0
470
Газета Армии Интернет-версия

17.11.2006

Маршал всех военачальников

Тэги: сергеев, маршал


сергеев, маршал Звание Героя маршалу Сергееву было присвоено закрытым указом.
Фото Фреда Гринберга (НГ-фото)

13 ноября в Москве простились с экс-министром обороны единственным (и вполне вероятно, что и последним) маршалом Российской Федерации Игорем Сергеевым. В последние три года маршал боролся с тяжелым недугом – лимфузой (раком крови). И поразительно то, что оставался деятельным и активным – руководил Клубом военачальников. Возглавил его после ухода с поста помощника президента РФ по военным вопросам. Один из авторов этих строк наблюдал это как журналист, будучи рядом с ним, другой – работая непосредственно в клубе. Игорю Сергееву было 68 лет...

ДВЕ ЗВЕЗДЫ

Таких представительных похорон в стране не видели давно. Свой букет из 20 траурных роз положил к гробу маршала президент и Верховный главнокомандующий Владимир Путин. В почетном карауле стояли практически все высшие военачальники, а также командующие округами и флотами. В церемонии прощания приняли участие экс-министр обороны Советского Союза маршал Дмитрий Язов, а также бывшие главы военного ведомства. Из Киева приехал бывший министр обороны Украины генерал армии Александр Кузьмук.

Игорь Сергеев занимал кабинет главы военного ведомства с 1997 по 2001 год. Многие сторонние наблюдатели «не воспринимали» его на этом посту, считая, что явно «не тянет» на столь высокой должности. Отчасти этому способствовало то, что у Сергеева был очень добродушный вид, как бы не свойственный военачальникам такого ранга (он и впрямь был очень интеллигентным, выдержанным человеком). И казалось, что маршал не может «снять стружку» с нерадивого генерала, как и отстаивать военные идеи на различных этажах высшей государственной власти.

Однако время уже сейчас расставило некоторые точки над «i»: ныне эксперты считают, что во многом именно благодаря маршалу Сергееву в бытность его военным министром России удалось сохранить от окончательного развала те отрасли отечественной оборонки, от которых в большей степени зависит национальная безопасность страны. Так что совершенно очевидно, что Сергеев заслуженно получил две свои звезды – маршальскую и золотую геройскую.

Кстати, достигнув таких высот, он остался достаточно скромным и, например, звезду Героя России довольно долго не носил на маршальском кителе. Только на цивильном пиджаке. Дело в том, что указ о присвоении ему этого звания был «не для печати». Остается только недоумевать: неужели для такой фигуры, как министр обороны, президент Борис Ельцин не мог найти достаточно аргументов, чтобы указ о присвоении Сергееву геройского звания получился бы не закрытым?..

Но не будем писать подробно о его министерском прошлом: во-первых, все оно уже давно разобрано «по косточкам» (в том числе и на страницах «НВО»), а во-вторых, получило столь положительную оценку, какой в нашей стране никто ранее не удостаивался. Мы расскажем о последних годах жизни маршала, о деталях из его биографии, которые подчеркивают характер этого мудрого и, без сомнения, мужественного человека.

ПРОТИВ «9 РОТЫ»

Согласно своей уставной деятельности, Клуб военачальников РФ оказывал различные виды помощи вдовам высших военачальников. Когда встал вопрос о выплате материальной помощи внучке Сталина – Галине Яковлевне Джугашвили, возникли «ерзания». Как это будет воспринято в высших политических кругах страны и особенно среди тех людей, которые по сей день ассоциируют образ Сталина с тираном? Точку во всех сомнениях поставил Игорь Дмитриевич. «Галина Яковлевна – дочь советского офицера, погибшего в фашистском плену, и внучка последнего генералиссимуса в истории нашего Отечества. И никто Сталина этого звания не лишал». Именно с такой трактовкой было подготовлено и письмо на имя начальника Главного медицинского управления Вооруженных Сил РФ, когда возникла необходимость в срочной и сложной операции Г.Я. Джугашвили в одном из военных госпиталей.

Сергеев лично просматривал все, что готовилось к публикации о деятельности клуба, и либо заворачивал «взад» (что случалось значительно чаще), либо ставил троечку. Это значило: можно отдавать в печать. И то была не маршальская блажь. Скрупулезность и педантичность при работе с любыми бумагами – его отличительная черта характера. Он никогда ничего не подписывал не глядя, или, как он говорил, «на коленке».

В июле прошлого года в одной из центральных газет вышла исключительно недоброжелательная статья о маршале Жукове. Сергеев инициировал, чтобы Клуб военачальников выступил в защиту Жукова. Маршал не только до последней запятой проверил, что было написано в защиту великого полководца России, но и сопроводил это письмом с убедительной просьбой опубликовать статью. И она была напечатана.

Фильм Федора Бондарчука «9 рота» получил у зрителей неоднозначную оценку. Но после того как картину посмотрел и одобрил президент страны, негативные разговоры поутихли, и стало доминировать мнение, что фильм удался, даже всерьез утверждали, что ничего более выдающегося до «9 роты» не снимали. Сергеев же на встрече в ассоциации Героев РФ, где присутствовал бывший командир полка, в который входила эта самая 9-я рота, открыто заявил, что фильм далек от правды, искривляет истинное положение дел, которые складывались в те годы в Афганистане. При этом он добавил: «Обидно, что окружение президента в очередной раз его подставило».

Игорь Дмитриевич являл собой образчик педантичности не только при работе с бумагами. Любую предложенную инициативу, готовящееся мероприятие (уровень проведения значения не имел) он буквально «прощупывал» собственными пальцами. И если чувствовал, что в нем нет «мяса» (так он называл суть вопроса) или оно сырое, обязательно требовал доработки. Не раз случалось, что плохо подготовленные мероприятия переносились на более поздний срок или просто отменялись. Маршал говорил, что время работать на свисток давно прошло, и в качестве главного катализатора называл СМИ. «Журналисты – ребята очень искушенные, и пустышку распознают сразу, после мы уже ничего и никому доказать не сможем».

Поэтому он очень терпимо относился к телевизионной или к газетной критике, воспринимал ее как друга и советчика. Если журналисты «зарывались» в своих публикациях на военные темы, то стремился встретиться с ними и очень детально разъяснить суть проблемы. Или выяснить для себя какие-то спорные моменты. Словом, с журналистами он старался быть на равных. Но никогда не панибратствовал. И они отвечали не меньшим вниманием и уважением. СМИ представлялись Игорю Дмитриевичу олицетворением мнения общественности, разнополюсной, разношерстной по отношению к вооруженным силам. С ней он вел терпеливый диалог. Позиция истинного военного интеллигента, уходящая корнями в русский офицерский корпус ХIХ столетия.

К сожалению (что вполне очевидно), после его ухода из Минобороны отношение к публикациям критического толка в военном ведомстве резко изменилось. Привечаются лишь те масс-медиа, которые без толики смущения поют дифирамбы нынешнему гражданскому министру обороны.

Сергеев был на ты с компьютером, что для людей его поколения почти редкость, но помимо интернет-новостей обязательно читал свежую прессу. Причем читателем был избирательным и просил подписать его лишь на четыре газеты. Одна из них – «НВО», ее он читал едва ли не с момента выхода первого номера в середине 1990-х...

СУВОРОВЦЫ И НЕ ЗАМЕТИЛИ...

Безусловным приоритетом для маршала была работа с суворовцами и нахимовцами и с вдовами высших военачальников. Он неоднократно повторял, что эта категория людей всегда должна находиться в поле повышенного внимания. Особенно женщины, которые оставались без мужей и вынуждены жить на крохи.

Однажды в конце ноября на День матери (не все знают о существовании такого праздника) маршал предложил собрать вместе вдов маршалов, видных генералов и адмиралов и устроить «посиделки» по-семейному – с чаем, конфетами. Готовились скромные подарки от клуба. Вдовы были потрясены проявленным к ним вниманием. Многие не скрывали слез: они думали, что про них давно забыли.

Но никто из этих женщин так и не узнал про эпизод, случившийся когда вечер уже начался. Вдова бывшего первого заместителя МВД СССР генерал-полковника Бориса Елисова Таисия Потаповна приехала в Культурный центр Российской армии, где проходило мероприятие, но подняться на второй этаж не смогла – не позволила болезнь ног. Мы доложили маршалу. Он взял букет цветов, предназначенный для гостьи подарок и сам спустился на первый этаж. Обнял пожилую женщину, пожелал всего самого хорошего и лично проводил ее до машины.

Перед Новым, 2006 годом в клубе спланировали посещение госпиталей МВД и Минобороны. Накануне я позвонил в госпиталь им. Бурденко и предупредил о времени визита. Начальник госпиталя генерал-майор Валерий Клюжев очень удивился. Дело в том, что утром того же дня у маршала был назначен очередной сеанс химиотерапии (он уже тогда проходил курс интенсивного лечения от своей болезни), после которого необходимо время на восстановление. Людям в возрасте требуется на это несколько дней. Маршал же лишь съездил домой переодеться в маршальскую форму. Об этом просила жена генерала Романова, который после теракта в Грозном 10 лет лежит на излечении. Она сказала, что форма очень положительно влияет на ее мужа. Сергеев присутствовал при всех разговорах, работал «стендап» для телевизионщиков. И никто не обратил внимания на то, как генерал Клюжев стоял все время рядом с Сергеевым и поддерживал его за локоть.

Памятно, как два года назад Игорь Дмитриевич участвовал в отдании почестей маршалу Николаю Огаркову (в 1970–1980-е возглавлял Генеральный штаб СССР и был главкомом Западной ставки). Церемония проходила в Тверской области – в райцентре Молоково, где родился маршал-предшественник. Погода в тот октябрьский день была самая что ни на есть омерзительная – ветер, дождь со снегом. Игорь Дмитриевич вполне мог отказаться от участия. Но нет! Сергеев, стоя у сельского мемориала в непогоду, произносил речь. А потом надо было видеть лица земляков Огаркова...

В конце августа этого года Игорь Дмитриевич надел маршальский мундир в последний раз. И сделал это в такой ситуации, в которой, казалось бы, можно было обойтись и без его личного присутствия. Тем более что «исторический прецедент» уже имел место.

Как-то маршал Жуков на исходе своей жизни отказался принять делегацию школьников из Свердловской области, с которыми несколько лет вел переписку. Георгий Константинович ходил тогда с тросточкой и не хотел, чтобы его, Маршала Советского Союза, дети, особенно мальчишки, увидели «в таком виде».

Маршал Сергеев поступил по-другому. Ему предстояло проводить группу суворовцев и нахимовцев в поездку по местам боевой славы на Украине, Белоруссии и Болгарии. Ребят привел в Клуб военачальников. Маршал тогда мог говорить только шепотом и с трудом передвигался, опираясь на палку-костыль. А ребята – в военной форме, с иголочки, их предупредили, что будет встреча с маршалом РФ, единственным в России... И нужно было видеть, как Игорь Дмитриевич вышел к ним. Без костыля, с улыбкой. Сказал им несколько слов. Ребята тогда подумали, что маршал просто немного охрип...

Встреча с суворовцами и нахимовцами. Последнее фото маршала в форме.
Фото Виктора Сирыка

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Другие новости

Читайте также


Пять книг недели

Пять книг недели

0
5183
"Верю. Надеюсь. Кутахов"

"Верю. Надеюсь. Кутахов"

Владимир Гундаров

Звезда Главного маршала авиации

0
2709
В Приморье обнаружились политические двойники

В Приморье обнаружились политические двойники

Татьяна Двойнова

Претендента на участие в выборах губернатора подозревают в обмане

0
985