0
6083
Газета Армии Интернет-версия

26.12.2008

Институт политического и военного анализа бьет тревогу

Александр Храмчихин

Об авторе: Александр Анатольевич Храмчихин - заведующий аналитическим отделом Института политического и военного анализа

Тэги: вс, реформа, война


вс, реформа, война Наглядная мощь Внутренних войск впечатляет...
Фото из книги "Крепче стали"

Несмотря на абсолютную закрытость для общественности, включая армейскую и флотскую, проводимой сейчас в России радикальной военной реформы, кое-какая картина постепенно вырисовывается. В опубликованной в предыдущем номере «НВО» информации сообщалось о проведенном Институтом политического и военного анализа (ИПВА) круглом столе, посвященном проблемам военной реформы. Автор данной статьи принял в нем участие. Все участники мероприятия, в том числе и настроенные к реформе относительно позитивно, пришли к единому мнению – Вооруженные силы РФ, по сути, ликвидируются, поскольку то, что от них останется, никакую нормальную войну вести не сможет.

РАЗНОВИДНОСТЬ СОБЕСА

Причем нет ни малейшей гарантии, что вместо них будет создана новая армия. То, что реформаторы ведут себя совершенно безжалостно по отношению к прапорщикам и мичманам, офицерам, даже генералам, что полному разрушению подвергаются военная наука и образование, эксперты на круглом столе ИПВА даже не обсуждали, поскольку это совершенно очевидно. Просто констатировали эти невеселые факты.

Дополнительный штрих в картину реформы внесло сообщение о том, что отменены планы по сокращению Внутренних войск с 200 тыс. до 140 тыс. человек. Их успели сократить до 180 тысяч, дальнейших урезаний не будет.

На этом фоне особенно впечатляют те радикальные сокращения, которым повергаются Сухопутные войска. Их численность будет уменьшена до 270 тыс. человек, то есть они будут всего в 1,5 раза больше, чем останется в ВВ.

Для справки. Численность сухопутных войск США – 522 тыс. человек, Республики Корея – 560 тыс., Пакистана – 550 тыс., Ирана – 350 тыс. (еще 100 тыс. – в СВ Корпуса стражей исламской революции), Вьетнама – 412 тыс., Турции – 402 тыс. человек. Про Китай и Северную Корею лучше умолчать.

При этом по размерам территории (17,1 млн. кв. км) Россия превышает все эти страны вместе взятые. А длина наших только сухопутных границ составляет 24,6 тыс. км. Из них с одним Китаем – 4,2 тыс. км. Поэтому 270 тыс. человек – «немножко мало».

Интересные моменты есть и в том, какова будет структура Сухопутных войск после реформы Сердюкова. Например, в них останется всего семь зенитно-ракетных бригад. Сегодня таких бригад в СВ насчитывается 18. То есть войсковая ПВО сократится почти в три раза больше, чем любые другие компоненты СВ. И это в условиях, когда превосходство в воздухе является необходимым условием победы в любой войне. И когда наши ВВС сокращаются почти так же радикально, как и Сухопутные войска.

На упомянутом круглом столе ИПВА эксперты пытались, разумеется, понять, исходя из чего армия сокращается и трансформируется именно таким образом, как это происходит сейчас. В частности, была высказана мысль о том, что единственным критерием будущей численности Вооруженных сил – и в целом, и по отдельным воинским званиям – является способность государства выплачивать этим людям денежное содержание. Вполне вероятно, что это так и есть. И что же отсюда следует? Что ВС РФ – это теперь такая особая разновидность собеса...

Наверное, сегодня так положено. Автор данной статьи, правда, исходил и продолжает исходить из того, что Вооруженные силы существуют не для социального обеспечения военнослужащих, а для защиты страны от внешней агрессии. Стыдно признаться, но я не способен изжить в себе эти архаичные взгляды.

Если авторы реформ действительно исходят из того, что армия есть разновидность собеса, обсуждать вопрос внешних угроз достаточно бессмысленно. Тем не менее из того, что будут представлять собой ВС, выводы делать можно.

НЕ ЗАМЕЧАЯ ОЧЕВИДНОГО

Хоть сколько-нибудь успешно будущие Вооруженные силы РФ смогут воевать разве что с противниками типа Грузии. Тут, правда, нельзя не отметить того факта, что подобный противник у нас всего один – сама Грузия. Причем мы ее уже успели разгромить так, что сейчас фактически у нас подобных противников нет вообще.

Теперь становится абсолютно очевидно, что оглушительная антиамериканская и антинатовская истерия, которая раздувается российским политическим руководством и его интеллектуальной обслугой на протяжении последних примерно пяти лет, является только и исключительно пропагандистским приемом, призванным сплотить общество вокруг режима перед лицом внешней угрозы.

Этот вывод следует из того, что даже против быстро сокращающихся вооруженных сил НАТО новые ВС РФ воевать не смогут из-за абсолютной несопоставимости потенциалов во всех компонентах (наземном, морском, воздушном). Особенно примечательно в этом плане сокращение ПВО (как войсковой, так и страны) и ВВС РФ. Это вообще не подразумевает возможности ведения классической войны не то что с НАТО в целом, но даже с отдельными странами этого блока (например, с той же Турцией).

Здесь утешает только то, что войны с НАТО нам и вправду вести не придется, поскольку Европа уже давно не готова воевать вообще, а теперь и США по причине финансового кризиса приходят к тому же. Высказывания Роберта Гейтса, остающегося министром обороны, о том, что американские вооруженные силы должны в первую очередь готовиться к противопартизанским, а не к классическим войнам, является завуалированным признанием того, что на классические войны у Вашингтона теперь не хватает денег.

Не менее очевидно то, что наше руководство на самом деле не видит угрозы со стороны КНР. Об ошибочности такого подхода «НВО» писал, в частности, в статьях «Оккупации России Китаем неизбежна» (см. номер от 22.02.08), «Пекинская пропаганда скрестила мечи с «НВО» (27.03.08). Новые тенденции оптимизма вызвать не могут.

Высочайшая зависимость китайской экономики от экспорта очень больно ударила по ней в условиях всемирного кризиса и сокращения спроса на ширпотреб на всех континентах. Рекордные темпы роста ВВП Китая начали падать, а безработица соответственно расти.

В этом году в КНР число лишившихся работы людей увеличивалось как минимум на 1 миллион человек в месяц. Очень высока вероятность того, что в 2009 году темпы роста окажутся ниже 8%, что считается критическим рубежом с точки зрения увеличения количества безработных. Собственно, массовые увольнения крестьян, приехавших в города на заработки, уже привели к народным волнениям. Пока они недостаточно массовые, чтобы стать проблемой для режима в целом, а не только для региональных властей.

Но это только начало. Ведь мировой кризис не только не закончился, но, очевидно, даже не прошел свой пик. Следовательно, безработица будет расти. И тогда наступающий год может стать началом конца китайского экономического чуда.

Для парирования угрозы неконтролируемого роста безработицы руководство КНР предполагает истратить почти 600 млрд. долл. на инфраструктурные проекты. Это будет способствовать поглощению значительного количества рабочей силы, тем более что инфраструктура всегда «притягивает» к себе другие сферы экономики, то есть получается «кумулятивный эффект».

Однако совершенно очевидно, что столь масштабные проекты приведут к огромному спросу на ресурсы, коих Китаю и так не хватает. В частности, разумеется, на нефть. Нынешнее падение цен на нее очень благоприятно для КНР, это резко снижает затраты на импорт. Впрочем, если спрос на черное золото в Китае сильно возрастет, вверх пойдут и цены на этот священный продукт. В конечном счете проблема нехватки ресурсов в КНР может лишь усугубиться по сравнению даже с нынешней ситуацией.

Соответственно угроза внешней экспансии со стороны Китая лишь возрастает. Либо ему понадобится захватывать ресурсы, коих просто не хватит, либо «утилизировать» безработных путем отправки их за пределы страны (с оружием или без – это уже даже почти не важно).

Применительно к китайской угрозе наши постреформенные ВС можно будет считать несуществующими вообще.

Кроме того, практически неизбежно дальнейшее обострение обстановки на Среднем Востоке. К возросшей активности талибов в Афганистане добавляется быстро растущая нестабильность в Пакистане. Вашингтон сам сильно поспособствовал смене сильного президента Мушаррафа на слабого Зардари. Логичным следствием этого стала резкая активизация исламских экстремистов. К тому же США перестали уважать суверенитет Пакистана, их вертолеты и беспилотники начали регулярно атаковать лагеря талибов в Вазиристане. Это привело к резкому росту антиамериканских настроений в Пакистане и ухудшению отношений между Вашингтоном и Исламабадом. В конце года непосредственно на территории Пакистана талибы начали регулярно громить транспортные колонны, доставляющие грузы для войск НАТО в Афганистане. Это означает, что ситуация в регионе меняется кардинальным образом, натовская группировка рискует оказаться в полной изоляции, что равносильно быстрому поражению и полной эвакуации из Афганистана.

При этом и без пакистанской катастрофы дела у западной коалиции идут всё хуже, потому что европейцы воевать как не собирались, так и не собираются. И совершенно не факт, что обещанный Обамой перенос американских усилий из Ирака в Афганистан, во-первых, состоится, во-вторых, поможет. Если же НАТО проиграет афганскую войну, то воевать с талибами придется нам, причем уже не в Афганистане, а в Центральной Азии. Будет ли Российская армия после реформ адекватна этой угрозе – сказать крайне сложно. В любом случае, впрочем, отражать угрозы более серьезные и масштабные она способна не будет.

КЛЮЧ К ПОНИМАНИЮ

Возможно, более серьезные угрозы наше руководство планирует отражать с помощью ядерного «зонтика». Правда, его размеры уменьшаются с пугающей скоростью, поступление новых ракет и самолетов для стратегических ядерных сил в этом году прекратилось вообще. Обещания принять на вооружение БРПЛ «Булава», у которой из десятка испытаний успешными были всего одни, можно объяснить разве что отчаянием. Впрочем, финансовый кризис может спасти нас от этой беды: на «Булаву», как и на всё остальное, просто не хватит денег, поэтому она не потопит собственные лодки-носители.

Вместе с тем упомянутое в начале статьи сохранение в целости и сохранности Внутренних войск МВД РФ является, возможно, ключом к пониманию подхода руководства нашей страны к военному строительству. Единственным серьезным противником оно считает собственное население.

Собственно, на эти мысли давно наводил и характер строительства ВС. Ведь принятый еще в начале 2006 года закон о противодействии терроризму отличался весьма специфическим и очень расширительным толкованием понятия данного преступления. Под это определение, по сути, подпадают любые выступления против режима. Тот же закон фактически подчинял части Сухопутных войск местным управлениям ФСБ.

Теперь картина становится еще более законченной. Сухопутные войска минимизируются, сложные технические компоненты в них почти исчезают (действительно, зачем нужна ПВО при подавлении бунтов безработных?). Подчинение Федеральной службе безопасности никуда не делось. Кроме того, объявлено, что теперь СВ будут состоять исключительно из частей постоянной готовности. Понять, как это может быть при сохранении призыва, совершенно невозможно, но заявлено это было четко и ясно.

Части постоянной готовности – это те, что комплектуются контрактниками. Как хорошо известно, этот люмпенизированный контингент, находящийся на содержании режима, гораздо проще и эффективнее можно использовать для подавления выступлений населения, чем призывников, ощущающих себя частью народа.

Ну и Внутренние войска помогут, они официально предназначены для решения задач такого рода.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также


На местах продолжают менять баланс властей

На местах продолжают менять баланс властей

Иван Родин

"Единая Россия" берет под контроль кадровую политику хабаровского губернатора из ЛДПР

0
648
Оппозиция в Сирии подняла новое знамя

Оппозиция в Сирии подняла новое знамя

Александр Шарковский

"Фронт национального освобождения" написал на своем стяге формулу ислама буквами цвета крови

0
735
Константин Ремчуков: Депутатские ограничения полномочий избранного губернатора от ЛДПР, как опыт разрушения вертикали власти в России

Константин Ремчуков: Депутатские ограничения полномочий избранного губернатора от ЛДПР, как опыт разрушения вертикали власти в России

0
929
Эмираты возвращают своих дипломатов в Дамаск

Эмираты возвращают своих дипломатов в Дамаск

Игорь Субботин

Страны Персидского залива ставят точку в спорах о легитимности Башара Асада

0
705

Другие новости

Загрузка...
24smi.org