0
689
Газета Армии Интернет-версия

28.03.2008

Генеральский афронт

Тэги: минобороны, сердюков, балуевский


минобороны, сердюков, балуевский Юрий Балуевский не смог ужиться только с одним вышестоящим начальником – Анатолием Сердюковым.
Фото Александра Шалгина (НГ-фото)

Всю минувшую неделю центральные СМИ комментировали грандиозный скандал, происшедший в недрах военного ведомства. Рапорт об отставке подал не кто-нибудь, а начальник Генерального штаба Вооруженных сил России генерал армии Юрий Балуевский. И, как сообщалось в печати, министр обороны Анатолий Сердюков написал на нем два слова: «Не возражаю» – и отправил в Кремль, на решение президента. Но ни из-за Кремлевской стены, ни из здания на Арбатской площади комментариев на эту тему не прозвучало. Это только усилило уверенность, что информация, распространенная газетами (телевидение ни слова по этому поводу не проронило), абсолютно точная. Правда, в понедельник из управления информации и общественных связей Минобороны просочилось сообщение, что судьба генерала Балуевского будет решена в последние дни марта, когда он вернется из отпуска. Потом появилась информация, что он вернулся из отпуска и присутпил к исполнению своих обязанностей.

КОНФЛИКТ НЕКОНФЛИКТНОГО ЧЕЛОВЕКА

О том, что между министром Сердюковым и начальником ГШ генералом Балуевским пробежала черная кошка, стало известно еще 19 января на заседании Академии военных наук. Там Юрий Балуевский, отвечая на записку из зала, как он лично относится к решению о переводе из Москвы в Санкт-Петербург Главкомата Военно-морского флота, сказал, что «в этом нет необходимости» («НВО» № 2, 2008). И хотя при этом ни слова не было произнесено, что инициатором дорогостоящего и не до конца просчитанного по результатам перевода главкомата является министр обороны, все участники заседания поняли: для того чтобы публично выступить против такого решения, требуется незаурядное мужество и принципиальная позиция, которые, конечно же, не останутся незамеченными.

То, что реакция на поступок Балуевского со стороны министра и его ближайшего окружения последовала, стало ясно пару недель спустя. Автор этих строк встретил начальника Генерального штаба на одном из мероприятий и попросил его высказаться по поводу предстоящего российско-американского саммита в формате «2+2». Генерал, который никогда не отказывал в интервью, вежливо и грустно уклонился от разговора. «Я уже высказался», – заявил он мне.

Новым подтверждением конфликта на армейском олимпе стал и сам российско-американский саммит, прошедший в Москве 17–19 марта. На нем в отличие от прошлого года не было начальника Генерального штаба Вооруженных сил России генерала армии Юрия Балуевского, который вместе с заместителем министра иностранных дел Сергеем Кисляком являлся постоянным переговорщиком с американской стороной по вопросам стратегической стабильности, ПРО США в Европе, ДОВСЕ и продления СНВ-1. Официальные лица объяснили отсутствие Балуевского тем, что он в отпуске и вместо него здесь присутствует первый заместитель начальника Генштаба генерал-полковник Александр Бурутин.

Один из участников этих переговоров рассказывал автору, что глава Пентагона Роберт Гейтс очень удивился отсутствию Балуевского.

Он все расспрашивал своего коллегу: «Где мой друг генерал Балуевский?» А на ответ «Он в отпуске» недоуменно пожимал плечами и говорил: «Что за отпуск, когда проходит такое важное мероприятие, как саммит «2+2»? Хотите, я пошлю за генералом свой самолет?» Этого никто не захотел, да и свой самолет не послали. А в США на переговоры по результатам московской встречи на этой неделе отправился один только заместитель министра иностранных дел Сергей Кисляк. И о проблеме ПРО в Вашингтоне будут говорить только представители внешнеполитических ведомств двух стран – без высокопоставленных военных специалистов. Что, конечно же, очень странно.

В конфликте между начальником Генерального штаба и министром обороны поражает следующий момент. Все, кто знает Юрия Балуевского не первый год, в один голос утверждают, что такого неконфликтного человека, как он, на высоком государственном посту найти крайне трудно. Практически невозможно. Генерал сумел ужиться с таким неординарным руководителем, как начальник Главного оперативного управления ГШ в начале 90-х годов прошлого века генерал-полковник Владислав Ачалов, снятый со своего поста за поддержку ГКЧП. Не потерялся в сложной грузинской ситуации, когда был начальником штаба Закавказской группы войск. Поладил с начальником Генерального штаба генералом армии Анатолием Квашниным, который сумел избавиться от ныне покойного тогдашнего министра обороны первого маршала России Игоря Сергеева. И с бывшим министром Сергеем Ивановым у Балуевского тоже сложились неплохие деловые отношения.

Генерал всегда демонстративно подчеркивал свою лояльность военному и государственному руководству страны. В том числе и президенту Владимиру Путину. Почему же он, что называется, восстал против Анатолия Сердюкова – выдвиженца Главковерха?

АМБИЦИИ НЕКОМПЕТЕНТНОСТИ

Конфликт между начальником Генштаба генералом Балуевским и министром обороны Сердюковым как раз и возник на почве того, что гражданские специалисты, пришедшие вместе с бывшим руководителем налоговой службы в военное ведомство в качестве советников, – а их оказалось больше трех десятков – наряду с финансово-экономическими вопросами стали заниматься военно-стратегическими проблемами (перевод Главкомата и Главного штаба ВМФ из Москвы в Санкт-Петербург как раз и относится к таким военно-стратегическим вопросам, ибо при таком переезде неизбежно может ослабеть или даже на время прерваться система управления флотом, важнейшими составляющими которого являются морские стратегические ядерные силы). Видимо, амбициозная некомпетентность некоторых из этих советников, почему-то априори поддерживаемых новым министром, и вызвала решительный протест Балуевского, который он выразил в своем рапорте об отставке.

Нельзя решать столь важные и ответственные проблемы, как тот же переезд главкомата из одного города в другой, без серьезных научно-аналитических расчетов, без всестороннего исследования стратегических последствий такого решения. Все это, мягко говоря, неправильно. Что, кстати, утверждают не только в Генеральном штабе, об этом пишут в своих обращениях к президенту и министру обороны бывшие руководители ВМФ адмиралы флота Владимир Чернавин, Феликс Громов и другие военачальники («НГ» от 17.01.08, «Адмиральский бунт»). Но ни на их письма, ни на публикации газеты никакой официальной реакции не последовало.

ЖДИТЕ ОТВЕТА

И это еще одна проблема, которая очень ярко характеризует административный стиль руководства Анатолия Сердюкова: абсолютное игнорирование не только мнения профессионалов военной службы, но и общественности. Не будем вспоминать о том, что за год своего нахождения в должности министра обороны он не дал ни одного развернутого интервью средствам массовой информации, не провел ни одной публичной пресс-конференции, не объяснил налогоплательщикам, на деньги которых содержится армия и создается современная боевая техника, а также самим военнослужащим, что и как хочет сделать, какова цель его реформ.

Неясно и то, куда конкретно в конце концов пойдут деньги от проданных на аукционах участков московской земли и исторических зданий в центре столицы, а также чем именно занимаются вновь созданные организационно-инспекторское управление, управление по осуществлению прав собственника имущества организаций Министерства обороны и откуда у военных собственность, если все, что они имеют, принадлежит государству. И каковы результаты этой всей работы┘ Увы, об этом остается только догадываться.

До разговора с гражданской общественностью министр Сердюков не опускается. Вряд ли такой метод руководства может быть признан современным и достаточно профессиональным в демократическом обществе, к которому мы все сегодня стремимся.

И подобная неоправданная закрытость высшего лица на военном олимпе тоже одна из причин того, что реформ по-сердюковски не понимают не только в Генштабе, но и в самой армии. Она тоже, хочет этого кто-то или нет, становится источником конфликта. Непонятно, например, зачем сокращать главные и центральные управления Министерства обороны сразу на сорок процентов? Может, некоторые из них действительно лишние и их нужно полностью ликвидировать? А другие только слегка почистить от «балласта», на двух-трех должностных лиц? Или на отдел-другой? Почему нужно действовать по-валюнтаристски, кавалерийским наскоком, ничего никому не объясняя и не аргументируя своих поступков? Непонятно. И почему нужно снимать погоны со всех, кто, что называется, не состоит при оружии – с военных юристов, врачей, журналистов, тыловиков? Может, стоит сначала разобраться, кто необходим в погонах, а кто – нет? И к чему приведет такая кампанейщина?

Увы, ответа тоже нет.

А раз его нет – трудно ожидать от общественности поддержки проведению новых армейских реформ (правда, они вроде бы уже закончились, как мы слышали еще несколько лет назад из уст предшественника Сердюкова на посту министра). И повышению престижа армии такое затянувшееся молчание, как и громкая отставка генерала Балуевского, к сожалению, не подарок.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Другие новости

Читайте также


Украина всерьез озабочена пятой колонной

Украина всерьез озабочена пятой колонной

Владимир Мухин

Минобороны создает Смерш, но может вернуться и к идее заградотрядов

4
7336
Квартира не для галочки

Квартира не для галочки

Вадим Коваль

Субсидии помогут качественно решить жилищный вопрос военнослужащих

1
706
Российская армия готова к сражениям

Российская армия готова к сражениям

Военные учения не должны оставаться вещью в себе

10
7695
Запущена новая система армейской подготовки студентов

Запущена новая система армейской подготовки студентов

Владимир Мухин

Для организации военной службы при вузах нужны ресурсы и грамотные специалисты

0
1035