0
3100
Газета Армии Интернет-версия

27.06.2003

Полевая почта не дойдет до всех

Тэги: полевая почта, письма, солдаты, дурнев

В феврале сего года в "НВО" был опубликован материал "Полевая почта держит в страхе тысячи людей", поводом для которого послужили письма родственников военнослужащих с жалобами на плохую работу армейской почты. Но и после публикации поток такого рода посланий в редакцию не ослабел, поэтому корреспондент "НВО" решил переадресовать вопросы родителей солдат и офицеров начальнику фельдъегерско-почтовой связи российских Вооруженных сил генерал-майору Владимиру Дурневу. Однако, предоставив возможность высказаться официальному представителю Минобороны, "НВО" также посчитало необходимым для более глубокого осознания всей серьезности назревшей проблемы опубликовать и выдержки из полученных редакцией писем.
Из досье "НВО" Владимир Дмитриевич Дурнев родился 9 мая 1949 г. в городе Острог Ровенской области. В 1970 г. окончил Ульяновское военное училище связи, в 1979 г. - Военную академию связи ВС СССР. Прошел служебный путь от командира взвода связи до начальника связи соединения в штабе ЗабВО, а затем в штабе войск Дальнего Востока. В 1987-1990 гг. работал в Генеральном штабе. С 1990 г. по настоящее время возглавляет Управление фельдъегерско-почтовой связи (ФПС) ВС РФ. Находясь в данной должности, неоднократно бывал в боевых порядках действующих войск в Дагестане и Чечне. Награжден орденами "Красная Звезда", "За военные заслуги", медалью "За боевые заслуги". Воинское звание - генерал-майор. Женат, имеет дочь.

-ВЛАДИМИР ДМИТРИЕВИЧ, как функционирует система армейской почты и кто осуществляет контроль за ее работой?

- Военная почта - фельдъегерско-почтовая связь Вооруженных сил - по почтовому обеспечению является составной частью единого почтового пространства Российской Федерации. Во всем, что касается оформления простых писем, заказной корреспонденции и т.д., мы руководствуемся различными ведомственными документами Министерства по связи и информатизации. Этих документов очень много, но наиглавнейшим из них для нас являются "Правила оказания услуг почтовой связи", регулирующие в том числе порядок приема воинских почтовых отправлений и почтовых переводов, а также их регистрации.

В составе сети ФПС ВС РФ находятся центры, узлы, станции и отделения фельдъегерско-почтовой связи. Наша основная задача - быть готовыми обеспечить развертывание и работу полевой почты в военный период. В годы Великой Отечественной войны, например, на полевую почту приходилось более 90% всей переписки страны. Ну, а в мирное время мы занимаемся почтовым обеспечением воинских частей на территории России, российских военных баз и групп войск, находящихся за пределами нашего государства: в Таджикистане, Армении, Грузии, Приднестровье, Боснии, Косово, а также в тех местах, где не функционируют предприятия ФГУП "Почта России". Чаще всего это закрытые военные городки, в которых отсутствуют (хотя и положенные им по статусу) гражданские почтовые отделения связи. Раньше, например, на Новой Земле были такие отделения, но потом Минсвязи стало экономически невыгодно содержать их, и оно целиком свернуло свою деятельность на этом острове, так что теперь и военное, и гражданское население Новой Земли обеспечиваем почтой мы. А контролирует нашу работу начальник связи ВС РФ, поскольку фельдъегерско-почтовая связь является одним из видов военной связи.

- В письмах "НВО" многие родители солдат, проходящих службу на территории Чеченской Республики, жалуются на то, что письма сыновей приходят к ним с опозданием на месяцы или даже не доходят вообще. Почему это происходит?

- Доставкой почты в группировку войск в Чеченской Республике мы занимались и в первую войну, и во вторую. Давайте проследим путь письма солдатской матери из какой-нибудь деревни Ивановка Костромской области. Если на письме указан индекс "Москва-400" - общий индекс для всех воинских частей, дислоцирующихся в Чечне, - то оно транзитом через Московский почтамт поступает на 6-й Центральный узел фельдъегерско-почтовой связи ВС (который находится тоже в Москве), в отдел, где вся корреспонденция сортируется для дальнейшей доставки воинским частям. По вторникам и пятницам самолет с письмами для военнослужащих ОГВ(С) отправляется с аэродрома "Чкаловский" в Моздок. Там на обменном пункте ФПС к этому грузу добавляют аналогичную корреспонденцию из северокавказских республик, краев и областей юга России, которая к этому моменту накапливается на Моздокском почтамте.

До случая с катастрофой Ми-26 мешки с почтой, как правило, в день прилета самолета-"почтовика" перегружались на вертолет, который доставлял их в Чечню, на станцию ФПС в Ханкале. Теперь же военную почту перевозят туда бронепоездом по железной дороге. Если стоит нормальная погода (поскольку состав передвигается только под прикрытием все той же авиации и бронегрупп), а на пути маршрута не взорвано железнодорожное полотно, то бронепоезд с почтой приходит в Ханкалу в течение суток. Поэтому с момента, как письмо из вышеупомянутой Ивановки приходит на московский узел ФПС, оно на третьи сутки уже находится в Моздоке, а на четвертые - в Ханкале. Ну, а далее фельдъегерям еще сколько-то времени (максимум неделю-полторы) приходится дожидаться формирования очередных автоколонн, с которыми родительские письма, наконец, разъезжаются из Ханкалы по различным воинским частям Чечни.

А вот до нашего 6-го Центрального узла ФПС из той же Костромской области письма могут идти по 30-35 дней! Из московского Теплого Стана - по 7 суток! И то же самое происходит на обратном пути. В Минсвязи это положение вещей знают и не скрывают. Да и не скроешь никак - штемпели-то на конвертах стоят. Мы скандалим на эту тему с Министерством РФ по связи и информатизации уже давно, но его чиновники говорят, что не в силах изменить данную ситуацию, например, ссылаясь на то, что перевозки почты автомобильным транспортом обходятся гораздо дешевле, чем более скорым железнодорожным. Вот и идут письма по Москве неделями, а по России - месяцами. И неудивительно, что при таких сроках живущая где-нибудь в глубинке мать солдата получает от сына ответ лишь спустя 3 месяца.

Письма же, которые "не доходят вообще", чаще всего исчезают после того, как "вычищаются" в гражданских отделениях связи. Ведь у нас по старой привычке родители все еще кладут в конверт сыну денежку вместе с письмом, а это уже предпосылка к тому, что такое письмо никогда не дойдет: просматривает конверт на лампочку какой-нибудь оператор районного почтамта, и ему сразу видно - есть в нем денежная купюра или ее нет. Конечно же, это воровство, но проконтролировать пересылку и тем более пропажу простого письма практически невозможно. Отправить же в Чечню военнослужащему заказное или ценное письмо тоже нельзя, поскольку в статье 85 Правил оказания услуг почтовой связи (утвержденных постановлением правительства # 725 и действующих с 1 января 2001 г.) говорится, что "для войсковых частей и учреждений с адресом "Москва-400" принимаются только простые письма и простые почтовые карточки".

И еще: мы часто сталкиваемся с тем, что какая-нибудь солдатская мать, жалуясь в своем письме министру обороны, что "сын в Чечне, но от него почти нет писем", даже не задумывается над тем, в какой "армии" служит ее сын. А ведь ни у пограничников, ни у Внутренних войск МВД своих органов фельдъегерско-почтовой связи нет. Руководствуясь указаниями начальника Генштаба и просто человеческими чувствами - все-таки солдат этих ведомств тоже жалко, товарищи же ведь наши, - мы отсортировываем и закладываем их почту в отдельные мешки, перевозим и отдаем представителям штабов ВВ и Федеральной пограничной службы в Ханкале. Но о том, как эту почту затем сортируют и везут, нам абсолютно ничего не известно. Кстати, почту российским пограничникам в Таджикистане возят тоже фельдъегеря Вооруженных сил, но ни МВД, ни ФПС РФ за оказываемые почтовые услуги еще не заплатили нам ни копейки.

- Иногда родители жалуются на то, что в местных почтовых отделениях у них не принимают телеграммы или посылки для их сыновей, которые служат в армии. Чем это вызвано?

- Здесь мы опять же вынуждены руководствоваться статьей 85 Правил, которая гласит: "для войсковых частей и учреждений с пунктом назначения и номером войсковой части - принимаются все виды почтовых отправлений и почтовых переводов"; "для войсковых частей и учреждений с пунктом назначения и индексом "ЮЯ" перед пятизначным номером войсковой части - принимаются только простые и заказные письма, почтовые карточки, бандероли, простые почтовые переводы, письма и бандероли с объявленной ценностью. Бандероли с объявленной ценностью и отметкой "Осторожно" не принимаются"; "для войсковых частей и учреждений с адресом "Полевая почта" - принимаются только простые и заказные письма, почтовые карточки, письма с объявленной ценностью, а также простые почтовые переводы. Простые и заказные бандероли, а также посылки отправляются юридическими лицами в адрес командиров указанных войсковых частей..."

Объясню, чем вызваны эти ограничения. Во-первых, на территории Чечни обычный телеграф все еще не работает, во-вторых, телеграмма должна доставляться в строго установленные сроки - несколько часов, в которые мы при всем своем желании чисто физически уложиться не сможем. И все же, когда в 2000 г. мы обратились к Минсвязи с просьбой разрешить в виде исключения прием-пересылку телеграмм с индексом "Москва-400" о фактах тяжелой болезни или смерти близких родственников военнослужащих группировки в Чечне, в департаменте почтовой связи пошли нам навстречу, дав соответствующие указания своим региональным учреждениям, предприятиям и организациям. С октября 2000 г. телеграммы такого содержания следуют транзитом через 6-й Центральный узел ФПС на узел связи Генштаба для последующей их передачи по каналам военного телеграфа на узлы связи ОГВ(С).

Что же касается посылок и бандеролей, которые запрещается досматривать и вскрывать, мы должны учитывать, что в них может оказаться грелка с самогонкой или наркотики, а на войне это - трупы. И если разрешить отправлять посылки в Чечню, значит, автоматически можно будет пересылать и оттуда все что угодно, включая оружие и боеприпасы. Поэтому, разумеется, никто из вышестоящего командования или руководства страны никогда на это не пойдет. Это - война, а не санаторий. В годы Великой Отечественной войны посылки на фронт частным образом тоже не отправляли, никому даже в голову это не приходило. Это не новые правила, а исторически так сложилось. Люди осознали, что этого делать нельзя.

- Некоторые военнослужащие объясняют свое длительное "молчание" тем, что в подразделениях, где они служат, "запрещается писать родным и близким". Существуют ли какие-либо внутриведомственные ограничения на сей счет?

- Вы думаете, у нас такая большая переписка идет? Главная причина этого так называемого "молчания", как ни странно, банальна: не пишут! Вообще наш народ в России за последние 10 лет уже отвык писать письма. И хотя это не наша обязанность проверять - пишут люди или не пишут, - но жалуются-то нам! Поэтому каждый офицер из нашего управления по 2-3 месяца пробыл в Чечне, занимаясь в числе прочих и этим вопросом, требуя от воспитателей заставлять солдат чаще писать. С начала второй чеченской кампании мы закупили и раздали военнослужащим группировки (включая раненых в госпиталях) около миллиона бесплатных конвертов - лишь бы писали.

Даже когда из приемной министра обороны нам иногда пересылают письма родителей без указания номера в/ч, но с неординарной фамилией разыскиваемого бойца, мы все же находим в 42-й дивизии этого солдата! Вот, к примеру, наш ответ на запрос господина Гурова из Самары: "Ваше письмо... получено и по поручению рассмотрено... К сожалению, Вы не указали имя и отчество Вашего сына, а также точный номер войсковой части, в которой он проходит службу, тем не менее мы нашли Вашего сына, он жив, здоров..."

И, наконец, может быть такая причина: служит парень поваром где-нибудь в Комсомольске-на-Амуре, да вдруг и призадумается: а с какими же заслугами он скоро вернется в родную деревню? Вот и шлет домой строки типа: "Дорогая мама, меня переводят в Чечню на передний край. Не жди от меня писем - часть засекречена, письма оттуда запрещают отправлять..." Но при этом он как поваром был, так и продолжает благополучно дослуживать, в то время как его родители атакуют приемную министра обороны, штабы округов запросами, вследствие которых появляются резолюции: "прошу разобраться и доложить", "о принятом решении прошу сообщить заявителю" и т.п. И таких писем, написанных, как говорят в народе, "на сапоге убитого товарища", - масса. Что же касается слухов насчет якобы свирепствующей военной цензуры, то я на этой должности с 1990 г. и со всей ответственностью заявляю, что нет ее у нас! Солдатские письма не досматриваются.

- Означает ли это, что при желании солдатским письмом можно переслать даже сведения, составляющие государственную или же военную тайну?

- Да, такое вполне возможно. Ведь согласно статье 23 Конституции РФ "каждый человек имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений". "Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения", а незаконное нарушение этого права преследуется в уголовном порядке.

- Представьте, что вместе со мной в ваш кабинет пришли разъяренные родители военнослужащих, недовольные работой военной почты. Что бы вы им сказали, чем обнадежили?

- Им бы я ответил то же, что рассказал вам.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


И пять кокетливых девиц

И пять кокетливых девиц

Владимир Тучков

Отрывок из романа Владимира Тучкова «Вышка»

0
1920
Вашингтон готов направить 5 тыс. солдат на границу с Мексикой

Вашингтон готов направить 5 тыс. солдат на границу с Мексикой

0
832
По прозвищу Нюнич

По прозвищу Нюнич

Андрей Мартынов

Между мятежным броненосцем и этикой нигилизма

0
934
Мы слизь, или Анти-Набоков

Мы слизь, или Анти-Набоков

Вера Чайковская

Что значит устать быть человеком

0
392

Другие новости

Загрузка...
24smi.org