими неприятностями. Отсутствует теоретическое обоснование принимаемых технических решений, хотя по межгосударственному стандарту «Единая система конструкторской документации» предусмотрены этапы, предваряющие выпуск рабочей документации. Решающими являются не научно апробированные аргументы, а личное мнение начальника. Морозов приводит высказывание одного из руководителей: «Надежность – продажная девка империализма. Надо будет – я (именно Я!) заплачу директору Центра надежности, и он напишет ту цифру, какую надо».

За прошедшие семь лет менялись руководители, но не порочная практика руководства. Среди начальников разного уровня можно встретить таких, которые не понимают, как работает техника и как организовать ее безаварийную эксплуатацию.

МАНЯЩИЕ МИЛЛИАРДЫ

На девятый день после назначения И.А. Комарова руководителем госкорпорации «Независимое военное обозрение» предупреждало: «Впору задуматься: а на своем ли он будет месте во главе Роскосмоса?» («Ненаучные эксперименты космического масштаба». – «НВО» от 30.01.15). С самого начала Игорь Комаров не понял утвержденную Дмитрием Медведевым концепцию новой госкорпорации. Но именно Комаров был главным разработчиком идеологии первого этапа реформирования отрасли, который вместо двух лет реализовывался только один год и был признан ошибочным.

После реформирования хотелось поверить, что самое плохое в истории отрасли позади. Но главное испытание, видимо, еще впереди. Дело в том, что дилетанты рвутся к участию в реконструкции высокотехнологичных производств. Их манят огромные бюджетные средства, выделенные на финансирование Федеральных целевых программ (ФЦП), в том числе – «Развитие оборонно-промышленного комплекса Российской Федерации на 2011–2020 годы».

Одних скандалов, связанных со строительством Восточного, хватило на несколько десятков уголовных дел. Хищения, вскрытые на предприятиях ракетно-космической отрасли и оцененные Следственным комитетом РФ в 5,4 млрд руб., а Генпрокураторой РФ – в 7,5 млрд руб., поражают своим размахом. Это почти в 13 раз больше плановой суммы государственных капиталовложений на 2019 год по ФЦП «Развитие космодромов на период 2017–2025 годов в обеспечение космической деятельности Российской Федерации». Прибавьте к этим миллиардам еще десятки миллиардов рублей, потерянных при авариях, но все равно общая сумма потерь будет далеко не полной. И по-прежнему нет ответа на тривиальный русский вопрос: «что делать?» Проблема-то не в одном конкретном руководителе и уж тем более не в стрелочнике на железнодорожной ветке, протянутой от монтажно-испытательного до стартового комплекса.

В 2019 году, по данным Роскосмоса, планируется выполнить 32 запуска ракет-носителей, что почти в два раза больше, чем в 2018 году. Но главное, конечно, не количество запусков, а отсутствие падений. Избитую истину о том, что безопасность в космосе обеспечивается на земле, повторяли почти все предыдущие руководители этого ведомства. и Трудно представить, как без системных преобразований от слов перейти к делу и остановить скатывание передовой отрасли на обочину звездного пути.      


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


В 1936 году Георгий Лангемак уже провел расчеты для выхода в четвертое измерение

В 1936 году Георгий Лангемак уже провел расчеты для выхода в четвертое измерение

Андрей Ваганов

Человек, который придумал термин «космонавтика»

0
2561
У следователей в госкорпорациях найдутся добровольные помощники

У следователей в госкорпорациях найдутся добровольные помощники

Евгений Солотин

Практика замалчивания коррупции в компаниях, осваивающих бюджетные деньги, похоже, уходит в прошлое

1
1316
Правительство должно представить актуализированные основы госполитики РФ в космосе к 15 июля

Правительство должно представить актуализированные основы госполитики РФ в космосе к 15 июля

0
927
Космическую гонку Москва проигрывает

Космическую гонку Москва проигрывает

Владимир Мухин

До начала "звездных войн" необходимо восстановить группировку спутников в интересах обороны

1
4006

Другие новости

Загрузка...
24smi.org