0
1104
Газета Армии Интернет-версия

29.08.2003 00:00:00

Флот как инструмент политики

Анатолий Усиков

Валерий Яременко

Об авторе: Анатолий Васильевич Усиков - доктор исторических наук,
Валерий Александрович Яременко - кандидат исторических наук.

Тэги: ВМФ, оценка, боеготовность


С ДРЕВНИХ времен считалось, что военно-морские силы являются не только одним из важных средств вооруженной борьбы, но и эффективным инструментом политики. Именно в этом качестве проявлял себя отечественный Военно-морской флот в послевоенный период вплоть до начала 90-х гг.

Возможности его воздействия на военно-политическую обстановку советское руководство ощущало особенно остро тогда, когда было необходимо оказать помощь или содействие. При этом следует подчеркнуть, что непосредственного участия в локальных войнах и вооруженных конфликтах корабельные группировки ВМФ СССР не принимали. Крупные оперативные группировки ВМФ направлялись в различные акватории Мирового океана для решения лишь "отдельных" задач - для демонстрации силы в противовес американским или натовским группировкам и поддержания необходимого баланса сил в зонах возможных или уже прошедших вооруженных столкновений; постоянного наблюдения за морской активностью противоборствующих сторон в локальной войне или вооруженном конфликте; обеспечения защиты районов собственных рыбных промыслов и охраны коммуникаций торгового судоходства.

КОНЦЕПЦИЯ ПРИСУТСТВИЯ

Концепция присутствия советского ВМФ в Мировом океане формировалась не один десяток лет. Еще в начале 50-х гг. начала изучаться обстановка, оперативное построение, формы и способы действий группировок ВМС США и их союзников на Атлантическом и Тихоокеанском театрах. Затем начиная с 1956 г. подводные лодки (ПЛ) Северного и Тихоокеанского флотов стали совершать дальние походы на полную автономность, выходя за пределы операционных зон своих флотов с целью "освоения" районов боевой подготовки ВМС вероятного противника.

Первый опыт создания военно-морской группировки СССР получил в 1958 г., когда с Балтики в Средиземное море (албанский залив Влера) поэтапно была переведена бригада из 12 подводных лодок. К сожалению, в 1961 г. из-за идеологических разногласий между Москвой и Тираной этот "объект" был утерян.

В начале 1962 г. на основании постановления Совета Министров СССР от 26 октября 1961 г. бригада подводных лодок Тихоокеанского флота прибыла в главную военно-морскую базу Индонезии - Сурабайю. Руководство Индонезии приступило к осуществлению операции "Мандала" с целью овладения Западным Ирианом на острове Новая Гвинея, против чего резко выступила Голландия. По согласованию с советским руководством бригада подводных лодок должна была участвовать в боевых действиях на стороне индонезийцев - от главкома ВМФ было получено распоряжение - "в целях воспрепятствования вывозу (эвакуации) грузов и оборудования с острова уничтожать боевые корабли и суда, следующие через район под любым флагом". До боевых действий, к счастью, дело не дошло - голландцы согласились на мирные переговоры.

В том же году в ответ на эскалацию антикубинских действий США была проведена операция "Анадырь" - в море вышли четыре подводные лодки 641-го проекта под командованием командира 211-й бригады СФ капитана 1 ранга Агафонова.

ОПЕРАТИВНЫЕ ЭСКАДРЫ

Вскоре после окончания арабо-израильской войны 1967 г. для противодействия ВМС США в Средиземном море, сбора информации об израильских войсках и оказания помощи Египту была сформирована Средиземноморская оперативная эскадра. Ее командный пункт размещался на крейсере "Дзержинский", стоявшем с группой кораблей в Порт-Саиде. В последующем командный пункт и штаб, как правило, размещались либо на флагманском корабле, либо на плавбазе подводных лодок.

До этого управление одиночными кораблями в зоне Средиземного моря (условное название - 14-я эскадра) осуществляла оперативная группа, размещавшаяся на одном из небольших кораблей. Первую такую группу возглавил капитан 1 ранга Молодцов, командир дивизии охраны водного района ЧФ. С созданием полноценной группировки 14-я эскадра стала официально именоваться 5-й Средиземноморской оперативной эскадрой ВМФ СССР. Первым командующим стал контр-адмирал Петров. Командование соединением непосредственно подчинялось главнокомандующему и Главному штабу ВМФ.

Состав эскадры по надводным кораблям периодически менялся за счет сил трех флотов - Северного, Балтийского и Черноморского. Подводные лодки штатно принадлежали Северному и Черноморскому флотам; их экипажи также периодически менялись. Постоянными оставались только командование и штаб эскадры. Пунктов и мест базирования фактически не было. Отдельные корабли получили право заходить в египетские порты Александрию и Порт-Саид. Они находились в высокой степени боевой готовности и имели разрешение на применение оружия для самообороны как против американцев, так и против израильтян.

В августе 1967 г. вышла на боевую службу в Индийский океан 8-я эскадра кораблей специального назначения, а к январю 1968 г. были сформированы 7-я оперативная эскадра на Северном флоте и 10-я - на Тихоокеанском. В этот период в состав эскадр стали включаться десантные корабли с подразделениями морской пехоты со штатным вооружением на борту.

В 1971 г. в связи с конфликтом между Индией и Пакистаном 8-я (Индийская) оперативная эскадра ВМФ СССР в составе группы подводных лодок и надводных кораблей под руководством контр-адмирала Круглякова была направлена в Аравийское море с целью демонстрации присутствия и наблюдения за развитием событий в его акватории, а также в зоне Персидского залива. Постоянным местом базирования эскадры стал остров Сокотра. По договоренности с правительством Южного Йемена с аэродрома Аден противолодочное обеспечение кораблей эскадры стали осуществлять отдельные авиаотряды самолетов Ил-38 из состава ВВС Балтийского, Северного и Тихоокеанского флотов.

С уходом в 1974 г. американских войск из Вьетнама для военно-морского присутствия в южных морях Тихого океана в составе ВМФ формируется 17-я оперативная эскадра с базированием в порту Камрань (Вьетнам).

ЗА НАДЕЖНЫЙ ТЫЛ

С созданием оперативных эскадр и выходом ВМФ СССР в океан особую остроту приобретали вопросы тылового обеспечения флота. Было принято решение создать в океанской зоне систему снабжения, основу которой составлял "маневренный (плавучий) тыл", состоящий из соединений (дивизионов) эскадренных судов снабжения, судов хранения и судов технического обеспечения.

Для постоянного наращивания маневренного базирования активно использовались дипломатические, политические, экономические и чисто военные методы. Это позволило получить льготы на заход советских кораблей в порты Египта и Сирии (1967 г.), Алжира (1969, 1978 гг.), Кубы (1970 г.). Начиная с 1971 г., по просьбе гвинейского правительства, отряд кораблей ВМФ стал постоянно базироваться в Конакри, с 1972 г. начались систематические заходы кораблей и судов боевой службы в порты Сомали, с 1977 г. - в порты Бенина, с 1978 г. - в порты Республики Сан-Томе и Принсипи.

В некоторых портах создавались пункты материально-технического обеспечения (ПМТО): для сил ВМФ, действовавших в Восточной Атлантике, в порту Луанда (Ангола); для "красноморских" сил - на острове Дахлак (Эфиопия); для 8-й эскадры - в Бербере (Сомали) и для сил маневренного базирования - на рейде острова Сокотра (бывшая НДРЙ). Что касается акватории Средиземного моря, то отечественным ВМФ использовались ПМТО в Мерса-Матрух и Порт-Саиде (Египет), Тартусе и Латакии (Сирия). Тыловое обеспечение и судоремонт производились в портах Камрань (Вьетнам), Сплит и Тиват (Югославия), Александрия (Египет), Триполи и Тобрук (Ливия), Бизерта и Соракс (Тунис).

При этом следует отметить, что нестабильность правящих режимов в большинстве из перечисленных стран с частой переориентацией их внешнеполитического курса, а также отсутствие у советского руководства, четкой концепции национальных интересов нередко приводили не только к разрыву арендных договоренностей, но и к потере большей части созданной СССР береговой инфраструктуры ПМТО.

БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ И... РАЗВЕДКА

Иногда советские моряки принимали косвенное участие в боевых действиях, афишировать которое строго запрещалось. Вот лишь один из примеров. Как известно, "наиболее успешной" акцией египетского флота в ходе арабо-израильского конфликта явилась операция (в ночь с 9 на 10 ноября 1969 г.) по нанесению артиллерийского удара по береговым военным объектам на севере Синайского полуострова в 40 км восточнее Порт-Саида. Эсминцы "Наср" и "Домьетта", на борту которых находились советские военные специалисты (общее руководство ими осуществлял советник командира бригады эсминцев капитан 1 ранга Зуб), во взаимодействии с ракетными и торпедными катерами, береговой артиллерией и при поддержке авиации подвергли обстрелу израильские позиции в районах Румани и Эль-Балузы, где были сосредоточены военная техника, склады топлива и боеприпасов. После выполнения задачи, в ходе которой большинство из этих объектов, а также механизированная бригада израильтян были уничтожены, при отрыве от противника эсминцы в течение двух часов подвергались атакам более чем 40 израильских самолетов, 3 из которых были сбиты.

В кризисных ситуациях советские корабли осуществляли защиту (сопровождение) торговых судов и транспортов с различными грузами при переходе морем в порты дружественных или нейтральных стран. Так, в 1975 г. в ходе боевых действий в Анголе морем с Кубы перебрасывались кубинские войска. Сопровождение транспортов осуществлялось кораблями ВМФ СССР. В конце 80-х гг., во время осложнения обстановки в Персидском заливе, советские боевые корабли участвовали в 178 конвоях, проведя (без потерь и повреждений) через зону боевых действий в общей сложности 374 торговых судна. При этом особо отличились экипажи эскадренных миноносцев "Стойкий" (86 судов в 44 конвоях) и "Боевой" (50 судов в 29 конвоях), а также сторожевой корабль "Порывистый" (67 судов в 30 конвоях).

Что касается вопросов разведки, то в этом отношении показательной являлась акватория Средиземного моря. Совершенно секретные переговоры и контакты прибрежных государств (особенно Египта и Израиля) держались под полным контролем в Москве. И не только благодаря резидентурам ГРУ и КГБ на Ближнем Востоке, где работали опытные специалисты с хорошим знанием арабского языка и надежными связями, которые в считаные часы могли добыть нужную информацию и передать ее в Центр. Во многом оперативность и качество разведданных обеспечивали специальные корабли ("Кавказ", "Крым", "Юрий Гагарин" и др.), которые под прикрытием 5-й эскадры постоянно курсировали в кризисных зонах и при помощи электронного оборудования "снимали" практически все радио- и телефонные разговоры на территории "нужных" государств. Информация тут же расшифровывалась специалистами военной разведки.

ОЦЕНКА

Оценивая работу Военно-морского флота в кризисных ситуациях и в ходе боевой службы, можно с уверенностью сказать, что он овладел искусством защиты национальных приоритетов специфическими методами, характерными для мирного времени, обеспечил поддержание благоприятного оперативного режима в стратегически важных районах мира, способствовал созданию соответствующего политического климата, препятствующего развязыванию ракетно-ядерной войны. Главное же в том, что флот обладал реальной силой, способной выполнить любую из поставленных задач.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Президенту Чили объявляют импичмент

Президенту Чили объявляют импичмент

Данила Моисеев

Себастьяну Пиньере ставят в вину жестокое подавление протестов

0
530
В Киеве состоялся саммит глав правительств государств–членов ГУАМ

В Киеве состоялся саммит глав правительств государств–членов ГУАМ

0
362
Кабмин Армении одобрил законопроект о конфискации незаконно нажитого имущества без решения суда

Кабмин Армении одобрил законопроект о конфискации незаконно нажитого имущества без решения суда

0
301
Координатором экспертного совета при правительстве РФ стал Александр Волошин

Координатором экспертного совета при правительстве РФ стал Александр Волошин

0
569

Другие новости

Загрузка...
24smi.org