0
4614
Газета Интернет-версия

01.07.2016 00:01:00

Отступление российских наблюдателей ООН

Москва упускает шанс оказывать мощное влияние на миротворческую деятельность в мире

Сергей Лавров

Об авторе: Сергей Вадимович Лавров – президент Межрегиональной общественной организации ветеранов миротворческих миссий ООН.

Тэги: оон, миротворцы, голубые береты, наблюдатели, египет, каир, омп


оон, миротворцы, голубые береты, наблюдатели, египет, каир, омп Военные наблюдатели ООН на индо-пакистанской границе. Фото с сайта www.un.org

Международное право определяет военных наблюдателей ООН как должностных лиц, направляемых в составе миссии ООН в зону вооруженного конфликта в целях наблюдения за выполнением условий перемирия, прекращения огня и выполнения обязанностей в соответствии с мандатом данной миссии ООН. В различных миссиях работа военных наблюдателей имеет свою специфику, но в основном главная задача военных наблюдателей – это демонстрация присутствия ООН на территории конфликта, мониторинг перемирия и доклады в штаб-квартиру ООН. Эти формулировки очень короткие, но за ними кроется огромный объем работы.

СПЕЦИАЛЬНО ОБУЧЕННЫЕ ЛЮДИ

Военные наблюдатели – это офицеры из стран – участниц ООН, которые после специальной подготовки направляются в миссии ООН, учрежденные либо Советом Безопасности, либо Генеральной Ассамблеей ООН. Рядовые наблюдатели направляются обычно в ранге капитанов и майоров. Они приезжают в миссии с дипломатическими паспортами, получают так называемые белые карточки, свидетельствующие о том, что они являются сотрудниками ООН. Они не имеют оружия и защищены дипломатическим иммунитетом и флагом ООН. Военные наблюдатели являются военными дипломатами. Их принято называть голубыми беретами, в отличие от голубых касок, которыми являются солдаты и офицеры подразделений, входящих в состав миротворческих сил. В последнее время в документах ООН военных наблюдателей стали называть военными экспертами ООН.

Одна из основных трудностей работы военных наблюдателей заключается в том, что их рабочий язык английский. Приветствуется знание и других языков, особенно языка страны пребывания. Требуется не просто свободное владение английским языком, чтобы общаться со своими коллегами. Военные наблюдатели должны знать, как правильно составлять и оформлять различные служебные документы, знать правила ведения радиообмена и сотни английских аббревиатур, которые употребляются при радиообмене.

Кроме знания английского языка нужна профессиональная военная подготовка. К примеру, по звуку летящих снарядов, по диаметру и глубине воронок от снарядов надо уметь определять артиллерийские системы, из которых они были выпущены. Необходимо быстро и четко классифицировать принадлежность и марку пролетающих самолетов, вертолетов и беспилотных летательных аппаратов (БЛА), знать и разбираться во всех видах вооружений, которые могут применяться конфликтующими сторонами. Необходимо уметь работать с картой и хорошо знать топографию и т.д.

ОБОЗНАЧАТЬ ПРИСУТСТВИЕ

Формулировка «обозначать присутствие ООН» поначалу может показаться странной или даже смешной, но и за этой фразой кроется большая психологическая работа, проводимая военными наблюдателями по предотвращению нарушений условий перемирия. Конфликтующие стороны должны знать, что ничего нельзя скрыть от ООН. Именно поэтому военных наблюдателей иногда называют глазами и ушами ООН.

В работу наблюдателей входит и общение с местным населением в ходе патрулирования. А для этого надо знать обычаи местных жителей, их образ мыслей, их жизненный уклад. Ведь, например, русские очень хлебосольные и гостеприимные люди. Устав в конце патрулирования, можно совершить большую ошибку, пригласив мусульманина присоединиться к трапезе, предложив отведать свинины и выпить рюмку-другую.

Немалое значение имеет и умение вживаться в иностранный коллектив. Обязательным условием является то, что наблюдатели в каждой миссии должны быть из разных стран. В разных миссиях работа строится по-разному. Чтобы лучше понимать суть работы военных наблюдателей, приведу пример того, как она строилась в UNTSO (на русском ОНВУП – Орган по наблюдению за выполнением условий перемирия), когда я там проходил службу в 1988 году.

В Каире офицеры несли дежурство по штабу в соответствии с графиком дежурств. Основная задача дежурного – поддерживать связь по радио с наблюдательными постами и патрульными машинами в своей зоне ответственности, а также с теми радиоточками ООН, которые работают на определенных частотах, и записывать в специальный журнал время связи, с кем была связь и краткое содержание разговора в эфире и принятые меры. Кроме того, все офицеры, кроме тех, кто занимал штабные должности, выезжали на неделю на различные наблюдательные посты.

Обычно команда на наблюдательных постах состояла из двух офицеров из различных стран. Работали по схеме one looking, one cooking, что означает «один наблюдает, один готовит». На практике офицеры договаривались, кто и в какие дни выезжает на патрулирование, а кто дежурит по наблюдательному посту, отвечает за связь с патрулем и со штабом, а также выступает в роли повара, то есть готовит обед к 6 часам вечера из привезенных с собой продуктов, когда первый наблюдатель возвращается с патрулирования. Уметь ладить с представителем «другой цивилизации» тоже большое дипломатическое искусство. Ведь возможны любые провокации, а то и просто обед приготовлен или сервирован не так, как принято «там». Твой напарник может обидеться или насмехаться над отсутствием «обеденной культуры», рассказать об этом после приезда всем остальным, испортив тебе репутацию. Ну и, конечно, надо уметь вести философские дискуссии с напарником в свободное от работы время, скрашивать одинокие вечера в пустыне анекдотами (термин «свободное время» условный, так как военные наблюдатели несут службу 24 часа в сутки). Если отношения заладились, то можно попробовать повлиять на мировоззрение напарника и «обратить его в свою веру».

Иногда работа на наблюдательных пунктах в пустыне осложняется климатическими условиями. К примеру, в 1988 году в Европе от жары люди спасались в фонтанах. Представьте, какая жара была в пустыне! В то время кондиционеров на постах не было, а жара переваливала за 45 градусов по Цельсию. Спастись от жары было негде. У меня до сих пор после таких дежурств стоит звон в голове. Врачи говорят, что это не лечится…

ОПЫТНЫЙ «КОТИК»

Были и интересные случаи, связанные с погодой. Помню, как мы с молодым американским офицером, который был «морским котиком», выехали на наблюдательный пост, который находился на Синайском полуострове рядом с горой Моисея. Сейчас наши туристы из Шарм-эш-Шейха любят ночью подняться на эту гору и встретить там рассвет, а затем посетить монастырь Святой Екатерины-мученицы, расположенный у подножия горы. В то время это место было не так популярно, тем не менее туда почти одновременно с нами из Каира выехала молодая семья с двумя детьми. Дорога в горы шла по устью высохшей реки.

В Египте практически не бывает дождей. Но раз в несколько лет бывает шквальный дождь. И он пошел, когда мы были на половине пути. Американец отреагировал мгновенно: «Сергей, гони вовсю, как ты это умеешь». Мне ничего не надо было объяснять. Сразу педаль газа в пол, при поворотах немного покачивая руль вправо-влево, чтобы вписаться в поворот. А вот французы не поняли, что через некоторое время наша дорога превратится в бурлящий поток воды, что если не успеть подняться на гору, то просто смоет вниз. Они рассудили так. Надо остановиться, выйти из машины, поискать убежище и переждать сплошной поток воды с неба. На их счастье недалеко был ветхий домик, хозяева которого просто затащили в него французскую семью. Благодаря им они остались живы, а их машину бурным потоком воды вместе с валунами снесло вниз на несколько километров. Она была полностью смята и не поддавалась восстановлению.

Военные наблюдатели должны отлично водить все типы машин миссии как в многолюдном городе (в данном случае в Каире), так и по пересеченной местности (в данном случае в пустыне). При этом надо уметь управлять машиной только одной рукой, так как вторая нужна для ведения радиообмена. По пустыне мы ездили на мощных американских джипах «Вагонер» с вмонтированными рациями. В багажнике всегда был запас продовольствия, воды и цепи для передвижения по пескам. И вот однажды мы получаем по радио задание вытащить французскую машину, застрявшую в песках. В ней был помощник Пьера Кардена со своей подругой. Тоже захотелось экзотики. В тот раз нас было трое на наблюдательном посту. Мы выдвинулись на спасение вдвоем с французом. По координатам быстро нашли машину, и француз попросил меня уступить ему руль, чтобы спасти соотечественников. Он все сделал грамотно и быстро. Вечером он показывал мне полученную визитную карточку от Кардена, чем очень гордился.

Были и печальные истории. В Сирии мне пришлось вывозить тело нашего российского наблюдателя сначала в Дамаск, а потом в сопровождении консула в аэропорт для отправки на родину. При мне подорвался на Голанских высотах ирландский наблюдатель. Жена осталась одна с тремя детьми. Мы дружили семьями. А наши первые советские военные наблюдатели ООН, которые были направлены в 1973 году в Египет, кроме основных обязанностей собирали и вывозили тела погибших во время конфликта египетских солдат и офицеров.

Всего с первой миссии ООН в 1948 году по настоящее время погибло около 3400 миротворцев ООН. Только в 2015 году погибло 128 человек. В 2002 году был учрежден международный День миротворцев ООН. В 2016 году он проходил под девизом «Чествуем наших героев». Одновременно в этот день мы отдаем дань всем миротворцам, погибшим при исполнении служебных обязанностей.

ТЕРЯЕМ ВОЗМОЖНОСТИ

Институт военных наблюдателей очень хорошо зарекомендовал себя при проведении операций по поддержанию мира (ОПМ). Поэтому постоянно росло число задействованных в ОПМ военных наблюдателей – от 50 человек в 1948 году до 1827 человек на конец апреля 2016 года. Всего военные наблюдатели ООН представлены в 16 миссиях. Российские голубые береты представлены лишь в семи миссиях, и с каждым годом их становится все меньше. Если раньше мы входили в первую тройку по голубым беретам, то сейчас – лишь на 7-м месте.

Об общей тенденции уменьшения количества российских миротворцев говорят следующие цифры. Если в конце 1995 года в различных миротворческих миссиях был задействован 1341 российский военнослужащий и 113 военных наблюдателей, то на апрель 2016 года – только 63 военных наблюдателя (включая 4 человека для управления воздушным движением). От общего числа военных наблюдателей ООН участие россиян составляет 3,53%. Наибольшее количество наблюдателей у Эфиопии – 113 (6,23%). Уместно добавить, что, учитывая тот факт, что российские голубые каски (военные подразделения) не принимают участия в ОПМ с 1999 года, то на сегодня Россия занимает общее 71-е место по количеству поставляемых контингентов (с учетом наших полицейских).

Для того чтобы пропагандировать миротворчество под флагом ООН, а также для того чтобы повлиять на государственные власти с целью расширения участия России в миротворчестве ООН, сделать это участие более представительным, в 1998 году группой бывших военных наблюдателей ООН была учреждена Межрегиональная общественная организация ветеранов миротворческих миссий ООН. Мы, члены организации, не устаем использовать любую возможность, чтобы говорить о том, что неучастие или ограниченное участие России в ОПМ негативно отражается не только на возможности получения российскими военнослужащими реального миротворческого опыта, но и не дает России дополнительных рычагов влияния на решение кризисных ситуаций в горячих точках, не позволяет активно отстаивать свою точку зрения на решение различных международных проблем, участвовать в определении будущей системы мироустройства.

Может быть, недостаточное внимание к миротворчеству у нас вызвано часто звучащей критикой в адрес ООН. Безусловно, она отчасти верна, но пока нет другого института, способного заменить ООН. Изучив доклад Группы экспертов по вопросам технологий и инноваций в миротворческой деятельности ООН, доклад Независимой группы высокого уровня по миротворческим операциям от 17 июня 2015 года, доклад генерального секретаря о рекомендациях от 2 сентября 2015 года «Будущее миротворческих операций ООН: выполнение рекомендаций Независимой группы высокого уровня по миротворческим операциям», меморандум Обамы по миротворческим операциям, можно сделать вывод о том, что взгляды на миротворчество меняются. США продавливают новые подходы к миротворческим операциям, в то время как Россия остается в стороне. Нашим дипломатам надо активнее включаться в обсуждение вопросов о том, каким будет миротворчество в ближайшем будущем, а также бороться за нахождение консенсуса между двумя принципами: принципом суверенитета или территориальной целостности и принципом самоопределения народов, который почти всегда вступает в противоречие с первым. А пока не разрешена проблема Косово–Крым, наши миротворцы должны иметь значительное влияние в ООН для правильной трактовки миротворческих операций и их проведения.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


В борьбе за терминал в порту Усть-Луга суд проигнорировал интересы государства

В борьбе за терминал в порту Усть-Луга суд проигнорировал интересы государства

Денис Беляков

Предписание ФАС, позволявшее защитить от обесценивания крупный пакет акций логистического комплекса, отменено в арбитраже

0
580
Открытие мемориальной доски Леониду Васильевичу Смирнову

Открытие мемориальной доски Леониду Васильевичу Смирнову

Ирина Дронина

НПО «Высокоточные комплексы» Госкорпорации «Ростех» отдало почести первому директору АО «ЦНИИ автоматики и гидравлики»

0
816
Навальный получил от Страсбурга не только деньги

Навальный получил от Страсбурга не только деньги

Иван Родин

Европейский суд по правам человека обвинил власти РФ в политическом преследовании оппозиционера

0
3557
Как Москва отстаивает  кибернетический мир

Как Москва отстаивает кибернетический мир

Алексей Бирюков

В ООН представлены российские резолюции по информационной безопасности

0
1014

Другие новости

Загрузка...
24smi.org