0
4017
Газета Армии Интернет-версия

30.01.2009 00:00:00

К офицерским звездам – через тернии преобразований

Тэги: армия, реформа, минобороны


армия, реформа, минобороны В одном из классов Воронежского военного авиационного университета.
Фото предоставлено Минобороны РФ

Реформа военного образования, которую в Министерстве обороны РФ объявили приоритетным проектом в ходе придания «нового облика Вооруженным силам», проходит, как и вся модернизация военной организации государства, с большими трудностями. Даже с чрезвычайными происшествиями и скандалами. Об этом наши читатели могли узнать из публикации «НВО» «Иркутск не хочет переезжать в Воронеж» (№ 1, 2008 г.) . О том, как проходила операция по передислокации Иркутского высшего военного авиационного инженерного училища в Воронежский военный авиационный инженерный университет и о проблемах реформирования военной системы образования, мы рассказываем сегодня.

РЕВОЛЮЦИОННАЯ АЛЬТЕРНАТИВА

Начавшуюся практически сразу после Нового года голодовку протеста против закрытия вуза и его переезда в Воронеж, в которой приняли участие родители курсантов и гражданские педагоги и которую показали по центральному телевидению, в Иркутском высшем военном авиационном инженерном ордена Красной Звезды училище «задушили» быстро и решительно. Конечно, не так, как на броненосце «Князь Потемкин-Таврический» в известном кинофильме Сергея Эйзенштейна, когда на возмущенных матросов набросили брезент и навели на них стволы «трехлинеек» с примкнутыми штыками. Без милиции, ОМОНа и резиновых дубинок, как это иногда бывает в нынешние времена. Но тоже достаточно бескомпромиссно и жестко.

Из Москвы срочно прилетели несколько военно-транспортных самолетов Ил-76, а с ними прибыли статс-секретарь – заместитель министра обороны генерал армии Николай Панков и главком ВВС генерал-полковник Александр Зелин, другие высокопоставленные армейские начальники. Преподавателей и курсантов выстроили на зимнем плацу и объявили:

– Кто остался верен присяге, собирать вещи и в самолет – вылет в Воронеж сегодня же. Кто не полетит, будем работать персонально. Альтернатива простая – увольнение или равнозначная вакантная должность в другом округе и в другой воинской части. Но авиационного училища в Иркутске больше не будет.

В самолеты загрузились почти все курсанты – 1913 человек, 47 преподавателей, из них 20 человек из 150, имеющие ученые степени докторов и кандидатов наук, а также офицеры, обеспечивающие учебный процесс, и несколько родителей курсантов. В том числе и те, что участвовали в голодовке. Через несколько часов они уже были в Воронеже. То, что они увидели там, судя по телерепортажам, показанным на каналах «Звезда» и «Россия», привело всех в восторг.

Офицеров-преподавателей из Иркутска ждали 210 новеньких служебных квартир. И если учесть, что в далеком Прибайкалье 500 офицерских семей не имели крыши над головой, то удивиться и обрадоваться было чему. Тем более что в самом Воронежском университете бесквартирных офицеров не осталось. Во втором учебном городке для курсантов были приготовлены благоустроенные общежития, а аудитории и учебные классы Воронежского военного авиационного инженерного университета показались вообще сказкой по сравнению с холодными и полуразрушенными учебными корпусами ИВВАИУ. А учебно-тренировочный аэродром с полным набором самолетов и вертолетов, стоящих на вооружении ВВС, располагается вообще в 500 м от забора вуза.

Мать одного из курсантов, принимавшая до этого участие в голодовке, призналась на камеру, что, если бы она знала, как здесь здорово, акции протеста не возникли бы. Короче говоря, теперь она спокойна за своего сына.

Первый раунд информационного сражения за успех реформы военного образования остался за Министерством обороны. Хотя, что называется, с небольшим преимуществом. Безусловно, с ощутимыми потерями, но все же выигран. Правда, до полной победы здесь генералам еще очень и очень далеко.

СОКРАЩЕНИЕ ЧЕРЕЗ УКРУПНЕНИЕ

То, что с военным образованием нужно что-то делать, сомнений ни у кого не вызывает. С начала 90-х годов прошлого века армия и флот сократились более чем в четыре раза. Насчитывалось тогда в Вооруженных силах 4,5 млн. военнослужащих, теперь их – 1 млн. 134 тыс. Было 166 военных вузов, выпускавших ежегодно 60 тыс. офицеров, ныне функционируют 64 (15 академий, 4 университета и 45 училищ и институтов). Они выдают на-гора ежегодно от 15 до 17 тыс. офицеров. Сейчас, когда армия сокращается до миллиона военнослужащих, а из 355 тыс. офицеров останется только 150 тысяч, даже такое количество выпускников для нее – избыточное. Нужно только 7–7,5 тысячи.

При этом в 30 военных вузах обучается от 400 до 1000 курсантов. Их обслуживание, обучение и содержание практически равно по финансовым и социально-материальным затратам тем высшим учебным заведениям, где учатся до двух тысяч человек. Кроме того, 25–30% учебного времени будущие офицеры, как это у нас принято, тратят на караулы, наряды по кухне и военному городку, по гарнизону, на хозяйственные работы – убирать территорию, обслуживать учебную технику, проводить различные погрузочно-разгрузочные работы. Делать это кроме них некому.

На поддержание фондов академий, университетов и училищ (зданий, сооружений, учебно-материальной базы, столовых, инженерных коммуникаций – котельных, водопровода и канализации, других устройств) ежегодно уходило до 46% от всего объема средств, отпускаемых из бюджета на военное образование. Это 14–15 млрд. рублей. И если учесть, что загружены многие вузы только на 60–70%, то понятно, что треть этой суммы – около 4,5 млрд. рублей – просто улетает на ветер. А те, кто видел, хотя бы по телевизору, в каком состоянии находилось тоже Иркутское ВВАИУ – облупленные стены, покосившиеся здания, некоторые довоенной постройки, не будет задавать вопроса, почему эти вузы надо было закрывать. От них, сколько денег ни вкладывай, толку все равно никакого.

Правда, какие вузы закрывать, какие с какими объединять и на какой базе – проблема далеко не однозначная. Во многих из них сложились серьезные научные школы, способные проводить глубокие научные исследования, готовить адъюнктов и принимать кандидатские экзамены. Вокруг училищ, институтов и университетов возникли «группы поддержки» из состава местной администрации – губернаторов, мэров, членов законодательных собраний, директоров заводов и владельцев фирм – те и другие оказывали и оказывают друг другу взаимные услуги. Кто-то, например, пристраивал в училище своего нерадивого отпрыска, чтобы там его наставили на путь истинный, а заодно дали приличное образование и диплом. Начальникам военных вузов надо держать прочную связь с городскими руководителями – Москва далеко, а решать повседневные проблемы, в том числе и хозяйственные, требуется регулярно.

Неудивительно, что вал протестных писем и телеграмм против закрытия или передислокации того или иного военного вуза от VIP-персон уже захлестнул Кремль, правительство, Совет Федерации и Государственную Думу, редакции центральных газет. Аргументы в них выдвигаются такие основательные, что просто так от них не отмахнешься.

– Мы оказались в тупике, – сказал «НВО» статс-секретарь – заместитель министра обороны России, генерал армии Николай Панков, который курирует реформу военного образования, – и не сокращать вузы нельзя, и сокращать нельзя. Что делать?

ПОСТАНОВЛЕНИЕ № 1951-Р

Выход из ситуации закреплен подготовленным в недрах Минобороны распоряжением правительства за номером 1951-р от 24 декабря 2008 года (см. «НВО» от 16.01.09). Оно фактически сохранило на сегодняшний день (подчеркнем – на сегодняшний) как первый этап реформирования все военные вузы, кроме упоминавшегося Иркутского ВВАИУ и Кемеровского училища связи, ликвидированного еще в 2006 году. Но все они сведены в 16 федеральных государственных военных образовательных учреждений высшего профессионального образования. В их числе Военный учебно-научный центр Сухопутных войск «Общевойсковая академия Вооруженных сил РФ» (Москва); Военный учебно-научный центр Военно-воздушных сил «Военно-воздушная академия имени профессора Н.Е.Жуковского и Ю.А.Гагарина» (Москва, Монино, Московская область); Военный учебно-научный центр Военно-морского флота «Военно-морская академия имени Адмирала Флота Советского Союза Н.Г.Кузнецова» (Санкт-Петербург).

При этом к Общевойсковой академии присоединяют Дальневосточное высшее военное командное училище имении Маршала Советского Союза К.К.Рокоссовского (Благовещенск), а также Казанское, Московское и Новосибирское высшие военные командные училища; Екатеринбургское высшее артиллерийское командное училище; Рязанское высшее воздушно-десантное командное училище имени генерала армии В.Ф.Маргелова; Омский танковый инженерный институт имени Маршала Советского Союза П.К.Кошевого; Рязанский военный автомобильный институт имени генерала армии В.П.Дубынина; Челябинское высшее военное автомобильное командно-инженерное училище имени Главного маршала бронетанковых войск П.А.Ротмистрова; Пензенский артиллерийский инженерный институт имени Главного маршала артиллерии Н.Н.Воронова; Тульский артиллерийский инженерный институт; Военный институт повышения квалификации специалистов мобилизационных органов ВС РФ (Саратов).

К Военно-воздушной академии имени Н.Е.Жуковского и Ю.А.Гагарина – Ейское, Краснодарское и Сызранское высшие военные авиационные училища; Санкт-Петербургское высшее военное училище радиоэлектроники, Челябинское высшее военное авиационное училище штурманов, Ярославское высшее зенитное ракетное училище противовоздушной обороны.

К Военно-морской академии имени Адмирала Флота Советского Союза Н.Г.Кузнецова – Балтийский военно-морской институт имени адмирала Ф.Ф.Ушакова (Калининград); Военно-морской институт (Санкт-Петербург, Пушкин); Военно-морской институт радиоэлектроники имени А.С.Попова (Санкт-Петербург, Петродворец); Морской корпус Петра Великого – Санкт-Петербургский военно-морской институт; Тихоокеанский военно-морской институт имени С.О.Макарова (Владивосток); Высшие специальные офицерские классы ВМФ (Санкт-Петербург); 1-й ЦНИИ Минобороны РФ (Санкт-Петербург); 24-й ЦНИИ Минобороны РФ (Санкт-Петербург); 40-й ГНИИ Минобороны РФ (Санкт-Петербург).

Тем же распоряжением правительства реорганизуются и другие военные вузы. В частности, Военная академия РВСН имени Петра Великого (Москва), к которой присоединят на основе «обособленных структурных подразделений» Ростовский военный институт Ракетных войск имени Главного маршала артиллерии М.И.Неделина и Серпуховской военный институт Ракетных войск. Интеграции с другими родственными вузами подлежит Военно-космическая академия имени А.Ф.Можайского (Санкт-Петербург), которая примет под свою крышу Московский военный институт радиоэлектроники Космических войск и Череповецкий военный инженерный институт радиоэлектроники.

К Военной академии связи имени Маршала Советского Союза С.М.Буденного (Санкт-Петербург) присоединят Новочеркасское высшее военное командное училище связи имени Маршала Советского Союза В.Д.Соколовского, Рязанское высшее военное командное училище связи имени Маршала Советского Союза М.В.Захарова, Ставропольский военный институт связи Ракетных войск и Краснодарское высшее военное училище имени генерала армии С.М.Штеменко. К 2010–2013 годам Академия связи будет переведена в Новочеркасск или Ставрополь. Как и Военная академия радиационной, химической и биологической защиты имени Маршала Советского Союза С.К.Тимошенко, которая пару лет назад переехала в Кострому. К ней будут присоединены Нижегородское высшее военно-инженерное командное училище; Саратовский военный институт биологической и химической безопасности; Тюменское высшее военно-инженерное командное училище.

В Военную академию тыла и транспорта имени генерала армии А.В.Хрулева (Санкт-Петербург) войдут Военно-транспортный университет Железнодорожных войск и военных сообщений (Санкт-Петербург, Петродворец), Военный инженерно-технический университет (Санкт-Петербург), Вольское высшее военное училище тыла, Ульяновское высшее военно-техническое училище, Военно-ветеринарный институт (Москва) и Тольяттинский военный технический институт. А сама академия в перспективе будет переведена в город Вольск Саратовской области.

К Военно-медицинской академии имени С.М.Кирова (Санкт-Петербург) присоединяются Военный институт физической культуры (Санкт-Петербург), а также Самарский, Саратовский и Томский военно-медицинские институты. В Воронежский военный авиационный инженерный университет вольются, кроме ИВВАИУ, Ставропольское и Тамбовское высшие военные авиационные инженерные училища. Московский военный университет объединит Военную финансово-экономическую академию (Ярославль), а также Московский кадетский корпус «Пансион воспитанниц Министерства обороны РФ».

А кроме перечисленных вузов останутся Военная академия Генерального штаба ВС РФ (Москва) и Военная академия (Москва), Военная академия войсковой противовоздушной обороны ВС РФ имени Маршала Советского Союза А.М.Василевского (Смоленск), Военная академия воздушно-космической обороны имени Маршала Советского Союза Г.К.Жукова (Тверь), Михайловская военная артиллерийская академия (Санкт-Петербург). Правда, последние три академии в перспективе, к 2013 году, будут тоже интегрированы в соответствующие военно-учебные научные центры. В конце концов, сеть высших военных учебных заведений будет включать в себя три военных научных центра, шесть военных академий и один военный университет.

АКАДЕМИЧЕСКАЯ КРЕПОСТЬ

Наиболее затратным и амбициозным, даже прорывным проектом в реформе военного образования, что не скрывают и в руководстве Минобороны, должен стать Военный учебно-научный центр Военно-морского флота. Он создается на базе Военно-морской академии имени Кузнецова и будет объединять, как мы уже сообщали, пять военно-морских институтов – Балтийский, Тихоокеанский и три питерских – «Дзержинку», ВМУРЭ и «Фрунзе». Кроме того, Высшие специальные офицерские классы, научно-исследовательские институты, средние морские училища, что готовят специалистов для вспомогательного флота, Нахимовское училище и Кронштадтский морской кадетский корпус, военно-морской колледж и лицей.

Академия станет примером и прообразом других военных учебно-научных центров и явит собой новую форму интеграции военного образования и военной науки, внедрение в подготовку высококлассных специалистов компьютерных и телекоммуникационных технологий. Она, по замыслу реформаторов, воплотит в себе три уровня военного и специального образования – начальный, средний и высший. Более того, на ее базе будут потом проводить переподготовку на гражданские профессии офицеров, увольняющихся в запас. И, таким образом, впервые под единым руководством, по единой методике и под общим контролем концентрируется подготовка, переподготовка и повышение квалификации всех специалистов для Военно-морского флота России, а также объединяются научно-исследовательские и военно-научные учреждения.

Если учесть, что под этот научно-образовательный конгломерат отдается Кронштадтский морской завод, а в городе-крепости на острове Котлин будет создана реальная учебно-материальная база, которая получит в свое распоряжение все образцы надводных и подводных кораблей, что стоят на вооружении флота, специальные классы – ядерных энергетических установок, водолазной подготовки, борьбы за живучесть, барокамеры и многое другое, без чего не бывает настоящего военного моряка-профессионала, то перспектива у нового вуза действительно захватывающая. Конечно же при одном условии – если все намеченные планы удастся реализовать. В чем есть определенные сомнения.

Откуда они? Дело в том, что весь этот комплекс зданий и сооружений для нового Военного учебно-научного центра ВМФ предполагается разместить в одной точке – в городе-крепости Кронштадт. В прекрасном во всех отношениях месте, славном своими боевыми традициями, расположенном недалеко от Питера и связанным с ним не только морским путем, но и прекрасной скоростной дорогой, проходящей через новую дамбу. Так что не всех профессоров и докторов военно-морских наук придется переселять из города на Неве на остров Котлин.

Но для Военно-морской академии, для входящих в нее институтов, для преподавателей, не имеющих жилья в Питере, для обслуживающего вузы персонала, надо будет возводить здания и сооружения различного профиля, в том числе и жилые дома. Между тем у города своеобразный, исторически охраняемый облик, который нельзя портить новомодной архитектурой. А здесь запланирована и подземная многоуровневая автостоянка (куда сегодня без нее!), и многофункциональный торгово-развлекательный комплекс, и малоэтажные коттеджи на территории бывшего арсенала. Вместе с тем, правда (что особенно радует), и реставрация Морского Николаевского собора – доминанты города-крепости.

Однако все это строительство требует огромных денег. Сколько, никто сегодня сказать не может. Генерал армии Николай Панков откровенно признался, что ни бизнес-плана, ни архитектурного проекта, ни технико-экономического обоснования грандиозной новостройки пока нет. Есть только меморандум, подписанный Минобороны России, администрацией Санкт-Петербурга и банком ВТБ о строительстве Военного учебно-научного центра ВМФ «Военно-морская академия имени Адмирала Флота Советского Союза Н.Г.Кузнецова» в городе Кронштадт. И есть договоренность с губернатором Питера, что все финансовые средства, полученные в ходе высвобождения от военных вузов исторических зданий города, пойдут на новостройки Котлина. Правда, уверенность в то, что такое обещание может быть реализовано, внушает факт назначения руководителем возведения военно-научного центра сына Валентины Матвиенко. А это кое-что да значит.

Кроме того, как сказал генерал армии Панков, на создание новой сети военных вузов могут пойти средства, которые госбюджет выделяет военным в рамках федеральной целевой программы развития образования. Это 3 млрд. рублей. Плюс бюджет Минобороны и внебюджетные средства. Хватит ли их?

– Нас в спину никто не толкает, – говорит статс-секретарь – заместитель министра обороны. – Мы должны провести реформу военного образования за два-три года. Не уложимся, растянем ее на пять лет. Все зависит от поступления необходимых финансовых средств. Но ни один вуз не будет выселен со своей территории, не будет переведен к новому месту, пока для этого не появятся все необходимые условия – пока не будет создана учебно-материальная и социальная база.

А социальные проблемы тут самое важное. Безусловно, далеко не все преподаватели, особенно из тех, кому осталось служить до пенсии год или два, у кого налажен быт и есть крыша над головой, переедут к новому месту службы. Генерал Панков считает, что трагедии в этом нет. На месте ликвидированных училищ можно открывать новые учебные заведения. Например, на фондах Коломенского артиллерийского – учебный центр Московского военного округа, на территории Ульяновского инженерного – межвидовой региональный учебный центр связи Приволжско-Уральского военного округа. На земле Оренбургского зенитного – суворовское военное училище. Заместитель министра сказал, что он предложил губернатору Иркутска разместить на месте ИВВАИУ суворовское училище или кадетский корпус, но в него должны вложиться местные власти. «Благотворительности за счет военного ведомства больше не будет», – отрезал статс-секретарь.


Так должна выглядеть система высшего военного образования РФ через 4 года.
Схема предоставлена Минобороны России

ЛЫЧКИ С ДИПЛОМОМ

У оставшихся в системе военного образования вузов с этого года появляется и новая функция. Они будут готовить для Вооруженных сил профессиональных сержантов. Не просто командиров отделений и расчетов с полугодовой подготовкой, как это происходит сегодня в учебных центрах, а специалистов со средним специальным образованием и вручением им соответствующего диплома государственного образца. А время их учебы составит 2 года 10 месяцев.

Такая подготовка начнется буквально через пару дней – с 1 февраля. Сначала в шести военных вузах (по сто человек в каждом) – в Военно-космической академии, Омском танковом и Рязанском автомобильном институтах, в Московском общевойсковом командном и Рязанском десантном училищах и Военном институте физической культуры. А с 1 сентября во всех остальных 48 военных вузах.

В армии и на флоте предстоит укомплектовать 250 тыс. должностей сержантов и старшин-контрактников. А если учесть, что более 50 тыс. воинских должностей сегодня занимают прапорщики и мичманы, тоже становятся сержантскими, то ежегодно в строй необходимо ставить как минимум 15 тыс. профессионалов с лычками младших командиров. Не все они станут учиться почти три года, основная масса окончит обычные «учебки» сроком пять с половиной месяцев. Ну а самые сложные и технически емкие специальности, которые требуют более серьезного и глубокого прикладного образования, будут распространяться на «технарей». Кстати, с учетом уроков операции по принуждению к миру грузинского агрессора в августе прошлого года, итоги которой специалистами оцениваются неоднозначно, принято решение в боевой подготовке основной упор делать на практику. 70% учебного времени – на практические занятия в поле, на стрельбище и полигоне и только тридцать – на теорию.

Сержанты-дипломники будут проходить стажировку в войсках, участвовать в показных занятиях, в тренировках по боевому слаживанию. Их станут учить не только организовывать занятия, в том числе и комплексные – с применением различных видов оружия и систем обеспечения боя, но и педагогике, психологии воинских коллективов, умению вести индивидуальную воспитательную работу с подчиненными. Что, кстати, умеет сегодня далеко не каждый офицер.

При этом необходимо еще решить одну прикладную задачу. Сегодня сержантами в Минобороны ведают три ведомства – Главное организационно-мобилизационное управление Генерального штаба, Главное управление боевой подготовки и службы войск Минобороны и Главное управление кадров Минобороны. Нужен один «хозяин» – один ответственный орган за подбор и обучение младших командиров. Иначе у семи нянек дитя будет, как принято, без глаза.

В то же время в Минобороны считают, что особых затрат подготовка профессиональных младших командиров, способных в случае чего заменить офицеров в воспитании и обучении солдат и матросов, не потребует больших финансовых затрат. Для этой работы будет использоваться высвобождающаяся в ходе реформы учебно-материальная база вузов и научно-педагогический потенциал тех преподавателей, кто не захочет или не сумеет переехать к новому месту службы, а также имеющийся казарменно-жилищный фонд. Причем, говорят генералы, на этой базе можно будет готовить не только сержантов и старшин, но и вести допризывную подготовку граждан, переподготовку резервистов, обучение членов семей военнослужащих по программе среднего и высшего профессионального образования, обучение гражданских служащих для Минобороны и даже переподготовку по гражданским специальностям офицеров и прапорщиков, увольняемых в запас.

Словом, ничто и никто не должен пострадать от реформы.

НЕСКОЛЬКО ВОПРОСОВ ВДОГОНКУ

Идеи, заложенные в реформу военного образования, как, впрочем, и в реформу Вооруженных сил, здравые. Но есть вопросы, ответов на которые пока все еще нет. И это не только финансовые средства, которых в условиях кризиса экономики, затронувшего и Россию, минимальных цен на энергоносители и стремительного расходования золотовалютных резервов государства, может не хватить на все задуманное. А бросить на полпути перестройку вузов – значит погубить их. И получить на выходе офицера-полупрофессионала. Какими сегодня являются «двухгодичники», от которых решено избавиться.

Пока еще уровень военного образования в нашей стране достаточно высок. Свидетельством этого является тот факт, что в 50 военных вузах России учится 5,5 тыс. иностранных курсантов и слушателей. И далеко не все из государств – членов ОДКБ. Есть из Греции, Сербии, Финляндии, Швеции, Франции, Германии, Бельгии, Дании. Учатся по тем же специальностям, что и наши ребята. Хотя, может, объем информации у них по известным причинам несколько иной. Не снизится ли этот уровень в ходе реформы?

Где гарантия того, что задуманная реформа будет доведена до конца? Кто будет отвечать за ее успех или провал? Если вспомнить те преобразования, которые последовательно проводили с нашей армией постсоветские министры обороны – Павел Грачев, Игорь Родионов, Игорь Сергеев и Сергей Иванов, то ни одно из них не было доведено до логического конца, до заявленных результатов. Также не была выполнена ни одна госпрограмма вооружений, другие государственные планы в области укрепления обороноспособности России. Откуда взять уверенность, что к 2012-му или к 2016 году армия и флот наконец-то обретут «новый облик»? Ее пока нет.

Не ровен час, из Министерства обороны до срока уйдут нынешние инициаторы и организаторы сегодняшних военных реформ. После них опять – переделка и перестройка? Или что?

Очень сложно прорастать звездам российских офицеров через тернии регулярных незавершенных перестроек.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Основы госполитики РФ в области ядерного сдерживания

Основы госполитики РФ в области ядерного сдерживания

Ирина Дронина

0
488
Рекордные дивиденды и стратегия роста

Рекордные дивиденды и стратегия роста

Николай Рощин

«Роснефть» провела годовое собрание акционеров в онлайн-формате

0
728
Демократам не дают осудить Трампа

Демократам не дают осудить Трампа

Геннадий Петров

Президента США заподозрили в избыточном применении силы при подавлении беспорядков

0
298
Израиль готовится к аннексии части Западного берега реки Иордан

Израиль готовится к аннексии части Западного берега реки Иордан


0
319

Другие новости

Загрузка...
24smi.org