0
678
Газета Армии Интернет-версия

12.07.2002

Не благотворительность, а трезвый расчет

Тэги: омп, кананаскис, арбатов

На недавнем саммите "большой восьмерки" в канадском городке Кананаскисе было принято решение о выделении значительных финансовых средств на программу ликвидации российских запасов оружия массового поражения (ОМП). Свою точку зрения о проблемах уничтожения ОМП и о том, куда пойдут предоставляемые деньги, высказывает депутат Государственной Думы, заместитель председателя комитета ГД по обороне Алексей Арбатов.
Из досье "НВО"
Алексей Георгиевич Арбатов родился в 1951 г. Закончил Московский государственный институт международных отношений. В 1976-1994 гг. - научный сотрудник, старший исследователь, ведущий исследователь, заведующий сектором, заведующий отделом проблем разоружения Института мировой экономики и международных отношений Российской академии наук. Депутат Государственной Думы с 1993 г., заместитель председателя комитета по обороне с 1994 г. Доктор исторических наук.

- Алексей Георгиевич, на совещании "большой восьмерки" в Канаде достигнуто принципиальное соглашение о выделении России ведущими мировыми державами 20 млрд. долларов в течение 10 лет на уничтожение оружия массового поражения. Дайте, пожалуйста, оценку этим договоренностям.

- Их детали пока не известны, но сама сумма - 20 млрд. долларов - впечатляет. Это - очень большие деньги, даже если их выделение растянуто на 10 лет. По сути - два наших оборонных бюджета!

Если эти средства разумно и целенаправленно употребить, то мы, конечно, сможем решить большинство своих проблем в области уничтожения оружия массового поражения.

- Какие конкретно виды ОМП, на ваш взгляд, будут уничтожаться: биологическое (бактериологическое), химическое или ядерное?

- Не думаю, что речь идет о биологическом оружии. Мы, предположительно, ликвидировали его достаточно давно. Соответствующая конвенция была подписана еще в начале 1970-х годов. Какие-то отдельные материалы для производства вакцин, в том числе и для противодействия биологическому оружию, у России, безусловно, имеются. Но эта информация абсолютно засекречена, впрочем, так же как и в любой другой стране. И совершенно ясно, что больших запасов этого оружия у нас нет, поэтому иностранная помощь в их уничтожении не требуется.

С химическим оружием - иная ситуация. Мы катастрофически застряли с выполнением конвенции о ликвидации химического оружия. Россия уже запросила разрешение о продлении срока ее выполнения еще на 5 лет. Напомню, что в соответствии с этой конвенцией государства имеют право продлить срок его выполнения, если есть на то объективные причины. Но совершенно очевидно и другое, с такими приоритетами в финансировании работ в этой области, которые у нас были в конце 1990-х годов и начале этого десятилетия, мы ее сами решить не в состоянии. Причем то, что Запад нам дает, следует рассматривать как прагматическую благотворительность. Запад заинтересован в том, чтобы мы ликвидировали имеющиеся запасы химического оружия без экологических катастроф и последствий, но еще более в этом заинтересованы мы сами. Наши химические боеприпасы и цистерны проржавели. Это касается, в частности, отравляющих веществ кожно-нарывного действия типа иприт. Они в настоящее время представляют огромную опасность. Это относится и к другим видам химического оружия, запасы которого у нас сосредоточены на складах и в хранилищах. Вот почему ликвидация химической компоненты ОМП - вопрос экологической безопасности прежде всего нашей страны. За эту помощь мы должны сказать "спасибо" Западу и истратить средства эффективно и по назначению.

Что касается ядерного оружия, то здесь ситуация несколько иная. Ядерное оружие непосредственной угрозы экологии, даже снятое, не создает. Но ядерное оружие требует солидных средств для постоянной охраны и обслуживания в хранилищах. Речь идет о централизованных базах 12-го Главного управления Минобороны, где сосредоточены эти заряды. Их транспортировка к местам утилизации также будет стоить немалых средств. Причем транспортировать придется в огромных масштабах и количествах, при том что у нас не достает высокотехнологичных и безопасных контейнеров и специальных вагонов. В этом вопросе нам и раньше помогали, выполнялась финансируемая американцами программа Нанна-Лугара, видимо, и в дальнейшем также будут помогать. Эти средства должны пойти на строительство хранилищ для оружейного плутония, который будет извлекаться из ядерных боезарядов в ходе их утилизации.

Таким образом, на мой взгляд, большая часть финансовых средств, которые нам поступят с Запада, пойдет на уничтожение химического оружия, где ситуация приближается к критической. Другая часть - на утилизацию ядерного оружия. Причем, это мне хочется подчеркнуть особо, для специалистов ура-патриотической или антизападной направленности: если бы не было ни одного договора, связанного с сокращением ядерного оружия, то все равно для России проблема его ликвидации стояла бы столь же остро.

У нас сокращение идет потому, что ядерные носители - подводные лодки, ракеты, оснащенные ядерными боеголовками, наземного, воздушного и морского базирования выработали или близки к тому, чтобы выработать свой технический ресурс. Они будут сниматься вне зависимости от подписанных соглашений. Дальше держать их в боевом составе просто опасно. Тем более что договор СНВ-2 полностью "похоронен", а новый договор о сокращении стратегических наступательных потенциалов устанавливает на 10 лет потолки для стратегического ядерного оружия выше, чем те, за которые мы опустимся естественным путем.

Что касается тактического ядерного оружия, то никаких серьезных соглашений, обязывающих Россию к чему-либо, нет. Были односторонние обязательства российского руководства, но непроверяемые и неконтролируемые. Сейчас никто не знает, кроме, естественно, военных, в каком состоянии это оружие находится, все держится в секрете от общества. Они когда-то производились огромными партиями в 1970-е годы и частично в начале 1980-х годов. Ясно, что массовое устаревание тактического ядерного оружия - это тоже факт. Теперь их необходимо перевезти на профильные предприятия, и там их "начинку" утилизировать. И здесь те же проблемы: хранение и обслуживание, транспортировка и утилизация. Эти средства нам бы пришлось тратить из российского бюджета, урезая соответствующим образом зарплату учителям, врачам, военным или отказываясь от повышения пенсий.

- А проблема утилизации атомных подводных лодок (АПЛ)?

- Да, это колоссальная национальная проблема. Но пока неясно, будут ли эти выделенные Западом финансовые средства использоваться для утилизации АПЛ, поскольку они впрямую не входят в категорию оружия массового поражения, но, надеюсь, что на них эта программа также распространится.

И здесь необходимо иметь в виду прежде всего экологический аспект. Выведенная из боевого состава флота в "отстой" атомная подлодка с неснятыми ядерными реакторами и ядерным топливом создает угрозу безопасности не только России, но и ее ближайших соседей - будь то на Севере или на Дальнем Востоке. Угрозу не меньшую, чем нынешнее критическое состояние химического оружия, и уж точно большую, чем ядерные боезаряды, хранящиеся на складах. Давайте представим на минутку себя на месте террористов. Стержни в реакторах АПЛ включают в себя обогащенный уран. Соответственно хищение таких материалов, а такие случаи у нас уже были, создает определенную угрозу при попадании их в руки ядерных террористов. Конечно же, уран - это не плутоний, но все равно - достаточно высокого обогащения. Многие специалисты считают, что из ядерного топлива, вынутого из реактора АПЛ, можно создать пусть грубую, но действующую атомную бомбу. Поэтому утилизация АПЛ - это для России проблема не только чисто экологическая.

У нас на Северном и Тихоокеанском флотах около полутора сотен атомных субмарин, выведенных в "отстой". Более сотни из них остаются с неразгруженными ядерными реакторами и топливом, которые просто негде хранить. Для того чтобы построить хранилища для отработанного ядерного топлива в местах базирования АПЛ необходимы огромные средства. Надеюсь, что и Европа, и Япония проявят в этом заинтересованность, ведь эта проблема касается их напрямую.

Еще раз хочу подчеркнуть - Запад нам оказывает помощь, исходя в том числе и из интересов собственной безопасности. Но при все при том мы должны понимать, это все равно благотворительность с их стороны. Обеспечение уничтожения ОМП - наша ответственность. Мы обязаны за это отвечать, и в принципе России никто не обязан помогать. Западные лидеры вполне могли бы нам сказать: если у вас что-то будет происходить с оружием массового поражения, что создает угрозу безопасности других государств, то вы станете государством-изгоем. Но они заняли более разумную и дальновидную позицию. Эта позиция "рассекает" традиционные барьеры ядерного сдерживания и военного баланса. Их позиция побуждает Россию быть участником мероприятия, которое нас с Западом сближает и объединяет, а не разъединяет.

И последнее. Принимая эту помощь, мы должны понимать, что мы в этом случае остаемся в роли принимающей помощь стороны. И соответственно от России западные политики ждут определенного понимания того, что это мы от них зависим, а не они от нас. Ни одно цивилизованное государство, если оно претендует на статус великой державы, на международное признание и уважение, не должно сметь даже полунамеком выдвигать какие-то требования в духе шантажа в этом отношении. К сожалению, многие наши болтливые политики порой говорят все, что бог на душу положит, выдвигая какие-то условия типа: вы обязаны нам помогать, скажите спасибо, что мы себя и вас еще не взорвали и не устроили катастрофу всемирного масштаба. Мы должны быть благодарны Западу и в политике понимать свое зависимое положение в этом вопросе.

Мне бы хотелось, чтобы ситуация была обратной. Чтобы мы могли бы позволить себе дать 20 миллиардов американцам и их союзникам для ликвидации их оружия массового поражения. Тогда политические отношения между нами строились бы по-другому. Безусловно, тогда бы Россия претендовала на определенное положение в международной иерархии и имела бы соответствующий политический вес при разрешении каких-то сложных проблем. Но еще долгое время, к сожалению, давать будем не мы. Это необходимо понимать и вести себя соответствующим образом.

- Скажите, пожалуйста, почему, например, жители городка Щучье Курганской области протестуют против строительства предприятий по уничтожению оружия массового поражения? Готовы ли наши предприятия к безопасной ликвидации ОМП, есть ли для этого надежные технологии?

- Технологии у нас есть, особенно это касается уничтожения химического оружия. Одно время нам предлагали использовать американскую технологию уничтожения химического оружия. Но, кстати говоря, она оказалась менее безопасной и менее чистой с точки зрения экологии, чем отечественная. Поэтому скажу откровенно, как вопрос касается технологий, то здесь у нас все нормально. Но когда встает вопрос практического воплощения этих технологий в производственные мощности и объекты, то оказывается, что не учли это, не учли то и то. И в результате население неоднократно подвергалось и радиоактивной, и химической угрозе. Были и случаи утечки жидкого ракетного топлива, которое фактически является сильнодействующим отравляющим веществом. Российские граждане правильно выражают недоверие представителям и местной, и федеральной власти.

Единственный способ решить проблему доверия - создание международной экологической комиссии, в состав которой необходимо включить представителей местных общественных организаций, в том числе "зеленых" и активистов "Гринпис". Вот к оценкам такой комиссии у населения будет доверие, тогда у людей появится полная уверенность в объективности экспертизы. А то наши представители ведомственных экспертных комиссий, как правило, дают такую оценку, которую им прикажут.

- Недавно министр обороны и министр атомной промышленности побывали на ядерном полигоне на Новой Земле. На ваш взгляд, это ответ России на появившуюся информацию о планирующемся в Соединенных Штатах возобновлении ядерных испытаний или же мы планируем складировать на Новой Земле отходы?

- Не думаю. Насколько известно мне, американцы не планируют проводить новые испытания ядерного оружия. По крайней мере решения о возобновлении ядерных испытаний американцами не принято. Они просто поддерживают свой полигон в готовом состоянии на случай принятия такого решения. Мы в ответ также приняли решение проверить в каком состоянии находится отечественный полигон на тот случай, если он понадобится в будущем.

Строить хранилище для ядерных материалов на Новой Земле бессмысленно. Это безумно дорого, ведь помимо строительства хранилища его необходимо обслуживать, контролировать и охранять. На сегодняшний день российским руководством принято решение построить такое хранилище в Челябинской области вблизи комбината "Маяк".

- Вы говорили о тактическом ядерном оружии. Покойный Александр Лебедь упоминал малогабаритное или, как его еще называют, портативное ядерное оружие, поднимая проблему контроля. Есть ли у вас информации об этом? И кто осуществляет контроль за его хранением, обслуживанием и т.д.?

- Да, несколько лет назад Александром Ивановичем Лебедем были сделаны заявления о том, что у нас есть портативное переносное ядерное оружие, которое предназначалось для использования в диверсионных целях. Это не фугасы, которые имелись в Сухопутных войсках и предназначались для использования на случай военных действий. Поступило в свое время официальное опровержение на это. С тех пор - молчание. Я могу сказать, что в любом обществе, даже в таком открытом, как США, есть засекреченная информация. Но это не значит, что ведомства не контролируются. Такие права по контролю есть у парламента, законодателей из соответствующих комитетов. Они могут знакомиться в установленном порядке с соответствующей информацией. У нас в парламенте доступа к подобной информации нет.

Путем определенных протокольных процедур мы, естественно, можем получить информацию. Вот, например, я могу получить в Генштабе и ознакомиться с программой вооружения, могу получить общую информацию и о тактическом ядерном оружии, но получить сведения о том, что с ним происходит, где, какие изделия хранятся, проверить их наличие, а также узнать о проводившихся на них работах, я не могу. Хотя депутаты Государственной Думы и были на складах, где хранится ядерное оружие. Видели эти контейнеры, нам показывали, как проводятся соответствующие профилактические работы. Такого рода впечатления получить можно. Но добиться всеобъемлющей и точной информации невозможно.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Москва приперла Лукашенко к стенке

Москва приперла Лукашенко к стенке

Антон Ходасевич

Минск может ответить интеграционным демаршем

0
7044
Лукашенко шантажирует союзника

Лукашенко шантажирует союзника

Антон Ходасевич

Белоруссия рассчитывает получить компенсацию потерь от налогового маневра

0
3197
«Космический» академик из плеяды генералов

«Космический» академик из плеяды генералов

Александр Песляк

К 100-летию со дня рождения Олега Георгиевича Газенко

0
3868
Нетаньяху на встрече с госсекретарем Помпео обсудит противодействие агрессии Ирана

Нетаньяху на встрече с госсекретарем Помпео обсудит противодействие агрессии Ирана

0
434

Другие новости

Загрузка...
24smi.org