0
1679
Газета Армии Интернет-версия

17.09.1999

<small><b>Из первых рук</b></small><br> Возвращение "Москвы"

Из всех кораблей современного российского Черноморского флота у этого крейсера, пожалуй, самая сложная и достойная отдельного рассказа судьба. Ошвартовавшись в 1990 г. у стенки Николаевского судоремонтного завода имени 61 коммунара для проведения среднего планового ремонта, ракетный крейсер (РКР) "Слава" вернулся на родную севастопольскую базу лишь спустя девять долгих лет, уже с новым именем и экипажем. Сегодня командиром ракетного крейсера "Москва" является капитан 1 ранга Валерий Владимирович Куликов.

- ВАЛЕРИЙ ВЛАДИМИРОВИЧ, средства массовой информации давно уже называют судьбу ракетного крейсера "Москва" самой наглядной иллюстрацией новейшей истории бывшего СССР.

- Что ж, подобное сравнение вряд ли можно назвать надуманным. Действительно, пришедший в свое время в Николаев своим ходом и вставший там для проведения планового ремонта и небольшой модернизации, корабль оказался, по сути, заложником тех необратимых процессов, которые происходили, да и сегодня продолжают происходить на всем постсоветском пространстве. Разрыв межведомственных и экономических связей, "расселение" наших оборонных предприятий по национальным квартирам, неопределенность флотского правового статуса - все эти факторы стали почти непреодолимыми барьерами на пути возвращения крейсера в боевой строй Черноморского флота.

К счастью, со временем здравый смысл все же восторжествовал, и Россия не потеряла один из своих самых мощных по ракетному вооружению крейсеров. А ведь при известном стечении обстоятельств это вполне могло и произойти. Здесь следует отдать должное мужеству экипажа, на протяжении нескольких лет делавшего все, чтобы сохранить корабль и не превратить его в разменную монету в большой политической игре.

- Как раз на роли экипажа в спасении своего крейсера хотелось бы остановиться более подробно. Нетрудно представить, что пришлось пережить людям за годы безвременья и неопределенности. И все же не поддалась ли действию вируса всеобъемлющей безысходности основная часть экипажа?

- У большинства иммунитет оказался крепким. Моряк до последней возможности должен бороться за жизнь своего корабля. Это аксиома. Сидеть сложив руки и пассивно ждать решения своей судьбы - подобная модель поведения для военного моряка просто неприемлема. В качестве старшего помощника командира я принял крейсер в 1994 году. К тому времени на флоте уже прошла волна политической агитации и переприсяганий на верность отделившейся Украине. К сожалению, а может быть, к счастью, эта волна коснулась и нашего экипажа. В числе первых на верность Украине присягнул старший помощник командира, по флотской иерархии - второе лицо на корабле. Яркая примета того времени - "руховские" листовки в корабельных гальюнах, призывающие экипаж перейти под желто-голубые знамена. К тому же, воспользовавшись моментом безвластия, корабль стали потихоньку "раздевать". И только благодаря принципиальной позиции командира бригады ремонтирующихся кораблей и здоровому военно-морскому патриотизму большей части экипажа, откровенный грабеж и активную деятельность национальных агитаторов удалось прекратить. В результате на корабле остались только те, кто продолжал верить в будущее крейсера и был верен единожды данной присяге. Именно с активной позиции этой команды единомышленников началось возрождение корабля. Если бы в ходе многочисленных проверок члены комиссий различного, в том числе и самого высокого уровня, решавшие судьбу крейсера, стали бы свидетелями картины общего запустения, уверен, его будущее было бы предрешено: наверняка корабль постигла бы участь проданного на металлолом "Варяга".

Активность оторванного от основной базы немногочисленного экипажа, часто ценой неимоверных усилий поддерживающего на своем корабле флотский порядок, фактически спасла крейсер. Именно в этот сложный период на бедственное положение крейсера обратил внимание мэр российской столицы Юрий Лужков. Застопорившийся на начальной стадии ремонт был вновь продолжен уже на средства правительства Москвы. Без действенной и всесторонней помощи москвичей, активной и принципиальной позиции командующих Черноморским флотом адмиралов Игоря Касатонова, Виктора Кравченко и Владимира Комоедова корабль, наверное, и по сей день продолжал бы оставаться неподвижным памятником былому могуществу советского флота.

- В этой ситуации торжественное переименование в 1995 году ракетного крейсера "Слава" в "Москву" вряд ли можно назвать случайным?

- Безусловно. Вообще-то, на флоте всегда традиционно, без особого энтузиазма относились к переименованиям. Это касается сферы морских суеверий, уходящих своими корнями во времена петровского парусного флота, а возможно, еще глубже. Но в данном случае, да простит меня совет ветеранов "Славы", переименование подшефного крейсера считаю вполне логичным и заслуженным. По сути, столица стала крестной матерью для спасенного ею корабля, и его дальнейшая судьба уже просто немыслима без участия Москвы.

- Многолетнее пребывание крейсера в Николаеве вряд ли можно назвать комфортным. В обстановке постоянного давления со стороны руководства судоремонтного завода, зачастую в ультимативной форме требовавшего оплаты выполненного объема работ с применением штрафных санкций, вероятно, еще более усиливалось ощущение оторванности от родной базы?

- Разумеется, хорошего настроения это не прибавляло. Но, с другой стороны, я могу понять состояние того же генерального директора завода, знающего, что ему за ремонт крейсера должны огромные деньги, и в то же время не имеющего возможности расплатиться со своими бастующими рабочими. В конечном счете задолженность флота за уже выполненные работы, стоянку корабля в заводе и бескомпромиссность его руководства привели к тому, что последние несколько месяцев своего пребывания в Николаеве "Москва" была полностью отключена от береговых систем энерго- и водоснабжения. Но флот не оставил нас. По распоряжению командующего рядом с нами постоянно находилось специальное энергосудно, с помощью флота недостатка в воде мы также не испытывали. Каждый месяц на грузовиках нам привозили столь необходимые топливо и продукты, вещевое имущество. В результате многомесячное пребывание в такой экономической блокаде прошло для нас почти безболезненно. Конечно, чисто психологически было тяжело, ведь семьи, родная база, товарищи - все там, в Севастополе. Последние месяцы, когда ремонт силами завода был прекращен, чтобы не обрастать новыми долгами, в глазах экипажа читался только один вопрос: "Когда вернемся в Севастополь?".

- И когда же было принято окончательное решение о выходе крейсера из Николаева и его переходе в Севастополь?

- В соответствии с предварительным распоряжением командования флота "Москва" фактически была готова к переходу на родную базу еще в сентябре прошлого года. Но не разрешенные вовремя проблемы с погашением задолженности перед заводом не позволили осуществить задуманное до наступления зимы. Этот год стал для нас годом ожидания. Несколько месяцев экипаж жил в условиях полной боевой готовности, ведь команда на выход могла поступить в любой момент. Не имеющий собственного хода крейсер должны были буксировать портовые плавсредства. Желание экипажа вернуться на родную базу было настолько велико, что в случае проблем с буксирами моряки шутили, что готовы тянуть корабль до выхода в море бурлацким способом. К счастью, в этом не было необходимости. 19 июля, после нескольких переносов времени выхода, "Москва" наконец покинула Николаев.

- Как провожали "Москву"?

- Весьма дружелюбно. Попрощаться с крейсером и его экипажем пришли большинство горожан, рабочие и дирекция завода, представители горадминистрации. Жители Николаева, в большинстве своем русскоязычного города, говорили, что вместе с крейсером от них уходит Россия. Заводчане также не скрывали своего сожаления по поводу ухода "Москвы". Они утверждали, что это первый корабль, который покидает завод не своим ходом. Кроме того, с уходом крейсера будут потеряны тысячи рабочих мест. Образно говоря, наш корабль удерживал на плаву все предприятие, обеспечивая работой николаевских судостроителей. В районе Очакова крейсер приняли уже наши флотские буксиры, и спустя три дня, 21 июля, корабль известил вечерний Севастополь о своем возвращении залпами салютных пушек. 25 июля, в День Военно-морского флота России, "Москва" стояла в парадном строю в Севастопольской бухте.

- Какой объем работ осталось выполнить на крейсере, чтобы он стал полнокровной боевой единицей Черноморского флота?

- Силами предприятий Черноморского флота нам осталось ввести в строй газотурбинную установку, ракетное и артиллерийское вооружение, установить и отрегулировать радиотехническое оборудование. Командующим Черноморским флотом адмиралом Владимиром Комоедовым была поставлена конкретная задача: в декабре крейсер должен выйти на ходовые испытания, сдать курсовые задачи. В том, что все это будет выполнено в срок, сомнений нет, ведь мы теперь дома.


Из досье "НВО"

    Корабль заложен на стапеле Николаевского судостроительного завода им. 61 коммунара 4 ноября 1976 г., является головным в серии ракетных крейсеров. Основные тактико-технические характеристики: длина - 187 м, ширина - 21 м, осадка - 8 м, водоизмещение 11 тыс.т. Силовая установка - газотурбинная. Вооружение: шестнадцать пусковых установок ракетного комплекса "Базальт", восемь пусковых установок зенитных управляемых ракет "Форт", 130-мм спаренная артиллерийская установка, шесть 30-мм зенитных артустановок АК-630. Спущен на воду 27 июля 1979 г. с именем "Слава", которое носил до 22 июня 1995 г., когда был переименован в РКР "Москва" приказом Главнокомандующего ГК ВМФ РФ. В состав ВМФ корабль принят в 1982 г. На счету корабля несколько боевых служб в Средиземном море, обеспечение встречи на высшем уровне руководителей СССР и США на о.Мальта в 1989 г. С декабря 1990 г. крейсер проходил текущий ремонт на заводе им. 61 коммунара. 12 июня 1997 г. на корабле поднят Андреевский флаг. 13 мая 1998 г. с целью сохранения на флоте гвардейских традиций кораблю переданы флаг и гвардейское звание от выводимого из состава ЧФ гвардейского сторожевого корабля (СКР) "Красный Кавказ".


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Полемика с Владиславом Сурковым. Декларация политического постмодернизма

Полемика с Владиславом Сурковым. Декларация политического постмодернизма

Василий Щипков

Обсуждаем статью Владислава Суркова "Кризис лицемерия"

0
1756
Эксперты: время нефти и газа не прошло

Эксперты: время нефти и газа не прошло

Олег Никифоров

Вышел ежегодный доклад Международного энергетического агентства

0
1602
Йеменский разлом

Йеменский разлом

Александр Храмчихин

Почему на Аравийском полуострове продолжается бесконечная война

0
2328
Ядерная война неизбежна

Ядерная война неизбежна

Владимир Щербаков

Такое развитие событий не исключают и в Москве

0
5069

Другие новости

Загрузка...
24smi.org