0
851
Газета Армии Интернет-версия

16.03.2001

Военная печать: реформа давно назрела

Тэги: Манилов, информационная, политика


Накануне Дня защитников Отечества первый заместитель начальника Генерального штаба ВС РФ генерал-полковник Валерий Манилов, собрав для поздравлений руководителей военных средств массовой информации и информационных структур, в конце своей речи поставил задачи: "Важно организационно обеспечить интеграцию в русле единой информационной политики (Минобороны и Генштаба. - прим. авт.), трех ее основных составляющих: во-первых, информирование военнослужащих и гражданского персонала Вооруженных сил; во-вторых, информирование российского общества; в-третьих, информирование зарубежной общественности. Пора завершать затянувшийся поиск оптимальной модели информационной системы Вооруженных сил".

Очередные указания приняты к исполнению, находят они поддержку и определенной части российских граждан, не представляющих себе, как можно отказаться от прежних стереотипов агитации и пропаганды, невзирая на их низкую эффективность при высокой затратности в прошлом.

Несложно вообразить, как, допустим, в США отреагировали бы на те же слова одного из своих военных руководителей: искреннее недоумение и град тревожных вопросов, американские законодатели уже гремели бы с Капитолийского холма гневными речами в адрес президента и его администрации, требуя незамедлительной отставки "реакционной" военной верхушки, развернувшей "милитаристскую пропаганду".

МЕНТАЛИТЕТ ДЕМОКРАТИИ

Диаметрально противоположные мировоззренческие позиции генералитета и стереотипы общественного мнения имеют в основе своей одни и те же корни. Это не национальные черты и не этнические свойства характеров, а прежде всего отношение к базисным понятиям демократии: в российском варианте традиционно доминирует волюнтаристская модель, где силовые структуры играют определяющую роль в жизни государства. Поддержание собственного реноме (а в этом прежде всего заинтересовано военное руководство) предписывает им, опираясь на рычаги, доставшиеся в наследство от прежней соцсистемы, вести в том числе "агитацию и пропаганду", прикрывая ее новоявленным термином "информационная работа".

В США опыт 200-летней демократии убедил властные государственные структуры в том, что лучше будет и для общества, и для самих вооруженных сил, если последние занимаются только лишь своим прямым делом - обороной государства, защитой его национальных интересов и не более того. А потому, как поясняет генерал-лейтенант Томас Монтгомери из Центра по военно-гражданскому взаимодействию Адъюнктуры ВМС США, "Пентагон не может заниматься ничем, похожим на пропаганду, внутри страны. Конгресс очень внимательно изучает все статьи бюджета, касающиеся информационного обеспечения Пентагона, и проявляет высокую бдительность в отношении того, чтобы ни один доллар не был направлен на пропагандистскую работу со стороны вооруженных сил".

Исключение составляют психологические аспекты войны, органически вплетенные в планы подготовки и ведения боевых действий, но при этом они нацеливаются на население предстоящего ТВД и личный состав противоборствующих армий. То есть эта специальная информационная работа становится частью оперативного планирования.

Иначе говоря, американское общество исходит из основополагающего принципа политического контроля (или гражданского контроля) над ВС. Оно содержит силовиков на свои деньги исключительно для того, чтобы они выполняли свои прямые функции, с одной стороны, с другой - не потакает им в том, чтобы люди в погонах имели бы хоть один шанс если не встать над обществом, то хотя бы диктовать ему свои условия или пытаться каким-то образом влиять на него в широких масштабах. Система военной печати построена в США таким образом, что само общество направляет информационные потоки, в том числе и на силовиков вообще и на вооруженные силы в частности. Именно общественность определяет информационную политику. В России же все происходит с точностью до наоборот, хотя и она перебралась на те же рельсы демократии и, следовательно, исповедует идентичные принципы. Но только, увы, по большей части формально. В действительности же Минобороны РФ не желает прислушиваться к мнению сограждан, оно отгородилось забором собственных СМИ, варится в собственном информационном соку.

ОРГАНИЗАЦИЯ ВОЕННОЙ ПЕЧАТИ

До распада СССР в систему военных СМИ входило, например, до полутора десятков центральных журналов, 24 окружных, флотских газет, газет групп войск, не говоря уже об армейских и дивизионках (последних только в Группе советских войск в Германии - 22) с разовым тиражом около 7-8 млн. экз. Методом пропорционально-долевого сокращения, характерного для всего военного реформирования в России, число печатных военных СМИ значительно уменьшилось, но существенных организационных изменений не произошло: осталось центральных газет и журналов - 9, окружных и флотских газет - 11, газет объединений - 7, соединений - 22.

А разовые тиражи "срезал" сам читатель: ныне ведущий военный журнал "Военная мысль" имеет около 3 тыс. экз., самый читаемый - "Ориентир" - не более 15 тыс. экз. Средний тираж окружной газеты - около 4 тыс., а "органа" объединения или соединения - около 1,5 тыс. экз. .

Ведомственные печатные СМИ полностью финансируются из оборонного бюджета, и их продукции хватает в основном для удовлетворения нужд библиотек воинских частей. Словом, система финансово затратная и информационно неэффективная.

Принципиально по-иному функционирует система печати по военным вопросам в США. Самые массовые военные издания по видам вооруженных сил, в частности сухопутным войскам. ВМС и ВВС - это соответственно "Арми таймс" (тираж 140 тыс. экз.), "Нэви таймс" (83 тыс. экз.), и "Эйр форс таймс" (107 тыс. экз.). Их можно найти на любой базе, примерно половина офицерского и сержантского состава подписывается на эти еженедельники. Они частные, коммерческие. "Хозяин" журнала "Арми" (160 тыс.) - отнюдь не государственная структура - Ассоциация армии США. Подполковник в отставке Джон Фили, лектор Адъюнктуры ВМС США характеризует тип издателя: "Эта организация представляет общественность, интересующуюся проблемами сухопутных войск. Конечно, там много ветеранов, но не только ветераны. Некоторые не имеют отношения к армии, это чисто общественная организация. Подписка на издания некоторых ассоциаций является частью членства в них. Если вы вступили в организацию, заплатили членские взносы, вы получаете подписку на журнал".

Одно из наиболее популярных военных печатных СМИ газета "Старз энд страйпс", предназначенная для распространения среди американских военнослужащих, находящихся за рубежом и выходящая тиражом около 80 тыс. экз. Часть его, как и других аналогичных изданий, лишь закупается Пентагоном для библиотек на базах, в военных учреждениях, а также для комнат отдыха, экипажей кораблей (один экземпляр на пять человек).

Здесь дотошный читатель сразу решит, что у автора явное противоречие. Коли приобретает Пентагон то или иное издание, значит, он как покупатель вправе, в случае чего, и отвергнуть "товар", поставив "производителя" перед выбором: либо давай то, что мне нравится, либо разоряйся. Но, во-первых, подобный шаг сразу вызовет скандал и в обществе, и в прессе (см. выше). А, во-вторых, пишущий эти строки далек от мысли считать американскую систему стопроцентно идеальной. Безусловно, у Пентагона есть рычаги влияния на военные СМИ. Однако - подконтрольные, а потому взаимоприемлемые как для МО, так и для печатных изданий и не зависящие от характера и настроения военачальника - даже самого многозвездного. При этом информационную политику определяют учредители газет и журналов. Военные пресс-службы лишь способствуют их сотрудникам в сборе и обработке информации.

Собственно вооруженные силы располагают только небольшими по объему многотиражками на военных базах, выходящими не чаще раза в неделю в количестве не более нескольких сотен экземпляров. Их готовят работники пресс-центров. Они отражают события исключительно местного характера. При этом используются местные коммерческие производственные силы. Российское же Минобороны содержит за счет своего бюджета многочисленные типографии в различных местах, которым, правда, разрешено заниматься коммерческой деятельностью.

Вместе с тем существуют и специальные профессиональные журналы. Например, "Арми мэгэзин" издается Пентагоном, "Параметрс" - Военным колледжем сухопутных войск. Они рассчитаны в основном на узкий круг читателей, содержат статьи военно-прикладного характера и предназначены для старших офицеров, слушателей академий. Это чисто бюджетные издания. Их учредителями выступает научная общественность академий, исследовательских институтов и фирм.

Информация, связанная с военной промышленностью, входит в круг интересов ежедневной газеты "Дефенс таймс" ("Defense Times") и еженедельника "Дефенс уикли" ("Defense Weekly") - таких изданий немало, они также являются коммерческими.

Большинство военных печатных СМИ имеют свои сайты в Интернете.

ПОДГОТОВКА ЖУРНАЛИСТСКИХ КАДРОВ

В российских Вооруженных силах затрачивается немало средств на подготовку кадров военных журналистов - на это уходит несколько лет. В общем, такая схема отражает прежнюю советскую модель, когда в "работнике пера" видели прежде всего агитатора и пропагандиста.

В США идут по классическому пути - "берут в журналисты" людей зрелых, знающих конкретное ремесло и имеющих тягу к самовыражению. И срок подготовки составляет менее года. В учебное заведение - Школу оборонной информации (Defense Information School) направляют как людей гражданских, работающих в Пентагоне, так и военных по программе второй специальной подготовки офицеров, достигших званий капитан - майор. "Вторая специальность "информационные технологии" имеет курс обучения около девяти месяцев, - рассказывает генерал Монтгомери.- Там обучают работе в пресс-центрах, издательскому делу, как писать, как издавать, как работать с журналистами, как их сопровождать, как давать интервью. То есть, с одной стороны, ведется подготовка к работе с гражданскими журналистами, с другой - как создавать информацию для военных. По завершению срока службы в вооруженных силах многие бывшие офицеры переходят на работу в общественные военные издания. Некоторые из них в порядке приобретения второй специальности поступают в гражданские учебные заведения журналистской направленности. Кстати, в армейских коммерческих газетах немало журналистов, которые никогда не служили в армии".

ОТНОШЕНИЯ С ВОЕННЫМИ ВЕДОМСТВАМИ

Условия, в которых действуют американские и российские военные журналисты, определяют и различный характер военных изданий, их творческие возможности.

Американцы из военных СМИ свободны в выборе средств и методов, для них наивысший Бог - интересы читателя. Главные редакторы хотя и имеют хорошие контакты с руководством силовых структур, тем не менее в своих действиях руководствуются незыблемым принципом свободы слова, в своей профессиональной деятельности независимы от суждений действующих генералов и адмиралов. И неровен час, читатель заподозрит пусть даже малейшее подыгрывание в публикациях ведомственным интересам Пентагона. На репутации газеты, журнала можно смело ставить крест. По всеобщему признанию и американских военных чинов, и журналистов, издание всегда должно иметь собственную точку зрения на ту или иную проблему, при этом стремясь, естественно, быть объективными.

"Отношения между военными и прессой - это вечно развивающееся партнерство", - констатирует Джон Фили и затем уточняет: "Это как семейный брак - иногда очень близкие отношения, а в отдельных случаях дело доходит почти до развода. Но мы не можем друг без друга. Потому что мы, военные, пользуемся прессой, и пресса пользуется нами. Мы хотим, чтобы газеты печатали, что нужно нам, а пресса старается, чтобы мы были честными с ними. Они публикуют разные материалы, в целом присутствует конструктивный дух, но газеты помещают и немало критических материалов. Если кто-то из военных руководителей допустит оплошность, то массмедиа спуску не дадут".

Интересный момент: о военной цензуре, как таковой, вообще в различных органах американской военной печати понятия не имеют. Она существует только в военное время. Сохранение секретной информации полностью возложено на тех лиц, которые имеют к ней доступ. Если происходит ее утечка, то с этим разбирается ФБР, но журналистов никто не вызывает на допрос, они полностью защищены законом.

К сожалению, все иначе в российских ведомственных военных СМИ. Никто из них так и не заметил бушевавший в течение года спор между министром обороны и начальником Генштаба. А ведь налицо были принципиальные разногласия, касающиеся узловых моментов реформирования Вооруженных сил. Часто нам в "НВО" приходится выслушивать жалобы читателей на то, что они пытались достучаться до руководства Минобороны, сообщая о военно-чиновничьем произволе, неудовлетворительных жилищных условиях и многом другом через ведомственную печать, но там им откровенно разъясняли, что это "не тот жанр". Словом, заказная, оказывается, может быть не только статья, но и система СМИ - ведомственный монстр, воспринимающий и вещающий лишь то, с чем согласно руководство.

Печальна участь журналистов тех ведомственных военных изданий, которых гнетет и возмущает сложившаяся практика, - они нигде в своей системе не находят поддержки. Часть из них вынуждена мириться, находясь зажатыми житейскими обстоятельствами. Конечно, в душе они не могут не переживать оттого, что их творческий потенциал позволяет сделать намного больше, наполнять материалы искренностью, остротой и тем быть во несколько крат полезней для общества. Но как выбраться из-под тяжелого груза писаных и неписаных уложений?

Выигрывает ли от всего этого общество? Вооруженные силы? Само Минобороны? Основная масса военных и членов их семей? И кто может поручиться, что не ведется систематическое надувательство по многим и служебным, и бытовым вопросам ради сиюминутного, чисто эгоистического интереса руководства?

Давно настало время пересмотреть принципы функционирования военной печати в России. Выигрыш очевиден: Вооруженные силы избавятся от несвойственных им функций, откроются дополнительные материальные резервы, раскрепостится офицер-журналист, дела отечественных армии и флота станут более прозрачными, понятными, к печатному слову возрастет доверие людей в погонах, их родных и близких, общества в целом, в своем демократическом развитии наша страна сделает еще шажок вперед. Ясно и другое: само Министерство обороны, как показал опыт предшествующего десятилетия, не желает коренных перемен в подчиненных ему СМИ и, следовательно, выполнить этот пункт в общей программе военного реформирования не в состоянии. Да, и было бы странным ждать от него (как и от любой другой госструктуры) подобного садомазохистского самоистязания. Следовательно, нужна политическая воля наших государственных мужей для проведения болезненной операции "отсекания" органов военной печати от самого военного ведомства.

(Тема о военной печати в России непростая, поэтому мы приглашаем читателей "НВО" к продолжению разговора.)


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Лукашенко рискует запутаться в приоритетах

Лукашенко рискует запутаться в приоритетах

Антон Ходасевич

Белоруссия стремится сохранить баланс отношений между Западом и Востоком

0
2261
Для чего Китай направляет 5000 своих спецназовцев в Иран?

Для чего Китай направляет 5000 своих спецназовцев в Иран?

Александр Шарковский

Пекин инвестирует сотни миллиардов долларов в экономику Исламской республики, несмотря на санкции США

0
1901
Цифровизация отправляет нотариусов на пенсию

Цифровизация отправляет нотариусов на пенсию

Владимир Полканов

Электронные сделки расправятся с «черным нотариатом»

1
1664
Гигант на плечах гигантов

Гигант на плечах гигантов

Игорь Юргенс

Портрет Си Цзиньпина на фоне истории и современности

0
2072

Другие новости

Загрузка...
24smi.org